А. Ф. Степанов. К истории обновленчества в Казанской епархии в 1920 – начале 1930-х гг. Часть 2

 

 

Захватившие власть в Казанской епархии весной 1923 г. обновленцы потеряли ее в ходе приходской революции летом того же года после получения известия об освобождении из-под ареста Святейшего Патриарха Тихона. Все казанские приходы за исключением трех вернулись в лоно Матери-Церкви. Однако в сельских районах гражданские власти жестко контролировали ситуацию, и большинство приходов вынужденно придерживались обновленческой ориентации. Потребовалось время, чтобы верующие решились на разрыв с линией гражданской власти, причем в 19261927 гг. он приобрел валообразный характер. Тем не менее большинство сельских приходов Арского, Набережно-Челнинского и Тетюшского кантонов оставались за обновленцами и к концу 1920-х гг.

Власти были обеспокоены обозначившимся в распространении обновленчества тупиком, который возник после провала с насаждением нового календаря. В ход пошел прямой захват храмов с изъятием их из ведения приходов в пользу обновленцев. В 19241925 гг. он был опробован в Казани с захватом Кирилло-Мефодиевской церкви и кафедрального Благовещенского собора в Казанском кремле. Тогда же этот алгоритм действий распространился на кантонные (уездные) центры: города Чистополь, Мамадыш, Спасск, Буинск. Местные соборы отбирались гражданскими властями у православной паствы и передавались обновленцам. Сценарий был прост: среди верующих выявляли недовольных теми или иными явлениями в жизни общины, поведением церковного совета или церковно- и священнослужителей. Позднее таких «недовольных» стали планово внедрять в общины загодя. Недовольных сколачивали в группу, которую срочно регистрировали в административном отделе местного горсовета и выдавали им мандат на пользование храмом как бы по очереди с существующей православной приходской общиной. Та, естественно, отказывалась делить храм с еретиками-раскольниками, после чего православные полностью устранялись из храма. Попытки вернуть себе храм с помощью многочисленных ходатайств на имя ТатЦИКа, ВЦИКа и самого всесоюзного старосты М. И. Калинина, несмотря на очевидный численный перевес (иногда – на порядок) православной общины, успеха не имели.

Ситуация, сложившаяся в городе Тетюши (см. публикацию, документы № 6377) наглядно показывает, что после подписания митрополитом Сергием (Страгородским) Декларации 1927 г. между региональными и местными властями выявились некоторые разногласия в церковном вопросе. Центральные власти всячески содействовали новым расколам в Русской Православной Церкви, допуская переходы храмов от одного течения к другому. Местные же власти в районах, где преобладали обновленцы, считали любые перемены в уже сложившихся отношениях с удобным для них руководством обновленческих религиозных организаций избыточными и вредными и шли наперекор более гибкой политике Центра.

В 1926–1927 гг., несмотря на временный успех в кантонных центрах, именно 150 сельских приходов в ТАССР вернулись в Казанскую епархию Московского патриархата Русской Православной Церкви. Этому способствовало не только разочарование в обновленчестве и отдельных деятелях-обновленцах, но и долгожданный приход нэпа в деревню. Именно 1925–1927 гг. стали временем «деревенского нэпа», что привело к нормализации всего хозяйственного уклада крестьянской жизни и крестьянского быта. Свою роль сыграло и переключение давления местных властей на другие сектора деревенской жизни: налоги, хлебозаготовки, контрактацию-кооперацию и проч.

Период некоторой, однако вполне осязаемой и различимой, стабилизации отношений между властью и верующими села оказался недолгим. В середине 1920-х гг. развернулась борьба между православными общинами и гражданской властью за причтовые дома в сельских приходах, задним числом подверстанных советской властью под национализированную церковную собственность. В отбираемых причтовых домах, как правило, создавались так называемые избы-читальни – советские агитпункты. С приходов взыскивались высокие платежи за аренду храмовых строений и земли под ними, культналог со священников (его по традиции платила сама община). Борьба за приходы не утихала.

Тем не менее возрождавшаяся после многих лет войны, разрухи и голода деревня это давление выдержала. Впервые за многие годы в документах за 1927 г. стали встречаться ходатайства о ремонте разрушенных или недостроенных в предшествующие годы храмов. Нападки властей купировались или обходились без невосполнимых издержек. Потребовался коренной перелом в политике Советской власти чтобы сломить сопротивление верующих и начать массовое закрытие и уничтожение храмов.

Публикуемые материалы позволяют увидеть реальную картину политики властей в отношении обновленцев и православных верующих, избранной тактики изъятия храмов у православных с передачей их обновленцам в середине 1920-х гг. с последующим закрытием храмов с немногочисленными общинами на рубеже 19201930-х гг.

Документы № 115 свидетельствуют о тесном сотрудничестве чекистов и обновленцев, работе ГПУ по расколу Церкви, противодействии этой политике со стороны православных священнослужителей и мирян в Казани, Мамадыше и Чистополе. Они выявлены в Архиве Управления ФСБ России по Республике Татарстан в двух архивно-следственных делах 1923 г. на протоирея А. П. Меньшикова (архивно-следственное дело № 2-17615а) и церковного активиста Н. И. Юзеева (архивно-следственное дело № 2-11036). Заключительные пять документов посвящены борьбе за Троицкий собор в городе Мамадыше (закрыт и разобран в начале 1930-х гг.) между тихоновцами и обновленцами.

В документах № 1630, относящихся ко второму по значению в ТАССР городу Чистополю, представлены материалы о передаче властями обновленцам в течение 19251927 гг. Николаевского собора и Спасской церкви второго по величине храма Чистополя через организацию провокации с проведением съезда обновленцев в православном храме и с помощью разжигания вражды на личной почве в религиозной общине с последующим выделением послушной властям группы, причислении ее к обновленцам и перерегистрацией храма на ее имя. Поскольку обновленческие группы были малочисленными, в последующие годы властям не составляло труда эти храмы закрыть.

В следующих 10 документах речь идет о захвате в 1924 г. группой из 15 обновленцев прихода Кирилло-Мефодиевской церкви Казани, объединявшем до 400 активных православных прихожан. Несмотря на протесты, через 1,5 месяца приход был зарегистрирован как обновленческий.

В документах № 4167 отражена попытка верующих вернуть себе в 19261927 гг. Никольский собор города Набережные Челны, находившийся в пользовании обновленцев. Характерно, что власти взяли обновленцев под свое покровительство и защиту и даже напечатали в государственной типографии их «Воззвание к мирянам Челнинского кантона» тиражом в 1 тыс. экземпляров. Однако уже через два года, в ноябре 1929 г., власти сами признали, что «обновленческая группа верующих слишком мала, чтобы содержать своих служителей и церковь» и отобрали ее.

Документы № 6872 повествуют о борьбе за храм в селе Пичкассы Спасского кантона, а заключительные 15 о попытке православно-верующих вернуть себе хотя бы один храм в городе Тетюши, считавшемся оплотом обновленцев (на весь Тетюшский кантон функционировали только шесть православных приходов, остальные принадлежали обновленцам).

Большая часть заголовков дел дана публикатором.

О ситуации в приходах города Мамадыш

 

Дело на священника-тихоновца А. П. Меньшикова

 

№ 1

27 ноября 1922 г. – Донесение о поведении протоиерея А. П. Меньшикова[1]

.

Уполномоченному Татполитотдел ГПУ по Мамадышскому кантону заявление.

Настоящим заявляю, что в субботу вечером [25 ноября 1922 г.] в церкви слушал проповедь священника Меньшикова на тему об обвиненных граждан в отобрании [церковных] ценностей. Начал так: что вчера пришлось мне услышать о наших прихожанах, о тех подсудимых, которые находятся в настоящее время в тюрьме. Но меня очень удивила та сторона, что кричали все, а отвечают только 8 человек, и я думал, что на скамье подсудимых должно быть человек полтораста или двести – не этих несчастных 8 человек и среди них женщина[2].

Далее он указывал на неправильное обвинение суда в том, что он обвинил женщину Музлову, обремененную, как он выразился, чадом, в корне противоречащим советским законениям, и указывал на прокурора Журавлева, который говорил, что через сорок или пятьдесят лет религия вся падет, но он в этом резко ошибся, и мне думается, каждый христианин, который здесь присутствует, и вообще верующие вбивают своим детям в голову о вере, как она необходима для истинного христианина, и призвал всех верующих не забывать свой долг истинного христианина, и что этим самым мы только угодим Богу.

Потом указывал на тот печальный факт, что мы должны не забывать тех, которые сейчас страдают в тюрьме, и помочь им как с душевной стороны, так и во всех отношениях. Далее, как он выразился, весь этот суд можно апеллировать, ибо есть кроме еще этого суда высшие органы, в общем дал этим понять публике, чтобы они общими силами возбудили ходатайство об отмене настоящего приговора.

Необходимо добавить, что священником Меньшиковым производится преподавание Закону Божью среди школьников школы 1 ступени – в церкви, кажется, 2 раза в неделю, для этой цели бывает звон для сбора учеников.

Кроме того, в дополнение своего заявления добавлю, что священником Меньшиковым было как бы укорение граждан в том, что они всю вину сваливали на своего умершего пастыря, т. е. священника Александрова[3].

27/ХI-22 года (подпись)

С подлинным верно: Пом[ощник] уполномоченного <Терехин>.

 

№ 2

14 апреля 1923 г.Доклад о деятельности ГПУ города Мамадыша по расколу Русской Православной Церкви[4]

 

Сов[ершенно] секретно. В 1-е Спецотделение Татотдела ГПУ. Гор[од] Казань. Уполномоченного Татотдела ГПУ по Мамадышскому кантону. Доклад «О деятельности Уполномоченного Татотдела ГПУ по Мамадышскому кантону по расколу Русской Православной Церкви и о состоянии духовенства за март месяц 1923 г.

Движение православного духовенства в прогрессивной области было за отчетный период таково. В целях ознакомления с прогрессивным движением духовенства в 1[-м] Мамадышском благочинническом округе для разбора тезисов о предстоящей реформе православной церкви на Поместном соборе, отпечатанных в журнале «Жизнь и религия» от 15 января сего года за № 5, 7, марта сего года по инициативе благочинного 1[-го] округа Меньшикова был созван съезд духовенства. Независимо от разбора указанных тезисов на повестке дня съезда был поставлен также вопрос «Доклад священника Красногорской церкви Тонкова[5] о существующих группах в «Живой церкви». По вопросу о разборе указанных тезисов благодаря 6давлению и умелому подходу[6] к вопросу священника гор[ода] Мамадыша – благочинного 1[-го] округа Меньшикова – съезд склонился не в сторону прогресса, а, скорее всего, в сторону регресса, за исключением маленьких изменений старых церковных условностей. На данном съезде еще раз выявилась и обрисовалась политфизиономия Меньшикова как определенного сторонника тихоновщины, так как последний уже неоднократно и до съезда выражался, что судить Тихона не нам и возможно, что последний в своей политике был прав.

По второму вопросу докладчик Тонков со своей точки зрения обрисовал положение прогрессивного движения духовенства, причем «Живую церковь» во главе с Красницким он назвал партийно-классовой организацией духовников, вторую же группу «Церковное возрождение» в главе с Антонином и третью «Древле-Апостольскую» во главе с Введенским он назвал либерально-освободительными и, кроме того, отметил, что в православной церкви обновление необходимо.

В общем, судя по наблюдению, можно определенно вывести заключение, что духовенство 1[-го] благочиннического округа находится под влиянием благочинного 1[-го] округа Меньшикова – сторонника тихоновщины, поскольку он по своему богословскому развитию стоит выше их.

Что же касается 2-го округа, то там приходится наблюдать совершенно обратную картину. Там все духовенство, за исключением минимальной части, находится под влиянием благочинного Чебешова[7] и священника с[ела] Абдеи Григорьева[8] (наши информаторы, они же составляют инициативное ядро), которые и сумели такой же съезд, бывший в феврале мес[яце], довести до некоторой степени в наших интересах, чем указано в докладе за февраль мес[яц]. Особенных изменений по сравнению с февралем месяцем во втором округе не произошло. Уполномоченным Казанского епархиального управления по кантону назначен священник с[ела] Красной Горки Тонков (докладчик съезда по второму вопросу), которого здесь, на месте, завербовать в число осведомителей-прогрессистов и заставить его работать весьма трудно, так как, хотя он и выявил себя сторонником Древле-Апостольской группы, но все же еще у него не изжиты старые фанатические взгляды. Необходимо также отметить, что в связи с назначением Меньшикова протоиереем заметно стало выступление [его] против слабого по богословию и современно настроенного – сочувствующего до некоторой степени прогрессивному движению, как, например, им уволен псаломщик с[ела] Урманчеева Розов как якобы сочувствующий прогрессу и коммунистам (наш спецан-информатор), а также получились разногласия со вторым священником города и псаломщиком на почве дележки доходов от богослужения.

Работа уполномоченного по расколу православной церкви в отчетном периоде заключалась только лишь в наблюдении за движением духовенства кантона, а также в сборе материалов и дачи некоторых из них в местную прессу. Сильных толчков духовенства в сторону прогресса мною не делалось лишь только из-за отсутствия сильных работников и подходящего элемента, которые могли бы двинуть духовенство в желательную нам сторону.

Уполномоченный Татотдела ГПУ по Мамадышскому кантону <Кладов> Кладов. Сотрудник для поручений <Королев> Королев.

№ 560. 14 апреля 1923 года. Город Мамадыш АТССР.

 

№ 3

8 июля 1923 г. – Запрос мамадышского чекиста о порядке действий по поддержке обновленцев[9]

 

Тов[арищ] Кладов! Благодаря тому[10], что Патриарх Тихон выпущен на свободу, среди всего духовенства, как и Вам известно, получился большой раскол, и все живоцерковники в данное время поставлены в самое неблагоприятное положение и не знают, что им делать. Так как все реакционное духовенство постановления Всероссийского собора не признает и в жизнь проводить не хочет, а Меньшиков по приезде из Казани, где он был около 3-х недель, определенно на первой же службе заявил, что он целиком будет придерживаться старого порядка и, называя Всероссийский собор «самозванцем», которому он не подчиняется, а также службу начал служить по старому стилю, говоря священнику Тюряеву[11], который вошел в «Живую церковь», если последний не хочет с ним жить в контакте, то Меньшиков из собора уйдет на кладбищенскую церковь, а вы – говорит Тюряеву – оставайтесь в соборной церкви одни. Тот, конечно, струсил, зная его положение в Мамадышском кантоне, и из Живой Церкви на днях, наверное, выйдет, и таких случаев, где он берет свое влияние среди духовенства, очень много.

В связи с вышеописанным ко мне приходил Тонков и спрашивал, как быть в данное время и что делать с такими явлениями? Я, конечно, определенного ответить ему ничего не мог. И вот, обращаюсь[12] по этому вопросу к Вам: выясните все движение подробно и сообщите мне и дайте директивы, чего придерживаться, для того чтобы можно было информировать Тонкова и Чебешева. А также, если можно, постарайтесь увидать Спирина, что он нам скажет на это.

С товарищеским приветом, Ваш пом[ощник] уполномоченного <подпись>. 8/VII-23 года.

 

№ 4

25 июля 1923 г. – Рапорт чекиста о съезде духовенства Мамадышского района[13]

 

Уполномоченному Татотдела ГПУ по Мамадышскому кант[ону] сотрудника для поручений Королева Александра рапорт.

Согласно данного мне поручения присутствовать на съезде духовенства I-го Благочиннического округа в г[ороде] Мамадыше, 23 сего июля по прибытии туда как раз к прениям по вопросу о признании и введении в церкви нового стиля, выяснил следующее: В прениях по данному вопросу выступали: 1) Священник с[ела] Красной Горки Тонков, который всячески старался доказать присутствующим необходимость введения в церкви нового стиля и читал выдержки из статей, помещенных в «Вестнике Святейшего Синода» и т. д. 2) Священник с[ела] Сокольих Гор Троицко-Секинесской вол[ости] Фиалковский[14], который особенно настаивал на необходимости оставления в церкви старого стиля, основываясь тем, что в церкви новый стиль совершенно не нужен, и еще постановлением своей общины (которую он прочел), в котором кроме непризнания нового стиля говорится также о непризнании Поместного собора, состоявшегося в 1923 г., а признании только состоявшихся Вселенских [соборов] до 1922 г. 3) Мирянин с[ела] Сокольих Гор Троицко-Сикинесской вол[ости] (фамилию не знаю), который указывал то же самое, что и Фиалковский. 4) Мирянин гор[ода] Мамадыша Николай Иванович Юзеев, указывающий на происходивший в гор[оде] Чистополе съезд духовенства, где, мол, было постановлено «гнать в шею всех живоцерковников» и 5) священник с[ела] Омары той же вол[ости] Львов[15], указывающий, как и все, на необходимость оставления старого стиля. После этих прений, как бы в заключение, выступил священник г[орода] Мамадыш протоиерей Меньшиков, который, вполне соглашаясь с мнениями выступавших, присоединяется к резолюции Сокольегорской общины и говорит, что в случае непризнания нами ВЦУ нам необходимо присоединиться к Иоасафу (приверженцу Тихона), т. е., вернее говоря, к тихоновщине, поэтому он вопрос о признании нового стиля и непризнании ВЦУ, а признании Вселенских соборов, состоявшихся до 1922 г., ставит на голосование.

Результаты голосования таковы: за оставление старого стиля голосовали все присутствующие за исключением 5 воздержавшихся (из них я знаю только Тонкова) и за непризнание ВЦУ, а признание Вселенский соборов только до 1922 г. также голосовали все, за исключением воздержавшегося Тонкова. Тонков дает пояснение, что он воздержался только в силу того, чтобы не получилось раскола в Красногорской общине, так [как] таковая имеет только одну церковь и двух попов (одного его, а второго Добросмыслова[16]), голосовавшего за тихоновщину. Поэтому он в видах устранения дележки общины присоединяется к Добросмыслову, но в душе же остается живоцерковником. Далее в текущих делах произошли перевыборы благочинного, каковым опять остался Меньшиков, а также, ввиду отказа Тонкова оставаться в должности помблагочинного, [таковым] избран священник с[ела] Красной Горки Добросмыслов. После чего собрание [было] закрыто. О вышеизложенном доношу на распоряжение.

25 июля 1923 г. Сотрудник для поручений. Подлинный подписал и с подлинным (верно) <Королев>.

 

№ 5

25 июля 1923 г. – Директива об аресте священника А. П. Меньшикова[17]

 

Шифрованная телеграмма из Казани, Мамадыш, Уполномоченному ТО ГПУ. Арестовать обыскать материалами направьте нам попа Меньшикова Александра тчк

25 июля 1923 г. № 95/ш

Начтатотдела ГПУ Шварц. Расшифровал: сотрудник о/п Королев.

 

 

Дело на мирянина-тихоновца Юзеева Николая Ивановича[18]

 

№ 6

22 сентября 1923 г. – Характеристика ГПУ на Н. И. Юзеева[19]

 

В Татотдел ГПУ. На Ваш № 3539/с.

При сем препровождаю дело Юзеева как тихоновца вместе с таковым на Ваше распоряжение.

Причем со своей стороны добавляю, что личность Юзеева весьма вредная в нашем кантоне, где показал себя за все свое пребывание здесь, на какой бы работе не был, выражая всегда всевозможного рода недовольства властью, придирки к ответственным работникам, заискивание этим самым со стороны граждан себе симпатии и т. п., вообще обладает уклоном чисто антисоветским.

Приложение: Упомянутое.

Врид [Временно исполняющий должность] Уполномоченного ВТО ГПУ[20] по Мамадышскому кантону <Терехин> Терехин. 22/IX-1923 г. № 1170.

 

№ 7

23 июля 1923 г. – Рапорт о собрании верующих в Троицком соборе города Мамадыша[21]

 

Уполномоченному Всетатполитотдела ГПУ по Мамадышскому кантону.

Доношу, что вчера 22 июля с.г. в местном Троицком соборе было собрание верующих граждан этого прихода, где на повестке дня было несколько вопросов, как то: регистрация общин, выборы служителей культа и друг[ое]. Председателем собрания был выбран гражданин г[орода] Мамадыш быв[ший] директор кинематографа Николай Иванович Юзеев и секретарем инспектор Мамадышского кантпродкома – сын расстрелянного попа[22] Приклонский Александр, член профсоюза совработников.

В самом начале обсуждения[23] вопросов взял слово себе протоиерей Меньшиков, который как раз неделю тому назад приехал из Казани, и начал говорить о том церковном перевороте, который совершился (т. е. Патриарх Тихон выпущен на свободу и никакого постановления Всероссийского собора не признает, а также и самого ВЦУ, называя таковых самозванцами). А также и не признает никакого обновленческого движения и службу совершает по-старому, и к этому призывает все честное духовенство, чтобы идти с ним рука об руку, а не с живоцерковниками и т.д. и т.п. В общем и целом, этот Меньшиков призывал верующих идти за Тихоном.

Вторым начал высказываться Юзеев, который начал с того: Граждане, я только что приехал из гор[ода] Чистополя, где мне случайно пришлось быть на таком же собрании верующих почетным председателем и обсуждать такие же вопросы, которые выставлены и здесь. Но для того, чтобы выявить все положение церкви, которое совершилось за последнее время, граждане гор[ода] Чистополя перед этим командировали в гор[од] Казань трех своих уполномоченных, и те выяснили все положение и доложили, что все обновленческое движение не больше, не меньше как фикция и таковое признавать не следует, и идти также по их стопам и т.д. и т.п. На что чистопольцы также все реагировали и всех своих обновленцев из церкви повыгнали, дав им выписки из протоколов, чтобы их нигде не могли с таковыми принять, ибо в них сказано, что уволены как обновленцы, а часть слабохарактерных и попавших под влияние снизили с должностей или перевели в другие церкви. Поэтому я также настаиваю, чтобы наши верующие смотрели на живоцерковников как и чистопольцы и придерживались тех порядков, которые были раньше, и обновления нам никакого не надо, и если будем образовывать общину, то опять-таки без живоцерковников, а то у нас есть здесь некоторое духовенство, которое куда ветер дует, туда и они, такое духовенство нам не нужно, сегодня он живоцерковник, а завтра нет и т.д. В общем, дал намек относительно священника Тюряева.

После этих докладов обратился к верующим: Ну как, пойдете за обновленцами или за Тихоном? Те, конечно, все как один: Не надо обновленцев, как служили раньше, так и будем служить в будущем, и вынесли тут же постановление, что признают постановление Поместного собора только до 1923 года, а также чтобы их архиереем – как и вынесли чистопольцы – был известный приверженец Тихона – Иоасаф. В общем, образовалась одна лишь тихоновщина, и с таким же решением и единодушием Меньшиков просил поддержать Юзеева сегодняшний съезд духовенства первого благочиннического округа, созываемого Меньшиковым, и всех граждан города, симпатизирующих ему.

Помимо вышесказанного, на этом же собрании произведены выборы церковного совета по предложению Юзеева из 12 человек, как и в Чистополе, с возложением на таковых всевозможных обязанностей, в каковой совет прошли, как и надо было ожидать, вся контрреволюционная шатия, как то: бывший купец А. И. Аристов; известный кулак-мельник Просвиряков; торговец Кулушев; Игумнова, известная приверженка Меньшикова, сидевшая в тюрьме за изъятие церковных ценностей; Сметанин – быв[ший] торговец; Потапов – церковный староста, известный мамадышский кулак, и много других, фамилии которых не помню. Где таким выборам был недоволен сам Меньшиков только потому, что из среды духовенства никого туда не провели, указывая, что по прежним правилам из духовенства обязательно кто-нибудь должен быть, говоря, что он так не останется и означенный вопрос выяснит в Казани, так как на днях поедет туда.

23/VII-23 г. Подпись. Верно: Сотрудник для поруч[ений] <Королев>.

 

№ 8

27 июля 1923 г. – Рапорт о намерении Н. И. Юзеева вести агитацию за патриарха Тихона в Кукморской волости Мамадышского кантона[24]

 

Уполномоченному ТО ГПУ по Мамадышскому кантону.

Из разговоров с замотуправом т[оварищем] Макаровым последний сообщил, что у него недавно был Юзеев, приходил по делу регистрации соборной общины и говорил, что скоро он собирается ехать в поселок Кукмор и хочет провести съезд 2-го благочиннического округа, т. е. также их сагитировать, чтобы переходили все к патриарху Тихону, как и на съезд[е] 1-го округа.

27 июля 1923 г. П.п.[25] Помуполномоченного ТО ГПУ по Мамадышскому кантону <Терехин>. С подлинным верно: сотрудник д/п. <Королев>.

 

№ 9

24 августа 1923 г. – Рапорт о проведенном обыске у Н. И. Юзеева[26]

 

Уполномоченному Татотдела ГПУ по Мамадышскому кантону.

При обыске 23 августа с. г. у гр[ажданина] гор[ода] Мамадыш Юзеева Николая Ивановича пришлось увидеть, как проводит он роскошно свою жизнь. Прежде всего отмечу, что Юзеев женат на жене бывшего купца Першинова и сам имеет тенденцию к наживе, не говоря уж о его самостоятельности. То, что он имеет, ему бы хватило на всю его жизнь. Юзеев старается еще найти путь к наживе. Он неоднократно ездил по городам, например в Ижевский завод, Казань, Чистополь и т. д., для того чтобы арендовать где-либо кинематограф. Юзеев достиг своей цели, арендовал кинематограф в Чистополе (о чем имеется договор), куда он должен был езжать в пятницу 24 августа, т. е. как раз на другой день после его ареста. Юзеев имеет массу золотых и серебряных вещей, большое количество ценного имущества и одежи[27], в общем, крупный собственник. Кроме того, Юзеев как электротехник и демонстратор имеет порядочное количество материалов по электротехнике и кинематографических, о чем и доношу для характеристики Юзеева.

<Подпись>. 24 августа 1923 года. Верно: Сотрудник для поручений <подпись>.

 

№ 10

23 (?) августа 1923 г. – Постановление ГПУ о задержании Н. И. Юзеева[28]

 

Я, Врид Уполномоченного Татотдела ГПУ по Мамадышскому кантону Терехин Петр, рассмотрев дело Николая Ивановича Юзеева по обвинению его в злостной агитации и в поддержке Патриарха Тихона и будирование масс к этому, нашел[29].

Действительно, Николай Иванович Юзеев за время его пребывания не только в гор[оде] Мамадыше, но и в г[ороде] Чистополе принимал самое горячее участие в поддержке патриарха Тихона и его сторонников всевозможного рода оттеснениями обновленцев и усиленной агитации и будирования к этому остальную массу[30] как духовенство, так и мирян, что подтвердилось свидетельскими показаниями и показаниями им самим, а потому и постановил: На основании распоряжения Татотдела ГПУ от 14/VIII-23 года за № 3539/с гр[аждани]на Юзеева Николая Ивановича отправить в распоряжение такового вместе с материалами на усмотрение.

