О значении Патриаршества в России XX в. (Телепрограмма 17.11.07) (комментарий в русле истории)

* * *

Патриаршество в XX веке

Из книги прот. Владислава Цыпина «Церковное право»

Созыв Поместного Собора 1917-1918 годов и его состав.

Поместный Собор Российской Православной Церкви, состоявшийся в 1917-1918 годах, явился событием эпохального значения. Упразднив канонически ущербную и окончательно изжившую себя синодальную систему церковного управления и восстановив Патриаршество, он проложил рубеж между двумя периодами русской церковной истории. Поместный Собор хронологически совпал с революционными преобразованиями, с крушением Российской империи. Политическая структура старого государства рухнула, а Церковь Хри­стова, руководимая благодатию Святого Духа, не только сохранила свой Богозданный строй, но и на Соборе, ставшем актом ее самоопределения в новых исторических условиях, сумела выправить деформации, которые она претерпела в синодальный период и, тем самым, обнаружила свою неотмирную природу.

Деяния Собора совершались в революционное время, когда стремительно менялся облик страны. Совершенно устраниться от общественной жизни Собор не мог и не хотел. Хотя в своей реакции на происходящие события некоторые члены Собора, главным образом из мирян, обнаружили политическую ангажированность, в целом, однако, Поместный Собор сумел воздержаться от поверхностных политических оценок и «своим соборным разумом (вопреки отдельным репликам) избрал путь просвещения светом Евангельских истин всей христианской жизни, проявив заботу о том, чтобы частные вопросы и политические интересы не заслонили абсолютных нравственных ценностей».

Для участия в деяниях Собора были призваны Святейший Синод и Предсоборный Совет в полном составе, все епархиальные архиереи, а также по выборам от каждой епархии по два клирика и по три мирянина, протопресвитеры Успенского собора и военного духовенства, наместники четырех Лавр, настоятели Соловецкого и Валаамского монастырей, Саровской и Оптиной пустыни, представители монашествующих, единоверцев, духовных Академий, воинов действующей армии, представители Академии наук, университетов, Государственного Совета и Государственной Думы. Выборы от епархий, согласно разработанным Предсоборным Советом «Правилам», были трехступенчатыми: 23 июля 1917 года в приходах избирались выборщики, 30 июля эти выборщики на собраниях в благочиннических округах избирали членов епархиальных избирательных собраний, 8 августа епархиальные собрания избирали делегатов на Поместный Собор. Всего на Собор было избрано и назначено по должности 564 церковных деятеля: 80 архиереев, 129 пресвитеров, 10 диаконов и 26 псаломщиков из белого духовенства, 20 монахов (архиман­дритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян.

Столь широкое представительство пресвитеров и мирян связано с тем, что Собор явился исполнением двухвековых чаяний православного народа, его стремлений к возрождению соборности. Но устав Собора предусматривал и особую ответственность епископата за судьбу Церкви. Вопросы догматического и канонического характера после их рассмотрения Собором подлежали утверждению на Совещании епископов, которым, по учению преподобного Иоанна Дамаскина, вверена Церковь. По мысли А. В. Карташева, епископское совещание должно было препятствовать тому, чтобы слишком поспешные решения поставили под вопрос авторитет Собора.

Деяния Собора продолжались более года. Состоялось три сессии: первая заседала с 15 августа по 9 декабря 1917 года, до Рождественских каникул, вторая с 20 января 1918 года по 7 (20) апреля, третья с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.

Своим Почетным Председателем Собор утвердил старейшего иерарха Русской Церкви митрополита Киевского священномученика Владимира.

Патриарх Московский и всея России Тихон
Патриарх Московский и всея России Тихон


Председателем Собора избран был митрополит Московский святой Тихон. Составлен был Соборный Совет. Собор образовал 22 отдела, которые предварительно готовили доклады и проекты Определений, выносившихся на пленарные заседания. Большую часть отделов возглавили архиереи. Важнейшими из них являлись отделы высшего церковного управления, епархиального управления, церковного суда, благоустроения прихода, правового положения Церкви в государстве.

Главной целью Собора было устроение церковной жизни на началах полнокровной соборности, причем в совершенно новых условиях, когда вслед за падением самодержавия распался прежний тесный союз Церкви и государства. Тематика соборных деяний носила поэтому, по преимуществу, церковно устроительный канонический характер.

Учреждение Патриаршества.

11 октября 1917 года Председатель отдела высшего церковного управления епископ Астраханский святой Митрофан выступил на пленарном заседании с докладом, которым открывалось главное событие в деяниях Собора восстановление Патриаршества. Предсоборный Совет в своем проекте устройства высшего церковного управления не предусматривал Первосвятительского сана. При открытии Собора лишь немногие из его членов, главным образом епископы и монашествующие, являлись убежденными сторонниками восстановления Патриаршества. Но когда вопрос о первом епископе был поставлен в отделе высшего церковного управления, его восприняли там с большим пониманием. На каждом последующем его заседании мысль о Патриаршестве приобретала все больше приверженцев, претворяясь в исповедание соборной воли и соборной веры Церкви. На седьмом заседании отдел принимает решение не медлить с великим делом восстановления Первосвятительского престола и еще до завершения обсуждения всех деталей структуры высшей церковной власти предложить Собору восстановить сан Патриарха.

Обосновывая это предложение, священномученик Митрофан напомнил в своем докладе, что Патриаршество известно на Руси с самого ее Крещения, ибо в первые столетия своей истории Русская Церковь пребывала в юрисдикции Константинопольского Патриарха. При митрополите Ионе Русская Церковь стала автокефальной, но принцип первосвятительского возглавления остался в ней непоколебимым. Впоследствии, когда Русская Церковь выросла и окрепла, поставлен был первый Патриарх Московский и всея Руси.

Упразднение Патриаршества Петром I нарушило святые каноны. Русская Церковь лишилась своего главы. Синод оказался учреждением, лишенным твердой почвы на нашей земле. Но мысль о Патриаршестве продолжала теплиться в сознании русских людей как «золотая мечта». «Во все опасные моменты русской жизни, сказал епископ Митрофан, когда кормило церковное начинало накреняться, мысль о Патриархе воскресала с особой силой... время повелительно требует подвига, дерзновения, и народ желает видеть во главе жизни Церкви живую личность, которая собрала бы живые народные силы...».

Обращаясь к канонам, епископ Митрофан напомнил, что 34-е Апостольское правило и 9-е правило Антиохийского Собора повелительно требуют: в каждом народе должен быть первый епископ, без рассуждения которого другие епископы ничего не могут творить, как и он без рассуждения всех.

На пленарных заседаниях Собора вопрос о восстановлении Патриаршества обсуждался с необычайной остротой.

Главным аргументом сторонников сохранения синодальной системы было опасение, как бы учреждение Патриаршества не ущемило соборного начала в жизни Церкви. Без смущения повторяя софизмы архиепископа Феофана Прокоповича, князь А. Г. Чагадаев говорил о преимуществах «коллегии», которая может соединять в себе различные дарования и таланты, в сравнении с единоличной властью. «Соборность не уживается с единовластием, единовластие несовместимо с соборностью», настаивал профессор Б. В. Титлинов вопреки бесспорному историческому факту: с упразднением Патриаршества перестали созываться Поместные Соборы, которые регулярно созывали в допетровские времена, при Патриархах.Более остроумно возражал против Патриаршества протоиерей Н. П. Добронравов. Он воспользовался рискованным аргументом поборников Патриаршества, когда в пылу полемики они готовы были заподозрить синодальную систему управления не только в канонической ущербности, но и в неправославии. «Наш Святейший Синод признается всеми Восточными Патриархами и всем православным Востоком, сказал он, а здесь нам говорят, что он не канонический или еретический. Кому же нам верить? Скажите же нам, что Синод: Святейший или не Святейший?» Речь на Соборе шла, однако, о деле слишком серьезном, и от необходимости его решения не могла избавить даже самая искусная софистика.

В выступлениях сторонников восстановления Патриаршества, помимо канонических принципов, самым весомым доводом была история Церкви. Отметая наветы на Восточных Патриархов протоиерея Н. Г. Попова, профессор И. И. Соколов напомнил Собору о светлом облике святых Предстоятелей Константинопольской Церкви; другие ораторы воскрешали в памяти участников Собора высокие подвиги святых Московских Первосвятителей.

