Воинствующие папы контрреформации (вторая половина XVI века)

Е. Гергей. История папства


Вторая половина XVI века была периодом развития абсолютных монархий. В Англии и Франции укрепилась центральная власть, с ее поддержкой ускорилось общественное и экономическое развитие. В Англии это происходило в духе Реформации, наряду с созданием англиканской церкви; во Франции же этот процесс протекал в условиях борьбы католицизма с гугенотами. В Испании сформировался деспотический княжеский абсолютизм, который не в последнюю очередь основывался на накоплении благородного металла, стекавшегося с заморских территорий. Германско-римская империя с религиозной точки зрения находилась в раздробленном состоянии; народы же Центральной Европы вели оборонительные бои против турецких захватчиков.

После Тридента консервативное церковное реформаторское движение преобразовывалось в развернувшуюся под эгидой испанского абсолютизма и в его духе агрессивную контрреформацию, программной целью которой была ликвидация Реформации при помощи государственных военных властей. В интересах осуществления этого она сплотила феодальные господствующие классы вокруг папской церкви. Однако контрреформация означала нечто большее: религиозно-нравственное и культурное обновление, которое не оставляло без внимания и происходящие социальные изменения. Контрреформация могла стать победоносной только при условии, что ее активизацию обеспечивало внутреннее обновление. Закулисным фоном католической консервативной реформы было формирование абсолютной монархии, означавшей большее экономическое и политическое единство, в то время как лютеранское направление Реформации закоснело, консервируя феодализм в его раздробленной, сословной стадии. Революционным вариантом протестантизма стал буржуазный по характеру кальвинизм, который на завоеванных им территориях, в Нидерландах и в Англии, становился идеологией буржуазной революции.

Внутри церкви также сформировалась папская абсолютная монархия, так как папы осмысляли, излагали и осуществляли реформаторские постановления в духе абсолютизма и централизма. Церковь эпохи контрреформации стояла на принципиальных основах абсолютистского авторитаризма, и управление церковью было сильно централизовано. В результате своей контролирующей, обновляющей и регулирующей деятельности папы в значительно большей степени вмешивались во внутреннюю жизнь церквей отдельных стран, чем когда бы то ни было на протяжении истории. Централизованная папская юрисдикция - абсолютная монархическая власть папы - усилилась как во внешнем, так и во внутреннем аспектах.

Иезуиты, продолжавшие с помощью щита и меча испанских и австрийских Габсбургов свою деятельность, превратили консервативную церковную реформу в воинствующую и агрессивную контрреформацию. Контрреформаторская деятельность, как и сама Реформация, развернулась в Германии. Бастионами иезуитской контрреформации стали университеты. Фердинанд I создал их сначала в Вене, потом в Праге. В 1561 году Эстергомский архиепископ Миклош Олах образовал иезуитский колледж в Надьсомбате[40]. Эти факты также показывают, что иезуиты в первую очередь подготавливали контрреформаторскую элиту. Эта элита впоследствии при поддержке политической власти, опираясь на католическую Баварию герцога Альбрехта, начала возвращать в католичество протестантских князей. Ясно, что для этого необходимо было предложить им столько же или даже больше, чем те получали или могли ожидать от Реформации. Если князь в протестантском мире приобрел церковные атрибуты, контрреформация тоже обещала ему это: с согласия папы, даже в союзе с ним, они могли сохранять за собой свои приобретения, и их влияние в католической церкви росло (с образованием тесного союза светской власти и церкви). Папы ясно осознали, что, только опираясь на светскую власть, они могут сохранить влияние католической церкви: поэтому они однозначно выступали за создание в контрреформации тесного союза с князьями, что и было осуществлено. Коль скоро князь (монарх) возвращался в католическую веру, его примеру следовало и дворянство, чтобы снова играть роль в государстве. Таким образом, начиная с конца XVI века принцип «cuius regio, eius religio» соответствовал уже интересам контрреформации.