Врид. Уполномоченного ВТО ГПУ по Мамадышскому кантону <Терехин>(Терехин).

 

 

Дело о возврате Троицкого собора города Мамадыша общине староцерковников

 

№ 11

10 января 1927 г. – Выписка из протокола № 45 заседания Секретариата ЦИК ТАССР[31]

 

Куда, кому: Мамадышскому КИК[32]

Слушали: 5. Ходатайство религиозной группы (староцерковников) гр[аждан] гор[ода] Мамадыша и трех деревень о предоставлении им храма.

Постановили: Поручить Мамадышскому КИК рассмотреть означенное ходатайство, приняв во внимание численность обоих групп. О состоявшемся постановлении сообщить в ТЦИК.

Прилож[ение]: весь материал[33].19/I-1927 г. №3721

 

№ 12

10 марта 1927 г. – Выписка из протокола заседания президиума Мамадышского КИК[34]

 

Слушали: Разные. 1. Ходатайство религиозной группы (староцерковников) г[орода] Мамадыш о предоставлении им собора в пользование.

Постановление: Рассмотрев ходатайство религиозной группы старого толка г[орода] Мамадыш о предоставлении в ее распоряжение Троицкого собора, а также предоставленные ей и религиозной общиной обновленцев документы, из коих усматривается, что группа старого толка до сего времени нигде не зарегистрирована, обновленческая же община зарегистрирована в Татнаркомвнуделе 11 октября 1924 года за № 1357 и Троицкий собор сдан по договору от 3 августа 1920 г. общине, которая впоследствии присоединилась к обновленческому толку, договор коей ни в чем не нарушался, а потому поводов к расторжению такового никаких нет, в ходатайстве религиозной группе старого толка отказать. Не желая в то же время оставить религиозную группу старого толка без храма для совершения религиозных обрядов, предоставить в ее распоряжение кладбищенскую церковь, сдав таковую по договору.

 

№ 13

10 сентября 1927 г. – Запрос Президиума ЦИК ТАССР о причинах задержки с передачей кладбищенской церкви города Мамадыша верующим[35]

 

Срочно. В Мамадышский кантисполком. На № 2666 от 21/III-27 г.

Президиум ЦИК ТАССР предлагает Мамадышскому КИКу срочно сообщить, выполнено ли постановление Президиума КИКа от 10 марта 1927 года в отношении передачи кладбищенской церкви по договору группе граждан староцерковного толка. Если постановление КИКа не проведено в жизнь, то дать исчерпывающее объяснение о причинах невыполнения такового в течение 6 месяцев[36].

За секретаря ЦИК ТССР <Мратхузин> Мратхузин.

За зав[едующего] Орг[анизационного] отд[ела] ЦИК ТССР Саттаров.

№ 10313

 

№ 14

19 сентября 1927 г. – Сообщение Мамадышского КИК о конфликте с общиной староцерковников Мамадыша из-за храма[37]

 

Президиуму ЦИК ТатССР. На № 10313.

Мамадышский кантисполком сообщает, что постановление президиума КИК от 10 марта 1927 года в отношении передачи кладбищенской церкви по договору группе верующих староцерковного толка до сего времени в жизнь не проведено по вине самой группы, т[ак] к[ак] последняя отказывается от принятия кладбищенской церкви, требуя передачи ей по договору соборной церкви, свое требование мотивируя тем, что в 1918 году при заключении договоров в церкви не было раскола, а следовательно, соборная церковь принята ими, а не новоцерковниками, почему и должна быть передана им же, так что со стороны КИКа задержки исполнения постановления своего не было.

Председатель КИКа <подпись>.

Секретарь <подпись>.

№ 5218.

 

№ 15

7 октября 1927 г. – Распоряжение ТатЦИК Мамадышскому горсовету о немедленной передаче кладбищенской церкви общине староцерковников[38]

 

Мамадыш. Горсовету.

Предлагается передать кладбищенскую церковь группе староцерковников. Исполнение сообщить.

НР 291.

Заворготделом (Гуничев).

 

 

Вопрос об передаче Николаевского собора города Чистополя обновленцам

 

№ 16

29 апреля 1925 г. – Заключение Чистопольской кантмилиции о передаче собора обновленцам[39]

 

1925 года апреля 29 дня агент Чистопольский кантсовмилиции подотдела Уголовного розыска Бограшев, рассмотрев дело № 1064 по обвинению представителей тихоновского духовенства – председателя общины Николаевского собора (он же церковный староста) Синицына Александра Михайловича, церковного старосты Спасской церкви Любина Федора Ивановича, Степанова Гурия Ивановича (сына священника); священников: церкви Черемуховой слободы Мироносицкого Петра Александровича[40], церкви с[ела] Булдыря Никольского Евгения Павловича[41], гр[аждан] г[орода] Чистополя Якимова Павла Николаевича – в деяниях, предусмотренных ст.ст. 77 ч. 1 и 2, 125, 176 и 219 УК, кроме того, Синицына по [ст.] 123 УК, т. е. в присвоении как представителем религиозной организации публичных правовых функций, выразившихся в созыве граждан на съезд набатным звоном.

Монашек Чистопольского монастыря Мозохиной Марии Степановны, Овчинниковой Агриппины Афанасьевны, священника церкви Новошешминска Рудольского Владимира Александровича[42], граждан: Соколовой Елизаветы Александровны (жена быв[шего] булдырского священника), гр[ажданина] гор[ода] Чистополя Вахонина Петра Афанасьевича, гр[ажданина] с[ела] Булдыря Кираснова Василия Александровича, Гришина Павла Захаровича и гр[ажданина] с[ела] Змиева Кораблева Даниила Николаевича в преступлениях, предусмотренных ст. 77 ч. 1 и 2 и 176.

Обстоятельства дела.

26 февраля [19]25 г. в г[ороде] Чистополе в Николаевском соборе был назначен съезд обновленческого духовенства, где также находилось духовенство тихоновцев и частные граждане.

До открытия съезда представитель тихоновского духовенства в лице Синицына и некоторые частные граждане оказывали сопротивление к[43] открытию собора для проведения съезда. Производили воспрепятствование исполнению религиозных обрядов в момент проведения съезда, ввели[44] беспорядок, почему тут же уполномоченным Казанского епархиального управления Хомутинниковым[45] было подано заявление на имя Чистопольской кантмилиции, в котором [он] просил оказать содействие – выслать в собор наряд милиции (д[ело], лист № 3), в дополнительном своем заявлении Хомутинников указал фамилии лиц, принимавших участие в вышеуказанных преступлениях (дело, лист № 2).

По прибытии помначкантмилиции с милиционерами в собор была установлена правильность изложенного в заявлении Хомутинникова, т. е. действительно происходил беспорядок, который до некоторой степени им удалось устранить, о чем был составлен протокол на предмет расследования и привлечения виновных к ответственности. При производстве дознания выяснилось следующее – опрошенные свидетели показали:

1-й – Терентьев Платон Андреевич (дело, лист № 13): в тот момент, как нужно было открывать собор на ведение съезда, то бывший там еще первым Синицын духовенство обновленческого собора не впускал, но когда открыли съезд, после слов Сосунцова священник[и] Мироносицкий, Никольский и Беспалов[46] начали делать выкрики и шумели, вышли из собора, за ними вышла и толпа народа, которая волновалась.

По открытии съезда в соборе вели агитацию и волнение Соколова, Гришин, Кораблев и Вахонин, инициаторами беспорядка были Мироносицкий, Никольский и Беспалов, активное участие в этом принимали Синицын, Любин, Рудольский и монашка Овчинникова.

2-й – Пенкин Константин Димитриевич (дело, лист № 18–19): до открытия съезда он находился в канцелярии [обновленческого] церковного кантуправления. В это время пришел Демидов и сказал, что в церковь собра[вшихся] не пускают, когда же он пришел в собор, то таковой был уже открыт, по церкви ходили и сговаривались, вели агитацию, волновали публику против обновленцев Степанов Гурий, Синицын и Любин, они же являлись и инициаторами беспорядка, а также были инициаторами Мироносицкий и Никольский.

3-й – Ермаков Димитрий Логинович (дело, лист № 31): инициаторами были Степанов Гурий, агитировал, сопротивлялся водник Якимов.

4-й – Богоявленский Алексей Петрович (дело, лист № 33): перед тем как говорить на съезде Сосунцову[47], выступил[и] Мироносицкий и Никольский, обращаясь к Сосунцову, о чем-то говорили, и тут же Мироносицкий вышел из собора. Уходя, он сказал: «Нам здесь делать нечего», тут же публика стала волноваться, говорили, что был произведен набат.

5-й – Хомутинников (дело, лист № 37). На заданный вопрос, сам ли заметил или от кого слышал, как участвовали в беспорядке лица, указанные в заявлении, ответил: «Сам видел, как участвовали в беспорядке Гурий Степанов, Мироносицкий, Рудольский, Казаков, Сурков и Лошманов».

6-й – Лихорадов Сергей[48] (дело, лист № 40–41): когда вернулся с Синицыным к собору, последний намерен был отпереть собор, но собравшаяся толпа во главе со Степановым Гурием категорически запретили отпирать собор. Когда Синицын уходил в КИК, в то время Степанов настраивал толпу против обновленцев и оскорблял их, когда же возвратился Синицын, его встретил водник Якимов и сказал, чтоб он не отпирал собора.

По входе в собор среди публики Степанов, Якимов и Синицын агитировали, когда же в собор пришел Хомутинников, то он распорядился делегатам отойти в одну сторону, а частным лицам в другую, т. е. просил к порядку, но взволнованная толпа набросилась с кулаками на Хомутинникова, после чего он из собора ушел. Когда явился начальник милиции и попросил успокоиться, публика во главе с инициаторами не подчинялась, после этого пришли милиционеры, беспорядок продолжался, в то же время толпа наносила удары Богоявленскому, толкали его, а во дворе толкали Озерского[49] и с него, Лихорадова, пытались сорвать крест, брали его сзади за цепь. Во всех явлениях, где оскорбляли обновленцев, участвовали водник Якимов и Степанов Гурий.

Видно из собранного дознанием материала, показаний вышеуказанных свидетелей виновность обвиняемых Синицына, Любимова, Степанова Гурия, Мироносицкого, Никольского, Беспалова и Якимова в приписываемых им деяниях, выразившихся в том, что они: 1) оказывали препятствие в исполнении религиозных обрядов и проч. (ст. 125 УК) и не открывали собора для съезда, несмотря на то что представителям обновленческого съезда были выданы разрешения от КИКа и кантмилиции от 16/I-25 г. за № 998, и не разрешали производить богослужение, что не отрицает в своем показании один из обвиняемых Степанов, говоря: «Ни креста, ни Евангелия они не получат» (дело, лист № 58–59).

2) Являлись инициаторами беспорядка на съезде и прямыми активистами в этом, но так как съезд происходил на общих основаниях среди масс, то представители тихоновского духовенства, воспользовавшись этим, хотели использовать в свою пользу, почему беспорядок носил массовый характер и угрожающий[50] общественной безопасности (ст. 77 ч. 1 и 2 УК).

3) Производили выкрики, проявляли явное неуважение к обществу, а равно отдельным гражданам (ст. 176 УК).

4) Оказывали неподчинение органам милиции (ст. 219 УК).

Все действия обвиняемые проделывали вполне сознательно, с заранее обдуманным намерением, дабы сорвать съезд, что и удалось тем, что подняли шум, ввели беспорядок и даже Мироносицкий, уходя из собора, увел с собой толпу, т[ак] к[ак], выходя, он открыто заявил: «Нам здесь делать нечего». Все это подтверждается показанием ряда свидетелей, частично не отрицают и сами обвиняемые, как Мироносицкий, Степанов и Соколова.

Также установлена виновность Синицына в том, что [он] присвоил правовые функции (ст. 123 УК), выразившиеся в том, что в соборе был произведен набатный звон, и Синицын как председатель общины мог бы не допустить, но он этого не сделал, набатный звон был произведен (показание свидетеля Богоявленского, лист № 51).

Виновность остальных обвиняемых – Мозохиной, Овчинниковой, Соколовой, Рудольского, Вахонина, Кираснова, Гришина и Кораблева – в совершенных деяниях, предусмотренных [ст.] 77 ч. 1 и 2, [ст.] 176 УК в принятии участия в массовом беспорядке и хулиганстве также доказаны показаниями свидетелей и частичным сознанием обвиняемых.

Имея в виду, что материал вполне закончен, не требует ведения дальнейшего дознания, виновность всех обвиняемых установлена, но так как по совершенному обвиняемыми деянию обязательно ведение предварительного следствия, а посему постановил: материал направить народному следователю 1-го участка в порядке ст. 106 УПК на распоряжение.

Агент у[головного] р[озыска] Богряшев.

Согласен: Вр[еменно исполняющий обязанности] Начкантсовмилиции Гизятуллин.

 

№ 17

16 мая 1925 г.Рапорт начальника Чистопольской кантмилиции[51]

 

Совершенно секретно. В Адм[инистративный] отд[ел] ТНКВД.

Прилагая при этом обвинительное заключение по делу обвинения духовенства и прихожан тихоновской религиозной общины г[орода] Чистополя при Николаевском соборе (до сего времени не утвержденной и не зарегистрированной ТНКВД) управление кантмилиции просит договор о передаче этой церкви с религиозной общиной при Николаевском соборе расторгнуть, т[ак] к[ак] последняя этот договор во многих пунктах нарушила, кроме того, часть прихожан и членов исполнительного органа этой общины привлекается к уголовной ответственности по ст.ст. 77 часть 1 и 2, 125, 176, 219 и 123 Угол[овного] код[екса] и в настоящее время в добавление к этому на производстве кантмилиции имеется дело по обвинению председателя исполнительного органа указанной общины Синицына по ст. 185 УК.

Управление кантмилиции просит эту церковь передать в пользование обновленческой религиозной общины г[орода] Чистополя, документы которой на предмет регистрации и утверждения в 3-х экземплярах со своим заключением при этой прилагаются.

Приложение: Упомянутое.

Начкантсовмилиции <Гизатуллин> (Гизатуллин). Секретарь <К. Горбунов > (Горбунов).

№ 152с.

 

№ 18

20 мая 1925 г.Предписание Татарского НКВД передать Николаевский собор зарегистрированной им группе обновленцев[52]

 

Срочно. Секретно. Начальнику Чистопольской кантмилиции на № 152с от 16/V с.г.

Настоящим сообщается: поскольку Николаевская религиозная община гор[ода] Чистополя нарушила договор и члены ее исполнительного органа скомпрометировали себя перед соввластью, как привлеченные к уголовной ответственности, договор с указанной общиной расторгается.

В настоящее же время храм и имущество Вам надлежит передать новосформированной и зарегистрированной ТНКВД общине с исполнительным органом гр.гр. Кожевниковым, Орловым и Сорокиной[53]. Об исполнении донесите.

Наркомвнудел Усманов. Зам[еститель] нач[альника] нач[альника] адм[инистративного] отдела Апанасов.

№ 661с.

 

№ 19

Не позднее 20 июля 1925 г.Представление ТатНКВД на передачу Николаевского собора обновленцам[54]

 

В Центральный Исполнительный Комитет ТССР.

Представляя копию заключения Чистопольской кантмилиции от 29 апреля 1925 год, из коего усматривается: 1) что члены религиозной общины Николаевского собора г[орода] Чистополя в феврале с. г. во время съезда обновленческого духовенства были инициаторами массовых беспорядков и, проявляя крайнюю религиозную нетерпимость, нарушили принцип свободы совести, провозглашенной Конституцией РСФСР, в результате чего руководящий состав этой общины предан суду, и 2) что помимо того, церковное имущество, вверенное общине, недостаточно охраняется – случай кражи из церкви посредством взлома решетки у окна, – Народный комиссариат внутренних дел ТССР просит Центральный Исполнительный Комитет ТССР вынести на основании указанного материала постановление о расторжении договора с этой общиной, заключенного на пользование храмом. О результатах настоящего представления наркомат просит поставить его в известность.

Наркомвнудел ТССР Усманов. Нач[альник] Адм[инистративного] отдела Айсин.

 

№ 20

14 июля 1925 г. – Прошение староцерковной общины Николаевского собора о сохранении храма за общиной[55]

 

В Центральный Исполнительный Комитет ТССР членов религиозной общины Николаевского собора г[орода] Чистополя Петра Ивановича Юргина, Александра Николаевича Белогорского и других

Заявление.

По договору 1920 года, заключенному представителями нашей религиозной общины с Чистопольским кантонным советом рабочих и крестьянских депутатов, община получила в бессрочное бесплатное пользование здание Николаевского собора в г[ороде] Чистополе.

С 1920 года и по настоящее время наша религиозная община, состоящая приблизительно из пяти тысяч членов прихожан, так называемых староцерковников, отправляла свои культовые потребности по религиозным убеждениям и обрядам старой церкви. Мы знаем, что в Чистополе имеются последователи новой, обновленческой церкви, но никто из таковых до последнего времени ни к представителям нашей общины, ни к нашим церковнослужителям никогда не обращался с указаниями или требованиями о том, что им также необходимо пользоваться зданием собора для отправления культа. Таким образом, здание собора состояло во владении и пользовании нашей общины староцерковников.

В феврале месяце настоящего 1925 года церковнослужителя нашей общины получили письменное извещение о том, что на 26 февраля в здании собора назначается кантонный съезд делегатов последователей обновленческой церкви для разрешения вопросов религиозных общин обновленцев Чистопольского кантона.

Получив упомянутое извещение, представители нашей общины несколько раз обращались в городскую милицию с просьбой отменить разрешение на устройство съезда в здании собора, указывая на то что: 1) Собор находится во владении общины староцерковников и во 2) что согласно 2 пункта вышеуказанного договора здание собора мы должны предоставлять в пользование всем нашим единоверцам исключительно для удовлетворения религиозных потребностей, под каковыми понимали единственно обрядовое богослужение.

Делая такие указания, мы в то же время выражали опасения, чтобы устройство съезда обновленческой общины в соборе, находящемся во владении староцерковников, не вызвало каких-либо ни для кого не желательных недоразумений и столкновений.

Ходатайство наше было отклонено и назначенный на 26 февраля съезд начал осуществляться, но не был доведен до конца вследствие того, что часть собравшихся в соборе староцерковников стала выражать свое возмущение по поводу предоставления собора обновленцам.

Ввиду того, что начавшиеся пререкания между членами разных общин не прекращались и могли обостриться, председатель нашей религиозной общины староцерковников Александр Михайлович Синицын направился в городскую милицию и сделал ей письменное заявление, что в соборе происходит нежелательное шумное пререкание и что он слагает с себя ответственность, если не будут приняты соответствующие меры к устранению происходящего беспорядка.

Начальник городской милиции прибыл в собор, и по истечении некоторого времени собрание в соборе прекратилось, и присутствовавшие в нем разошлись. Таким образом, в данном случае проявление религиозного фанатизма некоторых собравшихся членов ограничилось, правда, шумным но все же лишь словесным пререканием и спорами. Большинство собравшихся вело себя корректно и лишь присутствовало при спорах, не принимая в таковых участия.

Пререкания же приняли шумный характер в особенности после того, как уполномоченный епархиального управления священник Хомутенников неосторожно употребил по адресу староцерковников слово «вон» (идите), что показалось староцерковникам обидным.

По поводу описанных событий было возбуждено надлежащее расследование и, насколько нам известно, выяснилось, что со стороны староцерковников в пререканиях участие установлено лишь двух лиц; остальные же пререкавшиеся не принадлежат к членам нашей общины, не принадлежат к прихожанам Николаевского собора.

После описанных событий 29 мая исполнительным органом нашим было получено от Чистопольской городской милиции сообщение за № 5608 о том, чтобы с получением извещения в тот же день 29 мая с 1 часа дня наша община приступила к сдаче здания собора и культового имущества религиозной общине обновленцев.

Это предписание местной власти нами было исполнено, и с 29-го мая наша община староцерковников, состоящая приблизительно из пяти тысяч членов, лишена возможности производить отправление своих религиозных потребностей в здании собора. Вместе с имуществом культа от общины было взято и ее собственное имущество: мука, дрова, свечи и деньги.

В начале июня месяца председатель нашей общины Синицын обратился в городскую милицию с просьбой разрешить собрание общины староцерковников соборного прихода, но начальник городской милиции отношение от 9 июля за № 5881 сообщил Синицыну, что «ввиду того что юридически бывший исполнительный орган религиозной общины Николаевского собора 56не существует[56], в ходатайстве о созыве собрания отказано». Таким образом, органами местной милиции не только не разрешено собрание староцерковников, но и сама община эта или по крайней мере ее представительный орган – признаны несуществующими.

12-го июня многими членами нашей общины было подано в местную городскую милицию письменное ходатайство о разрешении собрания для обсуждения вопросов: 1) по докладу Синицына о сдаче собора и 2) о возбуждении ходатайства о возвращении общине собора. Но на этом письменном заявлении начальником милиции наложена резолюция: «Разрешить нельзя лишь потому, что собор передан общине другой, которая юридически утверждена НКВД».

Из этой резолюции видно, что наша община староцерковников, признаваемая ранее за общину, так как вошла даже в договорные отношения по поводу пользования собором, признана аннулированной и лишь потому, что стала существовать другая община обновленцев.

Такое применение и истолкование советского законодательства в отношении вероисповедания коренным образом нарушает неуклонно проводимую советской властью свободу вероисповедания. Статьей декрета 23 января 1918 года установлено, что «свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка».

В циркуляре НКВД от 28 февраля 1919 года № 123037 указано, что «искренно верующие получили полную возможность свободно исповедовать свои религиозные взгляды и проявлять их в храмах, не испытывая гонений» (стр. 7 сборника декретов проф. Гидулянова[57]).

Из приведенных же резолюций и действий Чистопольской городской милиции явствует, что наша весьма большая община, в число которой входит значительное число мелких горожан и крестьян, не существует, не должна существовать и не имеет права пользоваться в дальнейшем тем зданием культа, которое в 1920 году было дано ей по законно совершенному договору.

Не зная мотивов, по которым собор был изъят из пользования нашей общины, мы лишь предположительно можем думать, что таковыми могут явиться два положения: 1) вышеописанное, происходившее в соборе на съезде 26 февраля, и 2) кража из собора серебряной лжицы (культовый предмет) стоимостью 1 р[убль] 30 к[опеек] или в 1 р[убль] 50 коп[еек]. Думаем предположительно потому, что не зная всех подробностей приведенных двух обстоятельств, можно из них вывести два (ошибочных) заключения, а именно: 1) что наша община фанатична, склонна к религиозным эксцессам и 2) что она недостаточно охраняет культовое имущество и что, следовательно, в итоге обоих выводов наша община не заслуживает должного доверия.

Но такой вывод, если он действительно имеет место, ошибочен ввиду следующего.

Относительно событий, бывших 26 февраля, можно и должно указать на то, что самые события были вызваны не нами, а допущением в здании собора, отданном в наше пользование, собрания членов не нашей общины и при том не для целей отправления культа, а для съезда, имеющего характер административного управления. Если бы было разъяснено членам нашей общины, что таковой съезд не вторгается в дела нашей общины, что он не нарушает ни свободы нашего вероисповедания, ни предоставленного нам по договору единоличного владения собором, если бы у членов нашей общины, как фактических владельцев здания собора, было испрошено предварительное согласие на занятие собора под съезд, печальных и нежелательных событий не было бы совершено.

Во-вторых, если даже признать, что некоторые из членов нашей общины допустили (без повода или вынужденно) те или иные некорректные действия (слова) в отношении обновленцев, то нельзя же за действия этих некоторых членов общины (а их всего двое) наказывать всю пятитысячную общину и всю ее считать не заслуживающей доверия.

Затем, в настоящее время, когда еще не состоялось компетентного решения суда по поводу этих разбираемых событий, по меньшей мере преждевременно считать всю общину не заслуживающей доверия. Считать же ее совершенно не существующей и не разрешать даже ей собраний для законных целей (обсуждение отчета по сдаче и по вопросу ходатайства о возвращении собора, данного нам по договору), это совершенно противоречит советскому законодательству и безусловно его нарушает.

Второй предполагаемый факт, как основание к отобранию от нас собора, а именно кража из собора серебряного предмета, также не может служить основанием ни к аннулированию нашего договорного владения собором, ни к уничтожению самой общины. Во-первых, покраденный предмет слишком незначителен, и убытки могут быть возмещены общиной, а главное – кража (со взломом решетки у окна) явление не зависящее от воли членов общины, а бедствие.

Делать из этого факта заключение, что община небрежно хранит культовое имущество нельзя, так как все возможные меры надлежащей охраны этого имущества принимались: собор запирался, в окнах были решетки и имелся сторож, который заметил преступление и поднял тревогу.

Ввиду всего вышеизложенного, мы просим:

1) Отменить распоряжение Чистопольской московской милиции, отказавшей членам нашей общины [провести] собрание для разрешения законных вопросов.

2) Отменить действия по отобранию от нашей общины собора и предоставить таковой во владение общины как основанное на договоре 1920 года.

На подачу настоящего заявления и вообще ходатайство возвращения собора уполномочиваем из своей среды граждан г[орода] Чистополя Петра Ивановича Юргина и Евдокию Максимовну Кудрявцеву.

Питаем уверенность, что наше ходатайство как лиц, вполне признающих советское строительство и искренно ему сочувствующих, будет не оставлено удовлетворенным.

14 июля 1925 года.

<Гражд[анин] Петр Иванович Юргинъ> <498 подписей>.

 

№ 21

31 июля 1925 г. Выписка из протокола № 24 заседания Секретариата ЦИК ТАССР от 27 июля 1925 г.[58]

 

НКВДел с делом № 1645, Чистопольский КИК и Орг.-Инстр. Отд[59]. ЦИК и Уполномочен[ный] прих[одской] общины Николаевского собора г[орода] Чистополя.

Слушали: 10. О расторжении договора с группой верующих Николаевского собора в г[ороде] Чистополе (Внесено НКВДелом).

Постановили: Принимая во внимание, что из присланного НКВД ТССР дела Николаевского собора г[орода] Чистополя усматривается, что на съезд, происходивший в соборе, граждане были по распоряжению председателя общины созваны набатным звоном, что часть прихожан и членов этой общины привлекаются к ответственности по 1 и 2 ч. 77 ст. Уг[оловного] Кодекса за участие в беспорядках, сопряженных с неповиновением законным требованиям властей, что председатель этой общины привлекается к ответственности по 185 ст. Уг[оловного] Кодекса за растрату имущества, вверенного общине, что таким образом религиозная община нарушила пункт «г» ст. 3 и ст. 1 нормального договора. Согласно ст. 10 нормального договора и инструкции НКЮ и НКВД от 19/VI-23 года § 4 договор с этой общиной за нарушением вышеозначенных статей расторгнуть и здание церкви и имущество передать другой группе верующих. Исполнение поручить НКВДелу и Чистопольскому КИКу[60].