И. Н. Сперанский в своей речи проследил глубокую внутреннюю связь между первосвятительским служением и духовным ликом допетровской Руси: «Пока у нас на святой Руси был верховный пастырь Святейший Патриарх, наша Православная Церковь была совестью государства; у нее не было каких либо юридических прерогатив над государством, но вся жизнь последнего проходила как бы пред ее глазами и освящалась ею с ее особенной, небесной точки зрения... Забывались заветы Христовы, и Церковь в лице Патриарха дерзновенно поднимала свой голос, кто бы ни были нарушители... В Москве идет расправа со стрельцами. Патриарх Адриан последний русский Патриарх, слабенький, старенький... берет на себя дерзновение... "печаловаться", ходатайствовать за осужденных».

Многие ораторы говорили об упразднении Патриаршества как о страшном бедствии для Церкви, но вдохновенней всех архимандрит Иларион (Троицкий): «Зовут Москву сердцем России. Но где же в Москве бьется русское сердце? На бирже? В торговых рядах? На Кузнецком мосту? Оно бьется, конечно, в Кремле. Но где в Кремле? В Окружном суде? Или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе. Там, у переднего правого столпа, должно биться русское православное сердце. Святотатственная рука нечестивого Петра свела Первосвятителя Российского с его векового места в Успенском соборе. Поместный Собор Церкви Российской от Бога данной ему властью поставит снова Московского Патриарха на его законное неотъемлемое место».

В ходе соборного обсуждения вопрос о восстановлении сана Первоиерарха был освещен со всех сторон. Восстановление Патриаршества предстало перед членами Собора как повелительное требование канонов, как необходимость исполнения религиозных чаяний православного народа, как веление времени.

28 октября 1917 года прения были прекращены. 4 ноября Поместный Собор подавляющим большинством голосов вынес историческое постановление: «1. В Православной Российской Церкви высшая власть законодательная, административная, судебная и контролирующая принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян. 2. Восстанавливается Патриаршество, и управление церковное возглавляется Патриархом. 3. Патриарх является первым между равными ему епископами. 4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору».

Профессором И. И. Соколовым был прочитан доклад о способах избрания Патриархов в Восточных Церквах. Опираясь на исторические прецеденты, Соборный Совет предложил такую процедуру избрания: соборяне должны подать записки с именами трех кандидатов. Если ни один из кандидатов не получит абсолютного большинства, проводится повторное го­лосование, и так до тех пор, пока три кандидата не получат большинства. Потом жребием из них будет избран Патриарх. Против избрания жребием возражал епископ Черниговский Пахомий: «Окончательное избрание... Патриарха... следовало бы предоставить одним епископам, которые и произвели бы это избрание тайной подачей голосов». Но Собор все таки принимает предложение Соборного Совета о жребии. Прерогативы епископата этим не ущемлялись, поскольку архиереи добровольно соблаговолили предоставить великое дело избрания Первосвятителя на волю Божию. По предложению В. В. Богдановича решено было, что при первом голосовании каждый член Собора подаст записку с именем одного кандидата, и только при последующих голосованиях будут подаваться записки с тремя именами.

Возникали и такие вопросы: можно ли выбирать Патриарха из мирян? (на сей раз было решено выбирать из лиц священного сана); можно ли выбирать женатого? (на это профессор П. А. Прокошев резонно заметил: «Невозможно голосовать по таким вопросам, на которые ответ дан в канонах»).

5 ноября 1918 года из трех кандидатов, получивших большинство голосов, Патриархом избран был митрополит Московский святой Тихон.

Определения Поместного Собора 1917-1918 годов об органах высшего церковного управления.

С восстановлением Патриаршества преобразование всей системы церковного управления не было завершено. Краткое Определение от 4 ноября 1917 года впоследствии было дополнено целым рядом развернутых Определений об органах высшей церковной власти: «О правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России», «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете», «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления», «О порядке избрания Святейшего Патриарха», «О Местоблюстителе Патриаршего Престола».

Патриарха Собор наделил правами, соответствующими каноническим нормам, прежде всего 34-му Апостольскому правилу и 9-му правилу Антиохийского Собора: нести попечение о благополучии Русской Церкви и представлять ее перед государственной властью, сноситься с автокефальными Церквами, обращаться к всероссийской пастве с учительными посланиями, заботиться о своевременном замещении архиерейских кафедр, давать епископам братские советы. Патриарх получил право визитации всех епархий Русской Церкви и право принимать жалобы на архиереев. Согласно «Определению» Собора, Патриарх является епархиальным архиереем Патриаршей области, которую составляют Московская епархия и ставропигиальные монастыри. Управление Патриаршей областью под общим руководством Первоиерарха возлагалось на архиепископа Коломенского и Можайского.

«Определением о порядке избрания Святейшего Патриарха» от 31 июля (13 августа) 1918 года устанавливался порядок, в основном аналогичный тому, на основании которого избран был Патриарх на Соборе. Предусматривалось, однако, более широкое представительство на избирательном соборе клириков и мирян Московской епархии, для которой Патриарх является епархиальным архиереем.

В случае освобождения Патриаршего Престола предусматривалось незамедлительное избрание Местоблюстителя из числа присутствующих чинов Синода и Высшего Церковного Совета. Ввиду опасного для Церкви развития политических событий 24 января 1918 года на закрытом заседании Собор предложил Патриарху избрать несколько Блюстителей Патриаршего Престола, которые будут преемствовать его полномочия в случае, если коллегиальный порядок избрания Местоблюстителя окажется неосуществимым. Это постановление было исполнено Патриархом Тихоном в канун его кончины, послужив спасительным средством для сохранения канонического преемства Первосвятительского служения.

Поместный Собор 1917-1918 годов образовал два органа коллегиального управления Церковью в период между Соборами: Священный Синод и Высший Церковный Совет. К компетенции Синода были отнесены дела иерархически пастырского, вероучительного, канонического и литургического характера, а в ведение Высшего Церковного Совета дела церковно общественного порядка: административные, хозяйственные, школьно просветительные. И, наконец, особо важные вопросы, связанные с защитой прав Русской Православной Церкви, подготовкой к предстоящему Собору, открытием новых епархий, подлежали решению совместного присутствия Синода и Высшего Церковного Совета.

На основании Определения «О Священном Синоде и Выс­шем Церковном Совете», в состав Синода входили (помимо его Председателя Патриарха) еще 12 членов: митрополит Киевский по должности, 6 архиереев по избранию Собором на три года и 5 епископов, призываемых по очереди сроком на один год. Из 15 ти членов Высшего Церковного Совета, возглавляемого, как и Синод, Патриархом, 3 архиерея делегировались Синодом, а 1 монах, 5 клириков из белого духовенства и 6 мирян избирались Собором.

Хотя в канонах ничего не говорится об участии клириков и мирян в деятельности органов высшей церковной власти, в них нет запрета на такое участие. Привлечение клириков и мирян к церковному управлению обосновано примером самих Апостолов, сказавших некогда: «Нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах» (Деян. 6, 2), и передавших хозяйственные попечения семи мужам, традиционно именуемых диаконами, которые, однако, по авторитетному разъяснению отцов Трулльского Собора (прав. 16 е), были не священнослужителями, а мирянами.

Поместный Собор принял также Определение по проекту Положения о временном высшем управлении Православной Церкви на Украине, которым предусматривалась автономия Украинской Церкви в местных церковных делах.

Высшее церковное управление с 1918 по 1945 год.

Высший Церковный Совет просуществовал в Русской Церкви недолго. Уже в 1921 году в связи с истечением трехлетнего межсоборного срока прекратились полномочия избранных на Соборе членов Синода и Высшего Церковного Совета, а новый состав этих органов был определен единоличным Указом Патриарха в 1923 году. Указом Патриарха Тихона от 18 июля 1924 года Синод и Высший Церковный Совет были распущены. Временный Патриарший Синод был образован Патриархом Тихоном в 1923 году и просуществовал до его кончины.

Патриарший Местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий
Патриарший Местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий


В мае 1927 года Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий учредил Временный Патриарший Синод. Но это было лишь совещательное учреждение при Первоиерархе, которому принадлежала тогда вся полнота высшей церковной власти. В «Акте» митрополита Сергия об открытии Синода говорилось: «Во избежание всяких недоразумений считаю нужным оговорить, что проектируемый при мне Синод ни в какой степени не полномочен заменить единоличное возглавление Российской Церкви, но имеет значение лишь вспомогательного органа, лично при мне, как Заместителе первого епископа нашей Церкви. Полномочия Синода проистекают из моих и вместе с ними падают». В соответствии с этим разъяснением, как сами участники Временного Синода, так и их число определялись не избранием, а волей Заместителя Местоблюстителя. Временный Синод просуществовал 8 лет и был закрыт 18 мая 1935 года Указом митрополита Сергия.

