Сергий митрополит Московский и Коломенский, патриарший местоблюститель.
Послание к православным людям временно оккупированной немцами территории. 28 марта 1942 г.

Документы Русcкой Православной Церкви периода Великой Отечественной войны.



Божиею Милостию, возглавляющий Православную Русскую Церковь, патриарший местоблюститель, смиренный Сергий, митрополит Московский и Коломенский православным архипастырям, пастырями пасомым в областях Украины, пока еще занятых гитлеровскими войсками.

Христос воскресе!

С особым умилением посылаю эту благую весть и общехристианский привет вам, поистине сидящим во тьме фашистского нашествия. Не радостна теперешняя ваша обстановка, но тем радостнее пасхальная весть. Что мрачнее ада? Но и там воссияла наивысшая радость, когда Воскресший, представ, возгласил: «Изыдите, вернии, в воскресение». Да будет же и для нас с вами настоящая Пасха залогом грядущей победы света над тьмою, залогом скорого нашего освобождения от фашистских мрачных уз к мирной и радостной жизни при «тихом свете» святого православия.

Своим обращением от 5 февраля я предупреждал вас о выступлении епископа Поликарпа Сикорского, сеющего церковную смуту в ваших местах. Теперь я имею сведения, что в ответ на мое обращение епископ Поликарп называет меня самозванцем, будто бы незаконно захватившим должность Патриаршего Местоблюстителя, и продолжает свое недоброе дело. Как бы то ни было, но теперь я знаю, что обращение мое, обнародованное в заграничной печати, дошло до епископа Поликарпа, а следовательно, тем же путем дойдет до него и настоящее мое послание, которое поэтому можно считать объявленным епископу Поликарпу.

Имея это в виду и во исполнение лежащих на мне обязанностей возглавителя Русской Православной Церкви, настоящим объявляю о предании епископа Поликарпа Сикорского каноническому суду Собора русских архиереев по обвинению в нижеследующем:

1. С переходом западных областей Украины и Белоруссии в состав России епископ Поликарп остался на службе у нас, то есть фактически отказался от польской автокефалии и признал Московскую Патриархию своим законным священноначалием.

Если все это сделано епископом Поликарпом неискренне, только для вида, с целью укрытия от церковного суда и от наказания за принадлежность к польской автокефалии, вина епископа Поликарпа усугубляется, а равно и следующее ему наказание, «яко солгавшему и обманувшему Церковь Божию» (Ап. 13).

За все время службы у нас епископ Поликарп не предъявлял мне никаких обвинений, которые оправдали бы его канонический разрыв со мною.

И только теперь, когда преступный разрыв уже совершился и я указал на эту преступность, епископ Поликарп заговорил о моем самозванстве, в которое, думается, и сам в душе не верит. Значит, отказ епископа Поликарпа от подчинения Патриархии и мне, как ничем канонически не оправдываемый, является прямым нарушением 15-го правила Двукратного собора и угрожает осужденному «лишением всякого священства».

Тому же взысканию подлежит епископ Поликарп и за самозванное присвоение себе не принадлежащего ему звания архиепископа Луцкого и звания главы украинской Церкви, и за злостное вторжение в области, ему не подчиненные, и за связанный со всем этим целый клубок канонических нарушений, которые в общем делают священнодействия епископа Поликарпа недействительными и распоряжения незаконными и ни для кого из православных необязательными (см. правила Св. Ап. 14, 31, 35; Вселенск. III, 8; Антиох. 13 и многие аналогичные).

2. В моем обращении 5 февраля показано, что подлинными виновниками украинской автокефалии нужно считать не столько епископа Поликарпа или митрополита Дионисия, сколько «землячество украинцев», то есть политический клуб партии петлюровцев, устроившийся в немецком генерал-губернаторстве в Польше.

