• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В Ливане климатический кризис угрожает исчезновением библейскому кедровому лесу

В приграничной зоне обстрелы со стороны Израиля уже привели к пожарам, гибели обширных оливковых рощ и посевов

ЧАРРЕ. В Ливане климатический кризис давно уже угрожает исчезновением библейскому кедровому лесу, а с недавних пор к нему присоединилась война – в приграничной зоне обстрелы со стороны Израиля привели к пожарам, гибели обширных оливковых рощ и посевов, сообщает apnews.

Десятки христиан недавно пришли к небольшой часовне середины 19 века, затерянной в горном кедровом лесу, чтобы отпраздновать праздник Преображения Господня – чудо, когда Иисус Христос на вершине воссиял светом пред учениками. Желтый свет закатного солнца омыл предстоятеля маронитской церкви Ливана, патриарха Бешару Бутроса аль-Раи, проповедующего с деревянного подиума, после чего собравшиеся исполнили гимны на арабском и арамейском языках.

Для ливанских христиан местные кедры священны, недаром они упоминаются в Библии 103 раза. Эти могучие вечнозеленые деревья стойко переносят суровые снежные зимы в горах, а символическое изображение кедра украшает национальный флаг страны. К счастью, священные кедровые рощи на севере страны пока еще далеки от зоны столкновений боевиков «Хезболлы» с израильскими войсками вдоль ливано-израильской границы, на фоне войны Израиля с ХАМАС. Однако ливанское правительство протестует против применения снарядов с белым фосфором и другого зажигательного оружия армией Израиля, в результате чего в приграничной зоне уже сгорели десятки тысяч оливковых деревьев и посевы сельскохозяйственных культур, а обездоленные ливанские земледельцы опасаются, что это оружие привело к необратимому загрязнению почв.

И все же выживанию ливанских кедровых рощ в долгосрочной перспективе угрожает не только война, но и повышение температуры из-за изменения климата. Потепление может уничтожить биологическое разнообразие в регионе и погубить один из самых известных символов страны. Знаменитый пышный Кедровый лес Божий (Cedars of God Forest) на высоте порядка 2 тысяч метров над уровнем моря недалеко от северного города Бхарре издавна почитается ближними и дальними христианами. Из заповедных рощ открывается вид на долину Кадиша («священная» на арамейском языке), где христиане не раз находили убежище от преследований в различные периоды бурной истории Ливана. Глубокая 35-километровая горная долина с ее пышной растительностью скрывает одно из крупнейших в мире сообществ монастырей. В 1998 году ООН внесла здешний кедровый лес и долину в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

С тех пор долина и лес приобрели еще большую популярность у паломников, туристов и защитников окружающей среды со всего мира. Все больше ливанцев всех вероисповеданий все чаще приезжают сюда ради глотка свежего воздуха вдали от городов. «Сюда приезжают люди всех религий, не только христиане, здесь много мусульман и атеистов, – говорит Хани Таук (Hani Tawk), священник маронитской церкви, сопровождающий группу туристов и паломников по монастырю Святого Елисея. – Мы, христиане, почитаем многих наших святых, живших в этих местах, и всегда ощущаем их благословенное пребывание с нами в этом священном измерении».

Защитники окружающей среды и местные жители обеспокоены тем, что глобальное потепление в сочетании с бесхозяйственностью властей постепенно уничтожает хрупкую экосистему долины и ее кедровый лес. «Через тридцать-сорок лет почти наверняка грядет обеднение нынешнего биологического разнообразия долины Кадиша, которое пока еще считается одним из богатейших в мире», – говорит в интервью Associated Press Чарбел Таук (Charbel Tawk), инженер-эколог и природоохранный активист из Бхарре.

Ливан уже многие последние годы страдает от изменений климата: местные земледельцы сетуют на отсутствие дождей, в сосновых лесах на на севере страны все чаще бушуют лесные пожары, подобные тем, которые начисто выжгли леса в соседней Сирии и недальней Греции. Местным жителям все труднее переживать летнюю жару, особенно при постоянных долгих отключениях электричества. Температуры воздуха в горном северном городе Чарре уже почти постоянно превышают 30 градусов по Цельсию, что не редкость в прибрежных городах страны, но пока еще непривычно в горах. Монахини средневекового монастыря Каннубин на горном склоне в долине Кадиша обмахиваются веерами и пьют воду, спасаясь от жары в тени монастырского двора. Они горестно вспоминают совсем недавние времена, когда еще можно было комфортно спать летними ночами, не нуждаясь в кондиционерах.

