• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Католики баварской деревушки возобновляют театрализованные представления Страстей, Смерти и Воскресения Христова

Представления начались по обету 400 лет назад во время эпидемии чумы, а теперь посвящены избавлению от пандемии

 

ОБЕРАММЕРГАУ. Католики в баварской деревушке возобновляют сценические представления Страстей, Смерти и Воскресения Христова, начатые по обету 400 лет назад во спасение от чумы, а теперь в них видят спасение от пандемии и прочих напастей, сообщает apnews.

Почти 400 лет назад жители баварской деревушки Обераммергау в Германии поклялись каждые 10 лет «устраивать постановку Страстей, Смерти и ВоскресенияГоспода нашего Иисуса Христа, если только Господь избавит нас от черной смерти (чумы)». Легенда гласит, что с 1634 года, когда католики деревушки Обераммергау впервые устроили публичное театрализованное представление Страстей, Смерти и Воскресения Христова, ни один односельчанин не скончался от чумы или иных моровых поветрий. Жители села наслаждались завидным здоровьем и иммунитетом к болезням до 2020 года, когда мир поразило новое моровое поветрие в виде пандемии коронавируса. В Обераммергау, как и повсюду в мире, случились несколько смертей от COVID-19, хотя местные собеседники журналистов Associated Press не смогли назвать точную цифру.

Многие односельчане убеждены, что Божья кара постигла их за нарушение давнего обета, ибо они не устроили очередную постановку после 10-летнего перерыва с должный срок весной 2020 года, поскольку власти категорически запретили массовые собрания и моления в связи с карантином. Теперь, после двухлетней задержки, 14 мая они все же вознамерились исполнить знаменитую постановку «Страсти, Смерть и Воскресение Христова вОбераммергау» - это уже 42-ое ее исполнение с момента дебюта во тьме веков. Почти половина жителей деревни – а это более 1800 человек, в том числе 400 детей – сыграют большие и малые роли в различных действиях постановки, повествующей о последних пяти днях жизни Христа.

Нынешняя постановка «модернизирована в духе времени и лишена антисемитских акцентов», а в составе исполнителей скрупулезно соблюдены все требования нынешней политкорректности и «инклюзивности», поскольку задействованы дети беженцев-мигрантов и нехристианских семейств. Постановка станет одним из первых крупных культурных событий в Германии после пандемии. Ожидается, что посмотреть редкое театрализованное зрелище соберется почти полмиллиона человек из Германии и со всего мира, с заметным преобладанием туристов и паломников из США. «Всего несколько недель назад многие из нас пали духом и утратили веру в том, что нам удастся должным образом подготовить постановку Страстей Господних, – говорит режиссер Кристиан Штукль (Christian Stueckl), уроженец Обераммергау и постановщик с 30-летним опытом. – Мы пока не знаем, как поведет себя вирус COVID-19, и не грянет ли очередная волна заболевания. Однако теперь нас переполняет огромное желание исполнить нашу постановку при большом стечении народа, и все мы испытываем великое вдохновение и волнение».

По словам Штукля, актеры проходят тесты на коронавирус перед каждой репетицией, и эти тесты будут проводиться перед каждым из 103 действий вплоть до завершения спектакля 2 октября. Все ведущие исполнители давно уже отращивают волосы и бороды, как того требует давняя традиция. Ввиду продолжающейся войны на Украине, темы кровопролития, страданий, голода, гонений и бегства особенно подчеркиваются в постановке этого года, напоминая зрителям о неизбывности и вневременности человеческих страданий, которые столь же остры в наши дни, как в две тысячи лет назад.

Сценарий постановки «сложился за сотни лет в самом консервативном католическом ключе», по словам режиссера, однако нынешний сценарий «тщательно переработан, дабы отразить этнокультурное и религиозное разнообразие современного общества в Германии». Главную роль впервые в истории исполняет мусульманский актер. Сам сценарий подвергся цензуре, дабы «очистить его от многих печально известных антисемитских сюжетных линий, навлекших широкую критику». «Сюжет постановки Страстей Господних в Обераммергау всегда был пронизан антисемитскими мотивами, – скорбит раввин Ноам Маранс (Noam Marans) в интервью изданию Associated Press в Обераммергау. – Евреи в нем главные злодеи и обманщики, евреи кровожадны, евреи интриганы и клеветники, евреи убийцы Христовы, и вот такие злобные персонажи всегда доминировали в традиционном сюжете».

Маранс, директор по межрелигиозным и межгрупповым отношениям в Американском еврейском комитете в Нью-Йорке, за последние годы консультировал Штукля в составе целой команды христианских и еврейских экспертов из США, дабы полностью «очистить сюжет от антисемитских акцентов». Теперь продукт этой цензуры славится как история успеха. Пьеса больше не изображает евреев убийцами Христовыми и всячески подчеркивает, что сам Иисус был евреем. Она помещает историю последних дней Иисуса «в должный исторический контекст, показывая внутренние противоречия в еврейских общинах и гонения на евреев от римлян». Все мужские персонажи в нынешней постановке носят ермолки, дабы подчеркнуть их еврейство. Подретушированы в еврейских мотивах и многие христианские элементы – в частности знаменитый хор и оркестр, исполняющий музыкальные произведения, датируемые началом 19 века.

Христианские и еврейские течения в нынешнем сюжете постановки подчеркиваются также в сценах Тайной вечери, когда на столе зажигается огромная Менора, а ученики Иисуса читают то еврейские молитвы, то христианскую Молитву Господню. «У зрителей не должно остаться никаких сомнений в том, что ни в жизни нынешнего Обераммергау, ни в нынешней постановке более нет места антисемитизму, ему нет ни малейшего убежища в сердцах исполнителей», – заверяет режиссер. Наряду с подчеркнутым антисемитизмом нынешней постановки, в ней царствует и новомодная инклюзивность. В 1990-е годы, когда Штукль впервые стал режиссером, исполнителей набирали только среди прихожан римско-католической или лютеранской церквей. В наши дни к участию усиленно приглашаются бывшие католики, покинувшие церковь, атеисты, мусульмане и представители всех иных религий из числа нынешних жителей Обераммергау.

Иуду играет мусульманский актер Ченгиз Горур. Помощник режиссера Абдулла Караджа происходит из семьи турецких иммигрантов. В постановке задействованы в качестве актеров и несколько детей беженцев из Африки и других стран, поселившихся в Обераммергау с недавних пор. Что касается женщин, то режиссер кается во все еще недостаточной представительности, жалуясь, что сюжет все еще «слишком мужской», поскольку все главные роли исполняют мужчины, за редкими исключениями в лице Богоматери и Марии Магдалины. На вопрос журналистов о том, сможет ли он доверить в будущих постановках мужские роли женщинам, Штукль с сомнением качает головой. «Я не думаю, что доживу до той поры, когда Иисуса сыграет женщина, а Деву Марию мужчина, – признается режиссер. – Очень надеюсь, что из-за этого не грянет конец света».

 

Форумы