25 декабря 1924 года (7 января 1925 года) святитель Тихон составил следующее распоряжение: «В случае нашей кончины наши Патриаршие права и обязанности до законного выбора Патриарха предоставляем временно Высокопреосвященнейшему митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу. Если же и сему митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру, митрополиту Крутицкому ».

На основании этого распоряжения сонм архипастырей в составе 60 иерархов, собравшихся на погребение Патриарха Тихона, 30 марта (12 апреля) 1925 года постановил, что «почивший Патриарх при данных обстоятельствах не имел иного пути для сохранения в Российской Церкви преемства власти». Поскольку митрополитов Кирилла и Агафангела в Москве не оказалось, было признано, что митрополит Петр «не имеет права уклониться от возлагаемого на него послушания ».

Священномученик митрополит Петр (Полянский) возглавлял Русскую Церковь в качестве Местоблюстителя до 6 декабря 1925 года. Своим распоряжением от 23 ноября (6 де­кабря) на случай невозможности для него исполнять обязанности Местоблюстителя он поручил временное исполнение этих обязанностей митрополиту Сергию (Страгородскому), который и приступил к их отправлению 23 ноября (6 декабря) 1925 года в должности Заместителя Местоблюстителя. С 13 декабря 1926 года по 20 марта 1927 года Русскую Церковь временно возглавлял митрополит Петроградский Иосиф (Петровых), а после него архиепископ Угличский святой Серафим (Самойлович). Первый был назван в распоряжении митрополита Петра вслед за именами митрополитов Сергия и Михаила (Ермакова); второго назначил митрополит Иосиф, когда и он лишен был возможности управлять церковными делами. 20 мая 1927 года кормило высшей церковной власти вернулось к митрополиту Нижегородскому Сергию (с 1934 года митрополит Московский и Коломенский). 27 декабря 1936 года, после получения ложной информации о кончине митрополита Петра (в действительности митрополит Петр был расстрелян позже, в 1937 году), он принял должность Патриаршего Местоблюстителя.

8 сентября 1943 года в Москве открылся Архиерейский Собор, в состав которого входили 3 митрополита, 11 архиепископов и 5 епископов. Собор избрал митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Изменение титула Патриарха (ранее было Московский и всея России) связано с изменением официального названия Церкви: вместо Российской Русская, а это изменение обусловлено было тем, что Россией в ту пору называлась только часть страны РСФСР, а слово «Русь» обозначает также Украину и Белоруссию, иными словами, больщую часть канонической территории нашей Поместной Церкви.

Святейший Патриарх Сергий почил в 1943 году. После его кончины Русскую Церковь возглавил, согласно завещанию почившего Первосвятителя, в должности Местоблюстителя митрополит Ленинградский Алексий (Симанский).

Святейший Патриарх Алексий I
Святейший Патриарх Алексий I


Поместный Собор 1945 года и «Положение об управлении Русской Православной Церковью».

31 января 1945 года в Москве открылся Поместный Собор, в котором участвовали все епархиальные архиереи вместе с представителями от клира и мирян своих епархий. Среди почетных гостей на Соборе присутствовали: Патриархи Александрийский Христофор, Антиохийский Александр III, Грузинский Каллистрат; представители Константинопольской, Иерусалимской, Сербской и Румынской Церквей. Всего на Соборе было 204 участника. Право голоса на нем имели одни епископы. Но голосовали они не только от себя лично, но и от имени клириков и мирян своих епархий, что вполне соответствует духу святых канонов. Поместный Собор избрал Патриархом Московским и всея Руси митрополита Ленинградского Алексия (Симанского).

На своем первом заседании Собор утвердил «Положение об управлении Русской Православной Церковью», которое включало в себя 48 статей. В отличие от документов Собора 1917-1918 годов, в указанном «Положении» наша Церковь называется не Российской, а как и в древности, Русской. В первой статье «Положения» повторена статья «Определения» от 4 ноября 1917 года о том, что высшая власть в Церкви (законодательная, административная и судебная) принадлежит Поместному Собору (ст. 1 я), при этом опущено только слово «контролирующая». Не говорится также о том, что Собор созывается «в определенные сроки», как это предусматривалось в «Определении» 1917 года. В статье 7 й «Положения» сказано: «Патриарх для решения назревших важных вопросов созывает с разрешения Правительства Собор преосвященных архиереев» и председательствует на Соборе, а о Соборе с участием клириков и мирян говорится, что он созывается только тогда, «когда требуется выслушать голос клириков и мирян и имеется внешняя возможность» к его созыву.

Шестнадцать статей «Положения об управлении Русской Православной Церковью» объединены в его 1 й отдел, озаглавленный «Патриарх». В статье 1 й, со ссылкой на 34 е Апостольское правило, говорится, что Русская Православная Церковь возглавляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси и управляется им совместно с Синодом. В этой статье, в отличие от «Определения» от 7 декабря 1917 года, нет упоминания о Высшем Церковном Совете, поскольку в новом «Положении» этот орган вовсе не предусмотрен. В статье 2 й «Положения» речь идет о возношении имени Патриарха во всех храмах Русской Православной Церкви в нашей стране и за рубежом. Дается и молитвенная формула возношения: «О Святейшем Отце нашем (имя) Патриархе Московском и всея Руси». Каноническое основание данной статьи 15-е правило Двукратного Собора: «Аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отступити от общения со своим Патриархом и не будет возносити имя его... в Божественном тайнодействии... таковому святый Собор определил быти совершенно чужду всякаго священства...» Статья 3 я «Положения» предоставляет Патриарху право обращаться с пастырскими посланиями по церковным вопросам к Полноте Русской Православной Церкви.

В статье 4-й говорится о том, что Патриарх от лица Русской Православной Церкви ведет сношения по церковным делам с предстоятелями других автокефальных Православных Церквей. Согласно «Определению» от 8 декабря 1917 года, Патриарх должен был сноситься с автокефальными Церквами во исполнение постановлений Всероссийского Церковного Собора или Священного Синода, а равно и от своего имени. Церковная история и каноны знают как примеры обращения Первоиерархов к Предстоятелям автокефальной Церкви от своего имени (каноническое послание архиепископа Алексан­дрийского Кирилла Антиохийскому Патриарху Домну и послание Патриарха Константинопольского Тарасия папе Адриану), так и примеры обращения Первоиерархов от имени Собора (Окружное послание архиепископа Геннадия к митрополитам и папе Римскому отправлено Первоиерархом от име­ни своего и «с ним святого Собора»).

Статья 5-я «Положения», соответствующая параграфу «М» статьи 2 й «Определения» Собора 1917-1918 годов, предоставляет Патриарху право «в случае нужды преподавать Преосвященным Архиереям братские советы и указания касательно их должности и управления». «Определение» Собора 1917-1918 годов не ограничивало преподавание братских советов «случаями нужды» и предоставляло Патриарху право давать советы епископам не только относительно исполнения ими их архиерейского долга, но и «относительно их личной жизни». В истории Древней Церкви примером советов Первоиерарха подчиненным ему архиереям служат канонические послания Первоиерарха Понтийской диоцезальной Церкви святителя Василия Великого епископу Тарсскому Диодору (прав. 87-е), хорепископам (прав. 89-е) и подчиненным ему епископам митрополии (прав. 90-е).

Согласно статье 6-й «Положения», «Патриарху принадлежит право награждать Преосвященных Архиереев установленными титулами и высшими церковными отличиями». В статьях 8-й и 9-й «Положения» говорится о правах Патриарха как епархиального архиерея. В отличие от статей 5-й и 7-й «Определения» Собора 1917-1918 годов, здесь ничего не сказано о ставропигиальных монастырях.

«Положение» 1945 года дает Патриаршему наместнику более широкие права, чем «Определение» Собора 1917-1918 годов. Он носит другой титул не Коломенский и Можайский, как ранее, а митрополит Крутицкий и Коломенский и на основании статьи 19-й «Положения» является одним из постоянных членов Синода.

Статья 11-я «Положения» гласит: «По вопросам, требую­щим разрешения Правительства СССР, Патриарх сносится с Советом по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР».

В «Положении» ничего не сказано о многих других правах Патриарха (о праве надзора за всеми учреждениями выс­шего церковного управления, о праве визитации епархий, о праве принимать жалобы на архиереев, о праве освящения святого мира). Умалчивает «Положение» и о подсудности Патриарха. А это значит, что как права Патриарха, так и его подсудность, не упомянутые в «Положении», после Собора 1945 года устанавливались на основании канонов, а также в соответствии с «Определениями» Поместного Собора 1917-1918 годов, которые сохраняли силу в части, не отмененной или не измененной позднейшими законодательными актами и не утратившей значения в связи с новыми обстоятельствами, например, исчезновением самих институтов, о которых говорится в этих определениях.