№ 8036.

 

№ 22

4 августа 1925 г. Заключение Татотдела ОГПУ о передаче Николаевского собора обновленцам[61]

 

Сов[ершенно] секретно. Татнаркомвнуделу.

По существу поданного ходатайства членов б[ывшей] религиозной общины Николаевского собора г[орода] Чистополя по вопросу о разрешении им устройства собрания общины и передачи в их владение означенного собора, Татотдел ОГПУ, рассмотрев весь материал и принимая во внимание,

1) что этот собор передан в законное владение новой общине (обновленцев), фактически утвержденной НКВД;

2) что верующие из старой общины вполне могут выполнять религиозные обряды совместно с означенной общиной;

3) что община староцерковников во время съезда обновленцев в здании собора учинила беспорядки, принудившие закрыть съезд, а в результате несколько человек находятся под судом, таким образом они скомпрометировали себя в глазах населения и органов власти, и

4) что означенная община не внушает никакого доверия к охраняемому в стенах собора имуществу и ценностям, являющимся общенародным достоянием.

А посему мы не находим никаких оснований к возвращению в их пользование здания собора и полагаем в ходатайстве отказать.

Врид. нач. ТО ОГПУ <Штахановский> (Штахановский).

Врид. нач. СОЧ[62] и Нач. 1-го СО[63] <Шкеле> (Шкеле).

№ 8627

 

№ 23

24 сентября 1925 г. Прошение староцерковной общины Николаевского собора о выдаче им копии постановления ЦИК ТАССР о передаче храма обновленцам[64]

 

В Центральный Исполнительный Комитет ТССР Уполномоченных приходской общины староцерковцев Николаевского гор[ода] Чистополя собора граждан г[орода] Чистополя Петра Ивановича Юргина и Евдокии Максимовны Кудрявцевой

Заявление.

Не зная оснований, по которым Центральный Исполнительный Комитет ТССР постановил передать наш Чистопольский Николаевский Собор общине «обновленцев», просим выдать нам копию мотивированного определения.

<Петръ Ивановичъ Юргинъ, Евдокия Максимовна Кудрявцева>

 

 

Дело о передаче обновленцам Спасской церкви г[орода] Чистополя

 

№ 24

30 апреля 1927 г. Из информсводки о политическом и экономическом состоянии Чистопольского кантона ТАССР[65]

 

Сов[ершенно] секретно.

Празднование пасхи – число посещавших городские церкви.

По сравнению с прошлым годом празднование пасхи мещанским и буржуазным элементом в количественном отношении увеличилось, причем это увеличение главным образом падает за счет пожилого возраста от 40 и выше лет.

Кладбищенскую церковь накануне Воскресения, первого дня пасхи, посещало до 200 человек, из коих среднего возраста и молодежи было не больше 20% – церковь тихоновской ориентации.

Монастырскую церковь также накануне Воскресения посетило до 300 человек, из коих не более 10% молодежи. Церковь смешанная: обновленческая и тихоновская. Нужно отметить, что во время литургии при чтении ектении поп Степанов, тихоновец, упоминал слова «о благоверных царях и царицах и т.п.». По некоторым сведениям, поп был пьяным, читал по книгам, без всяких изменений.

Спасскую церковь посетило до 400 человек, из числа которых до 25-35% молодежь, причем из советских работников посещали часть служащих Татбанка, Госбанка, Сельхозбанка, КОНО (школьные работники), КФО и другие. Всего служащих и учащихся было приблизительно до 55–60 человек. Спасская церковь – тихоновская.

Собор посетило 100 человек, из коих среднего возраста и молодежи было до 7–10%. Собор – обновленческий[66].

Уполномоченный ТО ОГПУ по Чистопольскому кантону <Наумовец> (Наумовец).

№ 35/787.

 

№ 25

31 августа 1927 г. Постановление Адмотдела Чистопольского КИКа о допущении к богослужению в Спасской церкви г[орода] Чистополя обновленцев[67]

 

Церковному совету 1-й Спасской религиозной общины в гор[оде] Чистополе. Копия: 2-й общине.

В связи с возбуждением ходатайства второй общиной разрешения ей совершать богослужение, настоящим Административный отдел предлагает безоговорочно допускать названную общину к совершению богослужения в Спасской церкви с предоставлением ей св[ященных] сосудов для литургии, креста, Евангелия напрестольного, кадила, купели, священнического и диаконского облачения.

Богослужение как первой, так и второй общиной должно совершаться понедельно, причем 2-й общине храм должен быть предоставлен для богослужения с 3-го сентября с. г.

Неисполнение сего будет рассматриваться как нарушение п. 2 договора от 3-го мая с. г. с вытекающими отсюда последствиями.

Вр. нач. КАО[68] <Бикмуллин> (Бикмуллин).

Секретарь <Т. Андреева> (Андреева).

№ 10107.

 

№ 26

Не ранее 30 августа 1927 г. Предложение обновленцев поделить время службы в Спасской церкви[69]

 

Церковному совету 1-й группы Спасской церкви.

Вследствие того, что 2-я группа верующих района Спасской церкви заключила с кантмилицией договор, настоящим заявляет церковному совету I группы, что 3 сентября со всенощной начнется 1-я очередная неделя по богослужению. Для обсуждения вопросов по хозяйственно-имущественным вопросам предлагается совместное заседание в пятницу в пять вечера в храме Спасской церкви.

Председатель церковного совета II группы <Жарков>.

Секретарь <подпись>.

 

№ 27

6 сентября 1927 г. Ходатайство общины староцерковников

об оставлении у них Спасской церкви[70]

 

В Центральный исполнительный комитет ТССР Спасской религиозной церковной общины староцерковников г[орода] Чистополя Т[атарской] Р[еспублики]

Заявление

 

Чистопольский административный отдел КИКа отношением своим от 31 августа с. г. за № 10107 предложил нашему церковному совету безоговорочно допустить вторую обновленческую общину к совершению богослужения в Спасской церкви – понедельно с предоставлением всех необходимых предметов для богослужения, причем отказ наш предполагает рассматривать «как нарушение п. 2 договора [от] 3 мая с. г. с вытекающими последствиями». Подчинившись распоряжению Административного отдела, община тем не менее считает его неправильным и возбуждает ходатайство о восстановлении общины в ее правах и вот в силу каких соображений: п. 2 вышеуказанного договора гласит: «Храмами и находящимися в них богослужебными предметами обязуемся пользоваться и предоставить их в пользование нашим единоверцам». Обновленцы никоим образом не могут считаться нашими единоверцами. Между нами и ними легли канонические противоречия, которые препятствуют нам считать их своими единоверцами, поэтому с точки зрения церковной дисциплины недопустимо и отправление богослужения в одном и том же помещении.

Таким образом, указание Административно отдела на то, что допустить обновленцев к пользованию храмом нас обязывает 2 п[ункт] договора [от] 3 мая – совершенно неправильно, нарушение этого пункта было бы в том случае, если бы мы не допустили к пользованию храмом наших же староцерковников, а не обновленцев. Пользование одним храмом двух толков помимо канонических правил представляет большие фактические неудобства, так как мы числим праздники по старому стилю, они же – по новому, и может случиться, что их праздник придется на нашей неделе, наш на ихней[71], и таким образом и те и другие [будут] лишены возможности отправления богослужения. Далее, такое распоряжение не вызывается и необходимостью. В настоящее время в г[ороде] Чистополе насчитывается вместе с монастырской пять церквей. Из них в центре города Никольский собор вместимостью 1000 ч[еловек], Спасская церковь [на] 750 ч[еловек], на окраинах монастырская [на] 1400 ч[еловек], кладбищенская [на] 150 ч[еловек] и Казанская Богородицкая [на] 500 ч[еловек]. В распоряжении обновленцев имеется собор и монастырская [церковь] (один священник обновленец, другой – староцерковник), в распоряжении староцерковников Спасская, Богородицкая и кладбищенская. Пользование последними двумя представляется крайне затруднительным, так как они находятся на окраинах города, и одна из них отделена оврагом реки Берняжки, благодаря чему пользоваться ею не всегда бывает возможно. Таким образом в центре города староцерковники имеют Спасскую церковь вместимостью 750 ч[еловек], обновленцы – собор вм[естимостью] 1000 ч[еловек]. Староцерковники имеют зарегистрированную общину в 270 ч[еловек], прихожан пять тысяч (последний договор возобновлен 3 мая 1927 г.), обновленцы – общину [в] 64 ч[еловека] и столько же прихожан. Таким образом, численный перевес на стороне староцерковников, религиозные надобности обновленцев вполне удовлетворяются лучшими в городе церквами – собором и монастырской, и было бы вполне справедливым предоставить в пользование Спасскую церковь староцерковникам, тем более что, во-первых, согласно преподанных разъяснений Центра, пользование храмами должно сообразовываться с количеством населения, и из приведенных данных видно, что надобности обновленцев по численному составу их вполне удовлетворяются имеющимися у них лучшими церквами, во-вторых, мы в буквальном смысле восстановили Спасскую церковь, истратив на ремонт ее 2500 р[ублей], и предположены в дальнейшем продолжать этот ремонт. Следовательно, пользуясь имуществом, принадлежащим государству, мы сохраняем целостность и сохранность его.

На основании изложенного, мы просим: восстановить права староцерковной религиозной общины на единоличное пользование Спасской церковью г[орода] Чистополя и распоряжение Административного отдела Чистопольского КИКа от 31 августа отменить.

<Староста Спасской церкви города Чистополя Константин Яковлевич Молодкин[72]>.

 

№ 28

 

16 сентября 1927 г.Информация Чистопольского КИКа о количестве церквей и верующих в г[ороде] Чистополе[73]

 

В Центральный исполнительный комитет ТАССР.

По существу вашего запроса от 7 сего сентября за № 10197[74] президиум КИК сообщает:

1) В гор[оде] Чистополе имеется 5 церквей, из коих 3 чисто староцерковнических, одна (монастырская) смешанная и одна обновленческая.

2 и 3) По пользованию групп верующих церкви определяются: 1) Спасская (тихоновская) имеет зарегистрированных верующих до 200 человек. В этой же церкви выделилась группа обновленческого толка до 100 человек, каковая 30/VIII-27 г. заключила договор с Адмотделом КИК и является предметом данной переписки[75]; 2) Казанская (тихоновская): зарегистрировано до 106 чел[овек]; 3) монастырская (смешанная) – тихоновцев 108 чел[овек] и обновленцев 80 чел[овек]; 4) кладбищенская (тихоновская) – до 80 чел[овек] и 5) Соборная (обновленческая) – до 100 чел[овек].

4) Емкость соборной церкви по кубатуре – до 500 чел[овек]; Спасской – 600 чел[овек]; монастырской – 200; Казанской – 500; кладбищенской – 150[76].

5) Количество прихожан старого толка в Спасской церкви зарегистрировано, как уже сказано, до 200 чел[овек] и обновленцев до 100 чел[овек].

6) Основанием заключения договора со 2-й группой в Спасской церкви послужили следующие причины: Председателем церковного совета является крупный торговец Борхин и другие члены церковного совета – Аристов, Сарсасский, Лукин – тоже торговцы[77]. На протяжении 2-х лет они пользовались денежными церковными средствами для оборота своей торговли. Кроме этого, весь состав церковного совета (12 человек) состоит из крупных бывших и настоящих торговцев. Несмотря на неоднократные требования со стороны некоторой части прихожан о производстве денежного отчета, а также о деятельности, [члены церковного совета] этого не сделали, что послужило на одном из церковных собраний за последнее время к поднятию некоторой частью прихожан вопроса о переизбрании старого состава церковного совета. Когда же эта мера не была проведена, то части прихожан, недовольной проделками церковного совета, пришлось объединяться в новое обновленческое течение, что ими и было сделано путем выделения во 2-ю группу и заключения договора с Административным отделом на выполнение религиозных обрядов в этой же церкви понедельно.

Нелишним приходится отметить и то, что вокруг Спасской церкви, как расположенной на базарной площади, группируется чистопольская бывшая буржуазия и настоящая торгашеская, которая церковь использует[78] не только для религиозных обрядов, но и для морального воздействия на темную массу мещанства, создавая материальную базу с целью самонаживы. Что же касается стремления попов-обновленцев к захвату Спасской церкви, то здесь также имеется место личной материальной заинтересованности.

Приложение: переписка на 5 полулистах.

Предкантисполкома <Никольский> (Никольский).

Секретарь <Касаткин> (Касаткин).

5683

 

№ 29

24 декабря 1927 г. Дополнительная информация Чистопольского КИКа о ситуации вокруг Спасской церкви Чистополя[79]

 

В Центральный исполнительный комитет ТССР

Во исполнение поручения ЦИК ТССР за № 11584[80] президиум кантисполкома сообщает:

1) Как уже указывалось в отношении кантисполкома за № 5683, в Чистополе имеется 5 церквей, которые расположены: а) собор по улице Карла Маркса; б) Спасская – ул. Володарского; в) кладбищенская – ул. Карла Маркса в противоположной стороне; г) монастырская – по ул. Камская; д) Казанская – ул. Энгельса.

Город Чистополь в селитебной[81] части из себя представляет фигуру растянутого треугольника, обращенного длинной стороной к Каме. Параллельно этой стороне расположены церкви: монастырская, собор, Казанская на взаимных основаниях меж собой около полутора километров. К югу от собора на таком же расстоянии расположена кладбищенская церковь. По улице Володарского, идущей параллельно улицы Карла Маркса (к югу на два квартала), расположена Спасская[82] церковь. Таким образом, она находится в центре треугольника – в центре города.

2) На Спасскую церковь претендуют как староцерковники, так и обновленцы в силу материальной заинтересованности. При разрешении же вопроса, которому из этих культов оказать предпочтение кантисполком высказывается безусловно за обновленцев и по следующим соображениям:

а) количество верующих-обновленцев интенсивно растет и будет безошибочно, если число их определить за число примерно равное [числу] староцерковников, а если обеспечить удобства (передать Спасскую церковь обновленцам), то число обновленцев по предположению КИК должно резко увеличиться.

б) Тем не менее обновленцы имеют в своем распоряжении из числа 5 церквей лишь одну и половину монастырской. Вопрос о предоставлении еще хотя бы одной церкви обновленцам[83] является актуальным, поскольку, как уже докладывалось, группа верующих из Спасской церкви выделилась и вступила в группу обновленцев, притязания их на Спасскую церковь заслуживают уважения. Руководствуясь настоящими данными, Адмотдел и предоставил Спасскую церковь обоим культам для понедельного служения, но так как это вызвало неудобство, то необходимо церковь эту предоставить одному[84] из культобществ, и значит более нуждающейся в помещении группе – обновленцам.

в) Удовлетворить ходатайство староцерковников вызвало бы недовольство новоцерковников, состав которых, как видно из прилагаемых при сем списков членов общин[85] резко разнвствует[86]: староцерковники –преимущественно бывшие местные буржуа и группирующееся около них мещанство, новоцерковники – крестьяне и ремесленники.

г) Имевшие место эксцессы недопущения обновленцев в Спасскую церковь (прилагаются материалы)[87] и самый характер эксцессов вынудил новоцерковников до разрешения настоящего дела отказаться от использования полученных прав черезнедельного богослужения. Это обстоятельство, имея в виду классовость общин (состава), доказывает факт игнорирования не только интересами новоцерковников, но и распоряжениями Адмотдела.

Все перечисленные соображения говорят за необходимость твердого вмешательства в дела общин власти урегулирования вопроса распределения церквей между обоими культами. КИК настаивает – Спасскую церковь и собор передать обновленцам, а остальные три церкви закрепить за староцерковниками.

Приложение: переписка на 56[88] листах.

Предкантисполкома <Никольский> (Никольский).

Секретарь <Касаткин> (Касаткин).

№ 6899

 

№ 30

18 января 1928 г. Выписка из постановления Президиума ТатЦИК (протокол № 42) о передаче православных храмов общинам верующих[89]

 

Слушали: 14. Жалобу религиозного общества Спасской церкви г[орода] Чистополя на распоряжение Чистопольского КИК о совместном пользовании церковью с обновленцами.

Постановили: Принимая во внимание, что в г[ороде] Чистополе имеется 5 церквей, по вместимости своей совершенно достаточных для обслуживания всех верующих, почему нет надобности в объединении двух течений верующих в одной церкви, Президиум ЦИК в целях равномерного распределения храмов, соглашаясь с мнением КИК, постановляет: 1) Предоставить обновленческим группам верующих Соборную и Спасскую церкви, а староцерковникам – монастырскую, Богородицкую и кладбищенскую. 2) Поручить Чистопольскому горсовету перезаключить соответственно с этим договора на передачу храмов верующим. 3) Ввиду запроса ВЦИК постановление в исполнение не приводить до окончательного разрешения вопроса ВЦИК.

 

 

Дело об отобрании Кирилло-Мефодиевской церкви в Казани у общины староцерковников и передаче ее обновленцам

 

№ 31

14 октября 1924 г. - Протокол № 1 собрания верующих-обновленцев по учреждению новой общины при Кирилло-Мефодиевской церкви и передаче ее обновленцам[90]

 

Мы, нижеподписавшиеся, сего 1924 года октября 14 дня, собравшись в заседание под председательством гр. Петрова при секретаре Кожевникове обсуждали вопрос о своем положении: как смотреть на себя и что делать дальше, т.е. считать ли себя правомочной группой по учреждению общины и следует ли самостоятельно действовать в целях достижения регистрации Кирилло-Мефодиевского религиозного общества за нами – церковными обновленцами, на основании инструкции о религиозных обществах, распубликованной № 92 Известий ВЦИК от 27 апреля 1922 года.

По детальном обсуждении, согласно полученным в КЕУ и НКВД справкам, постановили:

1) Смотреть на себя как на часть общины, оставшуюся верной Казанскому епархиальному управлению (в ведении коего община находилась и доселе) при лояльном отношении к советской власти, а потому и являющейся законно-церковной преемницей прежней общины, существующей как группа верующих на основании инструкции НКЮ от 24 августа 1918 г., в прошлом же году возбудившей дело перед НКЮ о реорганизации на основании инструкции о религиозных обществах, каковое НКВД ныне приостановлено ввиду выяснившегося перехода большинства из поданного на утверждение списка от КЕУ в староцерковническую (тихоновскую) группу, по поводу чего и было собрание 12 октября 1924 года.

2) Ввиду правильно занятой позиции и в целях сохранения за общиной храма и имущества следует действовать дальше и сделать все нужное для самостоятельного ходатайства перед НКВД о регистрации местной общины, для каковой цели:

а) Собрать потребное для регистрации количество лиц не менее 50 из сочувствующих церковному обновлению с признанием КЕУ.

б) Составить заявление, список верующих и другие данные, необходимые для регистрации в НКВД.

в) Избрать для выполнения вышеприведенного исполнительный орган (временное правление инициативной группы) в составе лиц: 1) о. Катагощина В. М.[91], 2) Бурева Т. И., 3) Ястребова А. М., 4) Петрова В. Н., 5) Михеева Г. В., 6) Муравьева Н. Я. и 7) Кожевникова П. Н., каковому правлению и поручить немедленно приступить к работе, закончив ее к 1-му ноября н[астоящего] м[есяца].

3) В дальнейшем собираться по ходу дел и прямой в том необходимости.

На собрании присутствовали: 1) Катагощин, 2) Бурев. 3) Ястребов. 4) В. Петров. 5) Михеев. 6) Муравьев. 7) Кожевников. 8) Гурьянов. 9) Бабановская. 10) С. Жерон. 11) Львов. 12) Аквильянова. 13) Снегирев[92]. 14) Новиков. 15) Смирнов. 16) Е. Петров. 17. Н. Петров[93].

<Председатель церк. совета свящ. В.Катагощин>

<Секретарь П.Кожевников>.

 

1924 г. октября 28 дня.

1) Настоящая группа представляет из себя меньшинство общеприходского собрания, бывшего 12 октября 1924 года в Кирилло-Мефодиевском храме по вопросу о регистрации местной религиозной общины в подчинении КЕУ в количестве 15 человек во главе с настоятелем храма о. Катагощиным, оставшееся верным Казанскому епарх[иальному] управлению (церковному обновлению), в то время как большинство собравшихся в количестве свыше 150 человек[94] и перешло на сторону староцерковников.

 

№ 32

Не позднее 22 октября 1924 г. – Из инфсводки Татотдела ОГПУ за время с 9 по 20 октября 1924 г.[95]

 

Духовенство. Православное духовенство

12/Х с. г. В помещении Кирилло-Мефодиевской церкви состоялось общее собрание верующих в числе около 400 чел[овек] по вопросу о регистрации общества на новый год. На предложение священника данной церкви зарегистрировать общество в обновленческом духе присутствовавшие подняли сильный шум, посыпались выкрики «Выгнать его. Бей его, он коммунистом стал» и затем отняли у псаломщика регистрационный список явившихся на собрание, думая, что список этот будет послан в ГПУ. В результате собрание не состоялось, а было отложено до следующего воскресенья, т. е. 19/Х с. г. (Инфсведения ТО ОГПУ).

 

№ 33

22 ноября 1924 г. – Предписание ТатНКВД церковному совету Кирилло-Мефодиевской церкви сдать имущество зарегистрированной обновленческой общине[96]

 

Старосте Кирилло-Мефодьевской церкви Зиновьеву.

НКВД ТССР настоящим предлагает сдать по описи 1920 г. церковное имущество К[ирилло]-М[ефодьевской] церкви зарегистрирован[ной] НКВД общине. Последняя должна принять имущество по описи согласно акта и явиться в НКВД для заключения договора на пользование имуществом.

П. п. Наркомвнудел ТССР (Усманов). Зам. Нач. Адмотдела (Гуничев).

№ 2660

 

№ 34

24 ноября 1924 г. – Повторное предписание ТатНКВД церковному совету Кирилло-Мефодиевской церкви сдать имущество зарегистрированной обновленческой общине[97]

 

Быв[шему] члену коллегии хоз[яйственного] комитета Кирилло-Мефодьевской религ[иозной] общины тов. Зиновьеву.

Админотдел ТНКВД предлагает Вам без задержки сдать как имущество, инвентарь, так и все материалы и денежные суммы новообразованной и утвержденной К[омиссариато]м общины.

П. п. Наркомвнудел ТССР (Усманов). Зам. Нач. Адмотдела (Гуничев).

2746

 

№ 35

26 ноября 1924 г. – Отношение ЦИК ТАССР о предоставлении материалов по делу о передаче обновленцам Кирилло-Мефодиевской церкви[98]

 

В СНК ТССР. В НКВД ТССР.

Ввиду поступившего в ЦИК заявления группы верующих староцерковной общины Кирилло-Мефодиевской церкви о приостановлении распоряжения НКВД от 29/Х с. г. за № 2746 впредь до разрешения в СНК вопроса по ходатайству общины от 21/XI с. г. за № 17 по поручению Секретариата ЦИК ТССР просьба представить в ЦИК весь имеющийся у вас по существу изложенного материал.

Управделами ЦИК ТССР (Шакиров). Завед. Общ. отд. ЦИК (Малинов). № 1341.

 

№ 36

Не ранее 24, не позднее 26 ноября 1924 г. – Ходатайство членов староцерковной Кирилло-Мефодиевской общины[99]

 

В ТЦИК.

Группы членов староцерковной Кирилло-Мефодиевской общины.

Отношение НКВД от 24 с[его] м[есяца] за № 2746 предложено бывшему члену коллегии Кирилло-Мефодиевской общины Зиновьеву передать имущество, инвентарь, все материалы и денежные средства новообразованной общине.

Принимая во внимание, что новообразованная община составляет очень незначительное меньшинство всей общины, что доказывается бывшим 12 октября с. г. общим собранием, где за новую общину высказалось только 15 человек против 152 и, кроме того, новая община образовывается из лиц, частью совершенно не имевших отношения к бывшей общине, мы настоящим, учитывая настроение всей общины или по крайней мере подавляющего большинства ея, просим ТЦИК разрешить нам созвать общее собрание членов старой общины, в созыве котораго нам НКВД отказано, которое выскажет свое желание о передаче денежных сумм и материалов не в пользу вновь образованной общины, а в распоряжение ТЦИК на благотворительные цели по его усмотрению, что же касается имущества, принятого общиной по описи 1920 г., то таковое нами будет передано новообразованной общине.

Кроме того, об отмене регистрации новой общины подано ходатайство в СНК 21 с[его] м[есяца] за № 17. При этом мы просим приостановить указанное выше распоряжение НКВД за № 2746 в части передачи имущества, не вошедшего в опись 1920 г., т[ак] к[ак] новая община, ссылаясь на это отношение, требует передачи всего имущества сегодня в 5 часов вечера.

24 (?)/XI–1924

Председатель общего собрания 12/Х с. г. <подпись>.

Члены бывшего совета общины <Четверкин, Г. Шмаков>.

Члены общины <две подписи, Я. Черноклинов>.

 

№ 37

28 ноября 1924 г. – Сообщение НКВД ТАССР о регистрации обновленческой общины Кирилло-Мефодиевской церкви[100]

 

В Управление делами ЦИК ТССР. На № 1341 26/XI – с. г.

Управление делами СНК сообщает, что жалоба Кирилло-Мефодиевской религиозной общины на постановление Наркомвнудела об отказе в регистрации названной общины переслана при отношении Управления делами от 27/XI за № 1576 на заключение Наркомвнудела и по получении ответа вся переписка будет препровождена в Управление делами ЦИК ТССР.

Врид. Управделами <Пеньковский> (Пеньковский).

Зав. Юрид. Отд. <Бугаев> (Бугаев).

№ 1614.

 

№ 38

29 ноября 1924 г. - Сообщение НКВД ТАССР о регистрации обновленческой общины Кирилло-Мефодиевской церкви[101]

 

В Центральный Исполнительный Комитет ТССР.

По вопросу о передаче имущества зарегистрир. Кирилло-Мефодьевск. Общине. На № 13141 от 26/XI – с. г.

Прилагая при сем копии отношений ТНКВД за №№ 2746 и 2660 на имя члена коллеги Кирилло-Мефодьевской религ[иозной] общины о сдаче имущества, НКВД сообщает, что зарегистрирована официально обновленческая К[ирилло]-М[ефодьевская] община, на основании чего и было предложено сдать имущество зарегистрированной общине. Согласно инстр[укции] НКЮ от 24/VIII – 1918 года.

Зам. Наркомвнудел ТССР <Лондон> (Лондон).

Пом. Нач. Адмотделения <М. Гуничев> (Гуничев).

№ 3099

 

№ 39

5 декабря 1924 г. – Выписка из протокола № 41 заседания Секретариата ЦИК ТАССР 3 декабря 1924 г.[102]

 

НКВДел, СНК. Cт[аро]церковной Кир[илло]-Меф[одиевской] общине.