Из идентичности интересов, союза папства и княжеского абсолютизма следовало, что и светская власть претендовала на большее влияние в формировании судеб папства. Так родилось с середины XVI века связанное с избранием папы государственное право «вето». Оно означало, что светская власть могла на конклаве через уполномоченного ею кардинала официально и открыто вместо нежелательного ей лица выдвинуть кандидатом кого угодно из участвующих в избрании папы кардиналов. Хотя происхождение этого права не совсем ясно, по всей вероятности, император Карл V впервые дал указание кардиналам империи, за кого не голосовать. Испанские и австрийские Габсбурги сделали затем «вето» привычным правом, хотя Павел IV уже в 1562 году протестовал против этого. В конце XVI века испанские государи тоже сами определяли, кого из претендентов следует, по их мнению, избрать папой. Начиная со следующего века французский король Людовик XIV и его преемники также пользовались так называемым государственным правом «вето».

После закрывшего Тридентский собор Пия IV нужен был такой папа, который последовательно трактует реформы. И не случайно возвели в святые папу Пия V (1566-1572), который именно так трактовал декреты собора, определившие католицизм нового времени. В его лице на престол Святого Петра вновь взошел высший священнослужитель. Избрание папой кардинала Числиери осуществил архиепископ Милана Карл Борромео. Числиери был раньше доминиканским монахом, потом инквизитором. Павел IV, у которого он пользовался доверием, вскоре сделал его главой римской инквизиции. Став папой Пием V, он остался аскетическим монахом, считавшим своей миссией довести до триумфа контрреформацию. Упрямый и строгий папа был суровым и со своими родственниками, держал их вдали от папского двора. Во время его понтификата по-прежнему проводился в жизнь дух Борромео. Разделавшись с непотизмом и запретив торговлю должностями, Пий V приступил к реформе курии.

В интересах осуществления решений Тридентского собора Пий V сформировал конгрегацию, учрежденную еще его предшественником для правильного истолкования постановлений собора, - Congregatio S. Concilii (Конгрегацию Собора). В 1566 году он издал для духовенства «Римский катехизис» и в 1568 году реформировал «Римский псалтырь». Этим папа в соответствии с постановлениями собора хотел укрепить в духовенстве (как у священнослужителей, так и у проповедников и наставников) единство веры. Окончательное формирование единого римского молитвенного ритуала было закреплено 14 июля 1570 года буллой «Quo primum», которая требовала обязательного использования в католической церкви изданного тогда «Римского молитвенника». Это привело к триумфу в церкви латинского языка в ущерб национальным языкам.

Церковная политика папы сочеталась с политическими неудачами. Политика Пия V характеризовалась его явной испанской ангажированностью. Из этого следовал окончательный разрыв англиканской церкви с Римом. При полном взаимопонимании с Филиппом II (1555-1598) Пий дал свое благословение террору инквизиции в Испании и Италии. В раздираемой гражданской войной Франции Пий V торопил ликвидацию гугенотов вооруженным путем. Севернее - по отношению к развертывающейся в Нидерландах освободительной борьбе и буржуазной революции - он однозначно занимал враждебную позицию и выступал на стороне испанцев (и католицизма).

Своим единственным политическим успехом Пий V не без основания считал стратегический удар, впервые после длительного времени нанесенный по средиземноморскому могуществу турок, когда после захвата турками в 1571 году Кипра объединенный союзный военный флот Испании, Венеции и папы под предводительством Дона Хуана Австрийского в октябре 1571 года разбил турецкий флот.

В лице папы Григория XIII (1572-1585) церковь возглавил кардинал, бывший до этого юристом в Болонье. При нем вновь ожил и возродился непотизм; у него был незаконнорожденный сын, однако в кардиналы он произвел не его, а двух своих племянников. Самым известным поступком папы Григория было осуществление реформы календаря. Еще на Тридентском соборе встал вопрос о необходимости этого, чтобы избавиться от несоответствия между общегражданским годом, основывающимся на Юлианском календаре, и астрономическим годом. В курии эту работу возглавил кардинал Сирлето. Сущность его предложения сводилась к тому, что после 4 октября 1582 года сразу должно следовать 15 октября. Сначала это предложение было одобрено в католических государствах, затем оно было торжественно провозглашено Григорием XIII. (Протестантские государства приняли его спустя столетие, а Греция и Россия, где господствовало православие, перешли на этот календарь только в начале XX века.)

