Издательская деятельность православного духовенства в Прибалтийском крае при архиепископе Платоне

Архиепископ Платон уделял много внимания работе обновленного комитета (с 22 июля 1850 г.) по переводу на эстонский и латышский языки православных церковных книг, изданию и распространению этих книг, потому что ощущалась острая необходимость ознакомить новоприсоединенных с истинами православия.

Еще в 1847 г. преосвященный Филарет изложил обер-прокурору Святейшего Синода свое мнение о том, что «статьи и сочинения для православных лифляндских крестьян следовало бы издавать в виде журнала и что для издания такого журнала необходимо учредить особый комитет из лиц, знающих духовную литературу и способных не только выбирать готовые статьи из русских изданий, но и составлять свои» [683]. Но вскоре преосвященный Филарет был переведен из Риги на Харьковскую кафедру, и издание журнала так и не осуществилось.

В сентябре 1851 г. преосвященный Платон возобновил деятельность по подготовке и изданию журнала. Указом от 28 марта 1852 г. Святейший Синод разрешил издавать журнал, утвердив основные положения: «1) журнал назвать «Училищем благочестия», печатать на каждом языке в количестве 1000 экземпляров и издавать чрез каждые три месяца отдельными книжками; 2) издание журнала предоставить Рижской семинарии с назначением главным редактором ректора семинарии, помощником ему — инспектора, сотрудниками — наставников семинарии и ученых священников по избранию местного епископа и собственному желанию; 3) в состав журнала помещать на первый раз статьи одного духовно-нравственного и исторического содержания, заимствуя их из книг, издаваемых на отечественном языке и отсылая в оригинале и переводе на предварительное рассмотрение в Санкт-Петербургский духовный цензурный комитет; 4) предполагаемому журналу назначить самую крайнюю соразмерно стоимости его цену, дабы и беднейшие из крестьян могли бы без затруднения приобретать его покупкою» [684].


«Училище благочестия». Рига, 1860. Тит. л.
«Училище благочестия». Рига, 1860. Тит. л.

По желанию преосвященного Платона указом разрешалось прилагать русский перевод к латышскому и эстонскому текстам журнала. Для перевода статей с русского языка на эстонский преосвященный Платон назначил сотрудниками журнала священников церквей: ильмьярвской — Полетаева, толистферской — Чихачева, дерптской — Чичкевича, зонтагской — Бежаницкого, каркуской — Цветкова, менценской — Лебедева, гарьельской — Розанова, иоанновской — Юргенса, лаймьяльской — Тишинского и гелламской — Бойкова. На издание журнала семинарским правлением было определено 1028 руб., и по распоряжению Святейшего Синода эту сумму отпустили из казны 28 августа 1852 г. с условием возврата ее по мере распродажи журнала. Годовая цена журнала была определена в 50 коп.

Однако только в феврале 1856 г. вышел первый номер журнала. Редактором его был архимандрит Никанор (Бровкович), с 1859 по 1866 г. журнал редактировал архимандрит Ефрем (Рязанов), а последний год архимандрит Модест. Помощниками редактора являлись сначала иеромонах Иосиф (Дроздов), затем иеромонах Вениамин (Карелин) и священник М. Дрекслер (впоследствии ректор Рижской духовной семинарии).


Никанор (Бровкович), архиеп. Херсонский и Одесский. Фотография. Кон. XIX в.
Никанор (Бровкович), архиеп. Херсонский и Одесский. Фотография. Кон. XIX в.