Слушали: 4. Заявление группы членов быв[шей] старо-церковной Кирилло-Мефодиевской общины с ходатайством о приостановлении распоряжения НКВнудела о передаче имущества официально зарегистрированной обновленческой Кирилло-Мефодиевской общине и о разрешении созыва общего собрания членов старой общины.

Постановили: Не имея оснований к отмене распоряжения НКВнудела относительно сдачи имущества официально зарегистрированной Кирилло-Мефодиевской общине, подтвердить к исполнению распоряжение НКВнудела ТССР.

№ 1556.

 

№ 40

9 июня 1932 г. – Выписка из протокола № 50 заседания Секретариата ЦИК ТАССР[103]

 

Слушали: Ходатайство рабочих завода Вахитова и Казгресса о закрытии церкви «Кирилл-Мефодия»[104], ходатайство подтверждено президиумом Казанского горсовета от 14 мая с. г.[105]

Постановили: Ходатайство рабочих Казгресса и завода Вахитова удовлетворить, церковь «Кирилл-Мефодия» закрыть, передав для строительства СК[106].

 

 

Вопрос о принадлежности Никольского храма города Набережные Челны

 

№ 41

1925 г.Из доклада Татотдела ГПУ о работе среди церковников за июль-сентябрь[107]

 

В пределах ТССР (если не считать Елабужского кантона[108]) в православной церкви имеются два основных течения – обновленческое и тихоновское…

Елабужский кантон до сего времени во всех деловых вопросах связь поддерживает с епископом Сарапульским Алексеем[109], не имея ничего общего с церковными кругами и группировками г[орода] Казани. Елабужский викариальный епископ, находящийся в Елабуге, Иериней[110] (о котором отмечалось ранее), старается всеми усилиями создать независимую Елабужскую епархию с автокефальным направлением. Так, например, он летом текущего года повел кампанию вместе с протоиереем собора г[орода] Елабуги Люперсольским[111] к осуществлению своей мечты; начали оперировать по прилегающим к г[ороду] Елабуге кантонам [ТАССР] – Мензелинскому, Челнинскому и Мамадышскому, но большого успеха в своих действиях не имеют за исключением итого, что семь обновленческих, но колеблющихся приходов Челнинского кантона перешли на их сторону. Препятствием в данном случае и не в меньшей мере служит то, что Иериней является далеко не постоянной личностью, в силу недостаточной твердости и слабохарактерности, и благодаря этим «дарованиям» неоднократно примыкал к обновленческому течению и переходил обратно к тихоновцам, а главное то, что он, проповедуя за автокефалию, в то же время поддерживает связь с Петром Крутицким[112] и тем самым подрывает свой авторитет в глазах лиц, более разбирающихся в церковных вопросах. Последние его действия показали то, что он не прочь [в]стать во главе Елабужского автокефального церковного управления и выйти из подчинения Сарапульского епархиального епископа, но в действительности остаться тем же тихоновцем и подчиняться непосредственно Петру Крутицкому…

В Челнинском кантоне как в одном из более спокойных кантонов появилась «смута», и 7 приходов от обновленцев перешли в тихоновщину. Кантонным церковным управлением с целью предотвращения этих попыток в последних числах сентября проведен съезд, переизбран состав церковного совета и выработан[113] ряд методов борьбы с тихоновцами…

Велась усиленная работа к созданию в г[ороде] Елабуге 8обновленческого течения[114], но в силу отсутствия активных сторонников обновления и при наличии тихоновского епископа Иринея до сего времени реальных результатов не достигли.

 

№ 42

1926 г.Из информационного доклада о политическом состоянии Челнинского кантона на 1 апреля 1926 года[115]

 

Сов[ершенно] секретно. Православное духовенство.

По наблюдению за деятельностью православного духовенства отмечено, что в церковно-административном отношении Челнинский кантон разделяется на 4 округа. Во главе каждого вместо прежних благочинных стоят окружные управления из трех лиц духовного звания. Первый округ – г[ород] Челны, 2) с[ело] Онбия, 3) с[ело] Авлаш и 4) с[ело] Багряш. Кантонное управление, находящееся в приг[ороде] Заинске, с соглашения с Казанского центрального управления перенесено в г[ород] Челны и возглавляется таковое председателем протоиереем г[орода] Челнов Матвеевым[116].

Православное духовенство кантона разбито на 2 лагеря. 1-е обновленческий и 2-е –тихоновский, т. е. староцерковнический, коими себя они именуют за последнее время.

Число тихоновских приходов всего по кантону – 12, из них в 4-х приходах – служители культа тихоновского течения, а в остальных 8 – служители культа обновленческого, кои держат связь с кантонным окружным управлением.

В деятельности тихоновщины ничего выдающегося отмечено не было Последние имели намерение найти покровительство у Елабужского епископа Иринея, войти под его управление, но желание их не увенчалось успехом, т[ак] к[ак] епископ Ириней категорически отказался от управления приходами Челнинского кантона, о чем поставлен в известность председатель кантонного окружного управления Матвеев, благодаря чего рост тихоновских приходов прекратился.

Избранное вновь кантонное управление уделяет достаточное внимание на борьбу с тихоновщиной, и если в дальнейшем эта энергия не остынет, рост тихоновских приходов безусловно прекратится, а имеющиеся снова перейдут в обновленческое.

Касаясь деятельности православного духовенства, необходимо отметить, что религиозность населения все больше и больше падает, посещаемость церкви в деревне по воскресным дням в 5–10 старушках[117], молодежь отсутствует, а если когда и приходит, то только в сторожку покурить, от совершения обрядов уклоняется. В особенности, если поп ходит по селу с крестом или иконой, то молодежь из дому уходит, этому методу следуют и верующие лет под 40. В силу этого духовенство падает духом, т[ак] к[ак] подобные явления сильно отражаются на их бюджете.

Уполномоченный ТО ОГПУ по Челнинскому кантону <Павельев> (Павельев).

 

№ 43

17 мая 1926 г. - Краткий обзор № 3 Уполномоченного Татотдела ОГПУ по Челнинскому кантону по наблюдению за деятельностью православного духовенства с 1 марта по 15 мая 1926 г.[118]

 

Сов[ершенно] секретно.

За указанный выше период времени в деятельности православного духовенства отмечено следующее:

 

Собрания

В обзоре № 2 за время с 16-го января по 1-е марта мною указывалось, что кантонное церковное управление занято подготовкой к созыву общего пастырского собрания, назначенного в пригороде Заинске на 9-е марта, для решения вопросов церковной дисциплины и внешнего поведения духовенства, роняющего и так невысоко стоящий его авторитет. Таковое собрание означенного числа состоялось. На собрании присутствовало 38 священников и многие из мирян, которым собрание по их просьбе дало право голоса.

В числе участников собрания были три священника староцерковнической ориентации, это: священник села Акташа Миролюбов, села Кара-Елги Асанов и села Ерсубайкина Лукин. Последние два выступали в защиту своих позиций, обвиняя обновленцев во всех смертных грехах. Горячие речи их на собрании должного впечатления не произвели, а наоборот, пришлось убедиться, что фанатичность Лукина и Ко всего больше мешает в объединении и пошла гораздо дальше епископской. Собрание длилось недолго и никаких более или менее важных решений оно не вынесло, но как первый опыт таких собраний в кантоне заслуживает внимание, одновременно с этим на этом же собрании было вынесено пожелание устраивать подобные собрания и по округам, где бы духовенство могло теснее сплотиться для выработки порядка деятельности в современных условиях. В конечном итоге после ряда выступавших священников собрание постановило впредь твердо держаться только в единении с синодом, других каких-либо постановлений и решения вопросов, заслуживающих должного внимания, на указанном собрании не выносилось.

 

О соединении челнинцев с Елабугой в одну епархию

Челнинское кантонное управление, имея тенденцию сближения с елабужской верующей общиной, чтобы через нее войти в сближение со всем кантонным верующим народом для образования в будущем отдельные Самостоятельные единицы[119], командировало в город Елабугу на кантонный съезд протоиерея города Челнов Матвеева.

Главной целью поездки протоиерея Матвеева на елабужское собрание было выяснить возможность или невозможность образования единой самостоятельной епархии. На этом собрании по указанному вопросу были различные толки, и выступавшие священники тихоновской ориентации, в особенности священник Семин, выявил такое заключение, что обновленчество является совершенной ересью и общение с ними совершенно немыслимо до тех пор, пока они не покаются в своей ереси и не попросят прощения у епископа, кроме этого, собранием еще больше была подчеркнута нетерпимость елабужцев к обновленцам и в особенности к Матвееву, что заставило последнего возразить и доказать законность обновленчества, в результате чего было постановлено: считать обновленцев ничем не погрешающими в вере и не имеющими по догматическому учению никакого различия от елабужцев, а потому, ели они пожелают, принять их в единение.

Затем следовало решение вопроса об образовании епархии. Принципиально против соединения челнинцев с Елабугой в одну епархию участники собрания не возражали, но когда дело дошло до проведения его в жизнь, елабужское собрание предложило провести это через свое управление, а челнинский делегат протоиерей Матвеев через Казанское управление и Святейший Синод. Ни та ни другая сторона на уступки не пошла и в признании власти собрание постановило: считать духовенство Челнинского кантона в положении раскола, что крайне противоречит первому постановлению, ибо с одной стороны православные, одинаково сохраняющие веру, с другой стороны – раскольники.

Доказывая каноничность обновленчества, Матвеев упомянул, что епископ Ириней, председательствующий на собрании, был когда-то в единении с синодом, был в обновлении и его никто не считает за это неканоничным. Такое явление произвело переполох среди участников собрания, в особенности, среди мирянского элемента. Некоторые из них неоднократно пытались получить на этот счет сведения, просили разъяснения, но последнего дано не было, и вопрос остался неразрешенным.

Кроме выступавших на собрании староцерковников Елабужского кантона выступали староцерковники и Челнинского кантона, как то: священник села Ерсубайкина. Последний высказывал свое недовольство епископом Иринеем за то, что тот мало принимает участия в разгроме обновленцев. Упрекает в том, что тот бережет себя, боится пострадать за правду и прочее, говорил также, что Ириней всех их, староцерковников Челнинского кантона, бросил на произвол судьбы, отказавшись от вмешательства в дела Челнинского кантона.

По приезде с собрания Матвеев сделал доклад как КЕУ, так и своему приходскому собранию. Все материалы по его докладу направлены в КЕУ с пояснением, что дальнейшее решение вопроса о соединении со староцерковниками елабужского толка[120] может быть произведено высшим церковным органом – Епархиальным управлением и Синодом.

 

Деятельность тихоновщины

Разошедшись с Иринеем, Лукин (руководитель тихоновцев Челнинского кантона) разошелся и со своим единомышленником ЕФИМОВЫМ, да и вообще в единении сторонников староцерковности произошла очень заметная трещина. Предполагаемое общее собрание их в марте месяце до сих [пор] не состоялось.

Рост тихоновщины, нужно сказать, что определенно прекратился и в деятельности их особого что-либо за этот период отмечено не было.

 

Агитация проходимца (быв[шего] священника) против обновления

В марте месяце мимоездом в город Елабугу [и] некоторые села округа посетил некто Задорожин, бывший священник села Ольгина Мензелинского кантона. Человек с темным прошлым и едва ли нормальным состоянием души сейчас. Задорожин не выносит обновленчества и всячески старается ему напакостить. Последний говорит про себя, что он искатель приключений, ездит по кантону для собирания сведений про обновленцев с целью вывести их на свежую воду. В связи с его проездом по некоторым приходам опять заговорили неодобрительно про обновленцев, как например в селе Боровецком и. д. псаломщика некто Наталья Баширова заявила священнику, что она и ее хор не будут больше за службой поминать синод и митрополита[121], т[ак] к[ак] они обновленческие. Такое же явление наблюдается в селе Гардалях, Шильне и в Бишеве. В последнем приходе смуту поднял, что всего удивительнее, человек, казалось бы, ничего общего с церковным делом не имеющий, а именно: некто Корнилов, контролер сельхозкредитов, приезжавший из Казани. Человек религиозный и староверской складки. Ретиво относится к борьбе между обновленцами и староцерковниками и в ней принимает деятельное участие в пользу последней.

 

Делегация на Казанский епархиальный съезд

На съезд Казанской епархии, имеющий быть 18-го мая, от челнинского духовенства избраны трое делегатов: 1) протоиерей гор[ода] Челнов Матвеев, 2) священник с[ела] Н[ово-]Троицка Булгаков и 3) от мирян гр[ажда]нин села Орловки Мысово-Челнинской волости Мухин Федор, все трое обновленческой ориентации[122].

Приложение: Агентурно-информационный материал на [полу]листах[123].

Уполномоченный ТО ОГПУ по Челнинскому кантону (Павельев).

№ 508.

 

№ 44

5 сентября 1926 г. – Протокол общего собрания верующих города Набережные Челны и деревни Сидоровки[124]

 

На собрание явилось от города Н[абережных] Челнов верующих 135 человек согласно записи и от деревни Сидоровки 2 делегата от количества 75 человек: Калясев Семен Афанасьевич и Ларионов Степан Степанович с правом решающего голоса.

Собрания[125] открыл председатель церковного совета Илья Миронович Котков, который предложил на ведении данного собрания выбрать президиум[126], каковой собранием избран единогласно. Председатель Мясников Ф. П. и тов[арищ] Ерышканов И. Д. Секретарем Котков И. З.

Председателем собрания Мясниковым была открыто собрания в 4 часа дня 5 сентября 1926 года и оглашена повестка дня, каковая была принята без изменений.

Повестка дня: 1) Об утверждении московского устава; 2) об отведении городского кладбища; 3) текущие дела.

Слушали: 1. Об утверждении устава, присланного обновленцами.

Постановили: Зачитанный протоиереем Матвеевым устав не принимать. Голосованием за принятие устава – 10 ч[еловек] и воздержавшихся – 11 ч[еловек], против устава – 189 человек.

Слушали: 2. Уполномоченного И. Д. Ерышканова, члена крестьянской секции об отведении места под городское кладбище.

Постановили: Место для кладбища нашли подходящее, доски из бывшей Стахеевской загородки – пригодными, остальной материал и работу произвести в счет верующих на добровольные пожертвования с гор[ода] Н[абережных] Челнов и деревни Сидоровки, поручив дела церков[ному] совету.

Слушали: 3. О переходе из обновленчества в староцерковничество.

Постановили: Из обновленчества в староцерковничество перейти и старые протоколы, признающие обновленчество, аннулировать. Голосовало за староцерковничество 208 человек, за обновленчество – 2 человека.

Слушали: 4. Два предложения: 1) Признать Старо-Уфимского епископа Аввакума[127]. 2) Признать Елабужского епископа Иринея.

Постановили: Признать епископа Аввакума и зарегистрировать его как руководителя общины верующих Никольского собора. Голосовало за епископа Аввакума 205 человек, а за епископа Иринея – 5 человек.

Слушали: 5. Словесное заявление настоятеля Матвеева, что он готов покаяться и перейти в староцерковничество, если покаяние его будет принято.

Постановили: В просьбе протоиерею Матвееву отказать и из священнослужителей Никольской общины уволить. Голосовало против увольнения 21 челов[ек], за увольнение – 189 человек.

Собрание считается закрытым в 7 часов вечера.

Председатель собрания Мясников. Товар[ищ] председателя Ерышканов И. Секретарь Ив[ан] Котков.

 

№ 45

8 сентября 1926 г. – Ходатайство группы обновленцев города Набережные Челны о передаче им Никольского храма[128]

 

В Челнинский городской совет группы верующих г[орода] Челнов

заявление.

Граждане г[орода] Челнов Котков И. З., Сулаков З. А., Пономарев Н. А. и Забродин Г. Е. на созванном ими и проведенном собрании 5 сего сентября постановили отстранить от должности избранного всем приходом и зарегистрированного в установленном порядке настоятеля нашего собора протоиерея Стефана Матвеева. На повестке дня этого вопроса не было, почему и на собрании участвовали большею частью те лица, которые заранее, путем тайной и явной агитации против о. Матвеева пришли с заранее составленным решением столкнуть его с места и принять именующего себя староцерковным епископом некоего Аввакума. Не дожидаясь вступления своего избранника в отправление обязанностей служителя культа в установленном законом порядке, Катков и его товарищи заперли для о. Матвеева храм, каковое их действие мы считаем незаконным, так как храм не может быть в распоряжении кучки перешедших в другую организацию лиц, а составляет собственность государства и находится в пользовании верующих, составивших группу или религиозное общество, какового пока у епископа Аввакума нет.

Поэтому просим горсовет сделать распоряжение об открытии дверей нашего храма для нас и для нашего избранника протоиерея Стефана Матвеева.

К сему подписуемся [22 подписи].

 

№ 46

10 сентября 1926 г. – Предписание Челнинского горсовета допустить в Никольский храм верующих-обновленцев[129]

 

Церковному совету при церкви г[орода] Набережных Челнов.

По заявлению группы верующих г[орода] Челнов, они вместе со священником Матвеевым лишены возможности пользоваться церковью для исполнения своих религиозных потребностей вследствие того, что церковный совет, перейдя в староцерковничество, не допускает в церковь лиц, состоящих в синодальной церкви.

Так как в силу заключенного с горсоветом договора отдельные группы верующих обязались допускать в церковь всех лиц, исповедующих одну религию, то подобные действия церк[овного] совета являются нарушением договора, - почему горсовет предлагает устранить это нарушение и допускать в церковь всех верующих.

Зам. председателя горсовета Якушев. Секретарь Мамонтов.

№ 2630.

 

№ 47

14 октября 1926 г. – Выписка из протокола общего собрания синодальной группы верующих при Никольском соборе города Набережные Челны[130]

 

Слушали: Имели суждение о создавшемся положении синодальной группы по вопросу о пользовании храмом.

Постановили: Приходской совет староцерковнической группы, захватив храм, не позволяет настоятелю его протоиерею Матвееву совершать богослужение и неоднократно пытался удалить его из храма и алтаря. Не подчинившись распоряжению горсовета, приходской совет запер двери храма на замки и принятые к открытию их меры остались безуспешными.

Простояв с 2-х часов дня до 5 час[ов] вечера, собравшаяся на собрание 14 октября синодальная группа решила устроить свое заседание в паперти храма (помещение под колокольней) и донести обо всем горсовету с просьбой о привлечении виновных лиц к ответственности по закону.

Подлинное за надлежащей подписью.

 

№ 48

14 октября 1926 г. – Выписка из протокола № 2 заседания президиума горсовета города Набережные Челны[131]

 

Слушали: 7. О нарушении договора от 5 сентября с. г. обществом верующих (староцерковников) г[орода] Челнов.

Докладчик т[оварищ] Соболев информирует, что согласно п. 2 означенного договора общество верующих, беря в свое ведение церковь, обязалось допускать в церковь всех верующих[132], но этот пункт нарушило, не исполнив двукратное предложение горсовета о допущении в церковь обновленцев с их священником. Ввиду этого нарушения сего числа заключен договор с группой верующих-обновленцев о передаче церкви с ее имуществом в пользование этой группы.

Постановили: 1. Договор от 5 сентября с. г. ввиду нарушения его со стороны общества староцерковников в силу 10 пункта его считать расторгнутым. 2. Санкционировать передачу церкви со всем имуществом группе обновленцев.

 

№ 49

10 ноября 1926 г. – Протокол заседания приходского совета синодальной группы верующих при Никольском соборе города Набережные Челны[133]

 

На заседание явились: Настоятель собора протоиерей Стефан Матвеев, члены исполнительного органа группы: Кузьмина Е. Н., Кубышкина А. Н., Климкина В. И., Ермолина Н. Н., Самарина Е. П., Чернышева П. И.

Слушали: Об отношении к Синодальной группе верующих выделившейся 5 сентября с. г. староцерковной группы, которая несмотря на предоставленное ей право пользоваться храмом наравне с синодальной группой, не желает посещать храм для молитвы не только при служении священника синодальной группы, но и с своим священником Николаем Алфеевым, совершающим ныне богослужения в церкви с. Мысовых Челнов, куда ходят за удовлетворением своих религиозных потребностей все отколовшиеся в староцерковничество прихожане.

Постановили: Объявить письменно староцерковному религиозному обществу в лице его приходского совета, что синодальная группа согласно 2-го пункта заключенного с горсоветом договора предоставляет храм и его богослужебное имущество на одинаковых с собой условиях в пользование староцерковников, так как не считает их состоящими в другой, неправославной религии, а лишь временно отделившимися в особую группу вследствие разницы в органах церковного управления.

С подлинным верно:

Председатель приходского совета протоиерей <С. Матвеев>. Секретарь <Е. Кузьмина>.

 

№ 50

15 ноября 1926 г. – Запрос ВЦИК об отобрании церкви в города Набережные Челны у группы староцерковников[134]

 

Гор[од] Казань. Президиум ЦИКа Татарской АССР.

Во ВЦИК поступила жалоба (телеграфно) уполномоченного Никольской группы верующих в Набережных Челнах на отобрание молитвенного здания.

По поручению Председателя ВЦИКа тов[арища] Калинина М. И. Секретариат ПредВЦИК просит выслать ваше постановление и доклад по делу, сообщив, на каком ближайшем расстоянии находятся соседние церкви того и др[угого] рел[игиозных] течений.

До решения дела ВЦИКом, согласно его циркуляра от 21 августа [19]24 г., молитвенное здание должно быть оставлено неприкосновенным в пользовании группы верующих.

Завед[ующий] секр[етариа]том ПредВЦИК <М. Котомкин> (Котомкин). Секретарь ПредВЦИК <Орлеанский> (Орлеанский).

№ 35558.

 

№ 51

18 ноября 1926 г. – Воззвание к мирянам Челнинского кантона[135]

 

Братие миряне! Апостол Павел в своем послании к галатам пишет: К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближняго своего как самого себя. Если вы друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом. Дела плоти известны: вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, ереси… пьянство, бесчинство и тому подобное, что поступающие так Царства Божия не наследуют… Кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя… Если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости… Носите бремена друг друга и таким образом исполняйте закон Христов (Гл. 5 и 6).

В этих немногих словах внимательные к слову Божию миряне найдут для себя ясное указание, как им поступать в таких случаях, когда среди верующих возникают разногласия по церковным вопросам. Разногласия эти, начавшись в 1922 году в Москве и распространяясь по городам России, в 1924 и 1925 годах дошли и до приходов Челнинского кантона. Еще в 1923 года на кантоном съезде духовенства и мирян в пригороде Заинске заметно было начавшееся разногласие: одни их участников съезда, меньшинство, голосовали за патриарха Тихона, а другие, большинство, за Высшее Церковное Управление, третьи, подавляющее большинство, воздержались. Тем не менее, в приходах кантона было принято ВЦУ, переименованное в 1924 году в Священный Синод. Это Синод был признан 27 января 1924 года как единственный орган церковной власти и прихожанами Челнинского собора. Постановление об этом подписано и бывшим тогда на собрании епископом Иринеем. Подобное же постановление было вынесено приходским собранием г[орода] Челнов и в 1925 году.

Программа Священного Синода к сведению верующих была распространена по приходам кантона в виде приложения к брошюре протоиерея С. Матвеева под заглавием «Правда о церковном обновлении». На собрании представителей приходов в Заинске в 1925 году и на пастырском съезде там же 9 марта 1926 года под председательством протоиерея Николая Алфеева[136] вновь подтверждено было признание Священного Синода с тем, чтобы программу его вводить в жизнь приходов, начиная осуществление ее требований с самого духовенства. На упомянутом пастырском собрании выступали с речами и представители приходов, отколовшихся перед тем в староцерковное единение во главе с епископом Иринеем. Старания священника Лукина произвести впечатление на собрание постановлениями бывшего пред тем в г[ороде] Елабуге съезда, будто бы признавшего Синод раскольническим, были опровергнуты протоиереем Матвеевым, участником того же елабужского съезда.

Было оглашено на собрании письмо епископа Иринея, в котором между прочим написано: «Я очень удивлен, что Асанов и ему подобные не могут никак понять, что то, что они делают, не оправдывается никаким здравым смыслом, что их ревность не по разуму. Я, дорогой о. Стефан, совершенно не знаю, что они там у вас делают, т.к. не имею с ними никаких дел, они самочинники и к тому неразумные еще». Это было написано в начале января 1926 г. В феврале того же года еп[ископ] Ириней писал: «Дорогой о. протоиерей. Конечно, очень жаль, что на съезде мы не пришли к соглашению. Но ведь съезд постановил принять всех без всякого покаяния. Я убеждал не требовать от челнинцев покаяния, т[ак] к[ак] и от елабужан никто его не требовал, в результате со мной согласились… Вы, конечно, понимаете в чем дело. Нам нужно пойти на уступки друг другу… Выступление Лукина меня очень удивило, я не думал, что он такой фанатик… Мы с Лукиным говорили… Надо, говорит, ездить и всех убеждать, чтобы уходили от «обновленцев»… Говорил, что надо страдать, идти на это, не надо ни перед чем останавливаться… С такими батюшками опасно дело иметь, надо подальше от них; зачем он «перемазывает», я думаю что он и меня, пожалуй, не прочь «перемазать»!.. Сами видите, что разве можно с такими батюшками, как Лукин, что-нибудь делать при существующем положении церковных дел?»

Такой отзыв еп[ископа] Иринея о главных деятелях староцерковничества в Челнинск[ом] кантоне, конечно, не понравилось никому из них, и вскоре после этого произошло и самое «отложение» их от «сурового» епископа. Ничего им не оставалось делать как присоединиться к другому епископу, который бы действовал по программе Лукина, ездил бы по кантону, всех убеждал уходить от обновленцев, шел бы на страдания. И к удовольствию священника Лукина и его единомышленников такой епископ нашелся. Это – Аввакум, помощник б[ывшего] епископа Андрея[137].

Приглашенный из Уфы Лукиным, Аввакум в конце августа с. г. приехал на юг кантона и предполагал поселиться в с[еле] Дербедени у священника Канцерова[138], но затем, получив приглашение от группы верующих-староцерковников, возглавляемых И. З. Котковым, прибыл в г[ород] Челны и решил остаться здесь навсегда. Прибывшие с ним монашки повели усиленную агитацию среди верующих в пользу принятия Аввакума. Допущенный в храм настоятелем его протоиереем Матвеевым, Аввакум в своих поучениях в резких выражениях высказался против обновленческих групп, которые будто бы разрушают церковную жизнь, выносят из алтарей престолы, из храмов иконы, изменяют богослужебный чин и т.д. Народ этому поверил и, не выслушав спокойно доклада настоятеля собора, принял еп[ископа] Аввакума в качестве руководителя общины верующих, а законно избранного приходом в 1922 году о. Матвеева оставил без места.

