Сергий, митрополит Московский и Коломенский, патриарший местоблюститель. Послание православной пастве Ростова-на-Дону и Ростовской епархии. 20 марта 1943 года

Документы Русcкой Православной Церкви периода Великой Отечественной войны.



Божиею милостию, патриарший Местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий православной пастве Ростова-на-Дону и Ростовской епархии

Бог судил вам, поселянам Дона, пережить немецкую оккупацию и на опыте узнать пресловутый новый порядок, обещанный Гитлером. Разрушен Ростов и другие города и станицы по Дону, сожжены и разгромлены села и деревни, сотни и тысячи мирных жителей расстреляны и угнаны на немецкую каторгу, — таковы памятки этого нового порядка. Но тем радостнее теперь сознавать, что все эти ужасы остались уже в прошлом. Мрачная немецкая ночь миновала, у вас снова мирный русский день, снова над вами родное русское солнце, вы свободные хозяева на вашей земле! Слава Богу!

Немцы привыкли все делать обдуманно. Они знали, что на Дону они встретят население, непоколебимо преданное православию, не раз ходившее с оружием в руках на защиту веры и родины, поэтому немцы решили захватить в свои руки не только вашу хозяйственную жизнь, но и церковную. В Ростове было открыто Епархиальное управление, и, к стыду нашему, нашлись духовные лица — Вячеслав Сериков, Иоанн Наговский, которые согласились работать в этом Епархиальном управлении по указке немцев. В качестве же возглавителя епархии где-то разыскали бывшего ростовского архиепископа Николая Амасийского, еще в 1935 году уволенного нами от управления Ростовской епархии. Жалкий старец едва ли отдавал себе ясный отчет в своих действиях, но тем он и удобнее был для показного возглавления. Захвативши с помощью немцев управление Ростовской епархии, немецкие ставленники не могли не понимать всю незаконность своего положения, и архиепископ Николай, по церковным правилам, не имел никакого права без благословения Московской Патриархии вторгаться в епархию и учрежденное ими Епархиальное управление, как самочинное и незаконное, и все действия и распоряжения этого управления не имели ни для кого обязательной силы. Вдобавок ко всему, учредители и участники должны были ожидать себе строгого суда Московской Патриархии. И вот, желая ускользнуть от суда, они к одному беззаконию прибавляют другое, еще более тяжкое. Вероятно, по той же немецкой указке они обратились к румынскому патриарху с просьбой принять Ростовскую епархию в его ведомство. Неизвестно что им ответил патриарх, но что бы он ни ответил, его ответ не может освободить беззаконников от суда. При всем том, немецкие ставленники могли сидеть в Ростове лишь до тех пор, пока там сидели немцы; немцы убежали и с ними убежали их ставленники.

И пусть их идут вместе к своему бесславному концу! Ростовской православной пастве до этих налетчиков в рясах нет никакого дела, и чем скорее она отрясет последний прах, прилипший к ней от навязанного общения с этими людьми, тем для нее будет спасительнее. Ведь Господь не даром сказал, что подлинные Христовы овцы, верные чада Святой Православной Церкви, идут только за своим законным пастырем, пришедшим «через дверь», с благословения законной церковной власти, а «не перелезшим где-нибудь» через забор, да еще с помощью немецких воров и разбойников. Значит, долг ростовской православной паствы и ее пастырей поскорее восстановить свои молитвенные и деловые отношения со своим родным и законным священноначалием, Московской Патриархией, и с любовью принять представителя Патриархии, который скоро прибудет в Ростов. В недалеком будущем, с помощью Божиею, Патриархия назначит на ростовскую кафедру достойного архиерея, который поведет ростовскую паству со Христом ко спасению.

Испытав на опыте, что несет вам с собой фашистское нашествие, вы не можете желать его повторения, а потому должны употребить все способы и напрячь все силы, чтобы восстановить свое духовное единство с великим русским народом и с его первосвятынею Православною Патриаршею Церковью. В этом единстве залог изгнания врагов из пределов нашей страны и восстановления в ней ее прежней красоты и довольствия. При мысли о Ростовской вашей области, перенесшей фашистское нашествие, невольно вспоминаешь слова пророка о земле израильской, пострадавшей от необыкновенного нашествия саранчи. «Яко же рай сладости земля пред лицом его, а позади его — поле пагубы» (Иоил. 2, 3). Как цветущий сад, была ваша область до нашествия фашистской саранчи. Земля радовала пахаря своими плодами. На Дону красовались благоустроенные города и станицы, соперничавшие друг с другом в трудовых подвигах. Из населения выходили способные, энергичные работники на разных поприщах государственной и общественной деятельности. После фашистов — поле пагубы, заброшенный пустырь, где все загублено, разрушено, испорчено, загажено. Соберемся же с силами и в возможно короткий срок постараемся изгладить всякий вред, причиненный нашей стране фашистами, и пусть страна наша снова станет как «Рай сладости», как цветущий сад, какой она была прежде. Враг принужден будет оставить свое злорадство и лишь со скрежетом зубов сознать, что он оказался не в силах разорить русский народ и стереть с лица земли русскую культуру. Это будет, может быть, не скромная, но не менее спасительная победа над Гитлером, чем и та военная конечная победа, которую добудет оружием своим наша доблестная Красная Армия.

Итак, кто не на военном фронте, — те на трудовой фронт и, перекрестясь, с Богом, на восстановление нашей страны в ее прежнем состоянии, как она была до фашистского нашествия. Благословение нашей Православной Церкви да почиет на всех подвизающихся в пользу родине. Господь крепость людям своим даст. Господь благословит люди своя миром. Аминь!

Патриарший местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий.
20 марта 1943 года

Ссылки по теме
Форумы