Представление о журнале можно составить по содержанию одного из номеров за 1857 г. На 89 страницах помещены переводы бесед святителя Иоанна Златоуста, блаженного Августина, разъяснение обрядов, поучение о том, как проводить праздничные дни,— все это заимствовано из журнала «Воскресное чтение», также приведены некоторые выдержки из книги «Беседы сельского священника с прихожанами». По действовавшим в то время цензурным правилам все издания подлежали петербургской духовной цензуре. Однако, по представлению князя А. А. Суворова, такой порядок был признан неудобным, и прибалтийские православные издания передали в ведение главного начальника края, а он поручил это дело чиновникам своей канцелярии — немцам Крузенштерну и Шмидту. Как и следовало ожидать, эти чиновники всячески тормозили, а то и вовсе запрещали печатать оригинальные и живые статьи. Так в журнале «Училище благочестия» не дозволяли печатать сообщения о присоединении к православию лютеран или статьи о духоборцах, заимствованные из русских духовных журналов, причем запрет мотивировался тем, что подобного рода материалы могли невыгодно отразиться на состоянии лютеранства в крае.

Журнал не имел успеха и на протяжении десяти лет постоянно боролся с цензурой за свое существование, «его всегда защищала могучая рука преосвященного Платона, понимавшего то огромное значение, которое имеет духовное печатное слово в деле просвещения православных местных жителей Прибалтийского края» [685]. Преосвященный Иоанн, ректор С.-Петербургской Духовной Академии, производивший ревизию Рижской духовной семинарии в 1865 г., находил, что журнал «Училище благочестия» бесполезен для православного населения края и советовал заменить его изданием небольших книг религиозного содержания на местных языках.

В одном из писем в журнал «Духовная беседа» читатель из Прибалтики укорял издателей «Училища благочестия» в «непонимании потребностей местных жителей и вследствие этого неумении выбирать статьи для перевода, в отсутствии оригинальных статей. Кроме того,— считал автор письма,— журнал не должен быть исключительно духовным... Вместе с истинами веры местных жителей необходимо знакомить и с окружающим миром, с его явлениями, обитателями и их жизнью. Это необходимо для большего развития их религиозного сознания, для развития в них сознательной, разумной веры... Он должен иметь в виду непременно просвещение нашего края, как религиозное, так и умственное, и даже материальное благосостояние его, словом — развитие всей его жизни» [686]. Кроме того, замечал автор письма, «это довольно странно, что православный журнал цензуруется лютеранами» [687].

14 июня 1866 г. преосвященный Платон сделал представление в Святейший Синод. «Десятилетний опыт издающегося при Рижской семинарии журнала «Училище благочестия»,— говорилось в этом представлении,— показал, что ни программа сего журнала, ни сроки выхода его в свет вполне не удовлетворяли потребностям и привычкам православного народонаселения из латышей и эстов... С другой стороны, известно также, что эти читатели местными лютеранскими изданиями приучены читать или отдельные монографии, или газеты, а не журналы, выходящие в свет помесячно или по четвертям года, как издается «Училище благочестия». Между тем по местным обстоятельствам православным латышам и эстам необходим такой орган, который, разносторонне и ближе касаясь нужд и быта их, равно духовно сближая их с православною Русью, был бы для них более, нежели издававшееся доселе «Училище благочестия», полезным. В этих соображениях и по вниманию к тому, что журнал имеет издаваться для простолюдинов, главным образом латышей и эстов, недавно обратившихся из лютеранства в православие и не утвердившихся еще в нем по разным неблагоприятным обстоятельствам, я счел нужным изменить прежнюю программу журнала «Училище благочестия» и составить новую» [688]. Таким образом, журнал «Училище благочестия» был признан несостоятельным, и с 1867 г. предполагалось издавать его по новой программе. Однако к началу года так и не получили от Святейшего Синода на это разрешения, а вскоре преосвященный Платон был перемещен на Донскую кафедру, и журнал прекратил свое существование. Тогда еще острее стал ощущаться недостаток изданий религиозно-нравственного содержания.

Духовенство епархии сознавало необходимость издания именно книг духовного содержания и предпринимало в этом направлении определенные шаги. В 1865 г. венденский благочинный протоиерей И. Поспелов составил несколько подобных небольших книг[689] и, представив их преосвященному Платону, попросил ссуду на издание. Преосвященный Платон дал положительный отзыв и разрешил воспользоваться деньгами из школьной казны. Эти книги были изданы на латышском и эстонском языках. Феллинский причетник Рейс перевел на эстонский и издал сочинения святого Тихона Воронежского «Наставление христианское» (1860) и «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1868). Священник этого же прихода Павел Тепакс в 80-е гг. выпустил на эстонском языке ряд книг под общим названием «На ниве православия».