Это было 5 сентября. Предоставив еп[ископу] Аввакуму свободу действий, прот[оиерей] Матвеев уехал в отпуск и жил в г[ороде] Мамадыше. Вернувшись в Челны, он думал было возобновить свое служение для группы, которая осталась верной Свящ[енному] Синоду, но вожаки староцерковнической группы грубой силой не допустили его до служения в храме. Этим отказом староцерковники нарушили заключенный с городским советом договор, и храм был передан в пользование синодальной группы, возглавляемой протоиереем Матвеевым. Несмотря на приглашение этой группы, староцерковники, забрав все наличие денег и свеч, бросили свой храм и стали посещать храм с[ела] Мысовых Челнов, откуда группа перешедших на сторону еп[ископа] Аввакума прихожан удалила священника А. Скворцова[139], заменив его «неразумным самочинником» Асановым. Челнинские староцерковники группируются теперь около старого своего наставника священника протоиерея Н. Алферова, все время уверявшего прихожан в правильности действий Свящ[енного] Синода, а с прибытием еп[ископа] Аввакума примкнувшего к нему. Аввакум из Челнов и кантона выбыл, но тем не менее посеянные им семена смуты упали на подготовленную прот[оиереем] Алфеевым почву.

Какие плоды произведут эти семена, могли бы сказать обслуживающие еп[ископа] Аввакума монашки, но и они уехали с ним. В одном из своих поучений еп[ископ] Аввакум говорил о ложных пророках, разумея, конечно, не себя, а кого-то других. «По плодам их узнаете их. Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей шкуре, а внутри суть волки хищные», – говорил Аввакум. Он мог бы еще привести место из Евангелия о добром пастыре, за которым идут овцы, но не сказал этого, быть может потому, что еще не знал – овцы это или бараны пошли за ним. Судя по тому, что толпа пошла за ним по пословице: «Куда один баран, туда и все стадо», приходится применять эту истину не в обиду почтенному протоиерею Алфееву и его стаду. Предостерегающий от ошибочного шага голос прот[оиерея] Матвеева был оставлен без внимания и прот[оиереем] Алфеевым и его сторонниками, т[ак] к[ак] имеющиеся в печати сведения о переходе еп[ископа] Андрея в августе 1925 г. в раскол беглопоповства собрание 5 сентября нашло вымышленным. Никто из «умных» людей в Челнах не догадался спросить по телеграфу староцерковнический центр Церковного управления, митр[ополита] Сергия или кого-либо другого, кто считает себя местоблюстителем патриарха (теперь их до шести). Догадался сделать это священник затерявшегося в глуши кантона священник села Дербедень Павел Канцеров, который письменно спросил митрополита Сергия об епископе Аввакуме и получил следующий ответ:

Священнику с[ела] Дербедень Челнинского кантона о. Павлу Канцерову. На Ваш вопрос разъясняю Вам для разъяснения и прочим православным верующим Челнинского кантона и проч., что самовольно прибывший к вам епископ Аввакум должен считаться раскольником и состоит под запрещением, как состоящий в общении с еп[ископом] Андреем, отошедшим в беглопоповство, за это запрещенным в священнослужении распоряжением местоблюстителя митрополита Петра. 10-го октября – 27 сентября 1926 г. Патриаршаго местоблюстителя + Сергий митрополит Нижегородский.

Понятно теперь, почему епископ Аввакум при своем служении не поминал никого из патриархов и митрополитов: он от них отрешен. Совершая сам лично и чрез посредство своих помощников – монаха Родиона и протоиерея Алфеева – окропление православно верующих мирян, еп[ископ] Аввакум присоединил их к беглопоповскому расколу. Когда на собрании один из мирян открыто объявил себя обновленцем, над ним смеялись. «Рано еще смеяться, как бы вам самим не оказаться впоследствии в смешном положении», – заметил на это сознательный христианин.

Кантонное церковное управление стоит на страже православия, обращается к благоразумию верующих быть послушными чадами православной церкви, единственным высшим органом управления которой является Священный Синод, состоящий в братском единении с восточными патриархами, и не принимать к себе ни священника, ни архиерея, не состоящих в единении с Соборной Апостольской Церковью. Горький опыт неудачного решения церковного вопроса в г[ороде] Челнах одними мирянами без участия их законного пастыря пусть послужит для всех поучительным предостережением.

18 ноября 1926 г.

Протоиерей кантонного церковного управления протоиерей Стефан Матвеев .Уполномоченный КЕУ, благочинный 1[-го] округа протоиерей А. Лавров[140].Член-секретарь КЦУ священник Александр Скворцов .Член КЦУ мирянин Федор Мухин .

Г[ород] Н[абережные] Челны. Тип[ография] горсовета Уполглавлит № 19, тираж 1000 экз[емпляров].

 

№ 52

26 января 1927 г. – Материалы пленума Набережно-Челнинского канткома ВКП(б) (протокол № 4) о религиозной ситуации в кантоне[141]

 

Краткий письменный доклад о религиозном движении в Челнинском кантоне

 

I. Общая часть. Православное духовенство

До приезда в Челны Аввакума Боровкова в Челнинский кантон дело было, как говорится, тишь да гладь, Божья благодать, все было спокойно, именно: не было роста староцерковнических приходов, с приездом Аввакума рост заметно увеличился, но с отъездом такового рост староцерковнических приходов приостановился, а все же в Челнах борьба между староцерковнической и обновленческой [общинами] все же продолжается, а также точное[142] явление в Заинске, где идет признание Елабужского [епископа] Иринея.

Со стороны староцерковников ведется усиленная агитация против обновленцев, которые обвиняют обновленцев советскими попами и чуть не называют попов обновленческого течения – коммунистами, а также их обвиняют в том, что обновленцы изменяют веру и искажают учение Христа.

 

№ 53

28 января 1927 г. – Первый ответ Челнинского кантисполкома в ТатЦИК[143]

 

28 января 1927 г. В Центральный исполнительный комитет ТССР на н[оме]р 2579 от 15/XII 1926 года[144].

Препровождая при сем выписку из протокола н[оме]р 2 заседания президиума Н[абережно-]Челнинского горсовета от 14 октября п[рошлого] г[ода], КИК считает необходимым довести до сведения ТЦИКа, что данное постановление горсовета как составляющее исключительно компетенцию последнего, санкционировано не было, в силу чего постановление КИКа по данному вопросу, требуемое отношением н[оме]р 2579, выслано быть не может.

Что касается церквей, находящихся в ближайшем расстоянии от Челнов, то смежное с городом село Мысовые Челны (в 150 саженях от черты города) имеет церковь прежнего консервативного направления и село Орловка в 2 верстах от города обновленческого течения.

Пред[седатель] КИК <Дажин> (Дажин). Секретарь <Хасанов> (Хасанов).

№ 1/92.

 

№ 54

10 февраля 1927 г. – Позиция обновленческого КЕУ по делу о Никольском храме города Набережные Челны[145]

 

Челнинскому городскому совету рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

В г[ороде] Челнах существует православный храм, переданный группе православно верующих по договору для молитвенного пользования. Между тем некий гражданин прот[оиерей] Николай Алфеев, злоупотребляя народной темнотою, посредством распоряжения живущего в г[ороде] Елабуге епископа Иринея Шульмина подбивает темную массу на учинение насилия над служителем культа Стефаном Матвеевым и уговаривает верующих к отобранию храма, несмотря на существование договора.

Епархиальное управление как законно признанное объединение верующих протестует против такого образа действий Алфеева и Шульмина и просит горсовет оставить храм в ведении той прогрессивной группы, которая совершенно свободно допускает к молитве всех верующих на осн[овании] § 2 договора, а новая группа т.н. староцерковников, отличающаяся от обновленческой исключительно политической окраской яркого монархизма, как это неоднократно разъяснялось органами власти, нарушает названный параграф устава и ставит во главе себя осужденного властью государственного преступника Петра Полянского, изолированного сов[етской] властью, и вносит смуту в наиболее косную массу населения, базируясь исключительно на прежних кулаках и мироедах.

П/п[146] Зам[еститель] пред[седателя] священник (подпись). Член-секретарь, протоиерей (подпись).

 

№ 55

10 февраля 1927 г. – Заявление приходского совета староцерковников[147]

 

В Челнинский кантисполком Церковного совета общины верующих староцерковников гор[ода] Н[абережных] Челнов

Заявление.

5 сентября 1926 года нашей общиной был заключен договор с горсоветом о праве на пользование храмом и церковным имуществом[148]. 14-го сентября горсовет, исходя из того, что наша община не допустила в храм для отправления своих обрядов обновленцев, договор расторг, храм и другое церковное имущество от нас отобрал и передал обновленцам.

Рассматривая действия горсовета неправильными, как с юридической стороны, так и с политической, мы считаем необходимым объявить эти действия помощнику прокурора, а с точки зрения политической – комитету партии как руководителю местной политической жизни.

Советская власть, издавая декрет об отделении церкви от государства, объявила, что вера есть дело частное, и государству нет никакого дела, кто как верует, и за каждым гражданином признается право на его веру. Когда возник раскол в церкви и образовались разные толкования веры и группы, то Советская власть в эту церковную распрю не вмешивалась и не вмешивается. Целым рядом разъяснений центра устанавливается то положение, что при возникновении споров на право пользования храмом и другим имуществом церковным прежде всего должны соблюдаться интересы большинства, там где храм один и его можно подразделить технически на две половины, необходимо в интересах обоих групп храм передать в пользование обоих групп с заключением особых с каждой группой договоров (см. Гидулянова Отделение церкви от государства, с. 39, 41 и 45[149]). Между тем горсовет, не имея права расторгать договор, так как согласно декрета ВЦИК от 19 апреля 1923 г. № 02814 (см. Гидулянов, с. 235–236) это право принадлежит лишь ТЦИК, договор этот расторгнул лишь потому, что мы не допустили священника Матвеева совершать богослужение в нашем храме, как обновленца, в то время когда согласно § 2 договора мы имеем право инаковерующих не допускать для пользования храмом и на предложение кантисполкома урегулировать этот вопрос председатель горсовета тов[арищ] Соболев отказал нам в этом.

Таким образом, группа, состоящая из 18-ти человек обновленцев, покрыла при помощи горсовета права 710 человек староцерковников. Весьма характерным в настоящем споре является следующее. В нашей Н[абережно-]Челнинской общине верующих был священник Матвеев, который пользуясь нашей темнотой и верой, всячески нас обирал, и благодаря неимоверным сборам имеет два дома, один в Н[абережных] Челнах на имя жены, а другой в д[еревне] Поспелове, живя в своем доме, он не стеснялся брать с нас и квартирную плату. Всякое исполнение треб сопровождалось неимоверными сборами. Служа лишь одному своему карману, Матвеев перешел в обновленцы. Когда масса верующих, будучи в природе веры в области религии консервативной, отвергла обновленчество, то Матвеев, не желая потерять свою паству, вернее боясь за свой карман, принес староцерковнической общине полное покаяние, лишь бы сохранить за собой право на эксплуатацию нашей веры. Но наша община, раскусив его как шкурника, для которого выше всего служение не богу, а карману, который ради выгоды согласен менять свои убеждения каждый день, отвергла Матвеева, считая себя вправе выбирать своих служителей. После того Матвеев организует свою группу из 18 человек, преимущественно из женщин, и каким-то образом отбирает от верующих в числе 710 человек храм и церковное имущество.

В данном случае действия горсовета не только не закономерные, но и не политичные, как возбуждающие ропот у 710 человек общины, преимущественно крестьян, ропот вполне справедливый, так как их интересы покрыты попом-интриганом, заботящимся не о религии, а о своем кармане, иначе он бы не приносил свое покаяние.

Мы надеемся, что кантисполком как орган, стоящий во главе местной политической власти, даст свое веское слово и не позволит интригану священнику, стремящемуся к одной лишь наживе, смеяться над принципами декрета об отделении церкви от государства, провозгласившим свободу совести и религиозных убеждений.

К сему прилагаются: Копия с протокола собрания верующих 5 сентября 1926 года и книга Гидулянова отделение церкви от государства (последняя – во временное пользование). В оплату гербового сбора прилагаются марки на два (2) руб[ля].

1927 года 10 февраля.

Председатель <Котковъ>. Секретарь <Г. Забродин>.

 

№ 56

25 февраля 1927 г. – Второй ответ Челнинского кантисполкома в ТатЦИК[150]

 

В Центральный исполнительный комитет Т[атарской] р[еспублики], г[ород] Казань,на № 4336 от 8 февраля с. г.[151]

Кантисполком, препровождая материал по поводу расторжения горсоветом договора со староцерковнической группой и передаче Никольского храма обновленческой группе, считает необходимым подтвердить, что какого-либо постановления президиума кантисполкома по данному вопросу не было и возникшее недоразумение между двумя группами верующих поручено было урегулировать горсовету, по возможности не обостряя между группами отношений, но так как трения между сторонами слишком приняли довольно резкий характер, горсовет как временную меру нашел необходимым передать храм в распоряжение обновленческой группы, полагая окончательное разрешение в ту или иную сторону получить от ЦИК.

Приложение: [1]. Копия заявления Синодальной группы. 2. Отношение горсовета на имя церковного совета староцерковников. 3. Выписка из протокола общего собрания Синодальной группы. 4. Выписка из протокола президиума горсовета от 14 октября 1926 г. 5. Копия отношения Казанского епархиального управления от 10 февраля с. г. и 6. Заявление староцерковников в КИК с копией протокола собрания от 5 сентября п[рошлого] г[ода].

За Пред[седателя] Р[еспубликанского] И[исполнительного] к[омитет]а <Рафиков> (Рафиков). Секретарь <Хасанов> (Хасанов).

№ 1/205.

 

№ 57

11 мая 1927 г. – Третий ответ президиума Челнинского кантисполкома[152]

 

Секретно.

В Центральный исполнительный комитет Т[атарской] р[еспублики]. На в/№ 6198 от 1-го апреля 1927 года[153].

В гор[оде] Н[абережных] Челнах до сентября месяца 1926 года никаких групп, кроме группы обновленческой ориентации, не существовало и церковь со всем имуществом находилась в распоряжении последней. Но с приездом в г[ород] Челны из трехгодичной ссылки административно-высланного епископа Аввакума (Андрея Боровкова) означенная группа нового толка благодаря его агитации и провокации раскололась на два лагеря, т. е. группу нового толка и группу старого толка с преобладающим большинством на стороне последней кулацкого и торгашеского элемента. В период перерегистрации религиозных общин группа старого толка зарегистрировалась в горсовете и как формально насчитывающая больше верующих получила в свое распоряжение церковь со всем имуществом, обязавшись допускать для отправления своих обрядов и верующих нового толка, т[ак] к[ак] церквей в гор[оде] Челнах имеется только одна. Через некоторое время опять по науськиванию того же епископа Аввакума и прочего черносотенного элемента права на пользование храмом у верующих нового толка были отняты и вход им в церковь был воспрещен. Действия группы старого толка были обновленцами обжалованы и горсовет, основываясь на нарушении пункта договора староцерковниками, договор с последними расторгнул и передал все имущество с церковью в распоряжение бывшей группы обновленческой ориентации[154].

В данный момент членов старого религиозного толка точно определить нельзя, но во всяком случае, включая и д[еревню] Сидоровку, относящуюся по приходу к Челнам, количество членов не превысит (200) двухсот человек, из коих действительными староцерковниками являются не более 20 человек, как торговцы, кулачье и проч., а остальные относятся вообще безразлично и идут за ними по своей темноте благодаря агитации первых.

Верующих обновленческой группы при получении обратно церкви после расторжения договора со староцерковниками насчитывалось всего до 30 человек. В данный же момент последних насчитывается до 150 человек, кои удовлетворяют свои религиозные потребности в церкви, предоставленной обновленческой ориентации, не считая себя верующими какого-либо другого толка.

Исходя из вышеизложенного, делить технически церковь на две половины нет никакого смысла, и план разделения храма неприемлем[155], т[ак] к[ак] в с[еле] М[ысовых] Челнах имеется церковь старого толка (расстояние коей от города сто сажень), где вполне староцерковники г[орода] Челнов и могут удовлетворять свои религиозные потребности, к тому же последние и в обычное время предпочитают посещать М[ысово] – Челнинскую церковь.

Часовен как в той, так и в другой церкви совершенно не имеется.

Приложение: Переписка на 31 полулистах.

Председатель Челнинского кантисполкома <Дажин> (Дажин). Секретарь <Хасанов> (Хасанов).

№ 94сек.

 

№ 58

3 июня 1927 г. – Постановление ТатЦИК о возврате староцерковникам храма, отобранного горсоветом Набережных Челнов в пользу обновленцев[156]

 

Протокол № 11 заседания Президиума Центрального

Исполнительного комитета Татарской АССР

Слушали: 15. Запрос ВЦИК по жалобе Никольской группы верующих с[ела] Наб[ережных] Челнов на отобрание молитвенного здания.

Постановили: Принимая во внимание: 1) что расторжение договоров на пользование храмами с группами верующих может быть произведено лишь по постановлению ЦИК ТССР; 2) что группа староцерковников в Наб[ережных] Челнах значительно превышает группу обновленцев; 3) что в 2 верстах от Челнов – в с[еле] Орловке имеется в пользовании обновленцев храм, в котором могут удовлетворять свои религиозные потребности граждане-обновленцы Наб[ережных] Челнов, Президиум ЦИК постановляет: постановление Н[абережно-]Челнинского горсовета от 12/Х-26 г. отменить и договор, заключенный с обществом верующих 5 сентября 1926 г., – оставить в силе.

Поручить Челнинскому КИК наблюсти за исполнением настоящего постановления[157].

Копию постановления представить во ВЦИК.

Председатель ЦИК <Шаймарданов> (Шаймарданов). И[сполняющий] об[язанности] секретаря ЦИК <М. Гуничев> (Гуничев).

 

№ 59

12 июня 1927 г. – Повторное ходатайство группы староцерковников о возврате им храма города Набережные Челны[158]

 

Члену Правительства Татарской социалистической советской республики т. Шаймарданову от уполномоченного Н[абережно]-Челнинского церковного общества (верующих), действующего на основании протокольного постановления граждан г[орода] Н[абережных] Челнов (верующих) и деревни Сидоровки от количества 710 человек Ерышканова Ильи Демьяновича

Заявление.

1926-го года осенью из наших граждан г[орода] Н[абережных] Челнов верующих прихода в Николькую церковь, находящуюся в г[ороде] Н[абережных] Челнах произошел раскол[159] на две группы верующих: 1) староцерковников (из чисто трудового крестьянства) граждан г[орода] Н[абережных] Челнов и деревни Сидоровки, составляющих число группы 90% в количестве 710 человек, и обновленцев в количестве около 20 человек во главе со священником Матвеевым.

Местное управление коммунального хозяйства по нашим ходатайствам об сдаче нам церкви – сдало церковь не большинству религиозно-верующих, на что мы имеем законные права, а меньшинству – почему-то обновленцам в количестве около 20 человек, а нам, религиозно верующим группе 710 человек, состоящих 90% общего числа верующих староцерковников чисто трудового крестьянства г[орода] Н[абережных] Челнов и деревни Сидоровки, было почему-то отказано и прежний договор наш нарушили и заключили с группой около 20 человек обновленцев.

На наше ходатайство пред местным управлением власти об предоставлении нам, группе религиозно-верующих староцерковников хотя бы одну половину церкви, т[ак] к[ак] устройство и расположение ее позволяет, но и в этом было тоже отказано.

В марте месяце 1927-го года нами было возбуждено ходатайство в ТЦИК через кантком с тем же ходатайством, но дело где-то задержано, и мы до сего времени вот уже 4 месяца не получаем никаких результатов. Не получая результатов на наши ходатайства в ту или другую сторону, т. е. не отказано и нет удовлетворения, наше трудовое крестьянство группы религиозно-верующих в количестве 710 человек из селений г[орода] Н[абережных] Челнов и деревни Сидоровки (одного прихода), находясь в томительном ожидании результатов на ходатайства и не получая такового, лишенные удовлетворения своих религиозных треб – решили обратиться к Вам как к представителю лично нашего татарского социалистического советского правительства, не найдете ли возможным рассмотреть наше заявление сие и оказать нам Ваше веское содействие в нашем ходатайстве.

Уполномоченный группы верующих (религиозных) граждан г[орода] Н[абережных] Челнов и деревни Сидоровки в количестве (710) человек, гражданин города Н[абережных] Челнов, проживающий по Пролетарской улице дом № 25 <Ерышканов>, г[ород] Наб[ережные] Челны.

 

№ 60

26 июня 1927 г. – Кассационная жалоба обновленцев города Набережные Челны[160]

 

В Челнинский кантонный исполнительный комитет Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов приходского совета синодальной обновленческой группы верующих г[орода] Челнов

Кассационная жалоба.

Приходский совет, осведомившись о состоявшемся решении Татцика передать храм г[орода] Челнов в пользование староцерковников и таким образом нарушить существующий договор, заключенный с синодальной группой обновленцев, и принимая во внимание, что храм г[орода] Челнов со всем его имуществом все время с 1924 года находился в пользовании синодальной группы обновленцев и выход из этой группы 5 сентября 1926 года части верующих под давлением реакционного духовенства во главе с епископами Аввакумом и Андреем, а также и кучки местных обывателей той же окраски, не мог изменить обычного течения церковной жизни: 1) храм богомольцами посещался, 2) отапливался, 3) страховался, 4) окарауливался, 5) число членов обновленческой группы постепенно возрастало, что видно из факта говения в пост сего 1927 года 120 человек (обычно говеет не более ⅓ верующих), не видит никаких законных поводов к расторжению договора о передаче храма и его имущества в г[ороде] Челнах обновленцам[и]. Тем более что староцерковническая группа с момента своего выделения имеет уже в своем фактическом пользовании храм села Мысовых Челнов, отстоящий от города Челнов всего лишь в 100 саженях. На основании фактов фанатического нетерпимого отношения староцерковников к обновленцам (насилия над прот[оиереем] Матвеевым, гражд[анином] Мухиным и др.), надо думать, что староцерковники, получив в свое пользование храм г[орода] Челнов и имея уже храм с[ела] Мысовых Челнов, не будут допускать к участию в молитве обновленцев и таким образом синодальная группа останется совершенно без храма и принуждена будет удовлетворять свои религиозные потребности в другом храме – села Орловки, отстоящим от г[орода] Челнов в расстоянии 5 верст.

Если Татцик находит удобным предложить обновленческой группе, имеющей в себе и старых и молодых, удовлетворять свои религиозные потребности в храме села Орловки, т. е. за 5 верст от места своего жительства, то не удобнее ли и справедливее оставить староцерковников при храме села Мысовых Челнов, отстоящем от их местожительства лишь в 100 саженях, в котором они до сих пор беспрепятственно молятся, приглашая священника этого села в свои дома и поля?

Находя решение Татцика несправедливым по отношению к обновленцам города Челнов, как основанное на одностороннем и неправильном освещении вопроса защитником староцерковников тов. Тарновским, приходской совет ходатайствует пред кантисполкомом войти с представлением в Татцик о пересмотре своего решения и оставлении храма г[орода] Челнов в пользовании синодальной группы обновленцев согласно существующего договора.

Председатель приходского совета протоиерей <Стефан Матвеев>. И[сполняющий] об[язанности] ц[ерковного] старосты <Елена Калясева>. Секлетор <Е. Кузьмина>.

 

№ 61

10 октября 1927 г. – Четвертый ответ Челнинского КИКа в пользу обновленцев[161]

 

В Татарский Центральный исполнительный комитет, г[ород] Казань.

Препровождая при сем кассационную жалобу приходского совета синодальной обновленческой группы верующих граждан г[орода] Челнов и выписку из протокола № 58/36 заседания президиума КИКа от 8 октября 1927 года[162], сообщается, что кантисполком, рассмотрев этот вопрос в третий раз, все же нашел, как и раньше, мотивы синодальной обновленческой группы вполне уважительными и заслуживающими внимания.

Передавать церковь староцерковникам абсолютно нет никакой надобности, т[ак] к[ак] последние своей численностью не превышают обновленческую группу, к тому же, как уже указывалось и ранее, что они удовлетворяют свои религиозные потребности в церкви с[ела] М[ысовых] Челнов, что на расстоянии 100 сажен от города, а село Орловка, где якобы могут удовлетворять свои религиозные потребности обновленцы при случае отбора от них храма, находится на расстоянии не двух верст, как это было сообщено вам представителем от староцерковников, а около 5-ти верст, что безусловно невозможно.

Постановление ТатЦИКа КИК находит основанным на односторонней информации, а потому исходя из вышеуказанного, кантисполком просит постановление о передаче церкви староцерковникам отменить и церковь оставить в распоряжении обновленческой группы.

Председатель кантисполкома <Габитов> (Габитов). Секретарь <Хасанов> (Хасанов).

№ 148с.

 

№ 62

2 ноября 1927 г. – Постановление фракции ВКП(б) Президиума ТатЦИК о передаче церкви города Набережных Челнов обновленцам[163]

 

Секретно. Из протокола № 8 заседания фракции ВКП(б) Президиума ЦИК ТатССР

Слушали: 3. О пересмотре постановления Президиума ЦИК по делу о церкви в Н.Челнах в связи с протестом КИК и ТО ОГПУ[164].

Постановили: В изменение прежних постановлений Президиума ЦИКа церковь передать обновленцам.

 

№ 63

2 ноября 1927 г. – Постановление ТатЦИК о передаче храма города Набережные Челны обновленцам[165]

 

Протокол № 32 заседания Президиума Центрального исполнительного комитета Татарской АССР

Слушали: 8. Ходатайство Челнинского КИК о пересмотре постановления Президиума ЦИК по жалобе группы верующих на отобрание у них Никольского храма.

Присутствует уполномоченный группы верующих-староцерковников гр. Ерышканов.

Постановили: Принимая во внимание: 1) что по дополнительным данным группа обновленцев в настоящее время численностью почти одинакова с группой староцерковников; б) что церковь в с[еле] М[ысовых] Челнах, находящаяся всего в 100 с[аженях] от Н[абережных] Челнов, по вместимости своей в состоянии обслужить и группу староцерковников Н[абережных] Челнов; в) что с[ело] Орловка находится не в 2, а в 5 вер[стах] от Н[абережных] Челнов, ЦИК во изменение постановлений своих от 3/VI и 10/VIII-27 г. (прот[околы] № 11 и 21) постановляет:

1) Предоставить Никольскую церковь в Н[абережных] Челнах обновленческой группе и действие договора, заключенного с группой верующих 5 сентября [19]26 г., прекратить.

2) Поручить Челнинскому КИК принять меры к предоставлению возможности гражданам Н[абережных] Челнов, принадлежащим к староцерковникам, удовлетворять свои религиозные потребности в церкви с[ела] М[ысовые] Челны.

3) Копию настоящего постановления сообщить во ВЦИК[166].

Председатель ЦИК <Ахметшин> (Ахметшин). Секретарь ЦИК <Богаутдинов> (Богаутдинов).

