Инструкции Николая I. Присоединение к православию эстонских крестьян в 1845 году

25 и 26 апреля 1845 г. император Николай I утвердил инструкции о том, как вести дела по присоединению эстонских и латышских крестьян к православию.

Через епископа Филарета православным священникам Лифляндской и Курляндской губерний в инструкции вменялось в обязанность при собеседовании с иноверцами об учении православной Церкви «ограничиваться предметами веры, христианской нравственности и преданности государю и объявлять им, что дело веры не должно быть смешиваемо с другими делами, а также внушать, что принятие православия не может переменить их отношений с помещиками, но только к одним пасторам, освобождая от приходских к ним повинностей». В этой инструкции оговаривалось, что «присоединение иноверцев к православию подлежит общему, установленному для сего в империи порядку, но по особым местным обстоятельствам края дозволение присоединять представляется не всем священникам, а только надежнейшим и опытнейшим, по усмотрению епархиального викария и под собственной его в таком выборе ответственностью. Затем священник, получивший это разрешение по испытании в чистоте и искренности намерения иноверцев и утверждении их в правилах веры, не прежде приступает к присоединению каждого, как по отобрании от него показания о том, что таковое желание его принять православие изъято от всяких чуждых духовной цели видов. При отобрании сего показания присутствует в городах чиновник, в селах — должностное лицо сельского начальства; самый порядок присоединения совершается по чинопоследованию о приеме приходящих к православной вере с возложением на присоединенного креста для всегдашнего ношения на персях; все вышеизложенные правила должны быть священником соблюдены непременно, и притом для каждого лица отдельно, хотя бы желающих случалось и много, и только малолетние дети, не получившие конфирмации, могут с присоединением их родителей и сами быть немедленно присоединяемы; на случай, если бы пришедшие из иных мест изъявляли желание не за одних себя, но и за других, надлежит присоединять только их самих, каждого лично по вышесказанным правилам и объявлять, что и прочие могут быть присоединены, но также не иначе, как лично» [544].


Е. А. Головин, генерал-губернатор Эстляндии. Литография А. Мюнстера. 2-я пол. XIX в.
Е. А. Головин, генерал-губернатор Эстляндии. Литография А. Мюнстера. 2-я пол. XIX в.

Инструкция, данная генерал-губернатору Головину, определяла отношение властей к делу православия в Прибалтийском крае. «1) В последнее время крестьяне в некоторых местах Балтийских губерний начали изъявлять желание к принятию православия. Необходимо посвятить этому обстоятельству особенное внимание, чтобы при подобных случаях предупреждены были всякие недоразумения и беспорядки. 2) На сем основании с осторожностию должно наблюдать, чтобы со стороны православного духовенства не было допускаемо понудительных средств, и таким образом иноверцы могли свободно присоединяться к православию на основании установленного для сего общего порядка и с собственного подвига. 3) С другой стороны, надлежит объяснить жителям и в особенности помещикам, что никакое местное начальство не вправе запрещать кому-либо принятие господствующего в империи исповедания, а изъявившим такое желание — чтобы они не ожидали по сему поводу никаких особых земных благ, а поступали бы по своему убеждению и совести. Само собою, впрочем, разумеется, что присоединенный к православию, исключаясь из числа прихожан протестантских, вместе с тем освобождается от всех лежавших на нем в отношении к протестантской Церкви и духовенству повинностей, потому что, поступая в паству православную, он должен принять на себя и все обязанности в отношении к православной Церкви и духовенству, сохраняя, однако, во всей строгости обязанности свои к помещику, на земле которого живет. 4) Не принимать в деле присоединения ходатаев или поверенных, предоставляя каждому говорить и действовать непременно за себя лично. 5) Как присоединение к православию совершенно зависит от собственного желания каждого, то за сим не допускать жалоб со стороны православного духовенства на иноверцев, изъявивших желание присоединиться, но не исполнивших сего, а также и на православное духовенство под предлогом неискренности желания лица, присоединенного к православию. 6) Иметь наблюдение, чтобы в православных церквах при богослужении на языке церковнославянском, равно как и на туземных языках не было препятствуемо присутствовать всем желающим без различия вероисповеданий. 7) Не допускать принуждений и насилия со стороны иноверцев для удержания кого-либо из тамошних жителей в иноверчестве, если он пожелает перейти к православной Церкви; принявших православие ограждать от всякого преследования и притеснений, в особенности же стараться предупредить раздоры, могущие возникать иногда в подобных случаях в самых недрах семейств, коих члены принадлежат к двум различным исповеданиям; и наконец, строго наблюдать, чтобы никто из принявших православие не лишался тех прав и преимуществ, коими по состоянию своему пользовался, находясь в иноверчестве, ибо перемена вероисповедания не переменяет отношений гражданских» [545].

Присоединение к православию крестьян эстонцев началось уже в мае 1845 г., когда были получены первые сведения о переходе в православие гернгутеров. Но более широко и активно оно развернулось в июне в Верроском уезде и в Загницком приходе Дерптского уезда, к концу месяца количество просьб о переходе в православие возросло до нескольких сот[546]. Лето 1845 г. прошло из-за уборочных работ сравнительно спокойно, но в сентябре движение за присоединение к православию охватило весь Дерптский уезд, в ноябре — Феллинский, а к концу года также Перновский и остров Эзель.

В своих донесениях генерал-губернатору помещики и пасторы писали, что в этом мирном религиозном движении крестьян к православию якобы имеются все признаки назревающего мятежа, что местные власти не отвечают за сохранение спокойствия в уездах и требуют прислать войска. Помещики и пасторы стали наказывать крестьян, желающих присоединиться к православию, лишали арендных участков, обещали различные блага за верность лютеранству, грозили судом[547], провоцируя тем самым беспорядки, чтобы потом с полным правом можно было сказать, как свидетельствовал Индрик Страумит[548], это — бунт.




[544]  Преображенский В. И., прот. Открытие Рижского викариатства. С. 41—42.
[545]  С. 504-505 наст. изд.
[546]  Kruus H. Talurahva kaarimine Louna-Eestis XIX sajandi 40-ndail aastail. L. 193.
[547]  Рассказ православного латыша Индрика Страумита из времени второго движения латышей к православию. 1845 — 1846 гг. // Русская старина. 1884. № 4. С. 166-169.
[548]  Страумит — псевдоним латышского прот. Яниса Лациса, составившего подробное описание бедственной жизни латышских и эстонских крестьян и событий 1841—1848 гг., опубликованное впервые в русском переводе Ю. Самариным (Сочинения. Т. 8: Записки православного латыша Индрика Страумита. 1840—1845 гг. С. 177-300).
Ссылки по теме
Форумы