Московское Патриаршество 1589-1700

К оглавлению


Первый Патриарх святой Иов (1589—1605) и святой Патриарх Ермоген (1606—1612)

Спадением Константинополя в 1453 г. духовной преемницей его стала Москва. Русское государство, окончательно сбросившее с себя татарское иго в 1480 г., укрепило свое могущество покорением Казанского (1552 г.) и Астраханского ханств (1556 г.) и Астраханского ханств (1556 г.) и присоединением к России Сибирского (с 1581 г.) ханства, возникших после распада Золотой Орды (1504 г.). Росту и усилению Русского государства содействовала Русская Православная Церковь.

Русская Православная Церковь в XVI в. была самой большой и единственной из всех Православных Церквей, независимой от иноверной власти. «Русский Митрополит, по власти и значению в своей Церкви, вполне равнялся Патриархам и даже превосходил их: ему недоставало только Патриаршего имени» (101, с. 7).

Последним (перед учреждением Патриаршества на Руси) Митрополитом Московским был святитель Иов (с 1587 г.).

В 1589 г. в жизни Русской Православной Церкви произошло важное событие — учреждение Московского Патриаршего престола.

В 1586 г. в Москву прибыл Патриарх Антиохийский Иоаким, что дало возможность Московскому правительству вступить с ним в переговоры об учреждении патриаршества в России. Патриарх Иоаким обещал по возвращении на Восток ходатайствовать об этом перед другими Патриархами.

В 1588 г. в Москву прибыл Патриарх Константинопольский Иеремия, но полномочий от дру гих Патриархов на поставление русского Патриарха он не имел.

Переговоры об учреждении патриаршества на Руси были возобновлены, и вскоре Патриарх Иеремия не только согласился на учреждение патриаршества в России, но и выразил желание остаться Патриархом на Руси. Но Русская Церковь имела своего кандидата — Митрополита Московского Иова.

Московское правительство, желая отклонить намерение Патриарха Иеремии остаться на Руси и не вызывать в то же время его недовольства, предложило ему Патриаршую кафедру не в Москве, а во Владимире. Патриарх Иеремия от этого категорически отказался: «Мне во Владимире быть невозможно, потому что Патриархи бывают при государе всегда» (101, с. 24).

23 января 1589 г. Собор русских епископов и духовенства при участии Патриарха Иеремии избрал на Московскую Патриаршую кафедру Митрополита Иова, а 26 января была совершена торжественная его интронизация.

Перед отъездом из Москвы Патриарх Иеремия оставил подписанную им и сопровождавшими его духовными лицами «Уложенную грамоту», подтверждавшую факт учреждения патриаршества в России.

На Константинопольских Соборах 1590 и 1593 гг., на которых присутствовали восточные Патриархи, было принято решение: признать и подтвердить все, что сделано Патриархом Иеремией в Москве в связи с учреждением русского патриаршества; утвердить патриаршие права в России лично за Патриархом Иовом и за всеми его преемниками на все времена и признать за русским Патриархом пятое место после Патриархов Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского.

О правах русского Патриарха и пределах его юрисдикции в соборных грамотах говорилось, что он будет иметь «патриаршее достоинство и честь, и сочетается и мерится с прочими Патриархи на вся веки...» и должен именоваться и подписываться «Патриарх Московский и всея России и северных стран» (102, с. 243—244).

Учреждение патриаршества поставило перед Русской Церковью и ее Предстоятелями сложные задачи. Во внутренней жизни Патриархам предстояло организовать и благоустроить церковные дела на огромной территории «северных стран» и принять активное участие в решении государственных вопросов, особенно когда этого требовали интересы Родины. Во внешних отношениях Русская Церковь в силу ее духовной крепости и материальной мощи оказалась на положении главной опоры Вселенского Православия.

С 1589 по 1700 г. Московскую Патриаршую кафедру преемственно занимали Патриархи: Иов (1589—1605) [982], святой Ермоген (1606—1612), Филарет (1619—1633), Иоасаф I (1634—1640), Иосиф (1642—1652), Никон (1652—1658), Иоасаф II (1667—1672), Питирим (1672—1673), Иоаким (1674—1690), Адриан (1690—1700) [983].