 

№ 64

Февраль–март 1929 г. – Выписки из наказов собраний трудящихся города Набережные Челны[167]

 

Пост[ановление] общегородского собрания Союза СХЛР[168] 27/II – 50 чел[овек] в наказе п. 4: «Татарскую мечеть отдать под клуб пионерам, а церковь по возможности на хозяйственные цели – поставить в ней водокачку и электростанцию для освещения города.

Наказ металлистов, общее собрание, п. 2: Усилить культурно-просветительную работу среди рабочих с предоставлением удобных помещений для культработы, хотя бы даже и отобрания церкви от религиозного населения.

Коллектив безработных металлистов: Предложить будущему составу горсовета превратить церковь в клуб ввиду отсутствия помещения и малого посещения религиозниками таковой.

Общее собрание сотрудников и кр[асноармей]цев Н.Челнинского кантвоенкомата. Наказ № 3: «Организовать хороший культурный очаг в городе путем закрытия в Н.Челнах церкви и превращения ее в клуб».

Общее собрание Союза СТС[169] 28/II. Наказ 7: «Считаем, что пользование церковью находится в руках абсолютно незначительной части населения, принять меры к закрытию ее и устройству там культурного центра».

Общ[ее] собр[ание] Союза транспортников и граждан Кр[асные] Горы 1/III. Наказ: «Церковь переустроить под культурное или бытовое учреждение».

Общ[ее] собр[ание] гр[ажда]н затона 2/III. Наказ: «Здание церкви, принадлежащее государству и находящееся в пользовании немногочисленной религиозной общины г[орода] Н[абережных] Челнов, использовать под культурно-просветительные цели».

Об[щее собрание] Союза Рабпрос и Медикосантруд. Наказ п. 11: «Предложить горсовету переоборудовать церковь под клуб ввиду отсутствия последнего».

Сов[ет] комсомольской ячейки 15: «Учитывая трудное положение с клубом, главным образом в отношении отсутствия помещения и имея в виду, что имеющаяся церковь является в пользовании у незначительной части населения, - поручить горсовету в будущей своей работе принять все меры к использованию этой церкви под культурные цели, в частности, под клуб».

Избир[ателей] 2389 чел[овек], явилось 1464 чел[овека] или 61,4%.

С подлинным верно. Секретарь горсовета <Д. Бородин> (Бородин).

 

№ 65

21 ноября 1929 г. – Представление горсовета Набережных Челнов в ТатЦИК о закрытии обновленческой церкви[170]

 

В Татарский Центральный исполнительный комитет р[абоче]к[рестьянских] и к[расноармейских] д[епутатов]. Г[ород] Казань.

Городской совет 20 августа с. г. представил вам ходатайство своего президиума по вопросу о закрытии церкви и мечети в г[ороде] Н[абережных] Челнах. Разрешения этого ходатайства до сих пор не последовало.

Используя волю трудящихся масс г[орода] Н[абережных] Челнов, высказанную в наказах при проведении перевыборов городского совета в начале[171] 1929 года, а также постоянно подтверждаемую на общих собраниях профессиональных и др. организаций, городской совет вторично и настоятельно ходатайствует пред Правительством ТССР о передаче Наб[ережно-]Челнинской церкви и мечети в распоряжение городского совета для использования под культурно-просветительные учреждения.

Положение с церковью здесь на месте обстоит так: 8-го августа комиссией горсовета при проверке эксплуатации церкви обнаружены 3 трещины в здании церкви, для осмотра их был приглашен татархитектор Стройуправления, который 25-го октября в присутствии представителей горсовета и группы верующих произвел осмотр здания и дал заключение о временном закрытии церкви с наложением на трещины контрольных листов для установления подвижки и опасности [разрушения] здания церкви, поэтому церковь закрыта в начале ноября месяца.

Независимо от этого посещение церкви гражданами было фактически прекращено ввиду отказа священника от службы по случаю малочисленности его доходов, т[ак] к[ак] часть граждан-верующих г[орода] Н[абережных] Челнов придерживается так называемого течения старой церкви и посещает церковь рядом в Мысовых Челнах, а обновленческая группа верующих слишком мала, чтобы содержать своих служителей и церковь, кроме того, представитель группы верующих на днях сам заявил, что церковь они считают в распоряжении горсовета и анкету по земельной ренте заполнять уклонялись.

Зам[еститель] пред[седателя] горсовета <Курунов> (Курунов). Секретарь <Д. Бородин> (Бородин).

№ 658.

 

№ 66

24 ноября 1929 г. - Выписка из протокола общего собрания рабочих лесозавода «Республиканец», членов профсоюза деревообделочников[172]

 

Слушали: Отчет городского совета о работе (докладчик Курунов).

Постановили: По отношении церкви мы ходатайствуем перед Татарским Правительством как можно скорее церковь отдать под школу или др. культурное учреждение. Поручаем горсовету чаще делать отчетные доклады о своей работе и говорить о неиспользованных наказах, с тем чтобы масса знала причины невыполнения.

П/п Председатель (Шереметьев). Секретарь (Гринчук).

 

№ 67

27 декабря 1929 г. – Выписка из протокола № 25 заседания президиума ЦИК ТАССР[173]

 

Куда, кому: НКВД, Челнинский КИК, НКПрос, НКФ (Госфонд).

Слушали: 17. Представление Челнинского горсовета о закрытии церкви в г[ороде] Н[абережных] Челнах.

Постановили: принимая во внимание: а) что осмотром, произведенным 8 августа [19]29 г. комиссией горсовета, установлено нарушение общиной верующих договора, б) что и независимо от этого церковь в г[ороде] Н[абережных] Челнах является излишней, так как в 1½ верстах от Челнов (в М[ысовых] Челнах) имеется еще церковь, вполне достаточная для обслуживания религиозных потребностей всех верующих Н[абережных] Челнов, в) что в г[ороде] Н[абережных] Челнах ощущается острая недостача в помещениях для культурных учреждений, Президиум ЦИК ТР, учитывая ходатайство трудящихся Н[абережных] Челнов, постановляет:

1. Договор, заключенный с религиозной общиной Н[абережно-]Челнинской церкви, расторгнуть и церковь закрыть с передачей здания в распоряжение Н[абережно-]Челнинского горсовета для использования под культурно-просветительное учреждение.

2. Наблюдение за выполнением настоящего постановления возложить на Челнинский КИК и Наркомпрос с соблюдением ст.44 постановления ВЦИК и СНК от 8 апреля 1929 г. (СУ № 18 ст. 166).

Секретарь ЦИК ТССР.

№ 25/17.

 

Власти ТАССР и конфликт верующих тихоновского и обновленческого толка в селе Пичкассы Спасского кантона[174]

 

 

№ 68

24 октября 1926 г. – Ходатайство православной общины села Пичкасс о сохранении за нею храма и причтового дома[175]

 

В Народный комиссариат церк[овно]-приходского совета с[ела] Пичкасс Спасского у[езда] Татреспублики

Заявление.

1926 г. июня 13 дня наша «староцерковническая» община заключила договор с Спасским ВИКом, по которому в пользование нашей общины перешел местный храм со всем имуществом. В настоящее время образовалась обновленческая группа в количестве 20-30 человек, которая тоже заключила договор с Спасским ВИКом на тот же самый храм. В силу этого договора Спасский ВИК предлагает нам произвести раздел как храма, так и его имущества с обновленческой группой или производить поочередное с ней служение.

Принимая во внимание, с одной стороны, многочисленность нашей общины до 4-х тысяч человек, с другой стороны, малочисленность обновленческой группы, имеющей только 20-30 членов, проживающих притом не в Пичкассах, месте нахождения храма, а в приходских деревнях, а также и то, что наша община первая заключила договор на пользование всем Пичкасским храмом, мы находим несправедливым раздел храма между группами и просим Нар[одный] ком[иссариат] внутр[енних] дел от лица всех прихожан расторгнуть обновленческий договор на наш храм и предоставить его в пользование только нашей общины. А обновленческой группе предоставить в пользование находящиеся при церкви две часовни, по своему устройству и размерам вполне пригодных для совершения в ней молитв[енных] собраний и достаточных для вмещения всех членов обновл[енческой] группы, причем часть богослужебного имущества им будет предоставлена. Предлагаемый же нам раздел храма крайне стеснит нашу многочисленную общину в отправлении ее молитвенных собраний в особенности в большие праздники и может вызвать излишнее озлобление населения против обновленцев и повести к всевозможным скандалам и эксцессам.

Предлагаемое же нам поочередное служение в одном и том же храме с обновленцами невозможно по духу нашей религии и по смыслу церковных канонов, ибо обновленцы не одного с нами толка[176]. Ввиду всего этого и просим Нарком[ат] внутр[енних] дел расторгнуть обновленческий договор и предоставить храм в силу нашего договора в пользование нашей общине.

Кроме того, находим также несправедливым требование Спасского ВИКа освободить квартиру, занимаемую в настоящее время нашим диаконом Кузьминым для обновленч[еского] священника Листова. Квартира эта вместе с двумя другими сдана нам Спасск[им] ВИКом по договору нашей общине и является необходимой для помещения нашего причта. Арендная плата и страховка уплачены за целый год и вдруг теперь ВИК предлагает ее для обновл[енческого] священника, и дьякону Кузьмину, занимающему в наст[оящее] время эту квартиру, приходится выходить на улицу, ибо квартир нет. Просим Нар[одный] Ком[иссариат] Вн[утренних] дел оставить в силе наш договор на пользовании бывш[ими] церк[овными] квартирами, ибо причин к нарушению его мы не находим. Представить наст[оящее] заявление и для подачи устных показаний уполномочиванием граждан И. К. Колчина и Гаврила Абр[амовича] Осипова.

Пичкасского церк[овно-]прих[одного] совета председатель <Лукоянов>.Члены: Фадеев, <Осипов> [и др.].

Наст[оящее] заявление составлено на основании приговора прих[одского] собрания, которое при сем представляется.

1926 г. 24 окт[ября].

Правильность подписей в настоящем заявлении Пичкасский с/совет свидетельствует. Пред[седатель] с/совета [подпись]. Секретарь [подпись].

 

№ 69

20 ноября 1926 г. – Позиция Спасского кантисполкома в церковном расколе[177]

 

В ТатЦИК.

Препровождая при сем заявление церковно-приходского совета с[ела] Пичкасс и переписку по этому делу (ВИК) с объяснениями Спасского ВИК, Спасский кантисполком полагает, что общине верующих (обновленцев) следует предоставить вторую половину храма (теплый придел) ввиду того, что последних по спискам насчитывается до 400 человек. Такое количество верующих безусловно не может поместиться в 2-х часовнях, указанных в заявлении староцерковников, т[ак] к[ак] они вмещают в себе 20-30 человек и притом очень ветхие.

Следовательно, не предоставив помещение такой многочисленной группе как 400 человек[178], мы тем самым создадим ропот среди верующих.

Предоставив же вторую половину храма (теплый придел) обновленцам мы тем самым дадим возможность верующим обоих направлений совершать богослужение, т. е. удовлетворим всех граждан, т[ак] к[ак] церковь вмещает в себе до 6000 человек.

Предкантисполкома <Абдуллин> (Абдуллин). Секретарь КИК <Тычкин> (Тычкин).

№ 1134.

 

№ 70

14 декабря 1926 г. – Выписка из протокола № 41 заседания Секретариата ЦИК ТАССР[179]

 

Куда, кому: 1) Спасский КИК, 2) Спасский ВИК, 3) Пичкасскому церковно-приходскому совету, 4) Орготдел ЦИК.

Слушали: 10. Ходатайство Пичкасского церковно-приходского совета в с[еле] Пичкассах Спасского кантона об устранении обновленческого религиозного общества от пользования Пичкасской церковью.

Постановили: Принимая во внимание: а) что в селе Пичкассах по данным расследования имеются две группы верующих: староцерковники в числе 935 членов и обновленцы – 360 чел[овек][180]; б) что церковь в с[еле] Пичкассах может обслуживать обе группы, вмещая в себя до 6000 человек; в) что предоставление обновленческой группе часовен невозможно ввиду их ветхости; г) что обе группы верующих имеют одинаковые права на получение в свое ведение храма для удовлетворения своих религиозных потребностей; д) что Спасский ВИК в этих целях 23 июля 1926 г. заключил с обновленческой группой договор на часть храма, но не изменен соответственно договор от 13-го июня 1926 года со староцерковной группой, Секретариат ЦИК постановляет: 1) Предоставить храм в с[еле] Пичкассах в пользование обеих групп верующих (обновленческой и староцерковной), разделив храм на два, по возможности, изолированных одно от другого помещения; 2) оформить передачу храма путем перезаключения с каждой из групп договоров с распределением падающих на храм сборов, страховой премии и проч. сообразно занимаемой каждой группой полезной площади храмового помещения; 3) предложить Орготделу ЦИК дать разъяснения Спасскому ВИК по вопросу о квартирах для причта.

Приложение: на 20 п. л.

20/XII-1926 г.

С подлинным верно: Секретарь ЦИК ТССР <М. Усманов> (Усманов).

 

№ 71

9 апреля 1927 г. – Из инфсводки № 7 Уполномоченного Татотдела ОГПУ по Спасскому кантону за период с 15 марта по 1 апреля 1927 г.[181]

 

Сов[ершенно] секретно. Татотделу ОГПУ. Информационно-регистрационное отделение.

 

Русское духовенство

По вопросу о состоянии обновленческого течения среди русского духовенства нужно отметить, что за последнее время как само духовенство, так и миряне приходов кантона переходят на сторону староцерковнической организации. Первым перешел Спасский собор, а по[182] его примеру последовали и другие. В настоящее время в обновленческом течении находится 15 приходов, но и они готовятся к переходу. Вследствие такой малочисленности кант[онное] церк[овное] упр[авление] прекращает свою работу из-за недостатка средств и отсутствия работников. Вашинская[183] обновленческая община от разделения церкви отказалась ввиду отсутствия необходимых для этого средств, священник с[ела] Пичкасс Балмасов[184] всегда проводил линию поддержки староцерковничества и склонил к этому уволенного обновленческого священника Ласточкина, который выезжал в Казань на поклонение епископу. Переход обновленческих общин усилился после того, как благочинный священник с[ела] Щербеть Кожевников[185] примкнул к староцерковнической организации, после этого первый и второй округа целиком перешли на сторону старого духовенства. Скверное материальное положение уполномоченного Казанского епархиального управления Листова вынуждает его подыскивать другой приход. Таким образом обновленческое течение в кантоне постепенно ликвидируется, о чем Листов намерен сообщить Казанскому епарх[иальному] управлению…

Уполномоченный ТО ОГПУ по Спасскому кантону <Лобанов> (Лобанов).

№ 277.

 

№ 72

5 апреля 1931 г. – Выписка из протокола № 5 заседания Секретариата ЦИК ТАССР[186]

 

Куда, кому: Спасскому райисполкому, Ин[формационно]-релис[трационный] сектор при ЦИК Т[атарской] р[еспублики].

Слушали: § 10. Ходатайство Спасского райисполкома о закрытии собора в гор. Спасске, причем церковь закрыта в октябре [19]30 г. по настойчивому ходатайству гр[ажда]н гор[ода] Спасска на состоявшемся собрании 6/XI-29 г. в числе 846 человек, при этом с момента закрытия, т. е. с 6/XI-29 г. до 14/IX-30 г., по истечении 10 месяцев, со стороны оставшихся верующих претензий на закрытие не поступало и только 14/IX-30 г. организовалась так называемая «инициативная группа верующих», которая возбудила перед органами власти ходатайство об открытии данной церкви, 16/Х-30 г. и 4/ХII-30 г. ходатайства повторяли, но увеличение данной группы не произошло, и с 4/ХII-30 г., т.е. в течение 4-х месяцев заявлений от общины верующих не поступало.

Постановили: На основании п.п. 32 и 65«б» Инструкции Постоянной Комиссии при ВЦИК «О порядке проведения в жизнь законодательства о культах» от 16/I-31 г. и ст.40 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8-го апреля [19]29 г. Секретариат ЦИК АТССР постановляет:

1. Ходатайство Спасского райисполкома удовлетворить и собор в гор[оде] Спасске считать закрытым.

2. Предложить Спасскому райисполкому помещение церкви использовать под культурно-просветительные учреждения.

Секретарь ЦИК АТССР <Зарипов> (Зарипов).

№ 5/10. 9 апреля 1931 г. г. Казань, Кремль.

 

 

Дело о передаче Крестовоздвиженской церкви г.Тетюши

староцерковной общине

 

 

№ 73

18 января 1928 г. – Из постановления Президиума ТатЦИК (протокол № 42) о передаче православных храмов общинам верующих[187]

 

 

Слушали: 13. Жалобу религиозного общества Крестовоздвиженской церкви г[орода] Тетюш на распоряжение горсовета о передаче церкви другой группе.

Постановили: Имея в виду: а) что как видно из представленных списков число членов религиозной общины Крестовоздвиженской церкви, примыкающих у староцерковническому течению, доходит до 800; б) что кладбищенская церковь, находящаяся в пользовании верующих-староцерковников, по вместимости своей не в состоянии обслужить всех их, – предложить Тетюшскому горсовету предоставить староцерковникам одну из более вместительных церквей г[орода] Тетюш, перезаключив соответственно с этим договора на передачу храмов верующим[188].

 

№ 74

17 апреля 1928 г. – Постановление Тетюшского горсовета о сохранении Крестовоздвиженской церкви в руках обновленцев[189]

 

Выписка из протокола № 45 заседания президиума Тетюшского горисполкома, состоявшегося 13 апреля 1928 г.

Слушали: а) Заявление членов религиозной общины староцерковников г[орода] Тетюш Тамбовцева Н., Паняева Г., Иванова П., Ханжина Н., Заикина И. А. и Леонова А., всего в числе 6 человек, о передаче в их пользование Крестовоздвиженской церкви г[орода] Тетюш.

Постановили: Принимая во внимание, что Крестовоздвиженская церковь по договору от 23 августа 1927 г. горсоветом сдана в бесплатное пользование обновленческой общине верующих, находившаяся и ранее в пользовании обновленцев, и что церковь в настоящее время по имеющимся в горсовете сведениям обслуживает почти весь приход, президиум горсовета, не имея повода и оснований к расторжению заключенного с обновленческой общиной договора, имея в виду, что со стороны староцерковников ходатайствует всего лишь 5-6 чел[овек], остальная же масса очень мало в этом заинтересована, что доказывается большим посещением в настоящее время Крестовоздвиженской церкви прихожанами этой церкви, что передача Крестовоздвиженской церкви староцерковника вызвала бы в дальнейшем нежелательные недоразумения, постановили: просить Буинский КИК войти с ходатайством пред ТатЦИКом о пересмотре ими своего постановления от 18 января 1928 г. № 42 по настоящему вопросу. Договор, заключенный с обновленческой общиной от 23 августа 1927 г. оставить в силе.

№ 814.

 

 

№ 75

28 апреля 1928 г. – Постановление Буинского кантисполкома о сохранении Крестовоздвиженской церкви города Тетюши в руках обновленцев[190]

 

Выписка из протокола президиума Буинского кантисполкома № 13.

Слушали: Просьба Тетюшского горсовета от 13/IV с. г. войти с ходатайством пред ТатЦИКом об отмене последним постановления от 18/I с. г. (пр[отокол] № 42) в отношении предложения горсовету по передаче по договору Крестовоздвиженского устава староцерковной церкви.

Постановили: Ввиду несоответствия действительности поданных группой староцерковников в ТатЦИК сведений, просить ТатЦИК свое постановление пересмотреть и оставить в силе договор, заключенный горсоветом от 23/VIII-27 г. с обновленческой группой.

Р/216.

 

№ 76

2 мая 1928 г. – Жалоба староцерковной общины Крестовоздвиженской церкви города Тетюши[191]

 

В Центральный исполнительный комитет Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Татарской Советской Социалистической Республики уполномоченных Крестовоздвиженской староцерковнической общины г[орода] Тетюш

Жалоба.

По получении распоряжения ТатЦИКа о предоставлении одной из более вместительных церквей гор[ода] Тетюш староцерковникам (протокол № 42 от 18 января 1928 г.) нами было 3 апр[еля] с. г. подано заявление в Тетюшский горсовет с просьбой об исполнении означенного постановления. Председатель горсовета т. Рыжков, принимая от нас заявление, сказал, что об этом хлопочут только 6 человек, и потому нет оснований передавать Крестовоздвиженскую церковь. Мы возразили, что являемся уполномоченными от общины, по списку же, поданному Вам и Вами заверенному, нас значится около 800 человек, а всем ходить невозможно.

14 апреля с. г. нам была выдана при сем прилагаемая выписка из протокола № 45 заседания президиума Тетюшского горсовета от 13 апреля 1928 г., где, отказываясь подчиняться распоряжению центральной власти, горсовет приводит более чем странную мотивировку, а именно, что ходатайствуют всего лишь 6 человек.

Мы снова заявляем, что нас по списку до 800 человек, фактически же более 1000, и если желательно, то мы всей массой можем явиться в горсовет, но не думаем, чтобы до такого головотяпства дошел горсовет. А между тем создается никому не нужная волокита (дело тянется более года), вызывая недовольство среди масс. От лица верующих дер[евни] Бизяевки, слободы Михайловской и городских [жителей] снова ходатайствуем перед ТатЦИКом сделать распоряжение о передаче Крестовоздвиженской церкви в наше распоряжение.

Председатель церковного совета Ник[олай] Тамбовцев, А. Леонов.

 

№ 77

17 апреля 1928 г. – Постановление Тетюшского горсовета о сохранении Крестовоздвиженской церкви в руках обновленцев[192]

.

Выписка из протокола № 45 заседания президиума Тетюшского горисполкома, состоявшегося 13 апреля 1928 г.

Слушали: а) Заявление членов религиозной общины староцерковников г[орода] Тетюш Тамбовцева Н., Паняева Г., Иванова П., Ханжина Н., Заикина И. А. и Леонова А., всего в числе 6 человек, о передаче в их пользование Крестовоздвиженской церкви г[орода] Тетюш.

Постановили: Принимая во внимание, что Крестовоздвиженская церковь по договору от 23 августа 1927 г. горсоветом сдана в бесплатное пользование обновленческой общине верующих, находившаяся и ранее в пользовании обновленцев, и что церковь в настоящее время по имеющимся в горсовете сведениям обслуживает почти весь приход, президиум горсовета, не имея повода и оснований к расторжению заключенного с обновленческой общиной договора, имея в виду, что со стороны староцерковников ходатайствует всего лишь 5-6 чел[овек], остальная же масса очень мало в этом заинтересована, что доказывается большим посещением в настоящее время Крестовоздвиженской церкви прихожанами этой церкви, что передача Крестовоздвиженской церкви староцерковника вызвала бы в дальнейшем нежелательные недоразумения, постанов[или]: просить Буинский КИК войти с ходатайством пред ТатЦИКом о пересмотре ими своего постановления от 18 января 1928 г. № 42 по настоящему вопросу. Договор, заключенный с обновленческой общиной от 23 августа 1927 г. оставить в силе.

№ 814.

 

№ 78

Ранее 1 сентября 1927 г. – Жалоба гражданина А. Е. Леонова на позицию местной власти не передавать староцерковной общине Крестовоздвиженскую церковь города Тетюши[193]

 

В Центральный исполнительный комитет Татреспублики гр. Леонова Александра Ефимовича, жит[еля] г[орода] Тетюши по Ново-Красноармейской улице д. № 20,

Жалоба.

В г[ороде] Тетюшах имеются три церкви – Собор, Крестовоздвиженская церковь и Кладбищенская. Собор и Крестовоздвиженская церковь находятся в пользовании обновленцев. Кладбищенская же церковь – в распоряжении староцерковников. Последняя церковь вместимостью на 100–150 чел[овек] обслуживает нужды прихожан в количестве 50 дворов общей численностью населения до 200 чел[овек].

В настоящее время прихожане Крестовоздвиженской церкви общей численностью до 500 дворов (считая и две деревни – Бизяевка и Михайловка) с населением до 2000 чел[овек], раскололась на две группы верующих – одна, меньшая, насчитывающая до 50 дворов, образовала обновленческую группу; остальные численностью до 1800 чел[овек] желают отправлять богослужения по обрядам старой церкви. С этой целью эти граждане обращались в Тетюшский горсовет с просьбой предоставить в исключительное пользование староцерковников Крестовоздвиженскую церковь. На это ходатайство горсовет потребовал представить протокол общего собрания прихожан, для чего необходимо было собрать общее собрание. Однако милиция такое собрание не разрешила. По принесенной на этот отказ жалобе НКВД ТССР указал Административному отделу Буинского КИКа, что все религиозные группы пользуются одинаковыми правами и нет оснований к отказу в разрешении созвать общее собрание. Несмотря на такое разъяснение НКВД, Административный отдел Буинского КИКа вновь отказал в созыве общего собрания. На этот отказ последовала новая жалоба в Наркомвнудел, который вновь категорически приказал Адмотделу разрешить общее собрание.

Однако Административный отел Буинского КИКа снова не подчинился Наркомвнуделу, в созыве собрания отказал по тем мотивам, что образовалась новая община синодальной ориентации (обновленцы), каковой общине Тетюшский горсовет предполагает отдать в пользование Крестовоздвиженскую церковь, почему, по мнению Адмотдела КИКа, нет нужды и собираться гражданам, желающим образовать староцерковную группу верующих. Действия Админотдела КИКа и Тетюшского горсовета нельзя признать правильными: 1) Админотдел КИКа очевидно не считает для себя обязательными предложения и распоряжения НКВД ТССР, ибо таковых не выполняет под различными предлогами; 2) Согласно общих положений об отделении церкви от государства храмы сдаются в бессрочное пользование верующих, – верующие в любой момент могут изменить свою религиозную ориентацию и, бывши сегодня староцерковниками, завтра могут начать служить по правилам обновленческой церкви и наоборот. Между тем, Тетюшский горсовет, несмотря на то что Крестовоздвиженская церковь находится по договору в пользовании прихожан этой церкви, находит нужным заключить новый договор на пользование этой церковью, тем самым аннулируя ранее заключенный договор 29/II-24 г.

В результате создалось совершенно невозможное положение: в г[ороде] 2 церкви – Собор и Крестовоздвиженская и обе находятся в пользовании обновленцев, многочисленным староцерковникам Тетюш и жителям дер[евни] Бизяевка и слободы Михайловки остается в пользовании лишь Кладбищенская церковь, прихожанами которой они не состоят, и которая может единовременно вместить не свыше 150 чел[овек]. Таким образом, фактически 2000 чел[овек] лишены возможности молиться так, как это они понимают и хотят.

