А. Ф. Степанов. Обновленчество в Татарской АССР в 1930-х гг.

А. Ф. Степанов

 

Обновленчество в Татарской АССР в 1930-х гг.

 

Обновленчество в пределах Татарской АССР, привнесенное в Церковь как политическое явление извне в 1922 г., закончилось в организационном плане в 1938 г., хотя последние обновленческие приходы закрылись в 1939–1940 гг. После захвата на недолгое время власти в Казанской епархии обновленческим ВЦУ с помощью епископа старого поставления Алексия (Баженова)[1] в 1923 г. и последующего восстановления приходов Русской Православной Церкви Московского патриархата в Казани на территории Казанской епархии образовались две большие общины: православно-верующие Русской Православной Церкви преобладали в Казани и других городах республиканского подчинения, в Бугульминском, Елабужском, Лаишевском, Свияжском, Чистопольском кантонах (уездах), были широко представлены в Мамадышском и Мензелинском кантонах, в то время как в Арском, Тетюшском и Челнинском кантонах преобладали обновленцы. В Буинском кантоне ситуация долгое время оставалась непроясненной: в конце 1920-х гг. там даже появились григориане из Ульяновска, поскольку прежде Буинский уезд входил в Симбирскую епархию, а автоматического перехода приходов из одной епархии в другую в 1920-х гг. в связи с изменениями административно-территориального деления страны не происходило.

Несмотря на более «мягкое» отношение властей к обновленцам, гонения на религию и Церковь с рубежа 1920–1930-х гг. коснулись также и их. Как отмечал обновленческий «митрополит» Алексий (Баженов) в жалобе от 18 мая 1933 г. в Культкомиссию Татарского ЦИК, «строения и земельная рента везде крайне переобложены»[2]. Также запрещались крестные и пасхальные ходы, например в 1933 г. пасхальный крестный ход не был разрешен в Бугульминском, Камско-Устьинском, Лаишевском и Пестречинском районах, причем в Камско-Устьинском районе Татарской АССР это сделали хамски-демонстративно. Заведующий райкульткомиссии Исмаев назначил день получения разрешения в самый канун Пасхи – 15 апреля (Пасха приходилась на 16 апреля), однако в назначенный день уехал и никому разрешения не выдал, поэтому дисциплинированные обновленцы отказались от пасхального крестного хода вокруг храмов.

К середине 1930-х обновленчество, несмотря на поддержку властей, переживало упадок, а в городах республиканского подчинения, кроме Тетюшей, так и не прижилось. Кладбищенские церкви Казани, Мамадыша, Мензелинска, Чистополя оставались в подчинении Русской Православной Церкви. Священники-обновленцы сидели на «голодном пайке». С целью сохранения баланса между православными и обновленческими храмами Казани власти в очередной раз прибегли к передаче двух церквей, связанных с православными кладбищами, обновленцам, чтобы с помощью денег за требы поправить их финансовое положение и статус. В то же время в деревне в связи с массовым закрытием храмов любой ориентации в годы коллективизации ситуация для обеих конфессий оставалась плачевной.

К весне 1934 г. Русская Православная Церковь располагала в Казани семью храмами, в то время как обновленцы только двумя: Пятницким и Введенским (церковь при бывшем Ивановском монастыре). Три других их храма – Троицкий, Покровский и Кирилло-Мефодиевский – к середине 1930-х гг. были закрыты и разобраны. На основании явно согласованного с властями запроса обновленческого «митрополита» Иерофея (Померанцева) в марте 1934 г., что якобы обновленцам не стало хватать храмов для нужд верующих, Секретариат Президиума Татарского ЦИК постановлением от 2 марта 1934 г. отдал кладбищенскую церковь Ярославских чудотворцев на Арском кладбище в руки обновленцев. Протесты митрополита Серафима (Александрова) не помогли[3]. Позднее им отдали и Тихвинскую церковь, к которой было приписано другое православное кладбище города – Архангельское. Сторож Тихвинской церкви отмечал: «В Тихвинскую церковь богомольцы съезжаются больше из деревень, и очень много бывает молящихся, бывает даже церковь переполнена. Приток молящихся в Тихвинскую церковь происходит ввиду [красивого] клиросного монашеского пения [бывших монашек казанских монастырей] и чудотворной иконы»[4]. Именно она и стала кафедральным собором обновленческой Казанской митрополии.

Постановлением обновленческого Святейшего Синода от 29 апреля 1935 г. управление обновленческими церквами было реорганизовано: Синод, областные церковные митрополитанские и епархиальные управления распущены, высшая церковная власть в Москве сосредоточилась в руках Первоиерарха «митрополита» Виталия (Введенского), на местах – в руках областных обновленческих митрополитов, в частности «митрополита» Казанского Иерофея (Померанцева) и глав более мелких епархий. По данным, представленным в ТатЦИК, летом 1936 г. в обновленческой Казанской митрополии, делившейся на 4 епархии, служил 81 священнослужитель.

Большой террор 1937–1938 гг. не обошел стороной и обновленцев. В ходе так называемой кулацкой операции по приказу НКВД СССР № 00447 были репрессированы 16 священников-обновленцев (из них к высшей мере наказания приговорены 13 человек, трое получили по 10 лет исправительно-трудовых лагерей), еще четверо были арестованы в 1938 г. и в 1938–1940 гг. осуждены на различные сроки заключения (от 7 до 10 лет исправительно-трудовых лагерей). Наконец, в августе 1938 г. был арестован и сам «митрополит» Казанский Иерофей (Померанцев). Таким образом, по имеющимся на сегодняшний день данным в годы Большого террора обновленческая Казанская митрополия потеряла 22 священнослужителей из 81 (27,16%), включая обоих «епископов» – «митрополита» и «архиепископа». Тем не менее среди закрываемых на селе храмов в 1939–1940-х гг. именно обновленческие церкви находились в числе последних, причем священнослужителей если и репрессировали, то «за неуплату налогов» с наказанием от 1 до 3-х лет лишения свободы.

Ниже публикуются документы, характеризующие последний этап деятельности обновленчества в Татарской АССР как организованного целого.

 

№ 1

24 февраля 1930 г.ТатЦИКу автономной Татарской ССР[5]

 

К[азанское] е[пархиальное] у[правление] ввиду непрекращающегося давления местных органов власти на обновленческие организации просит Т[атарский] ЦИК придти[6] на помощь в восстановлении прав этих общин и архиепископа Василия (Троицкого)[7], живущего в г. Мамадыше (ул. Л. Толстого, 8).

После закрытия обновленческих храмов у епископа отобраны архиерейские облачения, митра и принадлежащие ему крест и панагия. Вследствие этого а[рхиеписко]п Троицкий лишен возможности совершать богослужения в обновленческих храмах, куда его приглашают для служения верующие.

Митра и облачения выданы архиеп[ископу] Василию из казанских обновленческих общин во временное пользование под расписку с обязательством возвратить их по миновании надобности. Такое отношение власти местной ввиду того, что у нас не отнято право совершать богослужение, вызывает лишний ропот и жалобы. Предметы эти никакой ценности не представляют и потому комиссия, совершавшая опись имущества, не должна была отнимать их. Тяжело также действует постоянная угроза тюрьмой. КЕУ свидетельствует, что со стороны арх[иепископа] Василия сделано все возможное, и что он злостным неплательщиком считаться не может.

Председатель КЕУ митрополит А. Бажанов.

Секретарь – член КЕУ протоиерей М. Колокольников.

№ 27

 

№ 2

3 октября 1931 г. – Требование Татнаркомфина райфинотделу Кукморского района ТАССР вернуть обновленческому «архиепископу» Василию (Троицкому) конфискованные вещи[8]

 

Секретно.

В Кукморский Рай[онный] ф[инансовый] о[тдел].

Предлагается немедленно дать ответ по существу предложения НКФ Т[атарской] р[еспублики] от 26/VII с. г. за № 327/с о возвращении архиепископу Троицкому неправильно отобранных серебр[яного] креста и панагии.

Зав. сектором массов[ых] платежей [Татнаркомфина] /Касаткин/.

3/X-31 г.

№ 386.

 

№ 3

10 июня 1932 г. – Благодарность обновленческого Казанского областного митрополитанского управления правительству ТАССР[9]

 

Председателю ТатЦИКа.

Пленум Казанского областного митрополитанского управления на территории АТССР выражает Правительству Татарской республики свою глубочайшую признательность за разрешение пленарного заседания обновленческих деятелей православной Церкви в ознаменование Х-летнего юбилея обновленчества.

Председатель КОМУ, митрополит А. Бажанов.

Секретарь-член КОМУ, протоиерей М. Колокольников[10].

