• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В Афганистане нарастает возмущение и раскол в обществе после декрета талибов о женской одежде и поведении

Вводятся наказания за неприкрытое лицо и появление на улице без мужского эскорта

 

КАБУЛ. В Афганистане нарастает возмущение и раскол в обществе после декрета талибов о женской одежде и поведении, согласно которому вводятся наказания за появления женщин в общественных местах с неприкрытым лицом и/ или без родственного мужского эскорта, сообщает apnews.

Новый «дресс-код» с правилами поведения для женщин в публичных местах был введен 7 мая. Он в числе прочего предписывает им носить глухие головные уборы, оставляющие открытыми только глаза. Журналисты Associated Press взяли интервью на улице у учительницы математики Арузы (Arooza). В ее душе, по ее словам, «борются ярость и страх», когда она в воскресенье ходит с подругой по магазинам в кабульском районе Макроян, опасаясь встречи с патрулем талибов. Она боится, что ее большая цветная шаль, накрученная на голову и оставляющая лицо открытым, а также модное широкое светло-коричневое пальто вызовут гнев талибов и навлекут на нее кару, обещанную новым декретом, предписывающим женщинам ношение глухой темной паранджи.

Декрет подписал ортодоксальный лидер талибов Хибайтулла Ахунзаде (Hibaitullah Akhunzada). В нем указывается, что женщины не должны покидать дом без особой необходимости и появляться на улицах без сопровождения родственника-мужчины, а иначе мужская родня подвергается ряду наказаний. Этот декрет стал серьезным ударом по правам женщин в Афганистане, которые последние два десятилетия – за которые выросло практически новое поколение – привыкли жить в условиях все более широких свобод. Эти свободы быстро кончаются после прихода к власти талибов в августе прошлого года, когда американские и прочие иностранные войска были поспешно выведены из страны.

Ахунзада и сам ведет затворническую жизнь и редко покидает южный Кандагар, исторический центр движения Талибан. Он выступает за введение прежних норм одежды и поведения девочек и женщин в общественных местах – практически в том виде, в котором эти нормы насаждались еще в 1990-е годы во время первого недолгого прихода талибов к власти. Женщинам тогда запрещалось посещать школы, работать и участвовать в общественной жизни. Ахунзада во всем следует учению муллы Мохаммада Омара, основателя движения Талибан, в попытках установить в стране жесткие нормы своей версии ислама, в которой общемировые каноны веры замешаны на племенных традициях, пришедших из тьмы веков, а их границы размыты. Многие аналитики считают, что Ахунзада насаждает в исламе давние обычаи сельских племен, в том числе обычай отдавать девочек замуж сразу по достижении половой зрелости в 13-14 лет, после чего держать их в строгом домашнем заключении.

Вместе с тем в движении Талибан после его прихода к власти явно наметился раскол на умеренных прагматиков и сторонников жесткой линии. Этот раскол неизбежен по мере того, как движение проходит трудную трансформацию от повстанческого военного формирования к «мирному строительству» в роли руководящей партии власти. Эта трансформация бывших боевых командиров в хозяйственников усугубляется тем фактом, что правительству приходится бороться с обостряющимся экономическим кризисом. Попытки талибов добиться признания и помощи со стороны западных стран потерпели неудачу – во многом потому, что они не смогли или не захотели создать правительство «широкого представительства» с участием всех слоев общества, да еще и первым делом урезали права девочек и женщин.

Пока сторонники жесткой линии и прагматики в движении по мере сил лавируют, избегая открытой конфронтации. Однако разногласия в очередной раз обострились в марте, в канун нового учебного года, когда Ахунзада в последний момент вдруг заявил, что девочкам достаточно шести классов обучения, после чего им не место в школах, ибо учеба девочек в старших классах «нарушает исламские правила». По давним племенным понятиям, к этому моменту они достигают 13-летнего возраста, поры замужества и деторождения, а учеба прекращается. Между тем всего за несколько недель до начала учебного года высокопоставленные представители движения Талибан уверяли журналистов, что девочки всех возрастов беспрепятственно пойдут в школу.