В статьях 14-й и 15-й «Положения» речь идет об избрании Патриарха. «Вопрос о созыве Собора (для избрания Патриарха) ставит Священный Синод под председательством Местоблюстителя и определяет время созыва не позднее 6 месяцев по освобождении Патриаршего Престола». Местоблюститель председательствует на Соборе. Срок для избрания Патриарха не указан в самих канонах, но он определен в 1-й главе 123-й новеллы Юстиниана, которая включена в «Номоканон в XIV титулах» и в нашу «Кормчую книгу», и составляет 6 месяцев. В «Положении» ничего не говорится о составе Собора, созываемого для избрания Патриарха. Но на самом Соборе 1945 года, принявшем «Положение», и на Соборе 1971 года в избрании участвовали лишь епископы, которые, однако, голосовали не только от своего имени, но и от имени клира и мирян своих епархий, представители которых присутствовали на этих Соборах.

В «Положении» Собора 1945 года о Местоблюстителе гово­рится в статьях 12-15. Отличие этих статей от соответствующих положений, предусмотренных в «Определениях» Собора 1917-1918 годов, заключалось в том, что Местоблюститель не избирается: в эту должность должен вступить старейший по хиротонии постоянный член Священного Синода. Согласно «Положению», Местоблюститель назначается лишь после освобождения Патриаршего Престола, то есть пока Патриарх жив и не оставил Престол, даже если он в отпуске, болен или находится под судебным следствием, Местоблюститель не назначается.

В статье 13-й говорится о правах Местоблюстителя. Как и сам Патриарх, он управляет Русской Церковью совместно с Синодом; имя его возносится за богослужением во всех храмах Русской Православной Церкви; он обращается с послани­ями ко всей Русской Церкви и к предстоятелям Поместных Церквей. Но в отличие от Патриарха, Местоблюститель сам, когда найдет это нужным, не может ставить вопрос о созы­ве Собора архиереев или Поместного Собора с участием клира и мирян. Данный вопрос ставит Синод под его председательством. Причем, речь может идти лишь о созыве Собора для избрания Патриарха и не позднее 6 месяцев с момента освобождения Патриаршего Престола. «Положение» не предоставляет Местоблюстителю права награждать архиереев титулами и высшими церковными отличиями.

Священный Синод, согласно «Положению об управлении Русской Православной Церковью» 1945 года, отличался от Синода, образованного в 1918 году, тем, что он не делил свою власть с Высшим Церковным Советом и имел иной состав; а от Временного Синода при Заместителе Местоблюстителя он отличался наличием реальной власти, тем, что не являлся только совещательным органом при Первоиерархе.

Составу Синода посвящены статьи 17-21 «Положения». Священный Синод, согласно «Положению», состоял из председателя (Патриарха) и постоянных членов: митрополитов Киевского, Минского и Крутицкого (Архиерейский Собор 1961 года расширил состав Священного Синода, включив в него в качестве постоянных членов Управляющего делами Московской Патриархии и Председателя Отдела внешних церковных сношений). Три временных члена Синода вызываются поочередно на полугодовую сессию, согласно списку архиереев по старшинству (для этого все епархии разделены на три группы). Вызов архиерея в Синод не обусловлен двухлетним пребыванием его на кафедре. Синодальный год разделен на две сессии: с марта по август и с сентября по февраль.

В отличие от соответствующего «Определения» Поместно­го Собора 1917-1918 годов, в котором подробно регламенти­рована компетенция Синода, в «Положении» ничего не го­ворится о круге подведомственных ему дел. Однако в статье 1-й «Положения» предусматривалось, что управление Рус­ской Церковью осуществляется Патриархом совместно со Священным Синодом. Следовательно, все важные общецерковные дела решаются Патриархом не единолично, а в со­гласии с возглавляемым им Синодом.

Высшее церковное управление по «Уставу об управ­лении Русской Православной Церкви» 1988 года.

В год тысячелетнего юбилея Крещения Руси, когда в условиях кризиса советского режима во взаимоотношениях Церкви и государства, а также Церкви и официально признанных общественных структур обозначились существенные перемены, с 6 по 9 июля 1988 года в Троице Сергиевой Лавре состоялся Поместный Собор, который принял «Устав об управлении Русской Православной Церкви».

Высшими органами церковной власти, в соответствии с этим «Уставом», являются Поместный Собор, Архиерейский Собор и Священный Синод во главе с Патриархом.

«Устав» ввел периодичность в созыв Поместных Соборов, которые должны были впредь созываться Патриархом (или, в его отсутствие, Местоблюстителем) и Священным Синодом по мере необходимости, но не реже одного раза в пять лет. В его состав, в соответствии с «Уставом», входят архиереи, клирики, монашествующие и миряне. В соответствии с «Уставом» Собора 1917-1918 годов, викарные архиереи по своему статусу не являлись его членами. Процедура избрания на Собор представителей от клира и мирян и их квота устанавливались, согласно «Уставу» 1988 года, Священным Синодом.

На основании «Устава» 1988 года Поместному Собору предоставлялась высшая власть в Церкви, и, в частности, право истолковывать учение Церкви, сохраняя вероучительное и каноническое единство с другими Православными Церквами; решать канонические, богослужебные, пастырские вопросы; утверждать, изменять, отменять и разъяснять свои постановления; канонизировать святых; избирать Святейшего Патриарха; утверждать постановления Архиерейского Собора тем самым, Архиерейский Собор ставился в подчиненное положение по отношению к Поместному Собору. Поместному Собору «Устав» предоставил право оценивать деятельность Священного Синода и его учреждений; создавать или упразднять органы церковного управления; устанавливать процедуру для всех церковных судов; осуществлять церковный контроль за реализацией отношений между Церковью и государством; принимать решения по вопросам о взаимоотношениях с Православными Церквами и инославными исповеданиями; выражать озабоченность проблемами, волнующими страну и все человечество; учреждать общецерковные награды. Поместный Собор, в соответствии с «Уставом» 1988 года, являлся последней инстанцией, которой подсуден Патриарх, а также по всем делам, предварительно рассмотренным Архиерейским Собором и переданным ему.

Поместный Собор, по «Уставу» 1988 года, возглавляется Председателем Патриархом или, в его отсутствие, Местоблюстителем Патриаршего Престола. Президиум Собора состоит из Председателя и его заместителей в составе восьми лиц в архиерейском сане. Секретариат Собора возглавляется архиереем. Собор избирает председателей (в архиерейском сане), членов и секретарей своих рабочих органов. Президиум, секретарь и председатели рабочих органов составляют Соборный Совет, который является руководящим органом Собора.

Все архиереи, члены Собора, в соответствии с «Уставом» 1988 года, составляют Архиерейское Совещание, которое созывается Председателем Собора, Советом Собора или по предложению 1/3 архиереев. В его задачу входит обсуждение тех постановлений, которые особенно важны и вызывают сомнение с догматической и канонической точки зрения. Если решение Собора отвергается 2/3 присутствующих архиереев, оно повторно выносится на соборное рассмотрение. После повторного отвержения 2/3 архиереев оно теряет силу.

На период между Поместными Соборами полноту высшей церковной власти «Устав» предоставил Архиерейскому Собору, в который входят епархиальные архиереи и епископы, возглавляющие Синодальные учреждения и духовные школы. В «Уставе» определена периодичность созывов Архиерейского Собора: не реже одного раза в два года. Соборы должны были также созываться по мере необходимости.

В преддверии Поместного Собора Архиерейский Собор должен был, согласно «Уставу», вносить предложения, касающиеся повестки дня, программы и регламента заседаний Поместного Собора, а также процедуры избрания Патриарха. «Устав» включил в обязанности Архиерейского Собора, в частности: хранение чистоты православного вероучения и норм христианской нравственности, решение принципиально важных богословских, канонических, богослужебных и пастырских вопросов; канонизацию святых, создание и упразднение епархий, Синодальных учреждений, а также духовных школ общецерковного значения. Священный Синод, в соответствии с «Уставом», подотчетен Архиерейскому Собору. Архиерейский Собор, согласно «Уставу», является судом второй инстанции по спорам между архиереями, по делам, связанным с каноническими проступками архиереев, а также по всем делам, переданным ему Священным Синодом для принятия окончательного решения.

Председателем Архиерейского Собора, по «Уставу» 1988 года, является Святейший Патриарх или Местоблюститель Патриаршего Престола. Президиум Архиерейского Собора составляет Священный Синод: секретарь Собора избирается из числа членов Синода. Как и постановления Поместного Собора, решения Архиерейского Собора вступают в силу сразу после их принятия, но право окончательного их утверждения принадлежит Поместному Собору.