№ 198

 

№ 4

 

14 июня 1933 г. – Жалоба обновленцев с просьбой о помощи в борьбе тихоновцами[11]

 

Культкому при ТатЦИКе[12].

Каз[анское] обл[астное] митрополитанское управление обращается с ходатайством дать разрешение архиепископу Даниилу[13] Бугульминскому и Чистопольскому на совершение службы в Челнинском р[айо]не или в крайнем случае в Кр[асных] Челнах и с. Орловке, так как Челнинский РИК отказывает нашему уполномоченному прот[оиерею] Алексею Алексеевичу Лаврову в этом. Поездка архиеп[ископа] Даниила является крайне необходимой для поддержки обновленческого течения, так как епископ Елабужский Палладий[14] влияет сильно на верующих, указывая на отсутствие у обновленцев епископа и твердой организации.

Председатель КМУ, митрополит Алексий.

Секретарь, член КМУ, протоиерей М. Колокольников.

 

 

Дело о передаче обновленцам кладбищенской церкви Чистополя

 

№ 5

 

8 июля 1934 г. – Ходатайство православно-верующих прихода кладбищенской церкви г. Чистополя не передавать ее обновленцам[15]

 

В[16] районный исполнительный комитет гор[ода][17] Чистополя верующих православных христиан патриаршей ориентации гор[ода] Чистополя.

1934 года июня 29 дня церковь наша кладбищенская передана обновленцам кем-то и мы остались совершенно без храма, тогда как у обновленцев имеется большой собор и вполне может удовлетворить и удовлетворял духовныя нужды всех верующих их толка, так как группа обновленцев представляет из себя сравнительно меньшую часть верующих христиан гор[ода] Чистополя. Причина передачи храма председателем РИКа нам не выяснена, мы от него получили ответ, что он не знает об этом ничего, а потому на основании вышеизложеннаго покорнейше просим возвратить в наше распоряжение отобранный кладбищенский храм.

1934 г. июля 8 дня.

Бывшие прихожане кладбищенской церкви гор[ода] Чистополя[18].

 

№ 6

 

Не ранее 29 июня 1934 г. – Прошение православно-верующих прихода кладбищенской церкви Чистополя в ТатЦИК не передавать ее обновленцам[19]

 

В Центральный исполнительный комитет Татреспублики от общества верующих патриаршей ориентации гор[ода] Чистополя

Заявление.

Сего 1934 года 29 июня без предупреждения и объяснения неожиданно для общества, так как даже староста и члены церковного комитета не имели возможности собрать общество верующих объяснить об отобрании храма. Храм небольшой, находящийся на кладбищах, единственный и последний для культовых необходимых потребностей нашего большого общества верующих; храм так моментально без объяснений отдали обновленческому обществу, которое совершенно не нуждается в нем, так как имеют для обслуживания громадный собор при наличии небольшого количества верующих. В настоящее время в Чистополе при наличии тридцатитысячного населения имеются только два культоваго храма: 1) собор, принадлежащий обновленческому обществу, и 2-й маленький на кладбищах – обществу верующих патриаршей ориентации. Представители и члены последнего общества верующих обратились в РИК гор[ода] Чистополя с заявлением и запросом: чем объясняется такой строгий и крутой поступок со стороны местной административной власти к отобранию храма; лишить общество верующих единственного и последнего храма для исполнения культового обряда, на что есть Московского центрального правительства узаконенное право культа свободы совести. Председатель Чистопольского РИКа на заявление и запросы уполномоченным общества ответил, что он не давал такого распоряжения отобрать храм, так как был в это время в кантоне, секретарь его говорит: зайдите денька через два, я разберусь, в чем дело. На второй раз он уже ответил уполномоченным общества, что они должны ехать ходатайствовать в Казань в ТЦИК. Может быть, в отсутствии председателя Чистопольского РИКа уполномоченный обновленческого общества умышленно что-нибудь неправдоподобно и неправильно насказал и мог ввести в заблуждение и ошибку заместителя председателя РИКа, для того чтобы быстро отобрать без комментарий храм в их пользу.

А посему мы, общество, убедительно просим правление ТЦИКа как государственную власть защитить нас от таких поступок и возвратить нам единственный и последний небольшой храм для необходимаго культоваго обряда. Все государственный обязательства, налоги уплачиваются своевременно и аккуратно, и общество верующих не имеет за собой никаких проступков по отношении [к] государственной власти. На поданным заявлении в РИК имеется 192 подписи общества верующих патриаршей ориентации. Еще просим убедительно правление ТЦИКа удовлетворить нашу просьбу не осложнять и [не] затягивать к понуждению ходатайствовать и обратится в Московский ЦИК.

 

№ 7

 

После 29 июня 1934 г. – Повторное прошение православно-верующих прихода кладбищенской церкви Чистополя не передавать ее обновленцам[20]

 

Вторичное.

В ТатЦИК. Религиозной общины г. Чистополя

Заявление.

Доводим до сведения ТатЦИК, что ответа по своему церковному вопросу мы до сих пор не получаем.

Наш кладбищенский храм г. Чистополя до 29-го июня 1934 года [принадлежал] религиозной общины патриаршей ориентацию. Все налоги уплачены были; храм находился в порядке, никакого ремонта не требовалось, хозяйственная сторона была в образцовом порядке, церковная сторона велась мирно, спокойно. Наш храм необходим для нашей многолюдной религиозной общины для отправления религиозных потребностей и вдруг был отобран и передан обновленцам. Что ето значит? Кем он был передан? Одним лицом, ктитором нашего храма Иванаевским Николаем Порфирычем, который самовластно самолично ходил с подписным листом по верующим и он от них обманным образом отбирал подписи. Таким образом Иванаевский учинил подлог. И етот подписной лист Иванаевский представил в РИК, и РИК, не проверив детально, передал наш храм обновленцам. Когда узнали об етом наши верующия, то они были крайне возмущены. Тотчас возбудили ходатайство о возвращении храма обратно и, смотрите, более 2-х месяцев нам не следует ответа. Взять было легко, а получить [назад] трудно. Верующия наши не согласны отдавать свой храм кому-либо, он нам был необходим для религиозных отправлений. Обновленцев небольшая кучка и владеют 2-мя храмами г. Чистополя – собором и кладбищенской церковью. Наша огромная община лишена св. храма. Рик нам сказал, что все бумаги по нашему делу отправлены в ТатЦИК, поетому мы просим ТатЦИК сообщить нам свою резолюцию. Просим ТатЦИК возвратить нам нашу церковь[21].

К сему подписуемся Полякова Параскева, Иванова Анна.

 

№ 8

 

19 октября 1934 г. – Оправдательная позиция Чистопольского райисполкома по вопросу передачи прихода кладбищенской церкви Чистополя обновленцам[22]

 

ТатЦИК, Секретариату. На № 9/к[23].

На ваше требование в отношении регистрации религиозной общины кладбищенской церкви сообщаем следующее.

25-го июня с. г. члены-учредители вышеназванной церкви в числе 20 человек, прилагая заявление самих верующих о том, что они желают перейти и присоединиться к обновленческой общине, подают заявление в РИК с просьбой зарегистрировать их на обслуживание ранее кладбищенской церкви.

Райисполком, не вмешиваясь в внутренние дела религиозной общины и не входя в подробности о их переходе к обновленческой общине, и учитывая то, что церкви ранее в райисполкоме не зарегистрировались[24], договора не перезаключались, а также основываясь на ст. 29, 27–33 Инструкции ВЦИКа 1932 г. (бюллетень № 2), наложил визу-разрешение на пользование своей церковью.

Приложение:переписка[25].

Секретарь РИКа Ситдиков.

19/Х-1934, № 6349

 

№ 9

 

19 июля 1934 г. – Донос обновленческого КОМУ на духовенство кафедрального Богоявленского собора Казанской епархии[26]

 

В КультК при ТатЦИКе[27].

15 сего июля гр. Грызунова Наталия, проживающая по ул. Островского, д. № 21, пришла во время обедни в тихоновский Богоявленский собор по одному делу. Через некоторое время к ней подошел не служивший обедню протоиерей собора Смеловский Григорий[28] и, подчеркнувши, что Грызунова обновленка, что она ходит в обновленческую церковь, предложил ей не ходить в Богоявленский собор. Она ему ответила, что богослужения являются открытыми молитвенными собраниями, на которые никому не запрещено ходить; о. Смеловский повторил свое требование. Через некоторое время Грызунова вынуждена была уйти из церкви.