Патриарх Иов, выполняя постановления Собора 1589 г. о церковно- административной реформе в связи с учреждением патриаршества, приступил к устроению Московского Патриархата, который должен был сначала иметь четыре митрополии (Новгородскую, Казанскую, Ростовскую и Крутицкую), шесть архиепископий и восемь епископских кафедр (103).

При Патриархе Иове были открыты вновь епархии Псковская, Карельская и Астраханская, основано более десяти монастырей в старинных областных городах, в том числе Донской монастырь в Москве.

Для поднятия церковного благочиния и духовного уровня клириков Собор 1592 г. учредил должность «благочинных», или, как в старину говорили, «поповских старост». В тех же целях Патриарх Иов проявлял большую заботу о тщательном издании богослужебных книг.

На последние годы патриаршего служения святителя Иова пали тяжкие испытания, постигшие Русскую землю: наступило Смутное время. Поляки возвели на русский престол своего ставленника Лжедимитрия I, который обещал Папе обратить русских в католичество.

Патриарх Иов энергично и настойчиво выступал против иноземных и иноверных захватчиков (104). Он рассылал по русским городам грамоты, разоблачая захватнические планы польского короля Сигизмунда III и Папы Климента VIII, призывая русский народ твердо защищать свою веру и Родину. Заняв Москву, Лжедимитрий I приказал низложить Патриарха Иова. 10 июня 1605 г., когда Патриарх Иов совершал богослужение в Успенском соборе в Кремле, толпа, подстрекаемая послами самозванца, ворвалась в собор, прервала службу и сорвала со святителя облачение.

Патриарх Иов скончался 8 марта 1607 г. в Старицком Успенском монастыре, куда он был сослан.

Святой Патриарх Ермоген (1606—1612), еще будучи митрополитом Казанским, проявил исключительные дарования и ревность в устроении церковной жизни, особенно в распространении и укреплении веры Христовой среди татар (105). При нем совершилось открытие мощей казанских чудотворцев — святых Гурия и Варсонофия. По его ходатайству в 1592 г. было установлено поминовение павшего под Казанью русского воинства «в субботний день по Покрове Пресвятыя Богородицы».

Патриарх Ермоген — автор многих литературных и исторических трудов. Он составил «Сказание о явлении чудотворной иконы Божией Матери в Казани». Образованнейший пастырь своего времени, святитель Ермоген имел дар песнотворчества. Он составил стихиры и каноны в честь Казанской иконы Божией Матери, а также святителям Гурию и Варсонофию. Его тропарь Казанской иконе Божией Матери «Заступнице Усердная...» проникнут глубокой верой в заступничество Богоматери.

В середине 1608 г. польско-литовские захватчики с Лжедимитрием II остановились под Москвой, в Тушине. Москва оказалась в осаде. Все северные города подверглись разграблению. Оставался незанятым только Троице-Сергиев монастырь, выдержавший 16-месячную осаду (с сентября 1608 г.) 30-тысячного польско-литовского войска. В 1609 г. Сигизмунд III осадил Смоленск, а в следующем году русские изменники бояре, свергнув царя Василия Шуйского (1606—1610), впустили польские войска в Москву.

Святой Патриарх Ермоген многими своими посланиями воодушевлял народ на героическую борьбу за освобождение Родины. К Москве двинулись и земские, и ратные люди из разных городов. Огромное впечатление произвела Патриаршая грамота в Нижнем Новгороде. Нижегородский мещанин Косма (Кузьма) Минин быстро собрал ополчение, во главе которого встал князь Димитрий Пожарский. На пути к Москве нижегородские ополченцы увлекли за собой ополчения Ярославля, Владимира, Костромы, Рязани. Москву обложило русское воинство в 100 тыс. человек. На требование изменника боярина Михаила Салтыкова и его сообщников остановить шедших освобождать Москву русских ополченцев Патриарх Ермоген отвечал: «Напишу, чтобы возвратились, если ты и все находящиеся с тобою изменники и королевские люди выйдете вон из Москвы; если же не выйдете, то благословляю всех довести начатое дело до конца, ибо вижу попрание истинной веры от еретиков и от вас, изменников, и разорение святых Божиих церквей и не могу слышать пения латинского в Москве» (101, с. 154).