Предстоятель Русской Православной Церкви, Святейший Патриарх Московский и всея Руси, согласно «Уставу» 1988 года, управляет Церковью вместе со Священным Синодом, при этом в «Уставе» делается ссылка на 34-е правило святых Апостолов и 9 е правило Антиохийского Собора.

Круг обязанностей Святейшего Патриарха «Устав» 1988 года определяет следующим образом: Патриарх созывает По­местные и Архиерейские Соборы, назначает заседания Синода и председательствует на них, несет ответственность за исполнение постановлений Соборов и Синода, представляет Соборам отчеты о жизни Церкви в межсоборный период, осуществляет начальственное наблюдение за всеми Синодальными учреждениями и духовными школами, обращается с посланиями к Полноте Русской Церкви, вступает в сношения с Предстоятелями Православных Церквей и главами иных исповеданий, представляет Русскую Церковь перед государственной властью, издает указы о назначении епархиальных и викарных архиереев, руководителей Синодальных учреждений, ректоров духовных школ и других должностных лиц, назначаемых Синодом, заботится о своевременном замещении архиерейских кафедр, об исполнении архиереями своих архипастырских обязанностей, поручает архиереям временное управление епархиями, имеет право визитации всех епархий Русской Церкви, дает архиереям братские советы, принимает жалобы на архиереев и дает им надлежащий ход, награждает архиереев титулами и высшими церковными отличиями, а клириков и мирян церковными наградами, утверждает присуждение ученых степеней и званий, имеет попечение о своевременном изготовлении святого мира.

Патриарх является епархиальным архиереем Московской епархии. По его указанию Московской епархией управляет на правах епархиального архиерея Патриарший Наместник, носящий титул митрополита Крутицкого и Коломенского.

Сан Патриарха является пожизненным. На случай освобождения Патриаршего Престола «Устав» предусматривал следующий порядок действий: Священный Синод под председательством митрополита Киевского избирает из числа своих постоянных членов Местоблюстителя Патриаршего Престола. Согласно «Положению об управлении Русской Православной Церковью», изданному Поместным Собором 1945 года, Местоблюститель не избирался, им становился старейший по хиротонии постоянный член Синода. В период междупатриаршества Русской Церковью управляет Священный Синод во главе с Местоблюстителем. Не позднее 6 месяцев по освобождении Патриаршего Престола Местоблюститель и Священный Синод созывают Поместный Собор для избрания нового Патриарха.

Кандидат в Патриархи должен быть, согласно «Уставу» 1988 года, архиереем Русской Православной Церкви, иметь богословское образование, достаточный опыт в области церковного управления, отличаться приверженностью к каноническому правопорядку, пользоваться доброй репутацией и доверием со стороны епископата, духовенства и мирян, «иметь доброе свидетельство от внешних» (1 Тим. 3, 7), быть не моложе 40 лет. В «Уставе», принятом в 1988 году, содержалось также положение о том, что кандидат в Патриархи должен являться гражданином СССР, которое утратило значение после распада Советского Союза.

В межсоборный период высшую законодательную, исполнительную и судебную власть, в соответствии с «Уставом» 1988 года, осуществляет Священный Синод во главе с Патриархом. Синод ответственен перед Поместным и Архиерейским Соборами. Он состоит из Председателя Патриарха или Местоблюстителя, а также 5 постоянных и 5 временных членов епархиальных архиереев. Постоянными членами Синода являлись митрополиты Киевский и Галицкий, Патриарший Экзарх всея Украины; Ленинградский и Новгородский; Крутицкий и Коломенский; и по должности Управляющий делами Московской Патриархии и Председатель Отдела внешних церковных сношений. При этом временные члены вызываются для присутствия в Синоде на одну сессию по старшинству хиротонии, но не ранее двухлетнего срока пребывания на кафедре, которую они занимают на время вызова в Синод. Синодальный год разделен на две сессии: летнюю (с марта по август) и зимнюю (с сентября по февраль).

Если Патриарх не может председательствовать на заседании Синода, он замещается старейшим по хиротонии постоянным членом Синода. Секретарем Синода является Управляющий делами Московской Патриархии.

В обязанности Священного Синода «Устав» 1988 года включил попечение о хранении и истолковании православной веры и норм христианской нравственности и благочестия, поддержание единства с братскими Православными Церквами, организацию внутренней и внешней деятельности Церкви, толкование канонических постановлений и разрешение затруднений, связанных с их применением, рассмотрение богослужебных вопросов, издание дисциплинарных постановлений, поддержание должных отношений между Церковью и государством, поддержание межцерковных связей, выражение озабоченности общественными проблемами, обращение с посланиями к Полноте Русской Церкви.

Священный Синод, в соответствии с «Уставом», избирает и назначает архиереев, перемещает их в исключительных случаях и увольняет на покой; вызывает архиереев на синодальные сессии, рассматривает отчеты правящих епископов. Синод назначает руководителей Синодальных учреждений и их заместителей, ректоров духовных школ.

Священный Синод руководит деятельностью Синодальных учреждений, рассматривает и одобряет центральный церковный бюджет, сметы Синодальных учреждений, духовных школ и соответствующие отчеты. Синод вносит изменения в наименование епархий, одобряет создание епархиальных учреждений, одобряет уставы монастырей, по представлению Учебного комитета утверждает учреждение новых кафедр в духовных академиях, уставы и учебные планы духовных школ, программы семинарий.

«Устав» предоставил Синоду права суда первой инстанции по делам архиереев, суда первой и последней инстанции по делам сотрудников Синодальных учреждений, а также суда второй инстанции по делам остальных клириков и мирян.

Синодальные учреждения, согласно «Уставу» 1988 года, создаются и упраздняются Поместными и Архиерейскими Соборами или Священным Синодом и подотчетны им. Во главе Синодальных учреждений должны были стоять лица в архиерейском сане, назначаемые Синодом. «Устав» 1988 года предусматривал существование следующих Синодальных учреждений: Управления делами Московской Патриархии с канцеляриями Патриарха и Синода, синодальной библиотекой и архивом; Отдела внешних церковных сношений, Издательского отдела, Хозяйственного управления, Учебного комитета; Пенсионного комитета.

Высшее церковное управление от Поместного Собо­ра 1988 года до Архиерейского Собора 2000 года.

В связи с тем, что по постановлению Архиерейского Собора 1989 года был образован Белорусский Экзархат Московского Патриархата, состав членов Священного Синода был расширен, для чего Архиерейским Собором января 1990 года были внесены соответствующие изменения в «Устав об управлении Русской Православной Церкви». Постоянным членом Синода стал митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Белоруссии. Соответственно до 6 лиц было увеличено и число временных членов Священного Синода.

3 мая 1990 года скончался Святейший Патриарх Пимен. 7-8 июня состоялся Поместный Собор, главным результатом которого явилось избрание нового Предстоятеля Русской Православной Церкви. Архиерейский Собор, созванный накануне Поместного Собора, избрал трех кандидатов на Патри­арший Престол. Из их числа в результате двух туров голосования тайной подачей голосов Святейшим Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Ленинградский Алексий (Ридигер). Интронизация Святейшего Патриарха Алексия II состоялась 10 июня 1990 года.

Впоследствии имели место изменения в титулатуре постоянных членов Священного Синода. Так, в связи с изменением статуса Украинской Православной Церкви, приобретшей внутреннюю самостоятельность в 1990 году на основании томоса Предстоятеля кириархальной Церкви Святейшего Патриарха Алексия II, ее глава стал именоваться Митрополитом Киевским и всея Украины. Титул «Блаженнейший», употреблявшийся первоначально лишь в пределах Украинской Церкви, в соответствии с решением Архиерейского Собора 1997 года стал употребляться во всех официальных случаях. В связи с отделением Новгородской епархии от Ленинградской и последующим переименованием города в Санкт Петербург изменился титул правящего архиерея этой епархии, являющегося постоянным членом Синода. Ныне он именуется митрополитом Санкт Петербургским и Ладожским.

В 1990-е годы произошла реорганизация системы Синодальных учреждений. На основании Определения Священного Синода от 29-31 января 1991 года, были образованы Отдел по религиозному образованию и катехизации и Отдел по благотворительности и социальному служению. Впоследствии были учреждены также Миссионерский отдел и Отдел по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. Издательский отдел неоднократно под­вергался в 1990-е годы реорганизации и, соответственно, переименованиям и приобрел, наконец, название Издательский совет. Пенсионный комитет был упразднен в связи с тем, что государство взяло на себя пенсионное обеспечение духовенства, чего оно ранее было лишено. Хозяйственное управление было также упразднено. Частично его функции перешли к Комиссии по экономическим и гуманитарным вопросам.