Принимая во внимание, что закон о религиозных объединениях не дает никакого права протоиерею Смеловскому обращаться так с гражданкой Грызуновой и ей подобными, что такое поведение вызвало уже среди верующих то настроение, которое предусматривается ст. 58 Уголовного кодекса[29], ОМЦУ долг имеет просить КультК на это нетерпимое нарушение закона обратить должное внимание и положить конец таким действиям Смеловского, не содействующим спокойствию верующих масс, а разжигающим религиозные страсти, что, к сожалению, характеризует местных тихоновцев.

Председатель КОМУ м[итрополит] Иерофей[30].

Секретарь – член КОМУ прот[оиерей] М. Колокольников.

19 июля 1934 г.

№ 286

 

№ 10

 

5 сентября 1934 г. – Донос обновленческого «митрополита» Иерофея на православных прихожан села Щербеть Спасского района ТАССР[31]

 

В КультК при ТЦИКе.

По полученным ОМЦУ сведениям председатель исп[олнительного] органа религиозной общины села Щербети Спасского р[айона] Агафья Федорова Баринова ездила к тихоновскому митрополиту Серафиму и привезла в свое село тихоновского священника, который только по преклонности лет не был зарегистрирован местным РИКом; также прихожанки этой церкви Евдокия Логинова, Параскева Салмина и Александра Купцова смущают верующий народ и склоняют в тихоновщину.

Так как приход с. Щербеть обновленческий и членами религиозной общины не могут быть лица другой ориентации, то ОМЦУ просит КультК сделать распоряжение Спасскому РИКу о немедленном исключении всех означенных лиц из членов религиозной общины, а Агафье Бариновой тем самым из членов исполнительного органа общины.

Председатель ОМЦУ м[итрополит] Иерофей.

Секретарь – член ОМЦУ прот[оиерей] М. Колокольников.

5 сентября 1934 г.

№ 386

 

№ 11

 

15 ноября 1934 г.Донос обновленческого «митрополита» Иерофея на церковный актив села Борискино Кузнечихинского района ТАССР[32]

 

В КультК при ТЦИКе.

ОМЦУ стало известно, что в селе Борискине[33] в церкви продавались народу самодельные свечи и оно распорядилось через священника Павла Прокопьева[34], чтобы была прекращена такая продажа, так как беспатентная торговля свечами является незаконным делом в ущерб государству. Священник П. Прокопьев сообщил ОМЦУ от 25 октября, что он предупредил казначея исп[олнительного] органа общины Василия Гаврилова об этом, но Гаврилов, ссылаясь на то, что у староцерковников казначеи продают самодельные свечи, продолжает продавать их, будучи по настроению тихоновцем. Свечи в с. Борискине льет у себя на дому та женщина, которая печет для церкви просфоры. Есть основание утверждать, что казначей Борисов и просфорня, работающая свечи для церкви по его заказу, продают свечи и на дому у себя.

Учитывая, что от продажи самодельных свечей государство не добирает некоторое количество налогов, а казначей Гаврилов и просфорня (фамилия которой ОМЦУ не известна) без патента приготовляют и продают свечи и в этом содействует им церковный сторож Александр Владимиров, и не желая потворствовать личной наживе Гаврилова, просфорни и Владимирова, которые не дают никакого отчета в церковных делах (попытки проверить ящик и суммы отвергнуты), а также заботясь о том, чтобы в обновленческих церквах не нарушались законы и не было самоуправства и наживы в пользу членов испол[нительных] органов общины, ОМЦУ настоящим просит КультК снять казначея исп[олнительного] органа Гаврилова Василия с учета, проверив его работу и просфирни по изготовлению и продаже самодельных свечей, наложить на них налоги и привлечь к той или другой ответственности.

Председатель ОМЦУ м[итрополит] Иерофей.

Секретарь – член ОМЦУ прот[оиерей] М. Колокольников.

15 ноября 1934 г.

№ 488

 

№ 12

 

[Без даты]Заявление православно-верующих села Ямбухтино Тетюшского района ТАССР о возвращении прихода в Русскую Православную Церковь[35]

 

В Тетюшский РИК от общины верующих с. Ямбухтина Тетюшского района Троицкой церкви

Заявление.

Сим доводим вам до сведения, что наша Троицка церьков с. Ямбухтина отказывает [с] сего дня службу производить по новому уставу, а желает производить по старому уставу.

К сему подписуемся: подписи[36].

 

№ 13

 

13 ноября 1934 г.Заявление группы верующих села Никольского Лаишевского района ТАССР о желании перейти в обновленчество[37]

 

В Лаишевский РИК.

Мы до сих пор ходили в храм, не зная никакого различия тихоновщины от православия, т[ак] к[ак] к нам приходили прихожане с. Чирков, верующие синодального течения. После разъяснения свящ[енника] с. Емельяново Михаила Петелина[38] мы убедились, что тихоновщина – раскол, что всем нужно признавать православно-свящ[енный] Синод Рус[ской] церкви и подчиняться Казанскому митрополитанскому церковному управлению. Ввиду сего мы решили перегистрировать[39] свой храм в синодальное течение и пригласить себе священника, который бы признавал священный Синод и был бы в ведении Казанского митрополитанского управления, в чем и подписуемся.

Список верующих граждан церкви села Никольского Лаишевского р[айо]на Т[атарской] Р[еспублики] от 13 ноября 1934 г. Мы, нижеподписавшиеся, гр. Церкви с. Никольска желаем из тихоновского раскола в синодальное течение с митрополитом Ерофеем Казанским и Свияжским[40], в чем и подписуемся: подписи[41].

Сей список заверяет член церковного совета церкви села Никольского Зуев Дмитрий.

 

№ 14

 

14 марта 1934 г. – Ходатайство православно-верующих села Тетвели Новошешминского района ТАССР о возвращении прихода в Русскую Православную Церковь[42]

 

В Казан[ский] ТатЦык, в Культурную комиссию архиерею митрополиту Серафиму Казанскому и Свияжскому от гр[ажда]н села Тетвеля Новошешминоского[43] РИКа, от общины верующих

Протокол и заявление.

В настоящим просим мы, община верующих, Культурную комиссию, архиерея митрополита Серафима Казанского и Свияжского расследоват наше дело што в настоящий момент наша церков находится в обновление, но мы, община верующих, убедительно просим Культурную комиссию, штобы первести Нашу церков к староцерковному обряду и в виде етого убедително просим – община верующих – Кул-Комиссию, штобы взотти во внимание как время предстоит торжественному и великому празднику Пасхи, штобы в ней совершыт богослужение. В чем и просим Мы, община верующих, Архиерея митрополита Серафима Казанского и Свияжского, чтобы не откладая Нашей просьбы. С нетерпением ждем ответу. Село Тетвел Новошестминского рика церковному старости Сучковой Ольги Павловны.

Председател церковного совета за Корсакова 14/III-34 и члены.

Подпис рук желающие перевести церков из обновления к староцерковному обряду[44].

 

№ 15

 

14 марта 1934 г. – Повторное ходатайство православно-верующих села Тетвели Новошешминского района ТАССР о возвращении прихода в Русскую Православную Церковь[45]

 

Архиерею митрополиту Серафиму Казанскому и Свияжскому от гр[ажда]н села Тетвеля Новошешминоского РИКа

Заявление.

В настоящим просим мы, община верующих, архиерея митрополита Серафима Казанского и Свияжского, просим по расследованию наших бумаг, и к разрешению богуслужению нашей ст[аро]обрядной службе, что и просим мы, община верующих, выслать к нам старослужащего священника.

В чем и расписуемся, церковный староста подпись.

14/III-34 г.

 

№ 16

7 августа 1934 г. – Донос обновленческого «митрополита» Иерофея на прихожан села Енбулатово Буинского района ТАССР[46]

 

В КультК при ТЦИКе.

В приходе села Енбулатова Буинского района членами исполнительного органа состоят тихоновцы В. И. Краснов, М. Фомин и Иларионов.

Так как согласно закона о религиозных объединениях в составе исполнительного органа общины с. Енбулатова как обновленческого не могут быть тихоновцы, ОМЦУ просит КультК сделать распоряжение о немедленном исключении из списка членов исполнительного органа и членов и членов общины Краснова Василия, Фомина Матвея и Иларионова и отобрании от них той части церковного имущества, к которой они имеют отношение по должности.

Эти лица, помимо того, стремятся испросить разрешение где следует о передаче им и их сторонникам (существование которых в приходе пока сомнительно) одного из алтарей церкви села Енбулатова, что, судя по устройству церкви, неудобно и потому недопустимо.

ОМЦУ вынуждается беспокоить КультК этой просьбой, потому что председатель Буинского РИКа т. Габдрахманов на письменные и словесные заявления Буинского епархиального управления ответил с значительным замедлением, что он в это дело вмешиваться не будет.