Для поддержки католической реставрации, а также в целях осуществления папского централизма Григорий XIII организовал систему постоянных нунциатур[41]. Он укрепил уже существовавшие и создал новые на приграничных территориях; так, в 1570 году была учреждена нунциатура в Люцерне - для Швейцарии, в 1580 году в Граце - для Австрии, в 1584 году в Кельне - для Нижней Германии. Вместе со старыми при Григории XIII действовали: 7 нунциатур в латинских государствах (Неаполь, Флоренция, Венеция, Торино, Мадрид, Лиссабон, Париж), 4 - в Германской империи (Вена, Грац, Кельн и Брюссель), 1 - в Швейцарии (Люцерна) и 1 - в Польше (Варшава). Личный состав нунциатур комплектовался из итальянских священнослужителей, которых готовили в духе решений Тридентского собора. Посольства организовывались по венецианскому образцу; каждый нунций раз в восемь дней посылал отчеты в курию и по крайней мере дважды в год (весной и осенью) лично прибывал в Рим для доклада и получения новых инструкций.

Дело католической реставрации папа Григорий XIII, без сомнения, продвигал вперед прежде всего организацией строгого и основательного церковного обучения. Руководство созданного им римского университета - Григорианского[42] - он возложил на иезуитов. Он хотел воспитывать в Риме в духе контрреформации таких священнослужителей, которые были бы сынами нации той страны, где впоследствии они должны будут повести борьбу с Реформацией. Для приехавших обучаться в университете иностранцев создавались - тоже под руководством иезуитов - национальные коллегии, которые папа весьма щедро материально обеспечивал. Созданная в 1552 году Германская коллегия («Германикум») была в 1569 году реорганизована, и в ней было размещено сто обучающихся. Окончившие это учебное заведение немецкие священнослужители стали затем руководителями и преподавателями отечественных университетов и семинарий, направляющими деятельность по осуществлению католической реформы. Концентрация внимания папства на обучении и подготовке священнослужителей была необходима не только для того, чтобы вырастить новое поколение духовенства верным и преданным папе, но также и для того, чтобы подготовить католических священников к преодолению тех политических и материальных трудностей, с которыми им придется столкнуться в странах со смешанной религией. Вслед за немецкой в 1577 году была открыта Греческая коллегия («Грекорум») для греков и армян, в 1579 - Английская коллегия для англичан, а затем были организованы Шотландская, Ирландская и другие коллегии.

В 1579 году создается и Венгерский колледж («Хунгарикум») (для венгров), активным участником его организации был иезуит Иштван Санто. Однако в венгерский колледж прибыло только три семинариста, и тем самым это учреждение оказалось нежизнеспособным. Тогда папа объединил его в 1580 году с немецким колледжем, и с тех пор «Германикум-Хунгарикум» в Риме принимал на обучение и венгерских семинаристов.

Григорий XIII видел главную опору контрреформации в испанской великой державе. Во Франции он был союзником Гизов против гугенотов[43]. Когда в 1572 году в ночь накануне праздника св. Варфоломея католики устроили резню гугенотов, прибывших в Париж на бракосочетание своего лидера - короля Наваррского Генриха (Бурбона) с французской принцессой Маргаритой Валуа, папа отслужил в Риме благодарственный молебен с пением гимна «Те Deum» («Тебя, Бога, хвалим»).

Обновленное в духе Тридента папство достигло кульминации своего могущества и авторитета в годы понтификата Сикста V (1585-1590). Кардинал Монтальто происходил из незнатного рода. Легенда утверждает, что в детстве ему приходилось пасти свиней. Двенадцатилетним отроком он вступил в орден францисканцев, а затем сделал головокружительную карьеру. Он реорганизовал и обновил францисканский орден в духе строгой реформы, став его генералом. На конклаве он был избран папой благодаря поддержке клана Медичи.

После своего вступления на папский престол Сикст V восстановил нарушившийся порядок в Церковном государстве. Он буквально с варварской жестокостью стал расправляться с расплодившимися при Григории XIII бандитами. Наряду с установлением высоких денежных наград за их головы он договорился с соседними государствами, что те не будут предоставлять бандитам убежища. Так, меньше чем за год он в буквальном смысле истребил бандитов и разбойников. Политический порядок в государстве и в городе он стремился укрепить и упрочить посредством заключения браков своих разбогатевших и набравших силу родственников с членами семейных кланов Орсини и Колонна и тем самым свести на нет вековые противоречия между этими аристократическими родами.