Ввиду изложенного в интересах справедливости и беспристрастного отношения к религиозным группам различных ориентаций и верований, просим Центральный исполнительный комитет оградить интересы названных многочисленных граждан, расследовать действия КИКа и Тетюшского горсовета предоставить возможность староцерковникам молиться в том или ином храме, равномерно распределив имеющиеся в г[ороде] Тетюшах храмы между обновленцами и староцерковниками, аннулировав предложенный к заключению или уже заключенный с группой обновленцев договор на пользование Крестовоздвиженской церкви. В предотвращение передачи Крестовоздвиженской церкви ничтожной по числу общине обновленцев просим за наш счет приостановить телеграфом окончательную передачу церкви впредь до истребования ЦИК и рассмотрения всех документов, касающихся указанной церкви и ее передачи группе обновленцев.

Приложение: Устав религиозного общества в г[ороде] Тетюшах, зарегистрированный в 1924 году, списки членов православной общины Крестовоздвиженской церкви, желающих произвести перерегистрацию общины и церкви из обновленческих в староцерковную по г[ороду] Тетюшам, слоб[оды] Михайловки и дер[евни] Бизяевки.

<Леонов>.

 

№ 79

18 августа 1927 г. – Предписание НКВД ТАССР Административному отделу Буинского кантисполкома[194]

 

Начальнику Адмотдела Буинского КИКа.

Наркомвнудел АТССР, препровождая при сем заявление уполномоченного прихожан Крестовоздвиженской церкви гор[ода] Тетюш, предлагает данный вопрос разрешить согласно существующего на этот счет законоположения.

Общее управление ТНКВД своим отношением от 18 июля 1927 года за № 2743 указало на неправильное разрешение вами вопроса, отказав указанной общине устроить общее собрание верующих. Если же у вас имелись и имеются основательные причины к отказу, срочно по получении же разъяснения нужно было донести в НКВД.

Не имея никаких данных, кроме жалобы и заявления граждан, в которых изложено одно только требование, подлежащее удовлетворению, –Наркомвнудел не может согласиться с вашим незаконным отказом.

П/п. Наркомвнудел ТССР – Мратхузин. Нач[альник] общего управления Апанасов.

№ 1013

 

№ 80

3 сентября 1927 г. – Предписание Президиума ТатЦИК Тетюшскому горсовету предоставить объяснение по жалобе староцерковной общины Крестовоздвиженской церкви города Тетюши[195]

 

В Тетюшский горсовет

Препровождая при сем переписку на 39 полулистах по жалобе группы верующих староцерковного толка Крестовоздвиженской церкви в с[еле] Тетюшах об отобрании у них Крестовоздвиженской церкви и передаче ее обновленческой группе, Президиум ЦИК ТССР предлагает Тетюшскому горсовету представить подробное исчерпывающее объяснение по существу жалобы и в частности дать ответы на следующие вопросы: 1) сколько в Тетюшах имеется церквей; 2) сколько и какие из них были предоставлены в пользование групп верующих нового и старого толка; 3) количество членов каждого религиозного общества, коим предоставлены церкви в Тетюшах, и количество прихожан в них; 4) вместимость каждой церкви; 5) где и когда зарегистрировано было религиозное общество, в ведении коего находилась до сих пор Крестовоздвиженская церковь (прислать копию договора); 6) почему не было разрешено собрание верующих; 7) почему не исполнены неоднократные предписания НКВД; 8) действительно ли горсовет расторг договор от 29/II-24 г. с общиной верующих, заключив новый договор с другой группой[196]; 9) чем горсовет при этом руководствовался по существу и с формальной стороны (имея в виду, что право расторжения договоров принадлежит лишь ЦИКу); 10) если совершен на Крестовоздвиженскую церковь новый договор, то где и когда он зарегистрирован (прислать его копию).

Вместе с тем Президиум ЦИК предлагает обсудить возбужденное в жалобе ходатайство о приостановке передачи храма до кончательного разрешения вопроса.

Прилагаемая переписка подлежит возвращению в ЦИК Т[атарской] р[еспублики].

За Председателя ЦИК ТатССР Богаутдинов. За зав[едующего] Орг[анизационным] отд[елом] ЦИК ТССР Саттаров.

№ 10138.

 

№ 81

28 октября 1927 г. – Ответ Тетюшского горсовета по поводу Крестовоздвиженской церкви[197]

 

В Центральный исполнительный комитет АТССР. На № 10138 от 3/IX.

Препровождая при сем подлинную жалобу с приложениями гр[аждани]на г[орода] Тетюш Леонова А. Е., копию договора, заключенного кантисполкомом с общиной верующих от 19 июля 1920 г., копию заявления членов общины Крестовоздвиженской церкви в числе 55 чел[овек] о передаче в пользование общины означенной церкви и всего культового имущества, выписку из протокола заседания президиума горсовета от 25 марта с. г., протокол № 3 по поводу запроса ТНКВД по затронутому общиной вопросу руководящих указаний, копию циркуляра НКВД ТР № 157 об учете и надзоре за деятельностью религиозных групп и обществ, полученного в ответ на запрос по постановлению Президиума № 3, выписку из протокола заседания президиума горсовета от 29/VII, протокол № 16 о передаче группе верующих Синодальной ориентации Крестовоздвиженского прихода Крестовоздвиженской церкви и имущества ее. Копию договора, заключенного с общиной 23 августа 1927 г., копию акта о передаче церкви и имущества ее и копию описи переданного общине церковного имущества[198], горсовет сообщает.

В г[ороде] Тетюшах имеется три церкви, из которых Троицкий собор, вместимостью 705 человек, Крестовоздвиженская церковь – 810 человек и Кладбищенская церковь – 285 чел[овек]. Все три церкви в 1920–1924 гг. были переданы в бесплатное пользование общин верующих Синодальной ориентации, из них кладбищенская церковь в начале 1927 г. перешла в пользование общины верующих Старого толка (тихоновцев). Устав общины Крестовоздвиженской церкви зарегистрирован в ТНКВД 29 февраля 1924 г. № 317.

О причине неразрешения общине староцерковников общего собрания горсовету не известно. Горсовет сам разрешение на созыв общего собрания по вопросу о перерегистрации общины давать не вправе, да и сама община с просьбой по этому поводу к нему не обращалась. Предписаний ТНКВД, кроме циркуляра № 157, копия которого прилагается, горсовет никаких не получал.

Принимая во внимание, что Крестовоздвиженская община, пользующаяся церковью и имуществом по договору от 20/VII-1920 г., в начале 1927 г. раскололась, часть ее осталась в общине обновленцев вместе с служителями культа, а часть с церковным старостой и некоторыми членами приходского совета перешла в общину староцерковников, создав таким образом неопределенное положение общины и церковного имущества. Президиум горсовета вследствие ходатайства членов общины Синодальной ориентации (копия которого прилагается) и основываясь на циркулярном распоряжении ТНКВД от 26/IV-1926 г. № 157, Крестовоздвиженскую церковь со всем имуществом передал в пользование этой общины, заключив новый договор 23 августа с. г., составив опись всего имущества с оценкой его.

Прежний договор горсовет не расторгал, но вместе с тем считает его потерявшим всякое значение, во-первых, потому что подписан не всеми членами общины, а всего лишь 6-ю членами, и во-вторых, имущество в приложенной к договору описи оценки не было.

В заключение сообщается, что ни группа, ни община верующих-староцерковников с просьбой о передаче им церкви и церковного имущества в горсовет не обращалась, ввиду чего и вопрос о передаче ей церкви не поднимался.

Пред[седатель] гор[одского] совета <подпись>. Секретарь <подпись>.

№ 3518.

 

№ 82

20 марта 1927 г. – Ходатайство обновленческой группы в Тетюшский горсовет о передаче ей Крестовоздвиженской церкви[199]

 

В Тетюшский городской совет членов тетюшской общины Крестовоздвиженской православной церкви

Заявление.

На основании разрешения Тетюшского городского совета на 20 сего марта в Крестовоздвиженской церкви было созвано общее собрание прихожан этой церкви.

По объявлению этого разрешения временно исполняющий обязанности настоятеля церкви предложил избрать председателя собрания, каковым и был избран гр. Валов М. Н., но затем тотчас же по избрании его со стороны тихоновцев поднялся шум, в результате которого по настоянию тихоновца, назвавшегося председателем церковного совета гр. Тамбовцева Николая Андреева[200], оказался чудом избранным гр. Дунаев, зять тихоновца Ивана Андреевича Заикина, человек чуждый, никому не известный, никогда не бывавший в церкви и не состоящий членом нашей общины.

Так как в числе собравшихся на собрании оказались не принадлежащие к числу членов нашей общины и производившие[201] голосование за председателя Дунаева члены Троицкого собора г[орода] Тетюш Тамбовцев Павел Димитриев, Тамбовцев Димитрий Андреев, Слюняева Васса Петровна и много др[угих]. Кладбищенской церкви г[орода] Тетюш Парамонова Александра Егорова, Промосков, быв[ший] почтальон, Яшин Леонид Иванович, сторож церкви и др., и людоговские Арсений Алексей Никифоров и др., села Колунца Леонтий Григорьевич Панилов, села Пролей-Каш Прасковья Евдокимовна Кабанова по настоянию членов нашей общины Валова, Кулагина П., Ильина Н. И. и др. была произведена запись присутствовавших на собрании, а чтобы выяснить действительное число участников собрания, имеющих законное право участвовать на собрании с решающим голосом, было теми же лицами потребовано, чтобы была произведена поименная проверка их, и когда начали производить такую проверку, то оказалось, что некоторые лица тихоновской ориентации не оказалось налицо[202], а те, которые поверены, удалились опять в толпу и таким образом благодаря нераспорядительности председателя собрания Дунаева и явному его покровительству тихоновцам получилась не поверка, а неразбериха и невозможный шум. О чем некоторыми членами Синодальной ориентации заявлен [был] тут же протест с занесением его в протокол собрания.

Видя такое незаконное положение вещей, члены нашей общины Синодальной ориентации потребовали закрытия собрания, председатель же собрания наоборот поставил на голосование вопрос о законности собрания и результатом которого едва не явилось признание его законным, если бы члены собрания Синодальной ориентации не отказались от дальнейшего присутствия на собрании.

После ухода последних из церкви, как потом выяснилось, все же председатель собрания Дунаев допустил продолжения собрания, и в результате коего собрание постановило просить по перерегистрации общины в настоятели тихоновского священника села Шонгут Цветкова, а до перерегистрации заведывание приходом возложить на священника синодальной ориентации.

Заявляя о вышеуказанных незаконных действиях председателя и части членов собрания, мы, нижеподписавшиеся, верующие члены православной Крестовоздвиженской общины гор[ода] Тетюш, ввиду неоднократных насильственных выступлений и нарушения устава на общих собраниях тихоновцев или так называемых староцерковников, выразившихся в участии на собрании чуже приходных лиц[203], несмотря на наши постоянные протесты, просим городской совет заключить с нами договор и передать в наше ведение храм с имуществом по прилагаемой описи.

Подписуемся: п/п в числе 55 человек.

 

№ 83

20 декабря 1927 г. – Ответ Тетюшского горсовета на повторный запрос ТатЦИК о ситуации вокруг Крестовоздвиженской церкви города Тетюш[204]

 

В Центральный исполнительный комитет Татреспублики на № 12024 от 16/XI[205].

Препровождая при сем переписку на 14 полулистах с приложением подлинных сообщений приходских советов церквей города Тетюш, горсовет сообщает.

1) Религиозные общества, коим предоставлены церкви в г[ороде] Тетюшах, имеют следующее количество членов: Собор – 326 членов, прихожан 1000 челов[ек]. Кладбищенская церковь – 68 чел[овек] и Крестовоздвиженская – членов общины, подписавших договор, 55 человек, к которой примыкают почти все члены общины, числящиеся на 1 января 1927 г. в числе 339 человек, составляя общее количество прихожан в настоящее время свыше 1000 человек, как это видно из прилагаемого при сем отношения прих[одского] совета № 12. Сведения о составе членов общины и прихожан даются на основании прилагаемых донесений прих[одских] советов, других сведений горсовет не имеет.

2) Староцерковники в числе 25 человек, указанные в прилагаемой переписке, исполняют свои религиозные потребности в Кладбищенской церкви.

3) Крестовоздвиженская церковь фактически находится в пользовании обновленцев, насчитывающих прихожан в настоящее время до 1000 человек.

4) Соборная церковь вместимостью в 705 человек и имеющая прихожан свыше 1000 не может вместить обновленцев Крестовоздвиженской церкви.

5) Кладбищенская церковь может обслуживать религиозные потребности староцерковников, которых насчитывается 250 человек.

В заключение горсовет сообщает: ввиду того, что Крестовоздвиженская церковь, сданная обновленческой общине верующих по договору, заключенному с общиной 23 августа 1927 г., и фактически находящаяся в пользовании не только членов общины, подписавших договор, но и большинства прихожан Крестовоздвиженской церкви, насчитывающих до 1000 человек, считает вопрос вполне исчерпанным и полагает передачу церкви этой общине вполне правильным и целесообразным.

Пред[седатель] гор[одского] совета <подпись>. Секретарь <подпись>.

№ 3860.

 

№ 84

27 ноября 1927 г. – Информация приходского совета кладбищенской Александро-Невской церкви города Тетюши о числе прихожан[206]

 

В Тетюшский городской совет.

Во исполнение предложения городского совета от 25/XI за № 3741 приходской совет кладбищенской Александро-Невской церкви г[орода] Тетюш сим сообщает, что прихожан в Кладбищенской церкви в настоящее время числится 8 ч[еловек] (они же члены религиозной общины), а членов религиозной общины, коим предоставлена церковь (уполномоченных) четыре человека.

Председатель совета <И. Зобнин>. За Секретаря <Рождественский>.

1927 г. ноября 27 дня.

№ 5.

 

№ 85

29 ноября 1927 г. – Информация приходского совета Троицкого собора города Тетюши о числе прихожан[207]

 

В Тетюшский горсовет.

Приходской совет настоящим сообщает, что членов Троицкого религиозного православного общества г[орода] Тетюш, зарегистрированного ТНКВД 29 февраля 1924 г., по спискам на 1 января 1927 года числилось 334 человека, из коих в течение года выбыло за смертью 8 человек, так что к настоящему времени их состоит 326 человек.

Все названные члены общества являются и прихожанами Соборного храма, а также их домашние и проживающие в приходе другие верующие, количество которых в несколько раз превышает число подписавших договор зарегистрированных членов общества.

Поэтому общее количество прихожан собора в настоящее время превышает 1000 человек.

Председатель совета <Нечаев>. Секретарь <Богоносцев>.

№ 18.

 

№ 86

29 ноября 1927 г. – Информация приходского совета Крестовоздвиженской церкви города Тетюши о числе прихожан[208]

 

В Тетюшский городской совет.

Во исполнение отношения городского совета от 25 сего ноября за № 3740 приходской совет Крестовоздвиженской православной Синодальной религиозной общины имеет сообщить, что по списку к 1-му января 1927 г. членов религиозной общины состояло 339 человек, не включая сюда членов семейств и других проживающих в приходе этом лиц, которые по разным соображениям не считали для себя обязательным формально регистрироваться в члены общины.

Что касается [вопроса], в чьем фактически пользовании в настоящее время находится Крестовоздвиженская церковь, то на основании постановления горсовета от 29 июля с. г. (прот[окол] № 16) Крестовоздвиженский храм передан по договору вновь и организованной общине Синодального же направления, каковой он был и раньше, подписавшей договор в количестве 55 человек, к которой примыкают почти все лица, упомянутые в пункте первом, составляя общее количество прихожан в настоящее время свыше 1000 человек. Церковная жизнь общины за последние 3 месяца ярко выявила вышесказанное положение. В дни престольных праздников – Воздвижения Креста Господня и Михайлов день – причт посетил дома почти всех верующих, проживающих в пределах нашего прихода, как города Тетюш, так и слободы Михайловки. Крестохождение продолжалось как в тот, так и в другой праздники не менее трех дней. Дер. Бизяевка как и прежде не порывает общения с действующей Синодальной нашей общиной. Весь приход по-прежнему отправляет в настоящее время в Крестовоздвиженском храме все требы: крещения, браковенчания и отпевания.

Что же касается третьего вопроса о староцерковниках, то приходской совет оговариевается, что число их не велико: прекратили общение со вновь организованной общиной следующие лица:

1. Леонов А. Я. – хозяин ветряной мельницы, бывший церковный староста.

2. Тамбовцев М. Я., торговец.

3. Африкантов А. И., медфельдшер.

4. Курбатов А. В., оптовый торговец.

5. Бекетов А. А., оптовый торговец.

6. Ханжин Н. И., бывший помещичий староста.

7. Тамбовцев Н. А., рыбак, уволенный по распоряжению сов[етской] власти из председателей сельсовета.

8. Заикин И. А., занимался с[ельским] хозяйством, выше среднего роста.

9. Рожкова М. Я., жена бывшего лесоторговца.

10. Малафеев А. А., бывший землевладелец.

11. Панаев Г. А., мясоторговец.

12. Рыжова М. К., бывшая торговка.

13. Никитин Г. П., торговец.

14. Бекетов И. А., торговец.

15. Софронов А. А., бывший старший полицейский.

16. Купцова А. Е., торговка.

17. Шишкин В. С., торговец.

18. Уханов С. Ф., бывший медфельдшер.

19. Каргин И. И., бывший купеческий приказчик.

20. Иотова А. В., занимающаяся с/х.

21. Амплеев А., сторож школы II ст.

22. Зубрилин А. Н., почтальон, зять Купцовой (№ 16).

23. Корнилова Н. Е., заним[ается] с/х.

24. Кузнецова В. В., бывшая винная торговка и лесом.

25. Карабанов, сторож школы II ст.

Перечисленные граждане свои религиозные потребности исполняют в Александро-Невской кладбищенской церкви г[орода] Тетюш и в указанные праздничные дни Крестовоздвиженский причт с крестом не приглашали. Кладбищенский храм, имеющий своих прихожан только 20 домов, вполне может вместить не только порвавших отношения с Крестовоздвиженской общиной вышеперечисленных староцерковников, но даже если бы число их стало и значительно больше.

В заключение приходской совет полагает, что заключенный нами с горсоветом в августе месяце договор о пользовании храмом имеет окончательный характер, потому что согласно постановлению ВЦИК, пропечат[анному] в Известиях ВЦИК от 27 июля с. г. № 167, п. 18, заключение договоров о передаче храмов в бесплатное пользование верующим предоставлено в городе городскому совету.

Прилагается справка Тетюшской милиции от 27/XI-27 г. Председатель совета священник Алексий Муратовский[209]. Члены <7 подписей>.

№ 12.

 

№ 87

6 декабря 1929 г. – Выписка из протокола № 24 заседания Президиума ЦИК ТАССР[210]

 

Куда, кому: Буинский КИК, Тетюшский горсовет, НКВД, НКФ (Госфонд).

Слушали: 5. Представление Буинского КИК о закрытии Крестовоздвиженской церкви в Тетюшах.

Постановили: Учитывая ходатайство ряда организаций и граждан Тетюш о передаче Крестовоздвиженской церкви под культ[урно]-просвет[ительное] учреждение и принимая во внимание: 1) что в Тетюшах имеется 3 церкви, из коих одна (кладбищенская) вместимостью до 300 чел. находится в пользовании группы верующих-староцерковников, и две другие (соборная и Крестовоздвиженская), вместимостью по 800 чел. каждая в пользовании группы обновленцев; 2) что по количеству верующих в настоящее время для староцерковников вполне достаточна кладбищенская церковь, а для обновленцев – соборная; 3) что в Тетюшах имеется острая нужда в помещениях для культурного обслуживания населения – Президиум ЦИК постановляет: 1. Договор, заключенный с религиозной общиной Крестовоздвиженской церкви, расторгнуть и церковь закрыть с передачей ее Тетюшскому горсовету для использования под культурно-просвет[ительное] учреждение. 2. Наблюдение за выполнением настоящего постановления возложить на Тетюшский горсовет с соблюдением ст. 44 постановления ВЦИК и СНК от 8/IV-29 г. (СУ № 18 ст.166).

Секретарь ЦИК ТССР.

№ 24/5. 13 декабря 1929 г. г. Казань, Кремль.

 

 


[1] Архив Управления ФСБ России по Республике Татарстан (далее – Архив УФСБ России по РТ), архивно-следственное дело № 2-17615а, л. 7–7 об. Машинописная заверенная копия, на документе помета: «Вх. № 2055, 29/ХI-22 г.».

[2] Речь идет об осуждении судом низшей инстанции (куда дела были переданы из Ревтрибунала по политическим соображениям) верующих, обвиненных в сопротивлении изъятию церковных ценностей в 1922 г. на сроки от 1 до 3 лет лишения свободы.

[3] Священник Михаил Александров († 1922 г.).

[4] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-17615а, л. 4–4 об. Машинописный подлинник, подписи – автографы, даты вписаны от руки Королевым. На документе помета: «Вх. № 972/с, 23/IV -23 г.; резолюции: «т. Микешину(?) Просмотреть доложить сущность движения и работы уполн[омоченных], ИС 24/IV» «Т. Сажин. Если есть на Меньшикова политич[еские] материалы принять меры к удалению из пределов ТССР 24, подпись»; «Мишагин, дайте мне весь материал на Меньшикова, 25/IV, Сажин»).

[5] В. М. Тонков (Танков), протоиерей, настоятель церкви села Красная Горка, помощник благочинного 1-го благочиния Мамадышского кантона Казанской епархии до 10(23) июля 1923 г. Обновленец, уполномоченный Казанского епархиального управления по кантону.

[6] Исправлено, в документе: давления и умелого подхода.

[7] Матвей Чебешов (Чебешев, Чебышев) (1880 г. р.), татарин-кряшен, священник (1902 г.) русского села Гороховое Поле (1909 г.), благочинный 2-го благочиннического округа Мамадышского кантона в 1922–1923 гг. Обновленец-протоиерей (1923 г.).

[8] Василий Григорьев (1878 г. р.), татарин-кряшен, с 1907 г. священник села Абди Мамадышского кантона.

[9] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-17615а, л. 8. Машинописный подлинник, подпись – автограф.

[10] Исправлено, в документе: того.

[11] Роман Поликарпович Тюряев, священник Троицкого собора города Мамадыш с 1922 г. Рассказал Н. И. Юзееву, что в «Живую церковь» пошел «под давлением Спирина и только», возвратив свой билет (Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 32 об.).

[12] Исправлено, в документе: обращаясь.

[13] Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело № 2-17615а, л. 6–6 об. Машинописная заверенная копия, подпись – автограф; архивно-следственное дело № 2-11036, л. 2.

[14] Всеволод Михайлович Фиалковский (1875 г. р.), священник, протоиерей, лишенец. Арестован 13 февраля 1930 г. по обвинению в противодействии мероприятиям советской власти. Виновным себя не признал. Осужден «тройкой» ГПУ ТАССР 30 марта 1930 г. на 10 лет лагерей. Реабилитирован 26 марта 1990 г.

[15] С. Львов, священник села Омары той же волости Мамадышского кантона (1923 г.).

[16] Иоанн Алексеевич Добросмыслов, священник села Красная Горка Мамадышского уезда, благочинный 1-го округа Мамадышского уезда с 1916 г.; в 1923 г. протоиерей, с 10(23) июля 1923 г. помощник благочинного 1-го благочиния Мамадышского кантона Казанской епархии.

[17] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-17615а, л. 14. Рукописный подлинник, на документе помета: «Вх. № 8ш 25/VII-23 г.».

[18] Николай Иванович Юзеев (1889 г. р.), председатель собрания религиозной общины. 23 августа 1923 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации, однако дело прекращено за недостаточностью улик, освобожден 3 октября 1923 г. В 1931 г. жил в городе Мамадыш, секретарь райкома Союза сельскохозяйственных рабочих. Вновь арестован в апреле 1931 г. по обвинению в «антиколхозной агитации». В 2000 г. реабилитирован.

[19] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 1а1а об. Машинописный подлинник, подпись – автограф; угловой штамп уполномоченного ТО ОГПУ по Мамадышскому кантону.

[20] ВТО ГПУ, Всетатотдел/Татотдел ГПУ – Всетаттарский/Татарский отдел ГПУ/ОГПУ.

[21] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 1. Машинописная копия.

[22] Николай Никодимович Приклонский (1870 г.р.), священник. Арестован 12 октября 1918 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности. Осужден Мамадышской уездной ЧК 12 октября 1918 г. Расстрелян. Реабилитирован 24 декабря 1999 г.

[23] Исправлено, в документе: обслуживания.

[24] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 3. Машинописная заверенная копия.

[25] П.п. – подписи. Аналогично: з/к з/к – заключенные и т. п.

[26] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 4. Машинописная заверенная копия.

[27] Так в документе.

[28] Архив УФСБ России по РТ, архивно-следственное дело № 2-11036, л. 43. Машинописный подлинник.

[29] Исправлено, в документе: нашол.

[30] Так в документе.

[31] ГА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 1038, л. 43. Машинопись на бланке ТатЦИК.

[32] КИК Кантонный исполнительный комитет.

[33] Приложение в деле отсутствует.

[34] ГА РТ, ф. Р732, оп. 1, д. 1038, л. 44 об. 44. Машинописная заверенная копия. Угловой штамп Мамадышской КИК. Штамп Управделами ТатЦИК «31/III-1927 г. Вх. № 10205». Сопроводительная записка Мамадышской КИК от 21 марта 1927 г. № 2666. Помета: «К свед[ению], подпись».

[35] ГА РТ, ф. Р732, оп. 1, д. 1144, л. 184. Машинопись. Отпуск. Помета: «Секр. № 45».

[36] Запрос направлен в ответ на телеграмму уполномоченного общины староцерковников Белоусова от 22 мая 1927 г. (Там же, л. 186).

[37] ГА РТ, ф. Р732, оп. 1, д. 1144, л. 183. Машинописный подлинник. Угловой штамп Мамадышского КИКа. Штамп Управделами ТатЦИК «21/IX-1927 г. Вх. № 15287». Пометы: «Юрид. К переписке. М. Гуничев, 1/Х»; «орг».

[38] ГА РТ, ф. Р732, оп. 1, д. 1144, л. 180. Машинопись. Отпуск. Помета: «Орг».

[39] Там же, д. 521, л. 27–27 об. Машинописная заверенная копия.

[40] Петр Александрович Мироносицкий (1870 г. р.), с ноября 1918 г. по 1922 г. делопроизводитель, счетовод и бухгалтер в профсоюзе совторгслужащих Чистополя, с 1922 г. священник. Состоял в Союзе Русского Народа (СРН), «ярый монархист и черносотенец», кулак в 1917–1923 гг. Осужден народным судом 3-го участка Чистопольского кантона в 1930 г. за неуплату подоходного налога, выслан из ТАССР с конфискацией имущества, раскулачен.