ОМЦУ просит обратить особенное внимание на действия председателя т. Габдрахманова, который не считается с действующими узаконениями.

Председатель ОМЦУ м[итрополит] Иерофей.

Секретарь – член ОМЦУ прот[оирей] М. Колокольников.

7 августа 1934 г.

№ 318

 

Дело о передаче кладбищенской церкви Ярославских чудотворцев в Казани обновленцам

 

№ 17

 

21 февраля 1934 г. – Ходатайство обновленческого КОМУ о передаче ему кладбищенской церкви Ярославских чудотворцев в Казани[47]

 

В Культкомиссию при ТЦИКе.

С самого начала обновленчества (с 1923 года) в Казани было 5 обновленческих храмов[48], но в настоящее время их всего только 2 (Пятницкая и Введенская при б[ывшем] Ивановском монастыре), не потому, что 3 обновленческих общины перешли в староцерковничество, а потому что 3 храма (Троицкий, Покровский и Кирилло-Мефодиевский) были закрыты и разобраны. Верующие же этих храмов по-прежнему остаются обновленцами и посещают обновленческие храмы. Но им всем далеко ходить в один край города (под кремлем) и потом в храмы мизерные, особенно б[ывший] Ивановский. Особо сравнительно далеко находится община Кирилло-Мефодиевского храма, община самая мощная и многочисленная. Верующий народ жалуется на это неудобство и желает иметь храм вблизи. Между тем вблизи этой общины находится храм кладбищенский, храм ныне староцерковнический, до 1925 года приписной к кафедральному собору и долженствующий вместе с последним, перешедшим в обновленчество, быть обновленческим, но взятый староцерковниками. Справедливо этому храму, находящемуся вблизи района обновленческой без храма общины, быть переданным обновленцам, чтобы более равномерно удовлетворять нужды верующих обоих течений, тем более что у староцерковников есть еще 6 храмов и вблизи кладбищенского храма есть староцерковнический храм Серафимовский.

Исходя из этих соображений, а также заботясь о внедрении в…[49] верующих обновленческих идей как более прогрессивных и ощущая нужду в храме в другом конце города, в храме, более подходящем для митрополичьих служений, Казанское митрополитанское церковное управление просит Культкомиссию при ТЦИКе дать весь кладбищенский храм обновленческой группе в полное пользование.

Председатель м[итрополит] Иерофей.

Член-секретарь протоиерей Колокольников.

21 февраля.

№ 38

 

№ 18

 

2 марта 1934 г.Выписка из протокола заседания Секретариата ЦИК ТАССР[50]

 

Слушали: Ходатайство Казанского митрополитанского управления и верующих обновленческой ориентации от 21/II-34 г. за № 38 о предоставлении им одного церковного здания для удовлетворения запросов верующих, находящихся в ведении Казанской епархиальной канцелярии староцерковников (внесено Комиссией по делам культов).

Постановили: Имея в виду, что Казанское митрополитанское управление располагает в гор[оде] Казани только двумя малой вместимости зданиями, а епархиальное управление староцерковников обеспечено церковными зданиями с излишком (имеет в гор[оде] Казани семь церковных зданий), Секретариат ЦИК АТССР постановил:

Ходатайство Казанского митрополитанского управления удовлетворить, предоставить здание Арско-кладбищенской церкви с относящимися к ней пристройками – церковной сторожкой и церковным имуществом – в пользование Казанского митрополитанского управления.

Предложить представителям канцелярии Казанского епархиального архиерея Серафиму Александрову сдать здание и обеспечить перевод Арской общины и духовенства в один из шести действующих староцерковных приходов, а Казанского митрополитанского управления – принять по соответствующим описям и под ответственность здание кладбищенской церкви с относящимися к ней пристройками и церковным имуществом, соответственно с оформлением договорами, обеспечивающими сохранность всего церковного имущества.

Верно: Зам. Зав. Секретариатом ЦИК АТССР Гарипов(Ш. Гарипов).

4/III-1934 г.

Читал М. С. Александров.

 

№ 19

 

4 марта 1934 г. – Ходатайство митрополита Казанского и Свияжского Серафима о праве на отпевание и панихиду на Арском кладбище Казани[51]

 

В Центральный Исполнительный Комитет Татарской авт[ономной] СС Республики.

Распоряжением ТатЦИК храм на Арском кладбище передан обновленцам, и таким образом староцерковники лишены возможности для погребения своих умерших и для отправления треб по ним пользоваться этим храмом.

Группа верующих, которая считалась прихожанами церкви на Арском кладбище, имеет быть мною приписана к ближайшему храму, т. е. к Серафимовской церкви. Но Арским кладбищем, а отсюда и храмом на этом кладбище пользовалась громадная часть верующих-староцерковников г. Казани. При Серафимовской церкви не имеется кладбища; все умершие по этому приходу хоронятся на Арском кладбище. В Архангельской слободе – Архангельское кладбище, но им ведает и то в особые дни причт Тихвинской церкви. Имеется кладбище в Ягодной слободе для Ягодинской, Макарьевской слобод и для Козьинского прихода, и вообще те кладбища обслуживают заречную часть города, а вся остальная православная староцерковная масса, повторяю, хоронит своих покойников на Арском кладбище.

Полагаю, что староцерковное духовенство для верующих нашей ориентации должно беспрепятственно на Арском кладбище совершать все требы, как то: погребения и панихиды, в особенности в дни нарочитые, так называемые «родительские» и пасхальные дни, когда совершается по уставу православной церкви поминовение усопших. Если незначительная группа обновленцев будет владеть кладбищенским храмом очень редко по своей малочисленности в Казани, будет пользоваться этим храмом для отпевания покойников, так как у них может быть один-два покойника в неделю, а то, пожалуй, и в месяц, то громадной по количеству православно-староцерковнической части населения г. Казани по всяким соображениям (а не только по церковным) рационально и, пожалуй, справедливо предоставить право для отпева на кладбище покойников, а их бывает в обычное время 5-6 в день, пользоваться одною из часовен кладбища и всего лучше во избежание всяких столкновений и недоразумений с обновленцами часовней, имеющейся на католическом кладбище. Она и вдали, в стороне от храма, коим будут владеть обновленцы, и никем и ничем не занята.

Умерших заразной болезнью невозможно отпевать на дому, невозможно и в приходских храмах по санитарным и другим причинам. Обычно таких умерших, как и умерших в больницах, привозили в кладбищенский храм, где и отпевали. За неимением храма естественно староцерковникам предоставить право пользоваться часовней для отпевания тех, коих прямо привозили на кладбище для отпевания и погребения.

Митрополит Казанский Серафим.

Делопроизводитель епархиальной канцелярии протодиакон И. Грекулов[52].

4 марта 1934 г.

№ 304

 

№ 20

 

21 мая 1934 г. – Донос обновленческого «митрополита» Ерофея Померанцева на «нештатное» исправление треб на Арском кладбище Казани[53]

 

В КультК при ТЦИКе.

Казанское обл[астное] митр[ополитанское] церк[овное] управление доводит до сведения Культкомиссии, что на городском Арском кладбище замечается хождения и совершения панихид на могилах и др[угих] треб заштатного духовенства, проживающих в городе Казани (прот[оиерей] Алексей Сельский[54], свящ[енник] Сергий Зайцев[55], свящ[енник] Турхан[56], иеродьякон Вениамин[57]), также приезжего сельского духовенства (протоиерей ц[еркви] с. Бирюли Арского района Вячеслав Белокуров[58] и др.), а казанское городское штатное духовенство (Зосимовский[59] – Петропавловский с[о]б[ор], Филипповский[60] (Серафимовская ц[ерковь]), Касторский[61] (Богоявленская ц[ерковь]), Смеловский (тоже), Евдокимов[62] (Серафимовская ц[ерковь]), Преображенский[63] (Петропавловский соб[ор]) – ходят по кладбищу и служат панихиды, окруженные толпой монашек и др[угих] женщин, которые в это время агитируют против обновленческого духовенства и действуют возбужденно на народ, притом некоторые из духовенства ссылаются на какое-то распоряжение митрополита Серафима по этому вопросу.

Признавая, что исполнение треб заштатным духовенством как незарегистрированным и не платящим налога, а также и сельским духовенством есть явление, противное узаконениям «Об религиозных объединениях» (см. Инструкцию о порядке проведения в жизнь закона о культах, гл. 5), а поведение штатного городского духовенства действует возбуждающе на народные массы и разжигает их страсти, и может нарушить общественное спокойствие, Каз[анское] обл[астное] управление считает долгом предупредить об этом ТЦИК и просит принять соответствующие меры к нарушителям соответствующих узаконений.

