В Нигерии христиане готовы создать ополчение для защиты от «Боко харам»

Ряд христианских лидеров сдержанно отнеслись к этой инициативе
ДЖОС. Многочисленные нигерийские христиане выступили за создание ополчения, которое защитит их от атак джихадистов из «Боко харам» - филиала группировки «Исламского государства». Ряд христианских лидеров сдержанно отнеслись к этой инициативе, опасаясь, что христиане могут сами стать «агрессорами».

В интервью американскому католическому сайту Crux молодой нигерийский адвокат Дайлоп Саломон рассказал, что за последние три года он потерял более 140 близких и дальних родственников, а также многих друзей. Все они стали жертвами джихадистов. Ни разу акты насилия со стороны «Боко харам» не были спровоцированы христианами, утверждает юрист: «Мы ни разу не нападали на них».

По данным христианской правозащитной организации «Open Doors», только в течение 2014 года в Нигерии были убиты 2 484 христианина – в том числе женщины и дети, то есть по семь человек в день. Таким образом, среднее число жертв среди христианского населения этой африканской страны – самое высокое в мире. Оно выше, чем в Ираке, Сирии или Северной Корее.

Иногда христиане, подвергающиеся нападениям исламских экстремистов, создают отряды самообороны, однако это движение не носит систематического характера ни в Нигерии, ни в других странах мира. Зачастую важную роль здесь играет позиция церковных лидеров, которые отговаривают свою паству от насильственных методов сопротивления.

По свидетельству нигерийца Мусы Ауду Бадунга, мусульманина, который обратился в христианство в возрасте 10 лет, потому что ему было «стыдно за зверства, совершаемые во имя ислама», христиане, как правило, не оказывают активного сопротивления. «Миссионеры научили нас, что когда враг бьет тебя по одной щеке, ты должен подставить другую, -- говорит он. – Христос учит миру, и поэтому мы не воюем с нашими ближними».

В то же время Муса Ауду Бадунг задается вопросом, до каких пор можно терпеть. Зная, что многие его родные и близкие были сожжены заживо в церквях или публично обезглавлены, он восклицает: «Ведь есть же международный договор, который разрешает людям брать в руки оружие, чтобы защищаться?»

Со своей стороны, протестантский пастор Якубу Пам считает, что главное – не вооружиться против агрессоров, а дать молодежи перспективы на будущее. Сам он в течение семи лет создает мелкие предприятия и образовательные центры, поступив в которые нигерийские юноши будут не столь уязвимы для джихадистиских вербовщиков.

По словам католического епископа города Джос Игнатия Каигамы, главный вопрос – это пределы самообороны. «Когда людей так долго провоцируют, осуществляя нападения, убийства и разрушения, когда они чувствуют себя прижатыми к стене, их ответ зачастую выходит за рамки допустимого». Епископ Каигама говорит, что сам он никогда не поддерживал идею создания христианских вооруженных сил. Когда конфликт закончится – вне зависимости от того, какая сторона победит, оружие останется в руках населения, дети научатся убивать, и они будут это делать по малейшему поводу, опасается епископ.

Раздачи оружия населению опасается и другой католический иерарх – епископ города Сокото Мэтью Куках. Он убежден, что защита людей – это прерогатива государства.

А вот католический священник Питер Омори, в приходе которого в результате обстрела джихадистов 14 человек погибли прямо во время мессы, говорит, что хотя он и не призывает своих прихожан вооружаться, он не будет отговаривать их взять в руки оружие. «Боевики «Боко харам» отняли столько жизней, что жизнь уже ничего не стоит для них, -- заявляет о. Омори. – Можно ли бездействовать, ожидая, пока убьют или ограбят?»

Такого же мнения придерживается пятидесятник с севера Нигерии Самсон Цок, у которого исламисты убили дядю и близкого друга. «Израиль сформировался как государство в ходе войны, и он жив благодаря войне, -- говорит он. – Я думаю, что мир невозможен без войны». Когда это необходимо, христиане имеют право на самооборону – особенно в тех случаях, когда правительство бездействует, убежден Цок.

Форумы