Притеснения русских и православия. Экономическая блокада России

Страсть к разрушению у деятелей Реформации не ограничивалась погромами и грабежом католических церквей. В Ревеле толпа фанатиков, вооруженных дрекольем, выбила двери и окна и разграбила православную церковь во имя святителя Николая[310]. Не помогло и то, что по договору 1514 г. о возобновлении торговли Новгорода с 70 ганзейскими городами эту церковь отдали под покровительство Ганзы, а также в грамоте особо отметили, что «которые церкви русские и концы в немецких городах, и те очистити по старине, а их не обидети» [311].

По свидетельству лифляндского историка конца XVI и начала XVII в. Фабриция, «приверженцы Реформации сожгли русские церкви в Риге, Ревеле, Дерпте и других городах» во время проходивших волнений[312]. Протоиерей Н. Лейсман, правда, критически воспринял это свидетельство, но согласился, что основание для него было[313]. Николаевская церковь в Риге действительно подверглась разрушению, когда была отнята у русских. В рижском архиве в 70-х гг. XIX в. существовала запись под 1550 г. о наличии в его фонде «инвентаря русской церкви в Риге, составленного под управлением бургомистра Юргена Паделя в 1548 г., вместе с ревизией церковной кассы». Затем следовал краткий отчет о переговорах лифляндских послов в Москве относительно русской церкви в Риге. В 1551 г. католический архиепископ Вильгельм сначала предлагал рижским ратманам (советникам), а затем требовал от них (1555 г.) уступить русским их церковь[314]. Далеко не беспристрастный свидетель Рюссов сообщал, что «русские церкви обращены были в арсеналы и даже нечистые места и святые иконы были выброшены из них с бесчестием» [315].

В 1548 г. немцы закрыли русскую православную церковь в Дерпте. Были «опустошены фанатиками нового лютеранского вероисповедания» древние православные храмы в Ревеле и Риге[316]. Тогда же был сокращен до двух недель срок пребывания русских купцов в Ливонии, независимо от того, закончили они свои дела или нет, и на многие виды торговли наложены строжайшие ограничения. Эти постановления выполнялись настолько строго, что в 1550 г. в Дерпте купец Ганс Вегедак за нарушение правил торговли с русскими был казнен.

В Ревеле и Дерпте у русских купцов были отобраны торговые помещения и товары. Ливонские власти стали задерживать на своей территории направлявшихся в Россию приглашенных на работу иностранных мастеров из других стран Европы. В 1547 г. из Москвы был послан в Европу саксонец Шлитте для набора специалистов. «Глава Ганзейского союза Любек, а затем орденские власти решительно воспротивились проезду в Русское государство набранных Шлитте людей» [317]. По ходатайству представителей власти германский император около 1550 г. предписал магистру Ливонского ордена «не пропускать никого едущего из Священной империи в Москву и другие земли и нации» [318]. Всякая попытка русского правительства наладить регулярные сношения с европейскими странами через Прибалтику наталкивалась на упорное сопротивление Ливонского ордена и Ганзейского союза. Согласно декрету императора тем, кто самостоятельно пробирался из Ливонии в Россию, угрожала смертная казнь.


Нарва. Гравюра. XVII в. Фрагмент
Нарва. Гравюра. XVII в. Фрагмент

Мотивы такой политики объясняет, в частности, более поздний документ — письмо польского короля Сигизмунда II Августа английской королеве Елизавете, где сообщалось, что «московский государь ежедневно усиливается по мере большого подвоза к Нарве разных предметов, так как оттуда ему доставляются не только товары, но и оружие, доселе ему неизвестное, и мастера и художники, благодаря сему он укрепляется для побеждения всех прочих» [319].

Особенно большой материальный ущерб русским купцам наносили разбойничьи нападения ревельских каперов, не пропускавших ни одного судна с товарами из России или с иностранными грузами в Россию. Еще в 1525 г. священник Иосиф жаловался ивангородскому воеводе, что ревельцы захватили «его судно с тремя ластами соли и другими товарами, а кроме того, отняли у него крупную сумму денег» [320].

Уже с середины 90-х гг. XV в. русское правительство добивалось от Ганзы гарантий свободы торговли и пребывания русских купцов в Ливонии, изменения норм судопроизводства и принципов юрисдикции
в отношении купцов, находившихся на чужбине, а также настаивало на принятии Ганзой обязательств «соблюдать» русские церкви и концы в ливонских городах. Средством давления на Ганзу для достижения поставленной цели явилось закрытие в 1494 г. немецкого двора в Новгороде в ответ на казни русских подданных в Ревеле. «Как только представители ливонских городов от имени Ганзы согласились на принятие основных русских требований... и они были включены в новгородско-ганзейский договор 1514 г., немецкий двор в Новгороде был открыт» [321].