Председатель КОМУ м[итрополит] Иерофей.

Секретарь – член КОМУ прот[оиерей] М. Колокольников.

21 мая 1934 г.

№ 201

 

Дело о передаче Тихвинской церкви Казани обновленцам

 

№ 21

 

22 февраля 1935 г. –Ходатайство верующих-обновленцев Казани о передаче им Тихвинской церкви[64]

 

В Культкомиссию при Центральном Исполнительном Комитете АТССР от группы верующих обновленческой ориентации, проживающих в Казани,

Заявление.

В Сталинском и Пролетарском районах гор[ода] Казани в настоящее время три староцерковнических церкви (Тихвинская, Макарьевская (в Адмиралтейской слободе) и Смоленская (в Козьей слободе)), а обновленческой церкви ни одной. Между тем ранее в этих районах были две обновленческих церкви – Троицкая и Варлаамовская[65]. Троицкая церковь в 1929 году сломана и на ее месте выстроен хлебопекарный завод; Варлаамовская церковь была временно занята тихоновцами, но в 1931 году община обратилась в Казанское епархиальное управление о приеме в обновленчество, в том же году церковь была закрыта и около того места в настоящее время находится колхозный базар.

Итак, в вышеуказанных районах обновленческой церкви нет, но верующих-обновленцев здесь немало, только они принуждены ходить в отдаленные для себя церкви – одни в кладбищенскую, другие в б. Ивановский монастырь, третьи в Пятницкую. Между тем большинство из них живет вблизи Тихвинской церкви и неоднократно выражало сожаление, что не имеет обновленческой церкви в более близком месте; поэтому некоторые вынуждены ходить даже в тихоновские церкви, в частности, в Тихвинскую церковь.

Мы, нижеподписавшиеся верующие обновленческого течения, лишены законного права отправлять свои религиозные потребности в той форме, в какой бы желали, и, видя что в Тихвинской церкви жизнь идет неправильно (исполнительного органа нет, контроля над приходо-расходными суммами нет, благочинный протоиерей Дмитрий Прокопович[66] в 1931 г. внезапно пришел в церковь, единолично почему-то отобрал ключи от свечного ящика у законного председателя исполнит[ельного] органа общины и вручил другому лицу, открыто нарушив закон, изданный властями, что недопустимо; лицо, торгующее свечами в данное время, совершенно постороннее и проживает в Ягодной слободе; всецело распоряжается церковной жизнью общины духовенство), не можем молчать, тем более, что за закрытием Варлаамовской церкви в 1931 году церковные предметы, кои дороги для верующих, по разрешению ТЦИКа были переданы в Тихвинский храм.

Члены Варлаамовской общины, как и закрытой Московской церкви, откуда церковные предметы тоже были перенесены в Тихвинскую церковь, неоднократно обращались с письменными заявлениями к настоятелю Тихвинской церкви протоиерею Аронову[67], архиепископу Афанасию[68] и митрополиту Серафиму[69] с требованием своего законного права, ссылаясь на пункт 2-й Инструкции Постоянной комиссии при ВЦИКе (Бюллетень № 1-й 1931 г.) и всюду встречали по духовной линии отпор; в 1933 году обратились с письменным заявлением в Культкомиссию при ТЦИКе с ходатайством о разрешении общего собрания на предмет выбора исполнительного органа и ревизионной комиссии, где нам было собрание разрешено в октябре 1933 года, и о нем было уже объявлено верующим; но вот случайно попадается нашему казначею навстречу епископ Ириней[70] и с иронией обратился с вопросом: кто вам разрешил делать собрание; казначей в ответ сказал, что разрешила Культкомиссия при ТЦИКе; на это епископ Ириней сказал, что собрание аннулируется; так оно и вышло; настоятель Тихвинской церкви протоиерей Василий Ивановский[71] не допустил провести собрание.

В октябре 1934 г., видя продолжающиеся беспорядки и нарушения закона, группа верующих опять подала в Культкомиссию заявление о разрешении собрания для выборов исполнительного органа общины, ревизионной комиссии и проверки отчетности и имущества церкви за время с 1931 года, но разрешение еще не получено, и бумага находится в Культкомиссии.

Далее, накануне праздника [Святого] Варлаама (6-го июня 1934 г.) верующие Варлаамовской и Московской общин по обычаю пришли к службе, но церковь была закрыта; монашки сказали, что от настоятеля не было распоряжения служить, – не счел нужным; в ответ на это верующие создали толпу, стали шуметь, громко высказывали свое возмущение церковными непорядками. Вдруг на другой день, в самый праздник по чьему-то велению было устроено праздничное торжественное служение, но верующих было немного, потому что одни были обижены, другие не знали о службе и т. п. Вот как поступает духовенство тихвинского направления с верующими гражданами. Далее терпеть разных противозаконных действий и выступлений нет возможности и основания.

Видя все это, желая молиться в храме своей ориентации и живя в большинстве близко от Тихвинской церкви, просим Культкомиссию зарегистрировать нас как обновленческую группу верующих под названием «Тихвинской» и передать эту церковь в наше пользование, тем более что у тихоновцев и помимо этой церкви остается в гор[оде] Казани еще пять церквей, из которых Богоявленская церковь находится недалеко от Тихвинской, значит ущерба для нынешней тихвинской общины не будет, а для нас, верующих обновленческого направления, Тихвинская церковь весьма подходящая.

[26 подписей].

 

№ 22

 

3 мая 1935 г. – Постановление Секретариата ЦИК ТАССР «О передаче Тихвинской церкви гор. Казани в пользование верующих обновленческой ориентации» (проведено опросом)[72]

 

Имея в виду, что:

1. В Сталинском и Кировском районах г. Казани верующие обновленческой ориентации не имеют в своем пользовании ни одного молитвенного здания, тогда как Тихвинская, Макарьевская и Смоленская церкви находятся в пользовании верующих тихоновской ориентации;

2. После ликвидации принадлежавших ранее верующим обновленческой ориентации Троицкой и Варлаамовской церквей часть обновленцев ввиду неимения в своем пользовании в упомянутых районах молитвенного здания вопреки своему желанию были вынуждены посещать Тихвинскую церковь;

3. В пользовании верующих тихоновской ориентации кроме Тихвинской церкви остаются еще 6 церквей, которые вполне могут удовлетворить религиозные потребности верующих тихоновской ориентации.

Секретариат Центрального Исполнительного Комитета АТССР постановляет:

1. Удовлетворить ходатайство верующих обновленческой ориентации гор. Казани, Казанского областного митрополитанского управления о передаче здания Тихвинской церкви г. Казани в пользование верующих обновленческой ориентации.

2. Предложить канцелярии Казанского епархиального архиерея обеспечить передачу, а Казанскому областному митрополитанскому управлению – прием здания Тихвинской церкви с относящимися к ней пристройками и со всем имуществом и ценностями, включая сюда также имущество и ценности, переданные из Варлаамовской и других закрытых церквей, по соответствующим описям и документам в полной сохранности и целости означенных предметов.

3. Представителю Татнаркомфина проследить за передачей здания, имущества и ценностей Тихвинской церкви и по окончании передачи доложить в комиссию по вопросам культов при Президиуме ТЦИК.

 

№ 23

 

10 мая 1935 г. – Предложение Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК ТАССР в Прокуратуру Татарской АССР привлечь к ответственности бывшего настоятеля Тихвинской церкви протоиерея Василия Ивановского[73]

 

Постановлением Секретариата Центрального Исполнительного Комитета АТССР от 3 мая с. г. Тихвинская церковь г. Казани передана верующим обновленческой ориентации. Согласно этому постановлению бывший настоятель Тихвинской церкви г. Ивановский, ныне продолжающий службу в церкви Петра и Павла по Банковской улице, был обязан сдать «здание Тихвинской церкви с относящимися к ней пристройками и со всем имуществом и ценностями, включая сюда также имущество и ценности, переданные из Варлаамовской и других закрытых церквей, по соответствующим описям и документам в полной сохранности и целости означенных предметов».

Но при передаче бывш[ий] настоятель Тихвинской церкви г. Ивановский отказался предъявить органам власти приходо-расходную книгу, объясняя свой отказ тем, что он не вел таковую книгу. По существующим законам он обязан был вести приходо-расходную книгу. Отсутствие приходо-расходной книги не дает возможности установить, какие предметы приобретены церковью за последние 2–3 года и на какую сумму, т[ак] к[ак] за последние 2–3 года в инвентарную опись не внесен ни один вновь приобретенный или пожертвованный предмет. В результате этого г. Ивановский объявил своей собственностью находящуюся в церкви митру (головной убор с драгоценными металлами и камнями), стоящую, безусловно, значительных сумм. Это только частный факт.