[41] Евгений Павлович Никольский, участник Поместного собора 1917–1919 гг., в 1919–1921 гг. протодиакон Благовещенского кафедрального собора Казани, в 1921–1926 гг. священник церкви села Сарсасы Старо-Шешминской волости Чистопольского кантона, в 1926–1927 гг. – села Булдырь Галактионовской волости Чистопольского кантона. 1 декабря 1928 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации. Осужден на 3 года концлагерей. Освобожден досрочно с лишением права проживания в 12 промышленных пунктах, погранполосе и ТАССР, переведен в ссылку на поселение в Курган. Реабилитирован.

[42] Владимир Александрович Рудольский (1887 г. р.), до 1917 г. служил псаломщиком в пригороде Новошешминске, Троицком соборе Мамадыша, селе Ракашево-Романовка Чистопольского уезда. С 1917 г. диакон, с 1918 г. священник Кошлоушского чувашского женского монастыря Ядринского уезда, сел Новошешминска и Остолопова Алексеевского района (1936–1937 гг.); с 1936 г. протоиерей. В 1939 г. осужден, приговорен к 2 годам лишения свободы. В 1940-х гг. священник церкви села Гари Юдинского района, с 1946 г. протоиерей, 2-й священник Николаевской церкви села Тавели Таканышского района, затем церкви села Аркатово (Богородское) Пестречинского района ТАССР.

[43] Так в документе.

[44] Так в документе.

[45] Григорий Алексеевич Хомутинников, священник-обновленец церкви села Саконы Алексеевской волости Чистопольского кантона, уполномоченный Казанского епархиального управления по Чистопольскому кантону.

[46] Михаил Самсонович (Семенович) Беспалов (1866–1930 гг.), священник, член СРН. Арестован 1 января 1930 г. по обвинению в «противодействии проводимым кампаниям», распространении антиколхозных слухов и др. Расстрелян. Реабилитирован.

[47] Е. Ф. Сосунцов, один из лидеров казанских обновленцев.

[48] Сергей Лихорадов, в 1923 г. священник-обновленец села Остолопова 4-го округа Чистопольского кантона. В 1929 г. уполномоченный КЕУ по кантону.

[49] Михаил Андреевич Озерский (1877 г. р.), в 1923 г. священник-обновленец церкви в селе Красный Каратай (Барский Каратай), на ноябрь 1929 г. протоиерей, настоятель храма в селе Камское Устье. В апреле 1933 г.уполномоченный обновленческого Казанского областного митрополитанского управления (КОМУ) по Камско-Устьинскому району.

[50] Исправлено, в документе: угрожающе.

[51] ГА РТ, ф. Р5852, оп. 1, д. 521, л. 26. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп Чистопольской кантмилиции. Помета: «Расторгнуть договор и новую общину зарегистрировать и имущество передать и представить в ЦИК на утверждение 20/5, подпись».

[52] ГА РТ, ф. Р5852, оп. 1, д. 521, л. 28. Машинопись. Отпуск.

[53] Иван Николаевич Кожевников, безработный; Павел Орлов, служащий; Манефа Михайловна Сорокина, домохозяйка.

[54] ГА РТ, ф. Р5852, оп. 1, д. 521, л. 3. Машинописная копия.

[55] Там же, л. 911 об. Машинопись с ручной правкой; л. 11 об.19 подписи. Две гербовые марки по 1 руб.

[56]56 В документе подчеркнуто.

[57] См.: Гидулянов П. В. Отделение церкви от государства. Систематизированный сборник действующего в СССР законодательства. Изд. 3. М., 1926.

[58] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 608, л. 120. Машинопись на бланке ТатЦИК.

[59] Организационно-инструкторский отдел.

[60] Николаевский собор был передан милицией обновленцам 11 июня 1925 г. (ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 5852, л. 5).

[61] ГА РТ, ф. Р–5852, оп. 1, д. 521, л. 3. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп ТО ОГПУ. Штамп ТатНКВД «Вх. № 1265/с, 7/VIII-1925 г.» Помета: «Ходатайство отклонить, Айсин, 7/VIII-25»).

[62] СОЧ – Секретно-оперативная часть.

[63] СО – Секретный отдел.

[64] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 608, л. 123. Рукопись, подписи – автографы. Две гербовые марки по 1 руб. Штамп Управделами ТатЦИК «28/9-1925 г. Вх. № 12857». Пометы: «Справку»; «Выслать копию постановления] Секр[етариата] от 27/VII, подпись»; «Выписка из протокола № 24 заседания Секретариата ЦИК от 27 июля 1925 г. выдана гр-ну Юргину 8/Х-1925 г. (См. расписку на обратной стороне»; «Выписку из протокола № 24 заседания Секретариата ЦИК от 27-го июля 1925 г. Получил П. Юргинъ, 8/Х-25 г.»; «Никакого пост[ановления] о передаче Никол[аевского] собора группе «обновленцев» ЦИК не выносил. Пост[ановлением] Секр[етариата] ЦИК по представлению НКВД 27/VII был расторгнут договор, заключенный со старой общиной, которая его нарушила (прот. № 24)».

[65] ГА РТ, ф. П–1216, оп. 1, д. 594, л. 99–100. Машинопись, подпись – автограф. Помета: «Саликову (только читать)».

[66] В конце мая 1925 г. Чистопольский Николаевский собор был отобран у тихоновцев и передан обновленческой общине, в нем началось служение Чистопольского викария Казанской обновленческой епархии «епископа» Василия Троицкого.

[67] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1160, л. 104. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп АО Чистопольского КИКа. Помета: «Получено 1 сентября 1927 г.».

[68] КАО – кантонный административный отдел, включавший милицию.

[69] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1160, л. 105. Рукописный подлинник, подпись – автограф.

[70] Там же, л. 103–103 об. Машинопись с ручной правкой. Две гербовые марки по 1 руб.

[71] Так в документе.

[72] Константин Яковлевич Молодкин, 65 лет, кузнец, жил в Чистополе, в Нижнем Кузнечном ряду (Там же, л. 114).

[73] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1160, л. 126–126 об. Машинописный подлинник, подписи – автографы. Угловой штамп Чистопольского КИКа. Штамп ТатЦИК «20/IV-1927 г. Вх. № 15245».

[74] См.: Там же, л. 125.

[75] Ср.: Список 135 членов Спасской общины староцерковников от 10 ноября 1926 (л. 108 об. – 109), анкетный список (л. 112–117), дополнительный список на 136 человек от 27 апреля 1927 г. (л. 110–111, 119–124). В договоре с обновленцами от 30 августа 1927 г. список из заявленных 50 прихожан не приложен (л. 106–106 об.), поскольку скорее всего он включает «мертвые души» или дублирует список прихожан-обновленцев Николаевского собора.

[76] Помета: «По свед[ению] просителей 1000, 750, 1400, 500, 150».

[77] Евгений Гаврилович Борхин, 54 года, торговец, жил в Чистополе на улице Л. Толстова; Иван Иванович Аристов, 58 лет, торговец, жил в Чистополе на улице Бебеля; Матвей Александрович Сарсасский, 56 лет, торговец, жил в Чистополе на улице Урицкого; Андрей Ильич Лукин, 46 лет, до революции служащий, в 1920-х гг. безработный, жил в Чистополе на улице Л. Толстова.

[78] Исправлено, в документе: использовывает.

[79] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1160, л. 128-128об. Машинопись с ручной правкой, подписи – автографы. Пометы: «Затребовать у КИК матер[иалы] на 56 л.»; «Юрид. М. Гуничев, 28/XII».

[80] ЦИК ТАССР запросил Чистопольский КИК 27/Х-1927 за № 11584 «дать заключение о том, каким образом можно, по мнению КИКа, урегулировать этот вопрос» (Там же, л. 127).

[81] Так в тексте. Вероятно – неологизм от слова селить.

[82] Здесь и далее в этом документе слова, выделенные курсивом, в оригинальной версии написаны с разрядкой.

[83] Исправлено, в документе: обновленцев.

[84] Исправлено, в документе: одной.

[85] Список прихожан-обновленцев в деле отсутствует.

[86] Так в документе.

[87] Материалы об «эксцессах» в деле отсутствуют.

[88] Цифра «56» зачеркнута и исправлена на «27».

[89] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 999, л. 212 об.–213; д. 1160, л. 97. Машинопись на бланке ТатЦИК.

[90] ГА РТ, ф. Р–5852, оп. 1, д. 418, л. 13-13 об. Рукописный подлинник.

[91] Василий Михайлович Катагощин (1879–1938 гг.), с 1923 священник-обновленец, до 1932 г. служил в Казани, с 1932 г. «епископ» обновленческой Казанской митрополии в Чистополе, Мамадыше, Бугульме; с 1933 г. возглавлял Буинскую епархию Казанского областного митрополитанского управления, с 1935 г. «архиепископ». В 1937 репрессирован, расстрелян. Реабилитирован.

[92] Василий Семенович Снигирев (1873–1937 гг.), священник-обновленец. В июле 1928 г. будучи заштатным священником и.о. псаломщика Кирилло-Мефодьевской церкви Казани сменил диакона Н. Н. Петрова. В 1937 г. репрессирован, расстрелян. Реабилитирован.

[93] Николай Николаевич Петров (1886 г. р.), диакон Кирилло-Мефодьевской (обновленеческой) церкви до 8 июня 1928 г., затем диакон Смоленско-Седмиозерной церкви в Козьей слободе.

[94] В оригинале неразборчиво, чтение предположительное.

[95] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 11, д. 27, л. 459. Заверенная машинописная копия с ручной правкой.

[96] Там же, оп. 1, д. 365, л. 78. Машинописная заверенная копия с ручной правкой.

[97] Там же, л. 79. Отпуск. Машинопись на бланке ЦИК ТАССР.

[98] Там же, л. 81. Машинописная незаверенная копия.

[99] Там же, л. 82–82 об. Рукописный подлинник, подписи – автографы. Две гербовых марки по 1 рублю. Штамп Управделами ТатЦИК «26/XI–1924 г. Вх. № 1918». Пометы: «Запросить материалы из СНКома и НКВДела. 26. XI. 24 подпись»; «Подтвердить распор[яжение] НКВД о сдаче имущества. 1.XII.24, подпись»; «Материал, как характерный, дать для газеты 1.XII.24, подпись».

[100] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 365, л. 80. Машинописный подлинник на бланке СНК ТАССР. К. 147, 242. Штамп Управделами ТатЦИК «29/XI – 1924 г. Вх. № 2029».

[101] Там же, л. 77. Машинописный подлинник с ручной правкой, подписи – автографы. Угловой штамп НКВД ТАССР. Штамп Управделами ТатЦИК «1/XII – 1924 г. Вх. № 2087».

[102] Там же, л. 76. Отпуск. Машинопись на бланке ЦИК ТАССР.

[103] Там же, ф. Р–326, оп. 1, д. 635, л. 10. Машинописная заверенная копия. Круглая печать ТатЦИК. Штамп «Журнал входящих бумаг Казгорсовета № 1971, 13/VI-1932 г.» Помета: «Казгорсовет 11/VI-32 года».

[104] Так в оригинале.

[105] Запрос на слом церкви на строительный материал для строительства завода синтетического каучука СК-4 был направлен в Казгорсовет рабочкомом СК-4 28 апреля 1932 г. (ГА РТ, ф. Р–326, оп. 1, д. 635, л. 11).

[106] Во исполнение постановления Татарский ЦИК Административного отдела Казанского городского совета 17 июня 1932 г. предложил общине освободить церковь Кирилла и Мефодия к 23 июня 1932 г. «Весь инвентарь перевезти в Ивановскую или Пятницкую церковь» (Там же, л. 9). Церковь закрыли 19 июня 1932 г. «за малолюдностью общины и вследствие потребности в строительных материалах для нового строительства». Община слилась с общиной Введенской (Ивановской) церкви (Бюллетень церковной жизни Казанской митрополии к 15 ноября 1932 года. – ГА РТ, ф. Р–1172, оп. 3, д. 1209, л. 83).

[107] ГА РТ, ф. П–15, оп. 1, д. 1378, л. 36–37, 47, 50. Машинопись с ручной правкой, без даты.

[108] Приходы Елабужского кантона до 1929 г. не входили в Казанскую епархию.

[109] О соглашательской тактике в 1920-х гг. правящего архиерея Сарапульской епархии епископа Алексия (Кузнецова) и епископа Елабужского Иринея (Шульмина) см.: Зимина Н. П. Полуобновленчество в Русской Православной Церкви в середине 1920-х гг.: к вопросу об оценке церковной политики епископа Елабужского Иринея (Шульмина) и епископа Сарапульского Алексия (Кузнецова) // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 2: История. История Русской Православной Церкви. 2013. № 3. С. 17–39.

[110] Так в тексте. Ириней (Шульмин; 1893–1937 гг.), викарный епископ Елабужский Сарапульской епархии в 1925–1929 гг.

[111] Николай Михайлович Люперсольский, протоиерей, в 1914–1920 гг. священник, с июня 1923 г. обновленец, настоятель Спасского кафедрального собора Елабуги.

[112] Петр (Полянский), митрополит Крутицкий и Коломенский, Местоблюститель Патриаршего престола. Накануне так называемого 3-го «поместного собора» обновленцев выступил с воззванием к клирикам и пастве не участвовать в нем.

[113] Исправлено, в документе: выработано.

8 [114] Исправлено, документе: обновленческое течение.

[115] ГА РТ, ф. П–2432, оп. 1, д. 271, л. 41–42. Машинописная копия. Подпись – автограф.

[116] Стефан Матвеевич Матвеев (1871–1942 г.), житель Набережных Челнов, кряшен («обрусевший кряшен»), с 1897 г. священник, с 1924 г. обновленец, «протоиерей», настоятель Николаевского (Никольского) собора в Набережных Челнах. Бывший епархиальный миссионер Уфимской епархии, автор многих статей по церковным вопросам, этнограф-любитель. С закрытием храма получил назначение настоятелем собора в Кизляр Владикавказской епархии (ГА РТ, ф. Р–1172, оп. 3, д. 1209, л. 27). В 1942 г. служил в селе Горно-Набережные Челны (Башкирская АССР?). Репрессирован. Умер в лагере или ссылке.

[117] Так в документе.

[118] ГА РТ, ф. П-2432, оп. 1, д. 271, л. 104–107. Машинописная заверенная копия. Предыдущие и последующие обзоры не разысканы.

[119] Так в рукописи.

[120] Выделено в документе.

[121] Вениамин (Муратовский; 1856–1930 гг.), обновленческий «митрополит» с 1923 г., с конца 1924 г., председатель обновленческого Синода.

[122] Булгаков – священник-обновленец села Ново-Троицка Челнинского кантона.

[123] Приложение в деле отсутствует.

[124] ГА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 1014, л. 19-19 об. Рукописная копия, орфография сохранена.

[125] Так в документе.

[126] Исправлено, в документе: призидиум.

[127] Аввакум (Боровков; 1892–1937 гг.), епископ Староуфимский, викарий Уфимской епархии (1922–1926 гг.). Осужден 16 мая 1923 г. Комиссией НКВД по административным высылкам по ст. 121 УК-22 г. (58-10 УК-26 г.) на 3 года высылки в Коми-Зырянскую автономную область. В июле 1926 г. возвратился в Уфу.

[128] ГА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 1014, л. 71. Машинописная заверенная копия с ручной правкой.

[129] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 72. Машинописная заверенная копия с ручной правкой.

[130] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 73. Машинописная заверенная копия.

[131] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 67, 74. Машинописная заверенная копия.

[132] Пункт 2-й типового договора предусматривал допуск в храм для богослужений «всех наших единоверцев». Обновленчество же было осуждено как ересь.

[133] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1031, л. 92–92 об. Рукописная заверенная копия.

[134] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 61–61 об. Машинописный подлинник на бланке ВЦИК. Подписи – автографы. Штамп Управделами ТатЦИК «22/XI-1926 г. Вх. № 2192». Пометы: «орг»; «Запросить заключение Н. Челнин[ского] КИК и предложить ему приостановить исполнение».

[135] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 75–75 об. Печатный экземпляр. Выделения – в тексте документа.

[136] Николай Егорович Алфеев (1866 г. р.), житель Башкирской АССР, русский, священник. 2 ноября 1937 г. арестован, осужден по ст. 58-10, 58-11. Расстрелян 9 декабря 1937 г. Реабилитирован 27 мая 1958 г. 

[137] Андрей (князь Ухтомский), епископ Уфимский. Законность власти Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) не признавал.

[138] Павел Канцеров, священник села Дербедень Челнинского кантона ТАССР.

[139] Александр Арсеньевич Скворцов (1883–1941 гг.), священник-обновленец Ильинской церкви села Красные Челны, протоиерей. 15 декабря 1937 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации. Осужден «тройкой» НКВД ТАССР на 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

[140] Алексей Алексеевич Лавров (1874 г. р.), житель села Орловка Челнинского района ТАССР, протоиерей, священник-обновленец (в селе Орловка с 1899 г.), уполномоченный Бугульминской епархии Казанской митрополии по Челнинскому району. Сексот, штатный свидетель НКВД.

[141] ГА РТ, ф. П–2432, оп. 1, д. 306, л. 4–5 об. Машинопись с ручной правкой. Помета: «Отослан в ОК за № 690, ячейкам [за] № 691».

[142] Так в документе.

[143] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 66. Машинописный подлинник. Подписи – автографы. Угловой штамп Челнинского КИКа. Штамп управделами ТатЦИК «3/II-1927 г. Вх. № 7964». Пометы: «орг»; «Запросить КИК: 1) считает ли он правильным пост[ановление] горсовета по существу. 2) разъяснить КИКу, что расторжение договора и передача храма в данном случае может быть произведено только по пост[ановлению] Президиума ЦИК (см. циркуляр ВЦИК от 21 авг[уста]1924 г. 3) предложить выслать всю переписку по этому делу, приостановив передачу храма другой группе верующих. М. Гуничев, 5/II».

[144] См.: Там же, л. 63.

[145] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 74а. Машинописная заверенная копия.

[146] Здесь и далее: п/п – подпись.

[147] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 76–77. Машинописный подлинник с ручной правкой, подписи – автографы. Две гербовые марта по 1 руб. Помета: «Приобщить к делу и направить в ЦИК ТР на усмотрение. 10/II, подпись».

[148] В 1926 г. происходила официальная перерегистрация религиозных общин.

[149] Гидулянов П. В. Отделение церкви от государства / Под ред. П. А. Красикова. Изд. 3. М., 1926. С. 39–45.

[150] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 70. Машинописный подлинник. Подписи –автографы. Угловой штамп Челнинского КИКа. Штамп Управделами ТатЦИК «1/III-1927 г. Вх. № 9213». Помета: «Юрид., подпись, 2/III-27 г.».

[151] См.: Там же, л. 69.

[152] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1014, л. 97–97об. Машинописный подлинник. Подписи – автографы. Угловой штамп Челнинской КИК. Штамп ТатЦИК: «Вх. № 343с, 16/V-1927 г.». Помета: «Юрид. М. Гуничев, 18/V-27».

[153] См.: Там же, л. 96.

[154] Помета карандашом на полях: «Нельзя, только ЦИК имел право».

[155] В пункте 6 запроса ТатЦИК от 1 апреля 1927 г. предлагалось представить «подробное исчерпывающее объяснение» «приемлем ли план разделения храма между группами верующих старого и нового толка» (там же, л. 96 об.).

[156] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 999, л. 65 об. Машинописный подлинник. Подписи – автографы. Выписка из протокола п. 15 была «выдана уполномоч[енному] Никольской группы верующих гр. Ерышканову И. Д. 2/IX-27 г. № 10082» (См.: Там же, д. 1014, л. 60).

[157] Челнинский КИК ходатайствовал о пересмотре постановления ТатЦИК, но тот 10 августа 1927 г. (протокол № 21) оставил свое постановление в силе (См.: Там же, л. 106 об.).

[158] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1022, л. 48–48 об. Машинописный подлинник. Подпись – автограф. Помета: «Ходатайство их удовлетворено, есть постановление Президиума ЦИК, надо известить об этом. М. Гуничев, 4/VII».

[159] Здесь и далее слова, написанные курсивом, в документе выделены разрядкой.

[160] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1022, л. 46–47. Рукописный подлинник. Подписи – автографы. Помета: «На заседание президиума КИК, 26/VI-27, подпись».

[161] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1031, л. 88. Машинопись с ручной правкой. Подписи – автографы. Угловой штамп Челнинского КИКа.

[162] Там же, л. 89.

[163] ГА РТ, ф. П–290, оп. 1, д. 37, л. 2 об. Машинопись.

[164] Отношение Татотдела ОГПУ не выявлено.

[165] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 999, л. 168. Машинописный подлинник. Подписи – автографы.

[166] Президиум ВЦИК утвердил постановление (Там же, д. 1031, л. 79).

[167] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1306, л. 230. Машинописная заверенная копия.

[168] Профсоюз сельскохозяйственных и лесных рабочих.

[169] Профсоюз служащих советских и торговых учреждений.

[170] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1306, л. 234– об. Машинописный подлинник с ручной правкой. Подписи – автографы. Угловой штамп Набережно-Челнинского горсовета. Штамп Управделами ЦИК и СНК ТАССР «27/XI-1929 г. №№ кар 246». Помета: «Справка. По регистратуре ТЦИК отношения горсовета № 20-8-29 г. поступившим в ТЦИК не значится. 30/8-29 г. Лаженицын».

[171] Слово выделено в документе.

[172] ГА РТ, ф. Р-732, оп. 1, д. 1306, л. 232. Машинописная заверенная копия.

[173] Там же. Машинописная заверенная копия.

[174] Село Пичкассы ныне не существует, оно было затоплено водами созданного в конце 1950-х гг. Куйбышевского водохранилища.

[175] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 11, д. 111, л. 57–58 об. Рукописный подлинник. Подписи – автографы. Круглая печать Пичкасского сельсовета; приписка – неразборчиво.

[176] Московский патриархат определил обновленчество как ересь, что исключало не только совместные служения, но и предусматривало новое освящение храма малым чином после пользования им обновленцами.

[177] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 11, д. 111, л. 69. Машинописный подлинник. Подписи – автографы. Угловой штамп Спасского кантисполкома; штамп управделами ТЦИК «Вх. 1/XII-1926, № 2578».

[178] Согласно имеющимся в деле документам, к священнику-обновленцу И. Листову присоединились семеро граждан села Вожжи.

[179] ГА РТ, ф.Р-732, оп. 11, д. 111, л. 55. Машинописная заверенная копия.

[180] В пометах сотрудников ТатЦИК указывается, что численность обновленцев в Пичкассах всего 20-30 человек, а в анкете на храмовое здание первоначально указанное число обновленце «50 человек» исправлено на «400»; к тому же 31 августа 1926 г. староста обновленческой общины Фадеев подал в ВИК заявление «об отказе и расторжении заключенного [23 июля 1926 г.] договора на церковное имущество» (Там же, л. 56, 61, 71).

 

[181] ГА РТ, ф. П–880, оп. 1, д. 572, л. 196. Машинопись с ручной правкой. Помета: «Вх. № 330, 12/IV-1927 г.».

[182] Так в документе.

[183] Так в тексте. Вероятно: Вожжинская, т. е. община села Вожжи.

[184] Василий Дмитриевич Балмасов (1893 г. р.), в 1926–1927 гг. священник села Пичкассы Спасского кантона; священник села Верхние Вязовые с 1928 г. Осужден «тройкой» ГПУ ТАССР 17 мая 1930 г. по ст. 58-10 на три года концлагерей.

[185] Иван Григорьевич Кожевников (1889 г.р.), священник села Щербеть Спасского района ТАССР. Осужден «тройкой» ГПУ ТАССР 19 декабря 1933 г. по ст. 58-11 на 3 года исправительно-трудовых лагерей.

[186] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1480, л. 35. Машинопись на бланке ТатЦИК.

[187] Там же, д. 999, л. 212 об.; д. 1160, л. 94. Машинопись на бланке ТатЦИК.

[188] Президиум ТатЦИК 18 января 1928 г. предписал Буинскому КИКу передать староцерковной общине города Тетюши Крестовоздвиженскую церковь, что Тетюшским горсоветом исполнено не было, о чем уполномоченный общины послал в ТЦИК жалобу, породившую переписку по инстанциям. 17 октября 1928 г. Президиум ТатЦИК (протокол № 79, п. 17) отклонил жалобу Буинского КИКа и предписал выполнить свое распоряжение от 18 января 1928 г. (ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1205, л. 44; д. 1188, л. 4 об., 145).

[189] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 153–153 об. Машинописная заверенная копия. Угловой штамп Тетюшского горисполкома.

[190] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 151. Рукописная заверенная копия. Круглая печать Буинского КИКа.

[191] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 152–152 об. Рукописный подлинник. Подписи – автографы. Штамп Управделами ЦИК и СНК ТР «20/VI-1928 г. №№ кар. 75».

[192] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 153–153 об. Машинописная заверенная копия с ручной правкой. Угловой штамп Тетюшского горисполкома.

[193] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 155–156. Машинопись, подпись – автограф. Помета: «Юрид[ический] отдел ЦИК т. Перетцу. Дайте заключение по этому поводу. Богаутдинов, 1/IX-27»).

[194] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 158. Отпуск. Машинописная заверенная копия. Круглая печать Общего управления НКВД ТАССР. Пометы: «Д. № 22»; «В юрчасть. К делу, подпись. 8/IX».

[195] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 159–159 об. Отпуск. Машинопись с ручной правкой.

[196] Копию договора от 19 июля 1920 г. см.: Там же, л. 161–161 об.

[197] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 160. Машинописный подлинник с ручной правкой. Угловой штамп Тетюшского горсовета. Штамп управделами ЦИК ТР «2/XI-1927г., вх. № 16411». Пометы: «Юрид. На заключение. 3/XI, подпись»; «орг.».

[198] См.: Там же, л. 161–168 об.

[199] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 162. Машинописная заверенная копия.

[200] Так в документе.

[201] Так в документе.

[202] Так в документе.

[203] Так в документе.

[204] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 170–170 об. Угловой штамп Тетюшского горсовета. Штамп Управделами ТЦИК «17/XII 1927 Вх. № 17824». Помета: «Сведения горсоветом взяты из заявл[ения] обновл[енцев], см. № 19-21»; «Юрид[ический отдел]. Подпись, 22/XII»; «орг.».

[205] См.: Там же, л. 169–169 об.

[206] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 171–171 об. Рукописный подлинник. Помета: «Вх. № 1862, 29/XI-27».

[207] Там же, л. 172. Рукописный подлинник.

[208] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1188, л. 173–173 об., 175. Рукописный подлинник.

[209] Алексей Васильевич Муратовский, обновленец.

[210] ГА РТ, ф. Р–732, оп. 1, д. 1305, л. 50–50 об. Машинопись на бланке ТатЦИК. Проект постановления Комиссии по рассмотрению религиозных дел (протокол № 2). См.: ГА РТ, ф. Р-128, оп. 1, д. 1287, л. 705. Машинописная незаверенная копия.

Форумы