Отдав себя и свое архиерейство на службу «землячеству», епископ Поликарп, конечно, должен разделить с «землячеством» и кары, каким подлежит оно по канонам. И должен разделить даже не в равной, а в усиленной степени сравнительно с другими рядовыми членами, как поставленный быть учителем других, а не послушником. «Землячество», сочинив за немецкой границей украинскую автокефалию, ставит своей задачей ввести эту автокефалию на Украине, не считаясь ни с канонами, ни с правами и волей законной иерархии, готовое бороться с нею всякими средствами, и дозволенными и недозволенными, не боясь и формального разрыва с этой иерархией. Одним словом, в своей программе «землячество» почти точно воспроизводит собою то «соумышление, строящее ковы епископам», о котором говорит 18-е правило IV Вселенского собора: «Да будут они совсем низвержены со своего степени».

Особую злостность задуманного предприятия составляет то, что его исполнители вторгаются на Украину намеренно вслед за немцами: пока те будут неистовствовать над невооруженными людьми и громить хозяйственную и культурную жизнь украинцев, эти будут громить вековой церковный строй, насаждая автокефалию.

По 8-му правилу св. Григория Неокесарийского, изменники христианства, участвовавшие вместе с варварами в ограблении христианских селений, в случае покаяния не принимаются даже в разряд кающихся впредь до особого о них суждения на Соборе. Тем непростительнее вина тех изменников православию, которые будут пользоваться нашествием варваров-фашистов, чтобы при их поддержке грабить украинцев духовно, увлекая их из спасительной ограды Церкви-матери на путь раскола и самочиния. Что же сказать о вине архиерея, который, изменив своей архиерейской присяге и совести, предоставил свое архиерейство на службу преступному предприятию?

3. К довершению всего, теперь мы слышим, что епископ Поликарп пошел к фашистским властям и повторил давно сказанные слова: «Что ми хощете дати и аз вам предам Его?»

Чем иным можно назвать сговор епископа Поликарпа с фашистами, после всего того, что они делают на наших глазах по нашей земле, как не самой предательской изменой делу народному, а значит, и делу православия? Притом изменил он не местному только православию: весь православный мир вместе с нами молится о разгроме фашизма, этого современного исчадия ада, как его назвал в своей телеграмме на мое имя Блаженнейший Патриарх Александрийский Христофор.

За все вышеизложенное епископ Поликарп по совокупности подлежит, говоря современным нашим церковно-судебным языком, лишению сана и монашества с исключением из духовного звания. По действующим у нас правилам, обвиняемый в преступлениях, угрожающих таким наказанием, должен быть в виде предсудебной меры запрещен в священнослужении (с чем вместе он устраняется и от управления) впредь до раскаяния или до решения его дела судом. О таковом запрещении епископа Поликарпа Сикорского я и объявляю настоящим своим посланием как ему самому, так и всему церковному обществу.

Должен заметить, что при обмене мнениями со Вселенскими Антиохийским и Иерусалимским Патриархами выяснилось полное единство наше во взглядах о необходимости церковного суда над епископом Поликарпом за совершенные им тягчайшие преступления против нашей Святой Христовой Православной Церкви.

Если епископ Поликарп подчинится моему запрещению, то я буду «благодушно сносить, да будет исследование дела (на соборном суде) и мой приговор или подтвержден будет, или получит исправление» (Сардик. 14). Если же епископ Поликарп запрещением пренебрежет и приступит к священнодействию и архиерейскому управлению, тогда он «сам на себя произнесет приговор осуждения» (Карфаг. 38 или по греч. Синтагме 29), и я с Собором наших архиереев объявляем епископа Поликарпа лишенным всякого священства и монашества с того самого момента, когда он дерзнет нарушить мое запрещение. Значит, когда вы, православные архипастыри, пастыри и пасомые, прочтете настоящее мое послание и увидите епископа Поликарпа священнодействующим или делающим какие-либо архиерейские распоряжения, знайте, что перед вами уже не православный епископ Поликарп, а простой мирянин Петр Сикорский, обнаженный всякого священства и архиерейской власти. Да соблюдет Господь наш Иисус Христос церковное стадо Свое от таких волков, губящих его. Да воскреснет Бог и расточатся врази Его.

Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа да будет со всеми хранящими святую православную веру и послушными голосу святой нашей матери-Церкви. Аминь.

Патриарший местоблюститель смиренный Сергий, митрополит Московский и Коломенский.
28 марта 1942 года

Ссылки по теме
Форумы