На самом деле Комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК АТССР в неведении приходо-расходной книги или непредъявлении ее органам власти[74] рассматривает как намеренное нарушение закона г. Ивановским с целью скрыть присвоенные и расхищенные ценности, приобретенные за последние 2–3 года. А присвоение или расхищение государственных ценностей действительно имеют место. Переучет драгоценных металлов и камней выявило недостачу таковых в Тихвинской церкви на 983 руб[лей] 50 коп[еек].

Комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК АТССР просит привлечь к ответственности бывш[его] настоятеля Тихвинской г. Ивановского за неведение приходо-расходной книги с целью скрытия присвоенных и расхищенных предметов, принадлежащих госфонду.

Секретарь ЦИК АТССР, Председатель Комиссии по вопросам культов /Аюпов/

Ответ[ственный] секретарь К. Мустафин /Мустафин/.

№ 27/65

 

№ 24

 

14 ноября 1935 г. – Список служителей культа Тихвинского кафедрального собора Казани[75]

 

1. Колокольников Михаил Николаевич, сын священника, 60 лет, священник, адрес: Федосеевская ул., д. 63, кв. 6. 2. Троицкий Александр Иванович, сын псаломщика, 45 лет, священник, адрес: Ягодная слобода, Вторая Ямка, д. 3. Пономарев Александр Андреевич, сын крестьянина, 51 год, диакон, адрес: Советская ул., д. 43.

Примечание: Колокольников и Троицкий состоят служителями культа в Пятницкой церкви гор[ода] Казани, а Тихвинский собор обслуживают по назначению духовного начальства в порядке дисциплины впредь до назначения соответствующего постоянного служителя культа.

Председатель А. Емельянов.

Секретарь Н. Садов.

№ 20

 

№ 25

 

15 октября 1937 г. – Прошение членов исполнительного органа Тихвинской церкви о передаче архиерейских облачений, хранящихся в кладбищенской церкви Чистополя[76]

 

В Культкомиссию при ТЦИК от исполнительного органа Тихвинского кафедрального собора гор[ода] Казани

Заявление.

В 1925 году в г. Чистополе была открыта обновленческая архиерейская кафедра и туда в Чистопольский собор были даны архиерейские облачения с необходимами принадлежностями, ранее находившиеся в пользовании при служениях в г. Казани Казанского обновленческого митрополита.

После отъезда последнего обновленческого архиерея из г. Чистополя эти облачения и к ним архиерейские принадлежности остались в г. Чистополи при соборе, а по закрытии собора в г. Чистополи эти облачения с них принадлежностями были взяты на всякий случай кладбищенской обновленческой общины в г. Чистополи и занесены там в опись церковного имущества. Там нужды в них нет по сих пор понапрасно дают пищу ненужным вещам некоторых чистопольцев о восстановлении там архиерейской кафедры или возможности архиерейских поездок для совершения богослужения. В Тихвинском кафедральном соборе гор[ода] Казани архиерейская ризница весьма недостаточна, так что в некоторые праздники нет возможности совершат богослужения во облачениях положенных церковном ритуалом. По этому исполнительный орган Тихвинского кафедрального собора гор[ода] Казани по согласованности с Казанским митрополитом обращается в Культкомиссию с просьбой дать разрешение на передачу в Тихвинский кафедральный собор г. Казани из кладбищенской церкви г. Чистополя архиерейские облачения с их принадлежностями, которые по изношенности непредставляют собою почти никакой материальной ценности, а для Тихвинского кафедрального собора г. Казани они крайне необходимы.

В случаи разрешения в г. Чистополь за вещами может быть командировано особое лицо, и полученные вещи будут занесены в опись церковного имущества Тихвинского кафедрального собора г. Казани.

Председатель А. Емельянов.

Секретарь Н. Садов.

№ 46-15/Х-37г.

1937 г.

 

№ 26

 

5 августа 1938 г. – Прошение бывшего диакона А. А. Пономарева о снятии его с учета[77]

 

В комиссию по делам служителей культа от диакона Тихвинской церкви г. Казани А. А. Пономарева[78]

Заявление.

Прошу комиссию снять меня, Пономарева, с учета служителей культа для непосредственного служения отечеству.

А. А. Пономарев.

 

№ 27

 

19 августа 1938 г. – Просьба о регистрации В. Е. Степанова священником Тихвинской церкви[79]

 

В Культкомиссию при ТЦИКе АТССР от членов исполнительного органа Тихвинской церьквы гор[ода] Казани

Заявление.

Настоящим нашим заявлением просим Культкомиссию зарегистрировать служителя культа Степанова Василия Евсевьевича к Тихвинской церьквы, как в последней нет служителя культа, а место свободное, верующие безпокоются и просят служителя культа.

В силу всего вышеизложенного мы, члены исполнительного органа, просим Культкомиссию пойти нам на встречу и удовлетворить нашу прозьбу.

Приложение: Анкета в трех экземплярах на служителя культа[80].

Председатель А. Емельянов.

Секретарь Н. Садов.

№ 37

 

№ 28

 

Не позднее 1 сентября 1938 г. – Сообщение секретаря Культкомисссии при ТатЦИК К. Мустафина об ознакомлении членов церковного совета Тихвинской церкви Казани о ее закрытии[81]

 

Ввиду того, что:

1. Тихвинская церковь гор[ода] Казани по ходатайству группы верующих и митрополита Померанцева передана обновленцам решением Секретариата ЦИК ТАССР от 3/V-35 г., чтобы дать возможность им «отправлять свои религиозные потребности», как пишут в своем заявлении группа верующих, в том числе и граждане Емельянов и Садов, являющиеся членами исполнительного органа общины верующих при Тихвинской церкви.

2. Вместо «отправления своих религиозных потребностей» Тихвинская церковь, возглавляемая гражданами Емельяновым и Садовым, а также ныне арестованными митрополитом Померанцевым и священником Колокольниковым, служила объектом контрреволюционной деятельности Померанцева и Колокольникова.

3. После ареста служителя культа Померанцева и Колокольникова фактическая служба Тихвинской церкви должна была прекращаться с 5 августа 1938 г., но граждане Емельянов и Садов в воскресные дни и в праздник преображения допускали в церкви службу при большом скоплении граждан без зарегистрированного органами власти служителя культа;

4. В гор[оде] Казани имеется еще одна функционирующая Кладбищенская церковь обновленческой ориентации.

В регистрации служителя культа в Тихвинскую церковь отказать[82] и поставить вопрос о дальнейшем использовании здания Тихвинской церкви под культурное учреждение.

 

№ 29

 

4 сентября 1938 г. – Прошение членов исполнительного органа Тихвинской церкви о переносе святынь в кладбищенскую церковь Ярославских чудотворцев в Казани[83]

 

В Культкомиссию при ТЦИКе

Заявление.

Настоящим нашим заявлением просим Культкомиссию дать разрешение перенести некоторые иконы и предметы религиозного обихода из Тихвинской в кладбищенскую церковь[84].

Приложение: Список вещей в двух экземплярах.

Председатель А. Емельянов.

Секретарь Н. Садов.

№ 34

 

№ 30

 

4 сентября 1938 г. – Список предметов из описи имущества Тихвинской церкви Казани, которые желательно перенести в кладбищенскую церковь на временное пользование[85]

 

(1) Тихвинскую икону (в серебряной оправе) – 1. (2) Нерукотворный образ Николая Угодника – 1. (3) Икона Смоленской Б[ожией] матери – 1. (4) Икона Грузинской Б[ожией] матери. (5) Икона 3-х Святителей Казанских -1. (6) Икона Варлаама Хутынского – 1. (7) Икона Сергия Радонежского – 1. (8) Икона Иоанна Предтечи – 1. (9) Икона Параскевы [Пятницы] – 1. (10) Мощи Гурия со своими его принадлежностями 1. (11) Евангелие одно медное. (12) Чаша и все комплекты с ней – 1. (13) Купель – 1. (14) – Аналои и покрывала на них – 1. (15) Венцы, комплект – 1. (16) Подсвечников больших – 2. (17) Площаница – 1. (18) Пелены к иконам – 5. (19) Лампады к Святителю Гурию – 9. (20) Малых подсвечников – 2. Панихидный столик – 1.

Примечание. Все иконы, которые в серебряных ризах, желательно сдать властям за исключением чаши.

Председатель А. Емельянов.

Секретарь Н. Садов.

 

№ 31

 

29 июня 1939 г. – Запрос Государственного музея ТАССР на получение ценных богослужебных предметов и архива обновленцев из кладбищенской церкви Казани[86]

 

В Верховный совет ТатАССР.