Протоиерей Владислав Цыпин

Русская Церковь при Патриархе Тихоне: 1917–1925

(РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В НОВЕЙШИЙ ПЕРИОД: 1917–1999 // Православная Энциклопедия. Русская Православная Церковь. М.,2000)

После переворота 25.10.1917 сразу же началась подготовка законодательства об отделении Церкви от гос-ва (см. Декрет об отделении Церкви от гос-ва). В Петербурге были закрыты дворцовые церкви, конфискована Синодальная типография. Патриарх Тихон в первом обращении к всероссийской пастве от 18.12.1917 характеризовал переживаемую страной эпоху как «годину гнева Божия». Еще более резок обличительный тон послания Патриарха от 19.01.1918, призывавшего верных чад Церкви встать на ее защиту и пострадать за дело Христово (Акты свт. Тихона. С. 83).
Гражданская война, начавшаяся в мае 1918 г. с восстания Чехословацкого корпуса, осложнилась вмешательством иностранных гос-в. Антанта поддерживала белые армии, которые изъявляли готовность в случае свержения советской власти продолжать войну против Германии и ее союзников. Некоторые из белых генералов в борьбе с советской властью сделали ставку на немецкие оккупационные войска. Русскую землю разделили с севера на юг и с запада на восток линии фронтов. По всей стране вспыхивали восстания и мятежи, помимо основных противостоящих друг другу сил — Красной и Белой армий — возникли национальные сепаратистские движения, всюду во множестве появлялись анархические бандитские формирования; русские города и села по нескольку раз переходили из одних рук в другие. Православные люди жили на территориях, контролировавшихся и красными и белыми, к православной Церкви принадлежали лица, сражавшиеся друг против друга в братоубийственной войне. Патриарх Тихон, считаясь с этим обстоятельством, старался избегать политической вовлеченности в происходящие события. В огне гражданской войны погибали не только военные люди, но и мирные жители. Жертвами междоусобицы стали и многие священнослужители. Помимо митр. Киевского сщмч. Владимира зверски умерщвлены были архипастыри Пермский Андроник (Никольский), Воронежский Тихон (Кречков), Тобольский Ермоген (Долганов), Черниговский Василий (Богоявленский), Астраханский Митрофан (Краснопольский), Орловский Макарий (Гневушев), Енотаевский Леонтий (Вимпфен), Ревельский Платон (Кульбуш). Среди священников первой жертвой Октябрьского переворота пал злодейски убитый 31.10.1917 сщмч. прот. Иоанн Кочуров. В годы смуты погибли также прот. Петр Скипетров, настоятель Казанского собора в Петрограде прот. Философ Орнатский, настоятель московского храма Василия Блаженного прот. Иоанн Восторгов, прот. Николай Конюхов, свящ. Петр Дьяконов из Пермской епархии, иером. Нектарий из Воронежа, петроградский прот. Алексий Ставровский. Зверски замучены были тысячи священнослужителей, монахов и монахинь. 13.10.1918 Патриарх Тихон обратился с посланием к Совету народных комиссаров, в котором выразил скорбь о бедствиях, переживаемых русским народом от братоубийственной смуты, и закончил его призывом к власти обратиться к устроению порядка и законности, дать народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани (Акты свт. Тихона. С.151).
Гражданская война, разделившая страну на противостоящие друг другу лагеря, затрудняла связь между Патриархией и епархиальными архиереями, находившимися в городах, занятых белыми армиями. Епархии Сибири и юга России перешли на самоуправление, организуя местные временные высшие церковные управления (ВВЦУ). В нояб. 1918 г. в Томске состоялось Сибирское церковное совещание, на котором было образовано ВВЦУ Сибири и Приуралья во главе с Омским архиеп. Сильвестром (Ольшевским). Совещание постановило, что после прекращения своей деятельности Высшее временное церковное управление обязано во всем дать отчет Святейшему Патриарху. После разгрома войск А. В. Колчака в 1919 г. одни священнослужители эмигрировали, другие, и среди них архиеп. Симбирский Вениамин (Муратовский), епископы Уфимский Андрей, Златоустовский Николай (Ипатов) и Тобольский Иринарх (Синеоков-Андреевский), остались на родине. В мае 1919 г. в Ставрополе состоялся Юго-Восточный русский церковный Собор, на котором было образовано Юго-Восточное ВВЦУ. Его председателем стал архиеп. Митрофан (Симашкевич). Впоследствии почетным председателем Юго-Восточного ВВЦУ был избран митр. Киевский Антоний (Храповицкий), самым влиятельным деятелем ВВЦУ был протопр. Георгий Шавельский, возглавлявший военное духовенство. Через него фактически поддерживались связи ВВЦУ со ставкой главнокомандующего Белой армией генерала А. И. Деникина. После поражения войск Деникина (кон. 1919 г.) Россию покинули митр. Антоний (Храповицкий), архиепископы Волынский Евлогий (Смирнов), Минский Георгий (Ярошевский), еп. Лубенский Серафим (Соболев) и другие архиереи, застигнутые гражданской войной на юге страны. Архиеп. Таврический Димитрий (Абашидзе), архиеп. Полтавский Феофан (Быстров), еп. Севастопольский Вениамин (Федченков) находились тогда в Крыму, в 1920 г. еще занятом белыми. Председатель ВВЦУ митр. Новочеркасский Митрофан (Симашкевич) затворился в мон-ре в Старочеркасске. На родине остались также еще несколько архиереев. После эвакуации войск П. Н. Врангеля из Крыма (нояб. 1920 г.) архиеп. Таврический Димитрий остался в России, а архиеп. Феофан и еп. Вениамин (Федченков), возглавлявший войсковое духовенство, эмигрировали. На исходе гражданской войны в крайне затруднительном положении оказались священнослужители, находившиеся на территориях, занятых белыми армиями, и после поражения белых не сумевшие или не пожелавшие эмигрировать. 26.02.1920 в заключении скончался Омский архиеп. Сильвестр (Ольшевский). Стремясь уберечь пастырей Русской Церкви от вовлеченности в политическую борьбу, Святейший Патриарх еще 25.08.1919 обратился с посланием, в котором призывал архипастырей Русской Церкви отказаться от всяких политических выступлений.
Крайне сложно складывались церковные дела на окраинах страны. Еще в марте 1917 г. без благословения экзарха Грузии Платона (Рождественского) в Мцхете состоялся Собор местных епископов, клириков и мирян, который провозгласил восстановление автокефалии Грузинской Церкви (см. Грузинская Православная Церковь). Временное правительство признало грузинскую автокефалию. 29.12.1917 Патриарх Тихон обратился к грузинским архиереям с отеческим увещанием, в котором, не отвергая принципиальной возможности провозглашения автокефалии, указывал, однако, на канонический путь решения этой проблемы — Всероссийским Собором. Призыв Патриарха Тихона был отвергнут. Лишь в 1943 г. при Католикосе-Патриархе Каллистрате (Цинцадзе) было восстановлено каноническое общение между Русской и Грузинской Церквами, автокефалия Грузинской Церкви была признана Русской Церковью, при этом, однако, решено было не давать согласованной канонической оценки разрыву, имевшему место в 1917 г. Чрезвычайно запутанной в первые послереволюционные годы была картина церковной жизни на Украине. Уже летом 1917 г. Центральная рада Украины стала поощрять церковный сепаратизм. Идея отделения Украинской Церкви от Русской и ее автокефализации как первого этапа к введению унии принадлежала униатскому митр. Андрею Шептицкому и была изложена им в записке, поданной австро-венгерским властям. Впоследствии Директория во главе с С. В. Петлюрой объявила об отмене постановления Всероссийского церковного Собора об автономии Украинской Церкви и провозгласила Украинскую Церковь автокефальной. Арест петлюровской администрацией митр. Киевского Антония (Храповицкого) и архиеп. Волынского Евлогия (Георгиевского) и передача их в качестве пленников польским властям были шагом на пути к автокефализации Украинской Церкви. Из числа сепаратистов был составлен самочинный Свящ. Синод во главе с архиеп. Екатеринославским Агапитом (Вишневским). Синод запретил поминовение за богослужением Патриарха Тихона и митр. Киевского Антония. После прихода в Киев Красной армии украинский Синод распался, архиеп. Агапит, оказавшийся вскоре на территории, занятой армией Деникина, и лишенный там сана за учинение раскола, принес покаяние; т. о., автокефалисты на Украине остались без архиерея. Однако, воспользовавшись новой оккупацией Киева польской армией в апр. 1920 г., клирики и миряне нескольких приходов Киева объявили о создании новой Всеукраинской церковной рады, которая отвергла всех епископов как ставленников Москвы и вновь провозгласила автокефалию. Чтобы пресечь печальное развитие церковных событий на Украине, Патриарх Тихон в 1921 г. временно упразднил автономию Украинской Церкви и установил для нее статус экзархата, назначив экзархом архиеп. Гродненского Михаила (Ермакова), впоследствии митр. Киевского. Автокефалисты, однако, не прекратили своей деятельности. В окт. 1921 г. Церковная Рада по инициативе бывш. петлюровского министра В. Чеховского без согласия священноначалия созвала самочинный «Всеукраинский Собор», в деяниях которого не участвовал ни один епископ. Собор провозгласил автокефалию. 23 окт. в Софийском соборе в Киеве священники совершили лжехиротонию запрещенного женатого прот. Василия Липковского в сан митрополита. На другой день самочинный «митрополит» «хиротонисал» во епископа свящ. Нестора Шараповского. Вдвоем они «рукоположили» Теодоровича (см. Иоанн Теодорович), Ярещенко, Орлика; и так в течение недели появилась лжеиерархия, названная «липковщиной» или «самосвятством». «Самосвяты» захватили до 1500 приходов.