21 марта 1611 г. Патриарх Ермоген был схвачен и заключен поляками сначала в келлии Кирилло-Белозерского подворья в Москве, а затем брошен в подземелье Чудова монастыря в Кремле. Но и из заключения Патриарх Ермоген продолжал посылать народу грамоты с призывом стоять за Русскую землю и православную веру. Святитель Ермоген не дожил до радостных дней освобождения. 17 февраля 1612 г. он скончался мученически — от голода в подземелье Чудова монастыря. В конце октября 1612 г. ополченцы взяли Москву и вскоре освободили Русь от иноземцев.

До 1652 г. тело святого Патриарха Ермогена оставалось в Чудовом монастыре, откуда было перенесено в Успенский собор Кремля.

Оценивая церковно-патриотическую деятельность Патриарха Ермогена, историк митрополит Макарий писал: «Имя Патриарха Ермогена должно оставаться бессмертным в истории России и Русской Церкви, потому что он ревностнее, мужественнее, непоколебимее всех постоял за ту и другую, он преимущественно спас их в самую критическую минуту их жизни, когда им угрожала крайняя опасность попасть под власть Польши и иезуитов и потерять свою самобытность» (101, с. 163).

Патриархи Филарет (1619—1633), Иоасаф (1634—1640) и Иосиф (1642—1652)

После семи лет междупатриаршества (1612— 1619) 27 июня 1619 г. Освященным Собором русских иерархов при участии Патриарха Иерусалимского Феофана Патриархом Московским и всея Руси был поставлен возвращенный из польского плена митрополит Ростовский Филарет (106).

Деятельность Патриарха Филарета нашла выражение прежде всего в его необычайной ревности о чистоте Православия и в заботах о повышении нравственности народа. Он неустанно наблюдал за исправным изданием книг, принимал строгие меры против проникновения на Русь инославных влияний, издал указ о запрещении кулачных боев, непристойных языческих обрядов (107).

Патриарх Филарет много внимания уделял делу просвещения. При Чудовом монастыре в Кремле он устроил греко-латинское училище, призывал архиепископов учреждать бесплатные школы при архиерейских домах, рассылал книги в отдаленные области. Он заботился о благоустройстве типографии, положил начало знаменитой впоследствии Типографской библиотеке. При Патриархе Филарете в московской типографии было отпечатано больше книг, чем за все предшествовавшее Патриарху время. В послесловиях к многим книгам говорится, что «оне свидетельствованы были самим же Филаретом» и что «книги были исправлены и напечатаны по древним харатейным славянским спискам», дабы «в единогласие привести все потребы и чины церковного священноначалия» (108).

В 1620 г. Патриархом была открыта Тобольская епархия, границы которой простирались от Урала до Дальнего Востока.

1 октября 1633 г. Патриарх Филарет скоропостижно скончался. Это был единственный в истории Патриарх, которого народ именовал по отчеству: Филарет Никитич, как бы выражая тем самым особое, отеческое к нему почтение.

Незадолго до кончины Патриарх Филарет благословил назначить себе преемником архиепископа Псковского Иоасафа (1634—1640), отличавшегося строгим исполнением иноческих обетов, глубоким благочестием, кротостью и смирением.

Один из их современников свидетельствует: «В лето 7142 (1634) поставлен бысть на великий престол Московского государства в Патриархи — Пскова и Великих Лук Иоасаф архиепископ, по изволению царя Михаила Феодоровича всея Руси и по благословению Филарета Патриарха: понеже был дворовой сын боярский, во нравах же и житии добродетелен был, а ко царю не дерзновен» (109, с. 76).

Хотя Преосвященный Иоасаф был избран на Патриаршую кафедру по благословению Патриарха, но установленная форма патриаршего избрания была соблюдена и в отношении него: его кандидатура была представлена вместе с именами двух других кандидатов на усмотрение и решение Собора и царя.

Главной заботой четвертого Патриарха было поднятие уровня церковного благочиния и просвещения. Патриарх Иоасаф издал «Память» (в ней устанавливались правила поведения клира и мирян в церквах, запрещалось многогласие за богослужением) и «Лествицу властем» (в которой определялось сравнительное достоинство Преосвященных архиереев и настоятелей монастырей).

Патриарх Иоасаф продолжал дело своих предшественников по исправлению и печатанию книг. Всего при нем вышло в свет 23 наименования.