Центральный краеведческий музей ТАССР просит вас дать разрешение на получение из кладбищенской церкви: 1) архива т[ак] н[азываемой] «новой церкви»[87], 2) разн[ых] журналов «Православный собеседник»[88] и др. в количестве 400 экз[емпляров]. 3) Иконы 13–14 века Сергея Радонежского и др., представляющие музейную ценность, 4) посохи и облачения, раку от мощей Гурия.

Договоренность с представителем общины имеется.

Все эти предметы, перечисленные выше, необходимо получить для Антирелигиозного отдела Центр[ального] музея.

За директора Центр[ального] музея, ученый секретарь Дьяконов/Дьяконов/.

29/VI-1939.

№ 500

 

 


© Степанов А. Ф., 2023

 

[1] Алексий (Баженов; 1872–1938 гг.), обновленческий «митрополит» Казанский и Свияжский, управляющий Казанской епархией, 8 декабря 1913 г. хиротонисан во епископа Николаевского, третьего викария Херсонской епархии, с 23 января 1914 г. второй викарий. В 1917 г. управляющий Херсонско-Одесской епархией, с 1(24) декабря 1918 г. епископ Елисаветградский, с 16 февраля 1921 г. епископ Тираспольский. С 13 октября 1922 г. обновленческий «архиепископ», с 16 февраля 1923 г. «архиепископ» Казанский и Свияжский, управляющий Казанской обновленческой епархией, с 16 апреля 1924 г. «митрополит». С 1925 г. член президиума Священного синода. С назначением управляющим Казанской епархией обновленца Алексия признало большинство приходских священников, монашество Казанского Богородицкого женского монастыря (Лебедев), но отвергло остальное монашество и миряне. В 1933 г. вернулся в Крым. В 1938 г. расстрелян.

[2] Государственный архив Республики Татарстан (далее – ГА РТ). Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 62. Л. 91 об.

[3] Там же. Д. 112. Л. 1–40.

[4] Архив УФСБ РФ по Республике Татарстан. Архивно-следственное дело 2-9195. Л. 50 об. – 51.

[5] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 15. Л. 44. Машинописный подлинник, подписи – автографы; угловой штамп КЕУ. На документе надпись зелеными чернилами: «К делу Ивановской религ. общины, 11/IV-30 г.».

[6] Так в документе.

[7] Василий Никонорович (Никифорович-?) Троицкий (1875 г. р.), 28 февраля 1924 г. незаконно хиротонисан епископами-обновленцами Алексием и Тимофеем во «епископа» Чебоксарского, предан анафеме викарными епископами Казанской епархии Афанасием (Малининым), Иоасафом (Удаловым) и Андроником (Богословским). С 20 июня 1931 г. «архиепископ» Чистопольский и Мамадышский, первый викарий Казанской обновленческой митрополии. В 1932 г. передал свои полномочия хиротонисанному в Москве обновленческому «епископу» Катагощину. 10 декабря 1918 г. арестован по обвинению в «участии в восстании в с. Шумково»; решения по делу не принято. Арестован вновь 21 февраля 1919 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности. 17 ноября 1919 г. дело прекращено по амнистии. Реабилитирован 17 декабря 1998 г. (ГА РТ. Ф. Р-1172. Оп. 1. Д. 1209. Л. 39).

[8] ГА РТ. Ф. Р-3452. Оп. 2. Д. 216. Л. 151. Машинопись.

[9] Там же. Ф. Р-732. Оп. 1. Д. 1642. Л. 275. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп и круглая печать КОМУ. Помета: «К сведению».

[10] Михаил Николаевич Колокольников (1874–1956 гг.), протоиерей, обновленец, секретарь Казанского областного митрополитанского управления. 4 августа 1938 г. арестован, осужден на 5 лет ссылки в Красноярский край. Вернулся в Казань в 1949 г., покаялся, воссоединился с Русской Православной Церковью, митрофорный протоиерей.

[11] ГА РТ. Ф. Р-128. Оп. 13. Д. 24. Л. 89. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп и круглая печать КОМУ.

[12] Комиссия по вопросам культов при ЦИК ТАССР (1931–1938 гг.). Ей предшествовала Правительственная комиссия при ТатЦИК по рассмотрению религиозных дел (1929–1930 гг.). Позднее фиксация дел о закрытии храмов была передана в сектор учета Президиума Верховного Совета ТАССР.

[13] Даниил Филимонович Филимонов (1855–1938 гг.), «архиепископ» Бугульминский и Чистопольский; деятель чувашского национального просвещения, вдовый протоиерей. Зимой 1924 г. незаконно хиротонисан епископами-обновленцами Алексием Баженовым и Тимофеем Зайковым во «епископа Чебоксарского, викария Чувашской епархии», 15 января 1929 г. возведен в сан архиепископа, однако уже 16 октября 1929 г. подал в отставку по состоянию здоровья и выехал на родину в д. Первое Степаново Цивильского района, где состоял настоятелем Троицкой церкви. Председатель Бугульминского епархиального управления КОМУ с 17 июля по 28 ноября 1933 г. Получил разрешение с 10 по 25 декабря 1933 г. посетить религиозные общества и совершать службы в храмах сел: Шешминская Крепость Первомайского района, Верхний Акташ Акташского района, Соболеково, Красные Челны, Орловка, Шильна, Боровецкое, Ильбухтино, Кабан-Бастрык Челнинского района и Борок Шереметьевского района.

[14] Палладий (Шерстенников; 1896–1976 гг.), в 1930–1933 гг. епископ Елабужский, викарий Казанской епархии Русской Православной Церкви.

[15] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 299–304 об. Рукописный подлинник, подписи – автографы.

[16] Далее зачеркнуто: Татарский.

[17] Далее зачеркнуто: Казани.

[18] Всего 192 подписи.

[19] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 309–309 об. Рукописный подлинник, без даты.

[20] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 308–308 об. Рукопись, орфография подлинника сохранена, без даты.

[21] С 28(29) июня 1934 г. Чистопольская кладбищенская церковь была отобрана у общины Русской Православной Церкви, зарегистрирована как обновленческая и передана обновленцам, хотя православных было много больше (192 человека), чем обновленцев (20 человек) и у обновленцев был в распоряжении свой собор (ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 293–307/309 об.).

[22] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 293. Машинописный подлинник, подпись – автограф. Угловой штамп Чистопольского РИКа; помета на документе: «т. Ситдикову. 9/22/Х-34».

[23] См. запрос Секретариата ТатЦИКа от 13 сентября 1934 г.: Там же, Л. 306.

[24] Имеется в виду, что в 1922–1930 гг. регистрацией религиозных общин ведали органы НКВД, после ликвидации этого наркомата в декабре 1930 г. задачи надзора за религиозными обществами формально перешли к местным исполкомам.

[25] См.: ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 294–304 об.

[26] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 8–8 об. Рукописный подлинник, написанный черными чернилами, подписи – автографы; круглая печать КОМУ. Резолюция: «К делу. Во внутреннее дела духовенства ЦИК не вмешивается. Подпись».

[27] Комиссия по делам культов при ЦИК ТАССР.

[28] Григорий Николаевич Смеловский (1874–1938 гг.), протоиерей, настоятель Богоявленского кафедрального собора. Арестован 10 января 1938 г., скончался во время следствия. Сексот ОГПУ–НКВД.

[29] Статья 58 УК РСФСР предусматривала наказание за политические преступления.

[30] Иерофей (Померанцев; 1880 г. р.), 26 декабря 1919 г. хиротонисан во епископа Юрьевского, викария Владимирской епархии, затем епископ и архиепископ Иваново-Вознесенский, обновленческий «митрополит» Нижегородский, «митрополит» Крымский. Участник Второго обновленческого «Всероссийского Поместного Священного собора» 1923 г., на котором подписал постановление о лишении сана и монашества Святейшего патриарха Тихона. Дважды арестовывался: в 1921 г. – в Иваново-Вознесенске, в 1928 г. – в Нижнем Новгороде. Сексот ВЧК–ОГПУ–НКВД с 1919 г. (кличка «Орлов»). С февраля 1934 г. обновленческий «митрополит» Казанский, настоятель Тихвинского кафедрального собора, кладбищенской церкви г.Казани. Арестован 4/5 августа 1938 г. по обвинению в участии в контрреволюционной организации «духовников», осужден на 10 лет лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. После направления дела на доследование Верховным судом РСФСР 2 сентября 1940 г. осужден на 8 лет исправительно-трудовых лагерей.

[31] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 203. Рукописный подлинник, подписи – автографы. Круглая печать и угловой штамп ОМЦУ. Резолюции на документе: «К делу. Вмешиваться во внутренние дела ЦИК не будет. Подпись».