Видный афганец, вхожий в высшее руководство и знакомый с внутренними трениями в движении, поведал на условия анонимности, что высокопоставленный министр кабинета выразил возмущение решением Ахунзады на недавней встрече руководителей. Ему вторит Торек Фархади (Torek Farhadi), бывший советник правительства – он подтверждает, что лидеры движения Талибан стремятся «не выносить сор из избы», дабы не подрывать доверие общества к своему правлению, однако разногласия среди них нарастают. «Руководители не сходятся во мнениях по целому ряду вопросов, однако помнят о том, что им следует выступать единым фронтом, дабы не утратить авторитет в глазах народа и избежать раскола и развала, – говорит Фархади. – А иначе могут начаться серьезные конфликты и даже личные столкновения. По этой причине старейшины стремятся всячески примирять страсти, в особенности когда ситуация накаляется неожиданными и несогласованными решениями, вызывающими большое возмущение внутри Афганистана и на международном уровне».

Некоторые умеренные и прагматичные лидеры явно ищут пути обхода и постепенного выхолащивания жестоких указов, по мере сил внедряя пресловутый принцип «суровость законов смягчается необязательностью их исполнения». С марта даже в высших слоях движения Талибан растет число сторонников возвращения старших девочек в школу и мягкого противления прочим репрессивным декретам новых властей. Так, в первых числах мая Анас Хаккани (Anas Haqqani), младший брат Сираджуддина Хаккани, лидера влиятельной политической группы, заявил на конференции в восточном городе Хост, что девочки имеют право на образование и скоро пойдут в школу, хотя и не указал, когда именно. Он также напомнил, что «афганские женщины играют важную роль в национальном строительстве». «Вы очень скоро услышите хорошие новости, которые всех очень порадуют, – пообещал Анас Хаккани. – Эта проблема будет решена в ближайшие дни».

В столице Афганистана Кабуле в воскресенье женщины были вынуждены облачиться в консервативные мусульманские наряды. Большинство предпочли традиционный хиджаб – это головной платок, оставляющий лицо открытым, плюс длинное облачение или пальто, и лишь немногие полностью закрыли лица, как того требует субботний декрет лидера талибов. Буквально единицы вышли на люди в паранджах, закрывающих лицо, либо скрывающих глаза за сеткой. «Женщины в Афганистане носят хиджаб, и многие носят паранджу, однако дело не столько в хиджабе, сколько в том, что талибы хотят вообще загнать женщин с улиц в потемки, – говорит Шабана (Shabana), руки которой украшены блестящими золотыми браслетами, выглядывающими из-под широких рукавов, а голова прикрыта черным платком с блестками. – Дело в том, что талибы хотят изгнать нас с глаз долой». «Правители движения Талибан фактически заставляют афганцев бежать из страны, – вторит ей Аруза. – Почему я должна жить здесь, если они отказывают мне в главных правах человека. Мы, женщины, тоже люди». Несколько прохожих женщин задержались, заслышав ее слова, присоединились к разговору и дружно осудили последний декрет. «Мы не хотим жить в тюрьме», – возмущается Парвин (Parveen), остерегшаяся назвать свою фамилию, как и все прочие.

«Этими декретами они пытаются сделать бесправным целый пол и покорить целое поколение афганцев, выросших с мечтой о лучшем мире – говорит Обайдулла Бахир (Obaidullah Baheer), научный сотрудник «Нью-йоркской Новой школы» (New York’s New School), бывший преподаватель Американского университета в Афганистане. – Они выталкивают целые семьи из страны всеми средствами и способами. Однако при этом порождают возмущение и раскол в обществе, которое в конечном итоге выльется в мобилизацию масс против талибов. Страна устала от нескольких десятилетий войны, а потому многие афганцы возлагали большие надежды на талибов и были готовы многое им простить ради мирного правления и процветания, однако власти не оправдали их надежд и быстро растрачивают огромный кредит доверия от общества».

 

Форумы