По кончине Патриарха Иоасафа (28 ноября 1640) на первосвятительскую кафедру был избран Патриарх Иосиф (1642—1652), из архимандритов Московского Симонова монастыря.

21 марта 1642 г. Собор иерархов совершил его наречение, а 27 марта возвел на престол Патриархов Московских и всея Руси.

При своем поставлении Патриарх Иосиф обратился с характерным для него поучением к «архиереям, и священноинокам, и мирским иереям, и всему священному чину», в котором напомнил об обязанностях пастырей и высоте пастырского служения: «Все мы, по благодати, данной нам от Бога, называемая земными ангелами и небесными человеками, и светом и солию земли... Мы с Ангелами предстоим у Престола Господня, сводим Духа Святаго с Небеси и претворяем хлеб в Плоть Христову и вино в Кровь Его, невидимо для людей, что, впрочем, многие святые видели и ныне достойные видят» (110).

Патриарх Иосиф вошел в историю Церкви как ревностный архипастырь, много заботившийся о церковном просвещении и благочинии при совершении церковных служб, устранении разночтений в богослужебных книгах и расхождений в богослужебной практике, оказывавший противодействие инославной пропаганде в России. Он был против поспешного и радикального исправления книг и обрядов, какого хотели некоторые из «ревнителей благочестия».

В 1649 г. Патриарх Иосиф благословил печатание «Кормчей книги» — главного церковно-канонического кодекса, в соответствии с которым устраивается жизнь Русской Православной Церкви (вышла в 1653 г.).

В последние годы жизни Патриарха Иосифа (15 апреля 1652) в церковную среду России влились новые богословские силы, во многом с их участием происходили впоследствии перемены в церковной жизни.

В 1647—1648 гг. при дворе молодого тогда царя Алексия Михайловича складывается кружок «ревнителей благочестия», или «боголюбцев», — священников и архимандритов во главе с духовником царя протопопом Стефаном (в иночестве Савватий) Вонифатьевым (113, с. 105— 168). В состав кружка входили протопопы: Иоанн Неронов, Даниил из Костромы, Лонгин из Мурома. Сюда же вошел переведенный из северной Кожеезерской обители архимандрит Московского Новоспасского монастыря Никон (Минин), впоследствии Патриарх Московский и всея Руси. В начале 50-х годов члены кружка добились перевода в Москву Аввакума Петрова, сельского священника из-под Нижнего Новгорода.

К этой группе духовных лиц были близки боярин Ф. М. Ртищев, ктитор Преображенского общежительного монастыря на Воробьевых горах, устроенного по типу Киево-Братского Богоявленского монастыря и призванного стать центром московского богословского образования (111, с. 36), и глава правительства, воспитатель царя Алексия Михайловича боярин Б. И.

Морозов. Естественно, что под влиянием этого круга столичного духовенства находился молодой царь. Здесь рождались замыслы церковной реформы. Их скрывали на первых порах от Патриарха Иосифа. Но уже в 1649 г. архимандрит Никон с ведома царя вел многочасовые беседы о греческих книгах и обрядах с приезжавшим в Москву Патриархом Иерусалимским Паисием, а когда Патриарх Паисий отправился в обратный путь, в Святую Землю, с ним был послан опытный в церковных прениях иеромонах Арсений (Суханов) — дабы изучить на месте различия в русских и греческих обрядах.

На Московском Архиерейском Соборе 11 февраля 1649 г. сторонники старины и сторонники исправлений книг и обрядов впервые пришли в столкновение. Протопоп Стефан Вонифатьев резко выступил против Патриарха и высшего духовенства. Патриарх Иосиф, со своей стороны, в челобитной на имя царя Алексия просил разрешения собрать для суда над Стефаном Вонифатьевым церковный Собор. Это были первые признаки церковных разногласий, через несколько лет приведших к расколу.

Патриарх Никон (1652—1653) и его церковные реформы

Еще при жизни Патриарха Иосифа среди других иерархов Русской Церкви выделился своей активной деятельностью митрополит Новгородский (с марта 1649 г.) Никон. Он был избран на престол русских Первосвятителей из 12 кандидатов на Патриарший престол. Митрополит Никон отказывался от этого избрания, и только когда царь и присутствовавшие поверглись на землю и стали со слезами умолять его, согласился принять патриарший сан. Очевидно, он вступал на Патриарший престол уже с намерением провести церковные реформы. Поэтому он потребовал, чтобы ему дано было всеми торжественное обещание слушаться его как пастыря и отца во всем, что он будет возвещать о догматах Божиих и церковных правилах (111, с. 42—43).