Серьезным потрясением церковной жизни явилось повсеместное вскрытие мощей святых угодников Божиих. 14.02.1919 Наркомат юстиции издал постановление об организованном вскрытии мощей. Вскрытие проводили специальные комиссии в присутствии священнослужителей, составлялись протоколы. Если в результате вскрытия обнаруживалось, что мощи сохранились не в целости, то это обстоятельство в целях атеистической пропаганды выдавалось за сознательный обман и подделку. Всего до июля 1920 г. было произведено 58 публичных вскрытий. 29.07.1920 было издано постановление СНК РСФСР о ликвидации мощей, которое стало затем приводиться в исполнение. За годы гражданской войны число епископов Русской Церкви сильно сократилось: одни архиереи умерли естественной смертью, другие — погибли, третьи — оказались за пределами России. А между тем Поместный Собор постановил значительно увеличить число архиерейских кафедр, в каждой епархии открыть по нескольку викариатств. И постановление это было исполнено, несмотря на, казалось бы, неодолимые препятствия. В 1918 г. совершено было 4 архиерейские хиротонии (примерно столько, сколько совершалось их в дореволюционные годы), в 1919 г.— 14, в 1920 — 30, в 1921 г.— 39 архиерейских хиротоний. Летом 1921 г., после ужасов гражданской войны, русский народ постигло еще одно бедствие — голод. Жестокая засуха дотла выжгла посевы в Поволжье и Предуралье, на юге Украины и на Кавказе. В конце года голодало ок. 20 млн. чел. Свт. Тихон в авг. 1921 г. обратился к российской пастве, к Восточным Патриархам, к папе Римскому (см. Папство) и архиепископу Кентерберийскому с посланиями, в которых призывал провести сборы продовольствия и денег для вымирающего Поволжья. Под председательством Патриарха Тихона был образован Всероссийский комитет помощи голодающим (см. Всецерковный и епархиальные комитеты для оказания помощи голодающим), сумевший организовать эффективную международную помощь. Однако большевистское правительство в действительности заинтересовано было не в средствах для помощи голодающим, а в использовании голода для разгрома Церкви. По указанию Политбюро 23.02.1922 был издан декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей. На этот декрет Патриарх Тихон ответил посланием, в котором призывал храмы жертвовать на помощь голодающим церковные ценности, но не священные предметы. В то же время Патриарх призывал паству не оказывать сопротивления изъятию из храмов даже и святынь (Акты свт. Тихона. С. 190). Власти, однако, сочли издание послания нелегальной акцией. Насильственная конфискация святынь вызвала волнения в народе, во многих случаях отряды милиции или красноармейцев стреляли в людей, пытавшихся отстоять святыни,— пролилась кровь, что послужило поводом для арестов священнослужителей и мирян, которых обвиняли в подстрекательстве к сопротивлению властям. В. И. Ленин потребовал жесточайших расправ над священнослужителями. В Москве 26.04.1922 начался процесс против большой группы благочинных, клириков и мирян, закончившийся смертными казнями. К суду вначале в качестве свидетеля, а потом обвиняемого был привлечен и Патриарх Тихон. Постановления о привлечении к ответственности Патриарха выносили и провинциальные трибуналы, через которые проходили дела о беспорядках, учиненных в разных городах и селах страны в связи с проведением в жизнь декрета об изъятии церковных ценностей. Патриарха стали вызывать на допросы, 9.05.1922 он был подвергнут домашнему аресту на Троицком подворье.
В такой обстановке была осуществлена раскольническая авантюра, спланированная в ГПУ (см. Обновленчество). Не уполномоченная своим правящим архиереем группа петроградских священников — А. Введенский, А. Боярский, Е. Белков — выехала в Москву. По сговору с сотрудниками ГПУ 12 мая петроградские священники явились к находившемуся под домашним арестом Патриарху Тихону и предложили ради пользы церковной оставить Патриарший Престол, лживо утверждая, что ими уже исходатайствовано разрешение на созыв Поместного Собора для устроения пришедших в расстройство церковных дел. В ответ на это требование Патриарх 16 мая временно поставил во главе церковного управления митр. Ярославского Агафангела (Преображенского), назначив его своим заместителем. Митр. Агафангел, получив письмо от Патриарха, приступил к исполнению временного управления Ярославской епархией, но уже в том же месяце был лишен этой возможности, арестован и сослан в Нарымский край. 18 мая петроградские священники А. Введенский, Е. Белков и присоединившийся к ним московский свящ. С. Калиновский вновь явились на Троицкое подворье. Они уговаривали Святейшего передать им Патриаршую канцелярию до прибытия в Москву митр. Агафангела. В конце концов Патриарх уступил просителям, наложив на заготовленное ими прошение резолюцию: «Поручается наименованным ниже лицам принять и передать Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу, по приезде в Москву, синодские дела» (Акты свт. Тихона. С. 217). 19 мая Патриарх Тихон был переведен из Троицкого подворья в Донской мон-рь, некоторое время он содержался в тюрьме ГПУ на Лубянке. Резолюцию Патриарха о передаче канцелярии обновленцы объявили актом передачи им церковной власти и, сговорившись с еп. Верненским Леонидом (Скобеевым), случайно оказавшимся в Москве, а также с известным своими модернистскими обновленческими идеями заштатным еп. Антонином (Грановским), заявили об образовании Высшего церковного управления (ВЦУ), которое вскоре въехало в покои Патриарха на Троицком подворье. Для захвата церковного управления на местах ВЦУ направило по епархиям 56 уполномоченных, вменив им в обязанность изгнание архиереев из архиерейских домов и захват православных храмов. Действуя заодно с ГПУ, обвиняя архиереев в контрреволюционности, эти уполномоченные добились удаления из епархий большинства архиереев, верных Патриарху. Вернувшись из Москвы в Петроград, А. Введенский пытался вовлечь в обновленческую авантюру приблизившего его прежде к себе митр. Вениамина (Казанского). 25 мая он предъявил митрополиту «удостоверение» с подписью еп. Верненского Леонида в том, что, согласно резолюции Патриарха Тихона, он является членом ВЦУ и командируется в Петроград по делам церковного управления. Митрополит обратил внимание на отсутствие на этой бумаге подписи Патриарха и отказался признать «удостоверение». А 27 мая за воскресной литургией в петроградских церквах зачитано было послание митр. Вениамина к пастве, в котором священники Введенский и Белков, без воли своего епископа отправившиеся в Москву и принявшие там на себя высшее управление Церковью, отлучались от церковного общения впредь до принесения покаяния. 28 мая в покои митрополита явились представители власти вместе с Введенским: первые — для ареста архиерея, последний — для принятия канцелярии. В обязанности управляющего Петроградской епархией вступил первый викарий митрополита еп. Ямбургский Алексий (Симанский). 10 июня в Петрограде открылся процесс по делу о церковных ценностях с 86 обвиняемыми (см. Петроградский процесс 1922 г.). Трибунал приговорил митр. Вениамина, еп. Венедикта (Плотникова), архим. Сергия (Шеина), прот. Н. Чукова (см. Григорий Чуков), прот. Л. Богоявленского, а также проф. Юрия (Новицкого), Иоанна (Ковшарова), проф. Н. Огнева, И. Елачича к расстрелу, других обвиняемых — к разным срокам лишения свободы, некоторые были оправданы. Четверо из приговоренных к смерти были помилованы, а священномученики митр. Вениамин, архим. Сергий, Юрий Новицкий и Иоанн Ковшаров были казнены.