Новый папа и в международной политике был сторонником примирения. Во вновь разгоревшемся испано-французском конфликте он не принял ни ту ни другую сторону - это, правда, объективно благоприятствовало Франции. Сикст V считал, что освободиться из-под испанской гегемонии он сможет при усилении французского державного противовеса. Во взаимоотношениях же с Англией он однозначно стоял на стороне испанцев. В 1587 году английская королева Елизавета казнила католичку Марию Стюарт. За это папа отлучил Елизавету от церкви (это было последнее в истории отлучение от церкви королевской особы) и объявил о крестовом походе против нее, организацию которого он возложил на Филиппа II, пообещав ему Англию в вассальную зависимость. Тем самым папа освятил испанскую агрессию; начавшаяся формально на религиозной почве испано-английская война на самом деле была войной, отражавшей соперничество мировых держав за господство на море, за захват колоний. В 1588 году состоявшая из 130 кораблей испанская «Великая армада» двинулась на завоевание Англии. В результате поражения и гибели военно-морского флота Испании ее (и португальская) морская гегемония рухнула. Начиная с этого момента мы становимся свидетелями быстрого подъема Голландии и Англии. Закат Испании как великой державы и перемещение центра экономического развития на побережье Атлантики (в частности, во Фландрию), начавшиеся там затем буржуазные революции - все это оказывало воздействие и на Италию (прежде всего на папство). Упадок, переживаемый Испанией, вверг в кризис Италию и папство.

Папа Сикст V явился создателем администрации Церковного государства и новой, современной системы единого управления церковью. После Реформации было необходимо обновить и осовременить и высшее руководство церкви. Начиная с Авиньона и вплоть до Тридента абсолютистская власть пап ограничивалась кардинальской консисторией, которая вносила в руководство определенный элемент коллегиальности. Однако после Тридента папская власть усилилась. Во время контрреформации консистория (так же как и княжеский совет - рейхстаг - в условиях светских абсолютных монархий) снова потеряла свое значение и превратилась в чисто консультативный орган, подчиненный воле папы.

Это не означало, однако, принижения значения кардиналов - изменились их функции. Они превратились из могущественных магнатов («князей церкви») в авторитетных и образованных высших чиновников папы. Этому, в частности, способствовало то обстоятельство, что внутри коллегии кардиналов возникли призванные заниматься различными специальными задачами кардинальские конгрегации. Они взяли на себя большинство функций бывших центральных папских учреждений. Каждая из таких конгрегации может рассматриваться как своего рода профилированное министерство во главе с кардиналом (в отдельных случаях - во главе с коллегией, состоящей из нескольких кардиналов). Кардинальская консистория преобразовалась как бы в совет министров; обычно папа был не председателем его, а абсолютным господином. Эта организационная система отнюдь не означала демократизацию руководства церковью, а, наоборот, служила укреплению централизма, делая его более компетентным. Таким образом, структура специализированных конгрегации заменила под знаком церковного централизма систему управления, возглавляемую канцелярией консистории. (Канцелярия и Трибунал сохранились в качестве административных органов, но влияния в делах управления они уже не имели.)

Кардинальские конгрегации учреждены папой Сикстом V в изданной им 22 января 1588 года булле «Immensa aeterni Dei», а уже существовавшие были в соответствии с ней реорганизованы. Из пятнадцати созданных конгрегации десять входили в единую систему церковного управления, а пять были органами управления Папского государства. Эта система центральных папских учреждений впервые претерпела существенные изменения в 1870 году при ликвидации Папского государства, а затем в начале XX века в результате реформ, осуществленных Пием X.

Органической частью реформы папских учреждений явилось также и укрепление внутренней структуры кардинальского корпуса. Сикст первым определил правовое положение кардиналов. В соответствии с принципами централизма, он наделил кардиналов, возглавлявших папские учреждения, исполнительной властью по отношению к епископам. Кардинал - князь римской церкви, равный по рангу со светскими князьями, стоял над архиепископами. (Если преступника вели на казнь и на пути этой процессии встречался кардинал, он имел право освободить осужденного.) Для осуждения кардинала по любому судебному делу требовалось 72 свидетеля. Годовой доход кардинала должен был составлять как минимум 4000 скудо. Кардинальский сан мог быть приобретен только за баснословную сумму. Один лишь кардинальский перстень стоил 500 золотых; а кардинальскую шапку у некоторых пап покупали за 40 000 скудо.