Как и Патриарх Филарет, Патриарх Никон имел титул «Великого государя», который он получил ввиду особого расположения к себе царя Алексия Михайловича (1645—1676). Патриарх Никон по своему политическому влиянию действительно был «Великим государем», ибо без него не решалось ни одно государственное дело. При содействии Патриарха Никона состоялось в 1654 г. воссоединение Украины с Россией (112).

Церковная деятельность Патриарха Никона была сосредоточена на решении двух вопросов: о взаимоотношении церковной и государственной властей и о согласовании русской богослужебной практики с греческой.

В связи с первым вопросом характерно следующее высказывание Патриарха Никона: «Иные думают, что царь выше архиерея... Другие рассуждают, что архиерей выше царя... Архиерейская власть духовная, и ей подлежат вещи духовные, а власть царя мирская, и ей подлежат вещи временные... Господь Бог, когда сотворил землю, повелел двум светилам светить ей — солнцу и месяцу — и чрез них показал нам власть архиерейскую и царскую... Архиерейская власть во дни, то есть над душами, а царская — в вещах мира сего... В вещах же духовных архиерей великий выше царя, и каждый человек православный должен быть в послушании Патриарху, потому что он отец наш в вере православной и ему вверена Православная Церковь» (113, с. 417—419). По мнению Патриарха Никона, «яко где же Церковь под мирскую власть снидется, нести Церковь, но дом человеческий, вертеп разбойникам» (114, с. 111).

Патриарх Никон стремился быть «совершенно независимым от царя, самостоятельным и полновластным управителем Церкви и всего церковного...» (115, т. 2, с. 545).

Предпринятое Патриархом Никоном изменение церковных обрядов и исправление текста богослужебных книг для приведения в полное соответствие русской церковно-богослужебной практики с тогдашней греческой привело в Русской Православной Церкви к так называемому старообрядческому расколу. Патриарх Никон ошибочно полагал, что существующие между двумя Церквами различия «растлевают веру», т. е. усматривал в них, по словам историка Е. Голубинского, «ереси и погрешения» (111, с. 59, 61).

Реформа Патриарха Никона привела к поспешной ломке русских церковных обрядов. В 1653 г. перед великим постом Патриарх Никон предписал совершать крестное знамение тремя перстами, как совершали его в то время греки. Распоряжение Патриарха Никона фактически отменяло постановление Стоглавого Собора (1551 г.), который вменил в обязанность всем русским православным христианам полагать на себе крестное знамение двумя перстами.

Некоторые духовные лица, ставшие во главе движения за старые обряды, выразили протест. «Мы, сошедшеся со отцы, — писал в связи с этим протопоп Аввакум в своем „Житии", — задумалися: видим, яко зима хощет быти: сердце озябло, и ноги задрожали» (116, с. 23). В защиту двуперстия протопопы Аввакум и Даниил написали трактат и передали его царю Алексию Михайловичу.

Ввиду активных действий оппозиции Патриарх Никон решил в дальнейшем опираться на авторитет церковных Соборов, которые были созваны им в 1654 и 1656 гг. Собор 1654 г. принял постановление о необходимости исправления текста богослужебных книг в соответствии с древними славянскими и греческими рукописными книгами (117), а Собор 1656 г. предал всех совершающих крестное знамение двумя перстами анафеме как «еретиков».

В результате церковной реформы Патриарха Никона были изменены и некоторые другие церковные обряды и обычаи. Для многих русских людей того времени эти обрядовые изменения казались направленными против самой православной веры.

Исправление богослужебных книг встретило сильное противодействие (118). Возмущение вызвал не самый факт исправления (это делалось в Москве и до Патриарха Никона), а исправление текстов богослужебных книг московской печати, вопреки определению Собора 1654 г., по текстам новопечатных киевских (славянских) и греческих книг, которые не везде на Руси пользовались доверием.

