• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В Пакистане священник самоотверженно борется со скрытой формой рабства

Хищники ловят людей в долговые сети и обращают в рабов, которых в стране уже более 2 миллионов

 

ФЕЙСАЛАБАД. В Пакистане священник самоотверженно борется с новой скрытой формой рабства, при которой людей заманивают в долговые сети – по приблизительной оценке, в стране насчитывается уже более 2 миллионов таких рабов, пишет fides.

Пять христианских семей попали в ловушку рабского труда на малых кирпичных фабриках в сельской местности пакистанского Пенджаба. На каждой такой фабрике трудятся молодые и старые рабы вместе с детьми. В одной из мастерских трудятся день и ночь семьи Якуба Масиха, Альтафа Гилла, Шафика Башира, Аднана Масиха и Лиаквата Барката. Они, как многие другие, угодили в кабалу так называемой «пешги» – аванса в счет будущей заработной платы, который работник по обычаю получает от работодателя «на устройство и обзаведение».

Пешга служит приманкой, на которую людей ловят в пожизненную кабалу. Долг быстро растет вместе с процентами, и человек попадает в «систему постоянной зависимости» от хозяина – в общепринятую и давно узаконенную форму современного рабства. Это позорное рабовладение быстро и широко распространяется в современном Пакистане. Страна поднялась на шестое место в ежегодном перечне, публикуемом организацией «Глобальное рабство» (Global Slavery), которая насчитала в стране уже 2,3 миллиона рабов, что составляет 1,13% всего населения Пакистана, и это не предел.

Отец Эммануэль Парвез (Emmanuel Parvez), 72-летний приходской священник в городе Пансаре епархии Фейсалабадской, считает своим долгом освобождение таких рабов. Путешествуя по деревням своего прихода (а их насчитывается порядка 40), отец Эммануил постоянно узнает о страданиях множества несчастных семей, обреченных на пожизненное заключение и подневольный нескончаемый труд, причем им не к кому обратиться за защитой. Феномен нового рабства особенно распространен в провинции Пенджаб, печально известной огромными массами обездоленных людей. Их обращают в рабство на кирпичных фабриках и глиняных копях. Они добывают глину, месят ее, формуют кирпичи и обжигают в печах для нужд быстро растущей строительной промышленности. Целые семьи должников навеки привязаны здесь к своим «хозяевам», а те издеваются над беззащитными людьми, в том числе детьми, женщинами и стариками, заставляя их работать в самых бесчеловечных условиях.

В рабство попадают в первую очередь христиане Пенджаба, поскольку они в своем большинстве принадлежат к беднейшим слоям местного населения и занимают низшие ступени древней кастовой системы. Эта система узаконенного социального расслоения субконтинента в наши дни бесперебойно поставляет жертв в жернова нового рабовладельческого механизма. Бремя тяжких долгов, которые невозможно выплатить, налагает на всех членов семьи, независимо от возраста, пола и состояния здоровья, обязанность изнурительно трудиться за мизерную зарплату или бесплатно. Они попадают в зону полного бесправия, в которой люди считаются товаром или рабочим инструментом, лишенным человеческого достоинства.

«Христиане и индуисты, которые принадлежат к беднейшим слоям пакистанского населения, часто становятся жертвами этой системы, – сокрушается отец Парвез в интервью Agenzia Fides. – Их обращают в «долговых рабов», в безответные жертвы насилия, притеснений, жестокостей, полной зависимости от произвола безжалостных хозяев. Кабала начинается с кредита или аванса от работодателя. Такой аванс нужен на лечение больного родственника, на свадьбу дочери, или иные насущные нужды. Возникает долг, а с ним приходит кабала многолетнего труда без прав, без надежды на избавление, без оплаты, в ужасающей нищете и ветхом жилье. Часто такой раб не может погасить долг никакими силами, а после его смерти он переходит к его последующим поколениям, и таким образом возникают целые потомственные династии рабов».