В 1492 г. на границе с Эстонией, как раз напротив Нарвы, был заложен новый город, ставший важным торговым и стратегическим пунктом на северо-западном русском рубеже. «Он получил название Ивангород (в честь Ивана III) и представлял собой первоклассную по тому времени крепость, построенную из камня» [322]. В 1496 г. после жестокой битвы шведы взяли Ивангород и нещадно его разрушили. Они предложили отдать его магистру Ордена, но получили от ливонцев отказ, Орден не хотел открыто нарушать существовавший мирный договор с Русским государством. Ивангород долгое время оставался передовой русской крепостью на берегах Балтики[323]274. И все же Россия была озабочена притеснением православия в Прибалтийском крае, ограничением торговли Новгорода и Пскова с западными странами, остро нуждалась в надежном выходе к морю. Не желая делать какие-либо уступки России, Орден искал союзников для борьбы с ней. В начале 50-х гг. посланники Ордена вели тайные переговоры о военном союзе со шведским королем Густавом I Вазой, а также с королем польским и великим князем литовским Сигизмундом II Августом. Союз заключался против России.


Ивангород. Гравюра. XVII в. Фрагмент
Ивангород. Гравюра. XVII в. Фрагмент

В грамоте Ивана IV ливонцам и ответном письме императору Фердинанду, который пытался выступить посредником между Орденом и Москвой, сообщалось о положении русских православных людей в Прибалтийском крае. «С давних времен в ливонских городах Дерпте, Ревеле и Риге дозволено было строить русские церкви... Русские купцы имели свободный доступ в улицы и торговые дома, в которых свободно и беспрепятственно могли продавать свои товары, к тому же магистр ливонский, архиепископ Рижский и епископ Дерптский вместе с магистром этого города не только грамотами, скрепленными печатями, но клятвенно обещались выплатить великому князю дань за три года, а также обещано было без всяких стеснений пропускать из-за моря из всех земель людей, желающих поступить к нам на службу» [324]. Эту клятву и обещания «ливонцы совершенно забыли и поступили против всякого старого согласия и справедливости: русские церкви обратили в оружейные склады и живодерни, иконы нашего Спасителя, досточтимых апостолов и мучеников сожгли и совершенно обесчестили; у русских купцов отняли их свободный рынок, торговлю и торговые дома и вели с ними только побочную торговлю, лишили их всех старых льгот и преимуществ; так же упорно ему (московскому государю) отказали в должной дани... потому (царь) должен был начать войну с ними, испытать их страхом и побудить к справедливости» [325].




[310]  Чистович И. История Православной Церкви в Финляндии и Эстонии, принадлежащих к Санкт-Петербургской епархии. С. 142.
[311]  Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 7. Прим. 103.
[312]  Scriptores rerum Livonicarum. Riga, 1853. Bd 1. P. 471.
[313]  Лейсман Н., свящ. Состояние православия в Прибалтийской крае со времени утверждения в нем немцев до присоединения Ливонии к России // Историко-статистическое описание церквей и приходов Рижской епархии. 1893. Вып. 1. С. 64.
[314]  Гильденбранд Г. Отчеты о розысканиях, произведенных в рижских и ревельском архивах по части русской истории // Записки Имп. Академии наук. Т. 29. Прил. № 3. СПб., 1877. С. И.
[315]  Цит. по: Чистович И. История православной Церкви в Финляндии и Эстонии. С. 143.
[316]  Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 8. С. 158.
[317]  Королюк В. Д. Ливонская война. М., 1954. С. 31.
[318]  Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. 1879. Т. 2. С. 318 (примеч. пер.), а также: Карамзин Н. М. История государства Российского. Т 8. С. 70. Примеч. 206.
[319]  Первые 40 лет сношения между Россиею и Англиею. 1553 — 1593. Грамоты, собранные и изданные Юрием Толстым. СПб., 1875. С. 32.
[320]  Цит. по: К истории падения Ливонского ордена // Ученые записки СГУ. Саратов, 1942. Т. 17. С. 160.
[321]  Казакова Н. А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец XVI — начало XV в. М., 1975. С. 342.
[322]  Тихомиров М. Н. Российское государство XV—XVII веков. М., 1973. С. 23.
[323]  Савельева Е. А. Книга Олауса Магнуса «История северных народов» и ее известия о России // Исторические связи Скандинавии и России. IX—X вв. М., 1970. С. 335.
[324] Летопись Рюссова // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. 1879. Т. 2. С. 354.
[325] Там же. С. 376-377.
Ссылки по теме
Форумы