[32] Там же. Л. 194–194 об. Рукописный подлинник, подписи – автографы. Круглая печать и угловой штамп ОМЦУ. Резолюции на документе: «Какого района?»; «Направить в РИК для проверке на месте и принятия мер. Подпись».

[33] Село Иж-Борискино Кузнечихинского района ТАССР.

[34] Павел Николаевич Прокопьев, священник-обновленец, с 1935 г. – в селе Кузнечиха Кузнечихинского района ТАССР.

[35] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 187–187 об. Рукописный подлинник.

[36] Более 130 подписей.

[37] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 188–188 об. Рукописный подлинник. Резолюция на документе: «РИК не препятствует. Зам. предрика Гошунов. 29 января 1935 года».

[38] Михаил Семенович Петелин (1888 г. р.), священник-обновленец, протоиерей, в 1932–1935 гг. священник села Емельяново Лаишевского р[айо]на. В 1936 г. житель села Ивановского Теньковского района ТАССР, уполномоченный Казанской епархии Казанской митрополии по Теньковскому району. В 1946–1957 гг. священник, настоятель Тихвинско-Богородицкой церкви села Тюрнясево Тельмановского района ТАССР, позднее – священник кладбищенской церкви Мензелинска.

[39] Так в документе.

[40] Обновленческий «митрополит» Иерофей Померанцев титула «Свияжский» не носил.

[41] Всего 28 подписей.

[42] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 190–190 об. Рукопись, подписи – автографы. Орфография подлинника сохранена.

[43] Так в тексте, правильно: Новошешминский район ТАССР.

[44] Всего 42 подписи.

[45] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 69. Л. 191. Рукописный подлинник, подписи – автографы. Орфография подлинника сохранена. На документе резолюция: «Т. Гарипову».

[46] Там же. Л. 67–67 об. Рукописный подлинник рукой священника Колокольникова, подписи – автографы. Круглая печать и угловой штамп ОМЦУ.

[47] ГА РТ. Ф. Р-732. оп. 6. Д. 112. Л. 4–4 об. Рукописный подлинник, подписи – автографы; угловой штамп и круглая печать КОМЦУ. Пометы: «Ивановский монастырь, кв. 19, Помиранцев»; «Профсоюзная, д. № ½ кв. 19, И. Помиранцев»; «Кладбищен-благочинный»; «Староцерковные – Калугина Гора, дом 66 (ошибка, правильно – ул. Калинина (3-я Гора), д. 66. – А. С.), митрополит Серафим Александров»; «Венчики, молитвы, дрова, свечи, деньги; приход о расходах»; «239 староцерков, 106 обновленческ»).

[48] В 1923 г. в Казани у обновленцев было лишь три храма, в 1924 г. им передали Кирилло-Мефодиевскую церковь, в 1925 г. – Благовещенский собор, вскоре закрытый, а в январе 1926 г. – Введенскую церковь Ивановского монастыря.

[49] Далее в документе неразборчиво.

[50] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 112. Л. 1. Машинопись с ручной правкой, подпись – автограф.

[51] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 112. Л. 5–5 об. Рукописный подлинник, подписи – автографы; угловой штамп и круглая печать канцелярии Казанского епархиального архиерея.

[52] Иван Васильевич Грекулов (1891 г. р.), делопроизводитель Казанской епархиальной канцелярии, протодиакон, позднее священник Серафимовской церкви Казани. Снят с регистрации «по своему желанию» 25 декабря 1936 г., уехал в Ленинград, занимался в группе сольного пения при центральном клубе строителей (Крюков канал, д. 12) с намерением поступить в Ленинградскую консерваторию. Был жив в 1958 г.

[53] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 64. Л. 8–8 об. Рукописный подлинник черными чернилами, подписи – автографы; круглая печать КОМУ.

[54] Алексей Абрамович Сельский (1859–1944 гг.), протоиерей, настоятель Духосошественской церкви (1907–1931 гг.), затем церкви Четырех святителей. 10 января 1938 г. осужден на 5 лет ссылки.

[55] Сергей Степанович Зайцев (1878 г. р.), священник.

[56] Яков (Иаков) Васильевич Турхан (Трухан) (1874 г. р.), священник Серафимовской церкви. 10 марта 1935 г. осужден на три года ссылки в Архангельск.

[57] Комментарий в документе: Адреса неизвестны кроме иеродьякона Вениамина (Самарский, он же Васильев) прописан как по Батуринскому переулку д. № 21 кв. 1, а фактически живущему при Петропавловском соборе.

[58] Комментарий в документе: Вячеслав Александрович Белокуров (1875 г. р.), священник-обновленец, затем вернулся в Русскую Православную Церковь.

[59] Михаил Федорович Зосимовский (1875–1938 гг.), протоиерей, священник Петропавловского собора.

[60] Борис Федорович Филипповский (1885–1957 гг.), протоиерей, сексот ОГПУ–НКВД.

[61] Александр Петрович Касторский (1885–1938 гг.), профессор Казанской духовной академии, протоиерей. 29 декабря 1937 г. расстрелян.

[62] Михаил Александрович Евдокимов (1888–1954 гг.), священник Петропавловского собора, снят с регистрации 13 ноября 1938 г. в связи со снятием сана по собственному заявлению, штатный свидетель НКВД.

[63] Аркадий Владимирович Преображенский (1874 г. р.), священник Петропавловского собора, с 28 ноября 1938 г. настоятель; ушел «по болезни» 29 марта 1939 г.

[64] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 2–3. Машинописный подлинник с ручной правкой.

[65] Тихвинская, Варлаамовская и Троицкая церкви действовали на территории Сталинского района, Макарьевская и Смоленская – в Пролетарском (Кировском) районе.

[66] Дмитрий Зенонович (Зиновьевич) Прокопович (1890 г. р.), митрофорный протоиерей, настоятель Петропавловского собора, благочинный церквей Казани Казанской епархии Русской Православной Церкви, сексот ОГПУ–НКВД.

[67] Владимир Викторович Аронов (1888 г. р.), протоиерей, настоятель ряда казанских церквей, бывший благочинный. Арестован 10 января 1938 г., осужден на восемь лет лишения свободы. Сексот ОГПУ–НКВД.

[68] Афанасий (Малинин; 1884–1939 гг.), архиепископ, управляющий Казанской епархией Русской Православной Церкви до 1933 г.

[69] Серафим (Александров; 1867–1937 гг.), митрополит, управляющий Казанской епархией Русской Православной Церкви в 1933–1936 гг.

[70] Ириней (Шульмин; 1893–1938 гг.), викарный епископ Казанской епархии Русской Православной Церкви в 1929–1934 гг.

[71] Василий Петрович Ивановский (1881 г. р.), протоиерей, настоятель Тихвинской церкви Русской Православной Церкви в 1933–1935 гг. Сексот ОГПУ–НКВД. 10 января 1938 г. арестован, осужден на восемь лет лишения свободы.

[72] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 8. Машинопись с ручной правкой.

[73] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 18–18 об. Машинописная заверенная копия.

[74] Так в документе.

[75] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 24. Рукопись, подписи автографы.

[76] Там же. Л. 92–93. Рукопись, орфография подлинника сохранена, подписи – автографы. Резолюция:«Отказать. К делу. 7/XI-37, К. Мустафин».

[77] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 37. Рукопись, подпись автограф.

[78] Александр Андреевич Пономарев, священник-обновленец, с 1935 г. диакон Тихвинской церкви.

[79] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 39. Рукопись, орфография подлинника сохранена, подписи – автографы. Помета: «Вызв[аны] на 1/IX-38. В регистрации отказано».

[80] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 40–42 об.

[81] См. там же, Л. 34. Машинопись, без даты, помета: «Зачитал 1/IX Емельянову и Садову, К. Мустафин».

[82] См. документ № 27.

[83] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 35. Рукопись, написанная Н. Садовым, подписи – автографы.

[84] Кладбищенская церковь Ярославских чудотворцев в это время уже не функционировала, но имущество обновленческого КОМУ в сторожке при ней сохранялось.

[85] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 201. Л. 36. Рукопись, подписи – автографы.

[86] ГА РТ. Ф. Р-732. Оп. 6. Д. 133. Л. 5. Машинописный подлинник, подпись – автограф. Угловой штамп Центрального музея ТАССР. На документе резолюция: «Все предметы кроме архива можно передать в а[нти] р[елигиозный] музей. К. Мустафин. 1/VII-39».

[87] Имеются в виду обновленцы.

[88] Богословский журнал Казанской духовной академии, издавался в 1855–1918 гг.

Форумы