Кирпичная промышленность процветает в Пакистане, на ее долю приходится уже около 3% национального ВВП. По оценкам Международной организации труда, по всей стране насчитывается 8-10 тысяч малых печей для обжига кирпича, а в целом в этой отрасли занято около 1,5 миллионов человек. Только в провинции Пенджаб действуют 5 тысяч печей в так называемом «царстве принудительного труда», где фактически бездействует закон, право и справедливость. На обширной территории прихода отца Парвеза насчитывается более восьмидесяти печей для обжига кирпича. Узнав многие печальные истории закабаления свободных людей, он начал трудиться, «чтобы разорвать цепи рабства, с которым больше нельзя мириться, и восстановить достоинство и свободу угнетенных семей».

Отец Парвез идет с беседами к владельцам печей и рабам, узнает у них размеры долга, а затем принимается стучать в двери богатых доноров в Европе и США с просьбами помощи на выкуп рабов – в среднем приходится платить 500-1000 евро за семью. Хозяин, получив деньги, подписывает акт об освобождении рабов и погашении долга. Таким путем отец Парвез уже освободил 40 христианских семей. Он также предоставляет бывшим рабам скромные дома в небольшой деревне под названием «Колония Христа Царя» в католической епархии Фейсалабада. Деревня способна принять уже до трехсот семей христиан-земледельцев, «воскресших к новой жизни». Освобожденным семьям помогают отправлять детей на учебу в школы, возвращают им свободу и достоинство, помогают подыскать работу в сфере ремесленного производства или в сельском хозяйстве. Они обретают новую жизнь – простую и счастливую.

В свежем отчете фонда «Иди на свободу» (Walk Free foundation) анализируется феномен рабства во всемирном масштабе и указывается, что жертв «современных форм рабства» в мире насчитывается уже порядка 50 миллионов. «Современное рабство пронизывает каждый элемент нашего общества, – заверяет редактор фонда Walk Free Грейс Форрест (Grace Forrest). – Рабский труд вплетен в нашу одежду, в электронные устройства и даже в пищевые приправы. Множество материалов и предметов потребления в нынешнем глобальном обществе производятся с использованием рабского труда, в том числе детского. Это позорное явление подрывает образование и занятость, порождает крайнюю нищету и вынужденную миграцию. Люди попадают в порочный круг, питающий все формы современного рабства».

В 2015 году ООН поставила цель покончить с современным рабством, принудительным трудом и торговлей людьми к 2030 году, однако, по данным фонда Walk Free, эта цель еще очень далека от достижения. В этих условиях работа приходского священника отца Парвеза напоминает каплю в море или борьбу с ветряными мельницами. Однако он верит, что сеет семена, которые рано или поздно дадут благие всходы. Его вдохновляет в этом труде исторический пример «мерседарских отцов», названных так в честь Богоматери Милосердия. Этот монашеский орден был основан в 1218 году в Барселоне святым Пьетро Ноласко с помощью Якова I, короля Арагонского, с целью «освобождения христианских пленников, захваченных маврами». Недавно вышел научный труд Марии Бьянки Грациози (Maria Bianca Graziosi) под названием «Торговцы душами», повествующий о славной истории мерседариев. Богатый купец Пьетро Ноласко однажды проникся тяжкими страданиями порабощенных собратьев. Во спасение души он выкупил многих рабов на собственные деньги, часто рисковал в сделках собственной жизнью и, наконец, основал религиозный орден «мерседариев», которые выкупали пленников любой ценой и даже обменивали на себя, если деньги на выкуп не поступали, или их не хватало. Община Пьетро Ноласко (1180-1265) возникла как «искупительная миссия», а четвертый обет мерседариев гласил, что они «без колебаний готовы обменивать собственную жизнь на жизнь пленных единоверцев».

Вот и отец Парвез идет по их стопам, вкладывая все силы, средства и энергию и уповая на помощь Провидения, с единственной целью претворять Божьи заповеди в жизнь. Он неустанно разъезжает по деревням своего огромного прихода в поисках душ, ждущих освобождения от мучений рабства.

Форумы