3 декабря 1586 года своей буллой «Postquam verus ille» папа Сикст V определил число кардиналов в 70 человек. Это число было превзойдено впервые в 1958 году! 70 кардиналов делились на три категории:

шесть кардиналов-епископов (епископы Сабины, Фраскати, Албано, Веллетри, Порто и Остии). Старейший среди них - декан, являющийся одновременно епископом Остии. Их избирала Святая коллегия из кардиналов двух других категорий;

пятьдесят кардиналов-священников, являвшихся действительно священнослужителями в римских храмах, а если они не римляне, то имевшие свои так называемые титулярные церкви. Поэтому их называли еще титулярными кардиналами;

четырнадцать кардиналов-диаконов, которые возглавляли папские учреждения.

Папа свободно выбирал своих кардиналов; в те времена кардиналами могли стать и светские люди (ныне же - только посвященные в духовный сан). Сан кардинала следует в церковной иерархии сразу после папы.

Назначение (производство) в кардиналы происходит в консистории; начиная с Иннокентия IV (1245), папа посылает новому кардиналу красную шапку, означающую, что тот должен защищать папу даже ценой своей крови. Бывают случаи, когда папа открыто не объявляет о назначении кардинала; это - тайные кардиналы. Если кардинал не возглавляет свое епископство, то он должен пребывать в Риме.

Реформа кардинальского корпуса изменила и существовавшие до сего времени формы непотизма. Начиная с эпохи Ренессанса папы стремились добыть для членов своих семейных кланов светские княжества. Начиная же с Сикста V, непотизм уже не распространялся на всю семью; папа отбирал из своих родственников только наиболее способного и производил его в кардиналы, но зато возлагал на него функции кардинала-государственного секретаря. Наряду с этим на другого родственника, остающегося светским лицом (государственный непот), он возлагал ведение хозяйственных дел, главным образом руководство хозяйственным управлением Церковного государства. При Сиксте V функцию государственного секретаря исполнял кардинал Монтальто, а функцию управления хозяйством - маркиз Мишель; но они функционировали на этих постах, не подменяя папу, а будучи самыми преданными ему чиновниками.

Таким образом, мы можем констатировать, что реформа папского управления, осуществленная Сикстом V (создание конгрегации, укрепление нунциатур), в значительной степени усилила папский централизм, результативно послужила папскому абсолютизму. Все это означало централизацию сил церкви в интересах приостановления и оттеснения Реформации.

Сикст V наряду с мерами, предпринятыми им в области управления, оздоровил папство и в финансовом отношении. Для того чтобы понять это, нам надлежит вкратце рассмотреть, как формировалось денежное хозяйство пап на протяжении XV-XVI веков. Финансовая система Папского государства по-прежнему являлась примером для монархов Европы. Развитие меняльных контор стало возможным благодаря широкой финансовой поддержке пап. В самом Папском государстве до середины XVI века налоги были очень низкими; папское налогообложение в полную силу действовало за границей. Наряду с торговлей индульгенциями (до середины XVI века) главным источником папских доходов было создание новых церковных должностей и продажа их. Согласно ведомости банкирского дома Фиджи за 1471 год, в Папском государстве в том году имелось 650 должностей на продажу, всего на сумму в 100 000 скудо. (Скудо - это серебряная, реже золотая монета.) Финансовые неурядицы пап периода Возрождения стали постоянными. Иннокентий VIII заложил даже папскую тиару. Лев Х в основном торговал кардинальскими назначениями, заламывая за них астрономические суммы. Он сам создал 1200 новых должностей и продал их. При нем число подобных должностей составляло 2150 с общим годовым доходом в 320 000 скудо.

В Папском государстве сложилась и система государственной задолженности. Начало государственным кредитам положил Климент VII в 1526 году на сумму 200 000 золотых. Рост папских доходов значительно опережался ростом расходов, в результате чего росли долги. Устанавливаемые для уравновешивания этого процесса все новые и новые налоги стали и в Папском государстве к концу XVI века, по существу, невыносимыми.

В эпоху контрреформации папы пытались освободиться от давящих расходов на содержание постоянной армии. Это сделалось возможным благодаря тому, что папа снова стал опираться не на собственную военную силу, а на армии католических князей. При Пие V вся армия Папского государства состояла всего из 500 человек; из них 350 находились в Риме - швейцарские наемники, обеспечивавшие безопасность папы.