«Само по себе исправление богослужебных книг по печатным изданиям еще не опорочивало эти книги, если бы печатные издания были пригодными „да во всем великая Россия православная со вселенскими Патриархи согласна будет", но этой-то доброкачественности в вышеуказанных западнорусских печатных изданиях не было» (119, с. 152).

Греческие же печатные богослужебные книги были изданы преимущественно в латинских типографиях (например, в Венеции), так как греки, находившиеся под властью турок, своих типографий не имели. Западное происхождение греческих богослужебных книг вызывало к ним недоверие — многие полагали, что латиняне внесли в книги свои «ереси». Участие в исправлении богослужебных книг грека Арсения, изменившего Православию, категорическое приказание отбирать старые богослужебные книги и служить только по новым еще более подрывали доверие к ним. Немалое значение имело и соперничество бывших друзей Ртищевского братства (школы при Андреевском монастыре).

Энергичная деятельность Патриарха Никона, оказавшая влияние на все важнейшие стороны церковной и государственной жизни, ущемляла интересы бояр. Враги Патриарха клеветали на него царю и наконец вынудили его оставить патриаршее служение, покинуть столицу и уединиться в основанном им под Москвой Воскресенском Новоиерусалимском монастыре.

По совету митрополита Газского Паисия (Лигарида) в Москву для участия в Соборе по делу Патриарха Никона были приглашены восточные Патриархи. В 1666 г. прибыли Патриархи Александрийский Паисий и Антиохийский Макарий. Главным обвинителем Патриарха Никона на Соборе был царь Алексий Михайлович. Враги

Патриарха Никона одержали победу. Они «вооружили» против него восточных Патриархов. 12 декабря 1667 г. Патриарх Никон был лишен патриаршего сана и простым монахом отправлен в заточение сначала в Ферапонтов, а затем (в 1676 г.) в Кирилло-Белозерский монастырь.

Патриарх Никон скончался 17 августа 1681 г. на пути из белозерской ссылки в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, куда ему было разрешено вернуться. Отпевали его как Патриарха. Царь Феодор Алексеевич сам нес его тело до могилы и спросил у восточных Патриархов преподать разрешение усопшему и сопричислить его вновь к лику Российских Патриархов.

Большой Московский Собор 1666—1667 гг. одобрил церковные реформы Патриарха Никона, противников реформ предал анафеме, отменил постановления Стоглавого Собора о двуперстии и других обрядах, восстановил судебные привилегии Русской Церкви, ограниченные Уложением 1649 г., издал множество правил относительно церковно-богослужебной практики, церковно-нравственной жизни клира и мирян, упорядочения монастырской жизни, а по поднятому Патриархом Никоном вопросу о взаимоотношении духовной и светской властей вынес следующее определение: «Да будет признано заключение, что царь имеет преимущество в делах гражданских, а Патриарх в церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою во век стройность церковного учреждения» (120).

Другие Патриархи, начиная с Иоасафа II, последовательно добивались выполнения постановлений Большого Московского Собора 1666— 1667 гг. Деятельно претворял их в жизнь Патриарх Иоаким (1674—1690), в годы патриаршества которого улучшился быт духовенства, были приняты строгие меры, направленные против инославного прозелитизма (121).

В 1685 г. в Москве открылась Славяно-греко-латинская Академия. В 1687 г. Киевская митрополия вошла в состав Московского Патриархата. Произошло восстановление единства с Русской Православной Церковью ее исконной части, искусственно нарушенное ранее по политическим причинам.

Отрицательное отношение Патриарха Адриана (1690—1700) к некоторым сторонам деятельности царя Петра I (1689—1725) явилось одной из причин упразднения патриаршего управления в Русской Православной Церкви (122).

После кончины Патриарха Адриана (1700) ему не был назначен преемник по воле царя Петра, а временное управление Русской Церковью было поручено Митрополиту Рязанскому Стефану (Яворскому) (1722), который в звании Местоблюстителя Патриаршего престола возглавлял церковное управление вплоть до учреждения Святейшего Синода (1721 г.).




[982]  Грек Игнатий (1605 — 1606), ставленник Лжедимитрия I, был лишен патриаршего сана
[983]  В скобках указаны годы патриаршего служения. — [/Ред./]
Ссылки по теме
Форумы