Уже с 40-х гг. было очевидно, что назрела необходимость в таком издании, которое знакомило бы местное население с сущностью православия и содействовало бы распространению среди иноверцев правильного понятия о православии. В 1851 г. архиепископ Платон задумал составить книгу с изложением догматов православной веры. «Преосвященный Платон, с одной стороны, опасался, что священники по молодости и неопытности своей, а иные и по недостатку образования не могут объяснить сих догматов как следует и вполне убедить слабоверных прихожан своих в истинах христианского учения, а с другой — полагал, что крестьяне не могут хорошо понять их объяснений (тем более что многие священники с трудом объясняются на местных языках) и легко могут забыть слышанное, а посему не в состоянии будут дать ответ всякому вопрошающему их о вере» [690].

Преосвященный Платон обратился в Святейший Синод с просьбой поручить составление такой книги наставникам духовных академий и другим крупным богословам. Но Святейший Синод решил, что преподаватели и профессора духовных академий имеют каждый свои определенные занятия и не стоит обременять их дополнительными заданиями, к тому же в Рижской епархии есть лица с академическим образованием и, следовательно, способны сами составить подобную книгу. Преосвященный Платон остался весьма недоволен таким решением Синода, потому что видел, что приходское духовенство и так едва справляется со своими обязанностями, совмещая работу на благочиннических, училищных и других должностях, да и необходимой литературы под руками у них не было. И архиепископ Платон снова обратился в Синод с просьбой дать хотя бы студентам-выпускникам академий в качестве тем курсовых сочинений те вопросы, по которым лютеранство отошло от православия.

О том, как велика была нужда в подобного рода книге, свидетельствовал отзыв священника А. Гобина, изложенный в рапорте преосвященному Платону на предложение епархиального начальства священникам Рижской епархии «составить книгу, в которой с возможной полнотой и вместе краткостью были бы изложены истины православия и без полемических выпадов опровергнуто лютеранство. Если бы при введении православия,— писал Гобин,— в Прибалтийском крае дана была латышам и эстам на их родном языке такая книга, которая бы им наглядно показывала, в чем состоит православие и чем оно лучше лютеранства, уклонений от православия между ними было бы мало. Латыши и эсты издавна грамотны. И я знаю, что между ними много людей, любящих читать и понимающих книги религиозного содержания. Если они православные, то они для своего назидания ищут книг, из которых им можно было бы познакомиться со своей верой. А если они лютеране, то они ищут таких православных книг из любознательности, и если не находят таких книг у православных, то говорят, что православная вера закрытая, темная. И наши православные, в самом деле не находя таких книг даже у пастырей, по необходимости поддаются лютеранам, томятся незнанием своей веры, колеблются и уклоняются в лютеранство... Лютеране, помещики, пасторы и их агенты, покоряют себе православных именно тем, что в недостатке у них православно-религиозных книг находят для их простого ума убедительнейшее доказательство, что православие — вера темная, пустая» [691].

Не дожидаясь появления новой книги, преосвященный Платон добился разрешения Синода напечатать по-латышски «Пространный катехизис» митрополита Филарета (1865) и по-эстонски «Православное исповедание» Петра Могилы (1868). Но книги, о которой мечтал преосвященный Платон, так и не удалось подготовить. Тогда он напечатал свои архипастырские послания на эстонском и латышском языках, которые были восприняты православной паствой с чрезвычайным интересом[692].