Уже появились первые тревожные признаки грядущей возможной гибели кедров и зеленой долины Кадишу. Повышение температур способствует размножению колоний тли, пожирающих кору кедровых деревьев, а на ее выделениях все шире разрастается плесень, по словам эколога Чарбела Таука. Эти выделения обычно собирают пчелы, однако в последние годы они становятся все менее активными. Тля и другие вредители уже живут значительно дольше в течение сезона и забираются все выше. Эти вредители способны погубить кедры со временем, особенно на относительно небольших высотах. С потеплением также резко возрастает угроза лесных пожаров.

Кедровые рощи лучше всего произрастают на высотах от 700 до 1800 метров над уровнем моря. Экологическая организация Таука за последние годы посадила около 200 тысяч кедровых саженцев на больших высотах и в таких районах, где их раньше не было. Выжило около 180 тысяч саженцев. «Из-за изменений климата или чего-то еще, что происходит в природе, в наши дни кедры уже способны выживать на высотах от 2100 до 2400 метров», – говорит Таук, осматривая молодую кедровую рощу на горном склоне.

Местные священники и экологи призывают правительство Ливана помогать университетам в широкомасштабных исследованиях последствий изменений температуры для биоразнообразия страны. Однако Ливан уже много лет страдает от тяжкого экономического кризиса. Государственная казна истощена, многие ведущие специалисты страны заняты поисками контрактов за рубежом. «Сегодня у нас от прежнего государства не сохранилось практически ничего, кроме названий, – сокрушается градоначальник Чарре Фредди Кейруз (Freddy Keyrouz). – Сохранились еще соответствующие министерства, но при всех своих самых благих намерениях, они больше не имеют финансовых возможностей. Вот почему нам приходится все чаще обращаться к жителям городов и сел за помощью в природоохранных инициативах, а к ливанской диаспоре за рубежом за посильным финансированием».

Маронитская церковь давно уже установила строгие правила охраны Кедрового леса Божьего. «Мы не разрешаем приносить в священный лес никакие горючие материалы, – говорит Чарбел Махлуф (Charbel Makhlouf), священник собора Святой Сабы в Бхарре, – Мы не допускаем в нем никакую застройку. Все киоски, туристические магазины и автостоянки располагаются вдали от леса». «Комитет друзей кедрового леса», в который входит и эколог Таук, деятельно ухаживает за кедровыми деревьями почти три десятилетия с благословения и при содействии церкви. На многих кедрах установлены датчики для измерения температуры, ветра и влажности. Они дают возможность экологам своевременно подмечать ухудшения погодных условий, чреватые лесным пожаром.

«В низовьях долины Кадиша тоже нарастают опасные экологические проблемы, – говорит Таук. – В частности, тамошние экологические ниши все активней захватывают кипарисы, они вытесняют другие виды растений и нарушают хрупкое равновесие, издавна сложившееся в нашей долине. Мы с ужасом наблюдаем, как агрессивно они распространяются, растут и возвышаются над другими видами, лишают их солнечного света и воздуха, душат своими кронами и корнями. Эти изменения влияют на целые сообщества растений, птиц, насекомых и все виды рептилий, обитающих там».

Парадоксально, но некоторые шаги властей по защите долины фактически причиняют ущерб ее биоразнообразию, отмечает эколог Таук. В прошлом пастухи выпасали коз и прочий мелкий домашний скот в долине, и тем самым предотвращали распространение инвазивных (вторгающихся) видов. Постоянный выпас скота также снижал пожарную опасность, как и сбор местными жителями сухостоя и хвороста на дрова в зимнее время. Однако после того, как долина была объявлена объектом всемирного культурного наследия, ливанское правительство отселило пастухов и прочих местных жителей и ввело строгие правила ее посещения. Сейчас там мало кто обитает, кроме горстки священников и монахинь. «Деревья захватили пустоши, где раньше обитали скромные земледельцы и скотоводы, – говорит эколог Таук. – Теперь сплошные заросли дают возможность пожару мгновенно захватить долину и прокатиться по ней снизу доверху».

Его тревога понятна и отцу Хани Тауку, который в своем пещерном скиту близ монастыря Канноубин привык слушать щебет множества птиц в долине. «Нам следует бережно хранить веру общины, ее быт, привычную природную среду и ощущение своего единства с природой, сложившееся с тех пор, как наши давние предки нашли здесь убежище, – говорит священник. –

Стоит нарушить это состояние, как вы вторгаетесь в долгую историю и, возможно, губите будущее ваших детей».

 

Форумы