Католицизм в Эстонии

Все вышеописанные события не могли не сказаться на авторитете католической Церкви и отношении к ней местного населения. Рижский архиепископ Фридрих в 1305 г. писал, что истинными христианами-католиками являются в этих местах только пришельцы извне[127]. В конце XIV в. в документах католической Церкви эстов и других местных жителей Прибалтийского края продолжали называть новокрещеными и язычниками. В 1429 г. поместный католический Собор был вынужден признать, что местное население по существу остается языческим, хотя со времени его крещения прошло уже 300 лет. Эсты и латыши продолжали поклоняться языческим божествам, приносили им жертвы и по своим обрядам хоронили усопших. Упомянутый выше путешественник Мюнстер также констатировал, что «большинство из них язычники, которые об истинном Боге ничего не знают. Один обращается с мольбой к солнцу, другой — к луне, третий — к красивому дереву, четвертый — к камню» [128]. Другой историк еще более мрачно писал об эстах и их восприятии действительности. «Для тех несчастных местных жителей, которые не видят конца своим страданиям на этом свете, остается единственная надежда, которая их успокаивает,— власть за гробом над теперешними своими господами. Они снабжают своих покойников пищей для загробной жизни и обыкновенно напутствуют их словами: «Иди, несчастный, из этого мира в лучший мир. Здесь над тобой господствовали немцы, но там ты будешь господствовать над ними» [129].

Католическая Церковь принимала все меры к тому, чтобы искоренить жившие в народе национальные обычаи, древние верования, православное вероисповедание — словом, все то, что феодалы-католики и духовенство считали для себя враждебным. Постановления ландтага (1422) и провинциального Собора (1428) требовали строгого соблюдения католических церковных обрядов: крещения детей, венчания, обязательного посещения церкви и др. Под угрозой сурового наказания запрещалось смывать крещение, совершать языческие погребальные обряды, умыкать невест и т. д. Священникам вменялось в обязанность овладеть местными языками, обучать население заповедям и молитвам. Для наблюдения за выполнением этих требований были предусмотрены специальные проверки.

Богослужение и церковные книги на непонятном эстам латинском языке отдаляли местное население от католической Церкви. Да и сами католики ожидали от новокрещеных «не духовного перерождения во Христе, не понимания сущности христианства», а только исполнения «некоторых внешних религиозных требований». Важна оказалась «не духовная преданность учению Христа, но преданность светской власти крестоносцев-завоевателей» [130]. Католические священники и монахи не горели желанием проповедовать христианство, им необходимо было завоевать земли «неверных».




[127]  История Эстонской ССР. Т. 1. С. 227.
[128]  Munster S. Cosmografia. P. 787.
[129]  Lasiсium J. De Russorum, Moscovitarum et Tartarorum religione, sacrifices, nuptiarum et funerum, ritu. Spirae, 1582. P. 48; см. также: Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 3. С. 87.
[130]  Православие в Латвии. С. 9.
Ссылки по теме
Форумы