При Сиксте V государственный бюджет папской курии имел явно отрицательный баланс: все доходы составляли 1 358 456 скудо, в то время как государственный долг достигал 6 500 000 скудо. Из доходов 715 913 скудо уходило на погашение процентов по долгам. В 1592 году сумма доходов составляла 1 585 520 скудо, а долг равнялся 12 242 620 скудо, при этом сумма процента составляла 1 088 600 скудо. В начале XVII века при Урбане VIII государственный долг составлял в 1635 году уже 30 000 000 скудо. Такое ведение денежного хозяйства было возможным потому, что обеспечивалась уплата процентов. Банкиры предоставляли папам займы, так как капиталовложения в святую мать-церковь щедро возмещались. Тут воплощался в жизнь принцип: «деньги там, где власть».

Вместе с тем папа Сикст V хорошо умел хозяйствовать. Во время его понтификата он наполнил золотом всегда путовавшую папскую казну. За три года (1586-1588) он скопил в Замке Святого Ангела 3 000 000 золотых скудо. (Он оговорил, что после его смерти из этой суммы можно расходовать деньги исключительно на богоугодные цели.)

Главным источником получения денег и для него была продажа должностей и кредит в счет государственного долга. Однако папа Сикст не ограничивался лишь финансовыми спекуляциями, а уделял внимание и экономическому процветанию своего государства. К концу XVI века папам принадлежали и богатые, прекрасные земли. Романьская долина представляла собой обильно производящую хлеба местность. В 1589 году стоимость зерна, вывозимого Церковным государством, составляла 500 000 скудо. Сикст V заботился также о развитии сельского хозяйства и промышленности. Так, например, он обязал граждан государства высаживать тутовые деревья в интересах шелковой промышленности. Церковное. государство и Рим выполняли также важные торговые задачи. Особенно оживленный торговый оборот приходился на папский портовый город Анкону.

Рим же всегда был двуликим городом с большими возможностями. Как религиозный центр католического мира, он обладал достоинством и серьезностью, которые, однако, не могли скрыть его алчность, жажду обогащения и лицемерие. Сформировавшийся к концу столетия барочный Рим стал крупным городом, насчитывавшим 100 000 жителей.

В эпоху контрреформации Церковное государство получило новую роль: оно хотело стать незыблемым краеугольным камнем универсальной церкви. Эта реальная претензия освободила пап от внутриполитических перипетий и сложностей Италии, и они снова смогли сосредоточить свое внимание на проблемах мировой церкви.

При Сиксте V Рим стал окончательно барочным городом и обрел свои нынешние формы. В деятельности Сикста уже не осталось ничего от Ренессанса, он уже не щадил даже античные памятники. Адекватным католической реставрации и контрреформации направлением в искусстве стало барокко. Папский абсолютизм полностью поставил искусство себе на службу. В период Ренессанса искусство господствовало над папой, теперь же - наоборот. Функция мастеров искусств состояла в создании ощущения неземного, трансцендентного великолепия католического культа. Искусство барокко делает осязаемыми и ощущаемыми борения и страдания души и тем самым достигает преображения. Обрядность становится органической частью католического образа жизни. Народная религиозность все больше обращается к евхаристии и к культу девы Марии. Крестные ходы, святые места снова расцветают пышным цветом, как во времена раннего средневековья.

И именно искусство, которое в эпоху Ренессанса, пожалуй, больше всего отдалилось от церкви, теперь снова самым тесным образом сблизилось с ней. Этот симбиоз, по крайней мере, настолько же способствовал завоеваниям католицизма, как и религиозные войны. Восторженное, как бы обращенное вовнутрь барочное искусство дополняла литература, раскрывавшая чувственную, романтическую сторону религии. Так обрабатывающие легенды раннего средневековья поэзия, драматургия и эпос превращают их в будоражащую фантазию волшебную сказку. Одним из самых выдающихся произведений такого рода литературы является героическая поэма Тассо «Освобожденный Иерусалим». Наряду с ней можно упомянуть и произведения Ариосто, Сервантеса, Лоне де Вега, Кальдерона или Мильтона.