«Долг имею покорнейше донести вашему высокопреосвященству,— сообщал священник Феллинского уезда Симеон Попов архиепископу Платону,— что первое архипастырское ваше послание к эстам и латышам Прибалтийского края прочтено мною в олустверской церкви... при стечении народа свыше 200 человек, не считая детей; чтение его произвело на моих прихожан такое впечатление, что по прочтении оного вся церковь единогласно и громко заявила желание иметь оное отпечатанным на местном языке для утверждения себя в истинности православной веры и Церкви; а по выходе моем из церкви многие насильно давали мне в руки деньги, кто 3, кто 5 копеек, чтобы по отпечатании послания на эстском языке получить оное» [693]. Послание, о котором идет речь, было посвящено чудотворной силе молитв православной Церкви, и именно в этот день крестьянин упомянутого прихода Авдий Кеес принес в храм свое двухгодовалое дитя, чтобы совершить благодарственный молебен Господу за чудесное исцеление девочки, которая ослепла, переболев корью. Около трех месяцев никто не мог ей помочь, но за две недели до описываемого богослужения отец и мать пришли в олустверскую церковь и попросили отслужить молебствие о даровании их дочери исцеления. Как только они вернулись домой, навстречу им бросилось прозревшее дитя.

В 1883 г. при епископе Донате священникам епархии было поручено составить проповеди, взяв за образец послания архиепископа Платона. К сожалению, иереи не справились с поставленной задачей, и потому их проповеди не были напечатаны. Но духовенство Рижской епархии вполне успешно занималось составлением учебных пособий и руководств для школ края. Так, священник И. Линденберг перевел руководство по изучению Закона Божия «Начальное наставление в православной вере» протоиерея Д. Соколова на эстонский язык, феллинский причетник Иаков Рейс составил и издал для эстов «Азбуку в пользу любезного эстского юношества, по коей может быть удобно учиться по-русски читать, писать и говорить», священником Чихачевым была составлена азбука для эстов на дерптском наречии. С 1851 по 1870 г. издавался календарь на эстонском и латышском языках. В нем помещались статьи для чтения, большею частью по истории Церкви.

В 1855 г. пастор Вальтер, узнав о статье для календаря архимандрита Павла «О православии между латышами и эстами», тотчас обратился к князю Суворову с требованием запретить ее печатать[694]. Представление пастора Вальтера было на сей раз отклонено, но он предписал объявить в кирках, чтобы никто не смел покупать и читать православные календари. Преосвященный Платон усиленно ходатайствовал об изъятии православных изданий из ведения светской, притом еще немецкой, цензуры, однако его действия успеха не имели. Епископ Иоанн, ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии считал, что тот, кто «не враг Церкви и не раб немцев, конечно, будет в затруднении, смеяться ему или плакать над такими порядками» [695].




[683]  Агрономов А., свящ. Литературная деятельность православного духовенства в Прибалтийском крае // Рижские епархиальные ведомости. 1913. № 4. С. 104.
[684]  Там же. С. 105.
[685]  Агрономов А., свящ. Духовный журнал для туземцев в Прибалтийском крае (1856-1867) // Там же. 1889. № 1. С. 42.
[686]  Лифляндец. Из Лифляндии (письмо к редактору) // Духовная беседа. 1863. № 27. С. 374.
[687]  Там же. С. 376.
[688]  Цит. по: Агрономов А., свящ. Литературная деятельность православного духовенства в Прибалтийском крае. С. 107.
[689]  «Что такое православие»; «О таинствах»; «О почитании святых икон»; «О посте»; «О праздниках православной Церкви».
[690]  Агрономов А., прот. Литературная деятельность православного духовенства в Прибалтийском крае. С. 110.
[691]  Там же. С. 112-113.
[692]  Напечатаны по-русски в: Странник. 1866. Июль—декабрь.
[693]  Милославский Ив. Действие благодати Божией в Оллустферском приходе Лиф-ляндской губернии // Странник. 1866. Ноябрь. С. 66—67.
[694]  Крыжановский Е. М. Остзейский вопрос и православие // Собрание сочинений. Киев, 1890. Т. 2. С. 461.
[695]  Там же.
Ссылки по теме
Форумы