В обстановке террора половина епископов признала обновленческое ВЦУ единственной канонической церковной властью. Одни при этом действовали в состоянии растерянности, другие — подогреваемые честолюбием, третьи —надеясь ввести обновленческое движение в русло церковной законности и возглавить ВЦУ. 16.06.1922, когда в Петрограде шел судебный процесс, правящие архиереи Владимирский Сергий (Страгородский), Нижегородский Евдоким (Мещерский) и Костромской Серафим (Мещеряков) напечатали в газете «Живая церковь» воззвание, в котором признали каноничность обновленческого ВЦУ и призвали свою паству и всю Русскую Церковь подчиниться ему. Этот документ, получивший название «Меморандума трех», послужил соблазном для многих церковных людей. Признав ВЦУ, митр. Сергий с самого начала проявлял чрезвычайную осторожность и занял выжидательную позицию, не выезжая из Владимира в столицы. Однако в авг. 1922 г. он выступил с решительным протестом против решений съезда живоцерковников (см. Живая Церковь) об отмене постановления Святейшего Синода об отлучении от Церкви Льва Толстого, о допустимости второбрачия для священников и брака для епископов. По распоряжению митр. Сергия в его епархии второбрачные священники извергались из сана, а вступавшие в брак архиереями не признавались, но тем не менее до 1923 г. он не порывал с ВЦУ, по-прежнему признавая его за высшую власть в РПЦ. Только после освобождения Патриарха Тихона из-под ареста митр. Сергий покаялся в содеянном и вернулся в лоно канонической православной Церкви. Из обновленческого раскола через покаяние вернулся 11.09.1924 в Церковь и архиеп. Серафим (Мещеряков). Для архиеп. Евдокима (Мещерского) отпадение в раскол оказалось безвозвратным. 18.06.1922 с посланием «К архипастырям, пастырям и всем чадам Русской Православной Церкви» обратился заместитель Патриарха митр. Агафангел. В послании он объявлял ВЦУ «незакономерным» учреждением и призвал епархиальных архиереев не подчиняться ему и временно перейти на самоуправление, все дела решать самостоятельно, «по совести и архиерейской присяге» (Акты свт. Тихона. С. 220). Благочестивый народ в массе своей не пошел за обновленцами. Храмы, захваченные ими, стояли пустыми, а в православных приходах, сохранивших верность Патриарху, за богослужением продолжали возносить имена изгнанных архиереев. 29.04.1923 в захваченном у православной Церкви храме Христа Спасителя в Москве открылось обновленческое собрание, названное «Поместным Собором». Деловые заседания Собора проходили в III Московском доме советов. В лжесоборе участвовало 476 делегатов, которые разбились на партии: 200 живоцерковников, 116 депутатов Союза общин древлеапостольской Церкви (СОДАЦ), 10 — из «Церкви возрождения», 3 беспартийных обновленца и 66 депутатов, названных «умеренными тихоновцами», православные по убеждениям епископы, клирики и миряне, малодушно подчинившиеся обновленческому ВЦУ. «Собор» вынес приговор о лишении свт. Тихона сана Патриарха и монашества.
Патриарх не признал законности приговора. Обновленческий «суд» над Святейшим Патриархом был замышлен как прелюдия советского суда. Но суд не состоялся. Власти, подвергавшие узника изнурительным допросам и одновременно пытавшиеся договориться с ним, пошли на компромисс: неспособность обновленцев увлечь за собой значительную часть верующего народа, протесты международной общественности и даже угроза войны, обозначившаяся в ноте британского министра иностранных дел Керзона, но гл. обр. все-таки страх перед народными волнениями, которые могли бы последовать за расправой над Патриархом, заставили их отменить уже отрежиссированный процесс над Первосвятителем. При этом имело значение и то обстоятельство, что главные инициаторы антицерковной кампании В. И. Ленин и Л. Д. Троцкий к тому времени утратили власть: Ленин был разбит параличом, а Троцкого оттеснил триумвират вождей второго ряда. Об условиях, на которых власти готовы были освободить Патриарха, дает представление записка, поданная 11.06.1923 председателем Антирелигиозной комиссии ЦК Е. М. Ярославским в Политбюро: «Тихону сообщить, что по отношению к нему может быть изменена мера пресечения, если: а) он сделает особое заявление, что раскаивается в совершенных против Советской власти и трудящихся рабочих и крестьянских масс преступлениях и выразит свое теперешнее лояльное отношение к Советской власти, б) что он признает справедливым состоявшееся привлечение его к суду за эти преступления, в) отмежуется открыто и в резкой форме от всех контрреволюционных организаций… г) выразит резко отрицательное отношение к новому Карловацкому Собору и его участникам, д) заявит о своем отрицательном отношении к проискам как католического духовенства (в лице папы), так и епископа Кентерберийского и Константинопольского епископа Мелетия, е) выразит согласие с некоторыми реформами в церковной области (например, новый стиль)» (Архивы Кремля: Политбюро и Церковь. Кн. 1. С. 282–283). Условия были приняты, в сложившихся обстоятельствах, исключительно трудных для Церкви, Патриарх Тихон счел необходимым пойти на компромисс с властями, обратившись 16.06.1923 в Верховный суд с заявлением, в котором признавал свою вину по советским законам и просил об освобождении его из-под ареста. Святейший сделал этот шаг для того, чтобы, выйдя на свободу, восстановить пришедшее в крайнее расстройство церковное управление и дать отпор обновленческому расколу. Узник был освобожден 25.06.1923.
28 июня Патриарх Тихон обратился к Церкви с посланием, в котором так объяснил свою политическую позицию: «Я, конечно, не выдавал себя за такого поклонника Советской власти, каким объявляют себя церковные обновленцы... но зато я и далеко не такой враг ее, каким они меня выставляют». 1.07.1923 он обратился к пастве с новым посланием, в котором писал, что Русская Церковь аполитична и не желает быть втянутой в политическую борьбу. В послании Патриарх осудил обновленчество и тех эмигрантов, которые толкали Церковь на путь политической борьбы. 15 июля свт. Тихон обратился к пастве с новым посланием, в котором дезавуировал все действия обновленческого ВЦУ. 15.04.1924 Патриарх Тихон издал указ о запрещении в священнослужении и предании церковному суду обновленческих лжемитрополитов Евдокима (Мещерского) и Антонина (Грановского) (Акты свт. Тихона. С. 283, 287, 315–316). После возвращения Патриарха Тихона к отправлению своих Первосвятительских обязанностей его ближайшими помощниками в управлении Церковью, контактах с представителями власти и очищении Церкви от обновленчества стали архиепископы Тверской Серафим (Александров), Уральский Тихон (Оболенский) и еп. Верейский Иларион (Троицкий), которых Патриарх включил в образованный им Временный Синод. После ареста архиеп. Илариона его в Патриаршем Синоде заменил архиеп. Крутицкий Петр (Полянский). Оправданность компромисса, на который пошел Предстоятель Церкви, косвенным образом подтверждается отчетным докладом заведующего 6-м отделением Секретного отдела ГПУ Е. А. Тучкова, поданным в февр. 1925 г. В нем он дает такую характеристику «тихоновцам», которая по сути дела свидетельствует о том, что компромисс, на который пошел Патриарх, принес для Церкви свои плоды, а власть оказалась по существу стороной проигравшей: «В настоящее время тихоновская церковь... приобрела вновь вид идеологического и органического целого. Иерархический аппарат значительно восстановлен: почти в каждой губернии есть один, а иногда и несколько тихоновских епископов. Последние всячески стремятся создать на местах нормальные церковные административные аппараты, по типу бывш. Епархиальных управлений… В числе вновь посвященных епископов встречается много лиц с большим антисоветским прошлым… В настоящее время тихоновщина выкристаллизировалась как антисоветская группировка» (Архивы Кремля:Политбюро и Церковь. Кн. 2. С. 442).
В кон. 1924 г. здоровье Святейшего Патриарха ухудшилось. 13 янв. он переехал из Донского мон-ря в частную клинику Бакуниной на Остоженке. Тем временем Синод вел переговоры с Тучковым об издании нового обращения к пастве от лица Патриарха. При этом на Святейшего власти оказывали давление, его допрашивали, предъявляли ему уголовные обвинения, угрожали новым арестом и судом. 7.04.1925 состоялось экстренное заседание Синода, на котором обсуждался проект обращения Патриарха. После заседания Святейший Патриарх Тихон скончался. Он был погребен в Малом соборе Донского мон-ря. Отпевание совершили 56 архиереев и около 500 пресвитеров.

Форумы