Даже больше, чем литературу, церковь подчинила своей власти изобразительное искусство барокко. Олицетворением этого является чудесный портрет папы Иннокентия X, принадлежащий кисти Веласкеса. Наиболее выдающимися художниками этого периода были также Мурильо, Караваджо, Рубенс, Ван Дейк и Рембрандт.

В музыке стиль барокко ярко проявился в произведениях Пьерлуиджи Палестрины, которого папа вначале изгнал из ватиканского оркестра, однако позднее именно в его творчестве церковная полифоническая музыка достигла своей вершины (ведущим барочным музыкальным инструментом был величественный орган).

Римское барокко достигло больших высот и в архитектуре. Первое самое выразительное сооружение в стиле барокко - это церковь иезуитов в Риме (Иль Джезу), спроектированная Виньолой. Сикст V находил большую радость в строительстве. При нем был закончен под руководством Джакомо делла Порта купол храма Святого Петра: над его сооружением день и ночь трудилось 600 рабочих, и за 22 месяца они действительно завершили работу. По указанию Сикста V в 1586 году в геометрический центр площади Святого Петра перенесли египетский обелиск, который до этого стоял в цирке Нерона.

Решение технически весьма сложного процесса перемещения обелиска папа доверил Доменико Фонтана, виднейшему архитектору эпохи. Фонтана вычислил вес обелиска и определил, что он равен 327 тоннам. Наибольшую проблему составляло то, что гигантский обелиск под воздействием на протяжении веков резкой смены дневной и ночной температур утратил свою былую прочность, и поэтому возникло опасение, что при перенесении он может разломиться. (Вообще-то обелиск представлял собой цельный монолит.) Фонтана отлил из свинца модель обелиска, пропорциональную ему по размерам, и с ним экспериментировал, как можно осуществить перенос.

Перемещение обелиска следовало считать не только техническим чудом; оно должно было символизировать могущество папы. Папа времен барокко в античном шедевре ценил не произведение искусства, а то, как можно языческий памятник использовать для прославления папства. Рядом с надписями, воспевшими славу языческих царей, Сикст приказал высечь слова: «Christus vivit, Christus regnat, Christus imperat. Vincit Leo de tribu Juda» («Христос живет, Христос правит, Христос повелевает. Победил Лев племя Иудино»[44]).

Выдающиеся папы эпохи барокко сами были покровителями и ценителями наук, и только предвзятые наблюдатели утверждали (иные порой и сейчас утверждают), что католическая церковь была якобы заклятым врагом науки. (В качестве «неопровержимого» доказательства этого приводится обычно судилище над Галилеем; будто бы оно априори было направлено против научных исследований. Хотя вот уже целое столетие - со времени изучения материалов судебного процесса - как выяснилось, что поддерживавший, вообще-то говоря, Галилея папа Урбан VIII потому отдал ученого под суд, что тот посмел противостоять высшей церковной власти. А это в те времена считалось непростительным грехом. Несомненно, что приговор по своему духу был антинаучным - ведь Галилей должен был отказаться от всех аргументов, приведенных им в пользу Коперника, поскольку новое, гелиоцентрическое, представление о мироздании ограничивало власть церкви и папы, а точнее, угрожало ее неприкосновенности. Однако в век антиклерикальной просвещенной буржуазии суд над Галилеем символически превратился в конфликт между церковью и наукой, прогрессом. Ныне распоряжение папы Иоанна Павла II о пересмотре этого судебного процесса, то есть подготовка к реабилитации Галилея, также свидетельствует о стремлении пусть задним числом, но прекратить противостояние церкви и науки.)

Весь понтификат Сикста V символизирует внутреннее противоречие католической реставрации и барокко, но в еще большей степени это символизирует сама смерть выдающегося папы. Восторженные римляне в начале его пребывания на папском престоле соорудили ему статую. Но когда летом 1590 года Сикст V умер, народ, измученный огромными налогами, снес статую папы. Римляне устремились в Капитолий и приняли решение впредь не ставить больше статуй ни одному папе.

После Сикста владыками церкви, быстро сменявшими один другого на срок от нескольких недель до нескольких месяцев, были три папы. В конце концов происпанские кардиналы избрали более молодого папу в лице кардинала Альдобрандини, принявшего имя Климента VIII (1592-1605). Став папой, он по-прежнему оставался уравновешенным и вдумчивым чиновником, много и охотно работавшим за письменным столом. С ним на папском престоле господство личности сменилось господством службы.

Влияние папы в это время - на рубеже XVI и XVII веков - было подобно его влиянию в XI-XII веках. Вновь ожили было идеалы Гильдебрандской эпохи, однако затем в кровавых бойнях Тридцатилетней войны они были навечно погребены. Это возросшее, но непрямое политическое влияние папство обеспечило себе благодаря тому, что церковное обновление совпало с развитием и расцветом абсолютной монархии, для формирования которой католицизм был наиболее подходящей идейной основой. Позднее, в середине XVII века, этот процесс вылился в свою противоположность, и абсолютные монархии окончательно разделались с влиянием папства на жизнь их стран.

Современную теорию папского суверенитета в соответствии с эпохой абсолютной светской монархии разработали иезуиты и в первую очередь кардинал Роберт Беллармин (1542-1621). Согласно его представлениям, светская власть - это тело, а церковная власть - душа; папа назначен Богом надзирать за государствами, для чего он наделен полной, непререкаемой церковной властью. В религиозных делах он имеет право вмешиваться и в управление государствами. Королевская власть по своему происхождению - тоже божественна, но государь осуществляет свое предназначение через руководство народом, поэтому народ может и лишить его этой власти. Так в рамки одного учения вместились и папский абсолютизм, и народный суверенитет. Сохранился и иезуитский тезис о казни тирана, но теперь основной упор в оценке короля делался уже на верность вере.

В то время как переживающее закат испанское владычество вынуждено было в 1609 году принять к сведению победу освободительной борьбы и буржуазной революции в Нидерландах, контрреформация при Клименте VIII и его непосредственных преемниках успешно продвигалась вперед во Франции, в Габсбургской империи (в том числе и в Венгрии) и в Польше. Климент VIII уже не поддерживал Филиппа II в его борьбе против Франции и Генриха IV (1589-1610). Его расчет оправдался, ибо Генрих до тех пор не мог укрепить свою власть на французском троне, пока не помирился с католической церковью. А для этого тогда был только один-единственный путь: возвращение в католицизм. В 1593 году Генрих IV в кафедральном соборе в Сан-Дени торжественно перешел в католическую веру, а папа освободил его от обвинения в еретичестве. Клименту VIII пришлось признать Генриха, коль скоро он не хотел, чтобы французская католическая церковь стала полностью самостоятельной и откололась от Рима. При посредничестве папы в 1598 году завершилась и франко-испанская война, благодаря чему вновь восстановилось европейское политическое равновесие, а папство освободилось от испанской зависимости. Новая французская ориентация принесла свои первые плоды: при поддержке Франции папа добился, что Феррара после того, как там вымерла династия Эсте, стала частью Папского государства. Однако в 1597 году Папское государство потеряло Модену и Реджо. Начиная с этого времени и вплоть до 1791 года - до аннексии революционной Францией Авиньона и графства Венессен - Папское государство существовало в неизменных границах.

Главной опорой контрреформации в Германско-римской империи было Баварское княжество. Реставрация стремилась завоевать на свою сторону имперское дворянство и князей. Сначала удалось в 1590 году обратить назад в католическую веру баденского князя. В австрийских провинциях и в Венгерском королевстве Рудольф II (1576-1608) открыл контрреформации свободный путь. При Фердинанде II (1619-1637) стали, по существу, полновластными хозяевами иезуиты, которые затем становятся «создателями» воспитанного в духе контрреформации высшего католического духовенства. (Достаточно, пожалуй, назвать среди них венгра Петера Пазмани.)

Климент VIII снова принял активное участие в борьбе австрийских Габсбургов с турками. Во время начавшейся в 1593 году пятнадцатилетней войны папа значительными денежными суммами помогал военным усилиям Габсбургов. В период между 1593 и 1597 годами войска папы участвовали в боях на территории Венгрии, а в Трансильвании действовал папский нунций. Во главе папской армии (которая, по мнению Фракнои, состояла приблизительно из 260 конников и 8000 пехотинцев-наемников) стоял непот Климента - кардинал Хуан Альдобрандини. Папские наемники принимали участие также в изгнании турок из Эстергома и Вишеграда.

Ссылки по теме
Форумы