ХХVII. Как, став епископом, он сообщил папе Григорию о сделанном им в Британии и получил ответы на заданные им насущные вопросы

К предыдущей статье

Тем временем Августин, человек Божий, отправился в Арелат и был согласно велению святого отца Григория посвящен епископом этого города Этерием[192] в архиепископы народа англов[193]. Вернувшись в Британию, он тотчас послал в Рим священника Лаврентия и монаха Петра[194] сообщить святому понтифику Григорию, что народ англов принял веру Христову и что он сделался у них епископом. В то же время он просил совета относительно некоторых насущных вопросов. На эти вопросы он без промедления получил ответы, которые мы считаем нужным поместить в нашей истории[195]:

I. Вопрос блаженного Августина, епископа Кентской церкви: Как епископы должны жить со своим клиром, как делить дары, приносимые верующими к алтарю, и как должно епископу вести себя в церкви?

Отвечает Григорий, папа города Рима: Святое Писание, с коим ты, без сомнения, знаком, говорит об этом, в особенности в письме блаженного Павла к Тимофею, где он берет себе за труд наставить того, как вести себя в доме Божьем[196]. В обычае апостольского престола сообщать всякому, кто помазан в епископы, что все поступающие деньги должны делиться на четыре части: одна епископу и дому его для дел милосердия, другая клиру, третья беднякам и четвертая на обновление церквей. Но поскольку ты, брат, согласно монашескому правилу живешь вместе со своим клиром в церкви англов, обращенных промыслом Господа к вере, тебе лучше следовать правилам отцов наших, принятым в древней церкви: никто из них ничем не владел отдельно, но все вещи у них были общими[197]. Если же клирики младших рангов не могут воздерживаться, они должны жениться и найти себе дело за пределами общины[198], ибо мы знаем из писаний, касающихся упомянутых отцов, что каждому дается то, в чем он нуждается[199]. О них также должно заботиться и выделять пропитание для их надобностей, и они должны подчиняться церковным правилам, жить благонравно, участвовать в службах и отвращать сердце, язык и тело от всего порочного. И что сказать тем, кто живет одной общиной, о разделе даров, или о гостеприимстве, или о раздаче милостыни? О том, как делать это с благочестием, сказал Господь и Учитель наш: «Подавайте милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто»[200].

II. Вопрос Августина: Почему, хотя вера одна, в церквах существуют разные обычаи, и почему в святой Римской церкви служат обедню по одному чину, а в галльских церквях по другому?

Отвечает папа Григорий: Тебе, брат мой, без сомнения, ведомы обычаи Римской церкви. Я же хочу, чтобы ты, если найдешь в Римской, или в Галльской, или в любой другой церкви то, что наиболее угодно Всемогущему Богу, тщательно отобрал это и учил неопытную еще в вере церковь англов тому, что ты сочтешь нужным взять у этих церквей. Ибо не место украшает творимые там дела, но добрые дела украшают место. Поэтому возьми в каждой церкви то, что сочтешь правильным и благочестивым, собери это все воедино и увидишь, как души англов привыкнут к этому[201].

III. Вопрос Августина: Прошу сказать, как следует наказывать человека, ограбившего церковь.

Отвечает Григорий: Брат мой, суди о наказании грабителя по обстоятельствам. Есть те, кто идет на это, имея средства для жизни, и те, кого побуждает к этому бедность. Поэтому одних следует наказывать пеней, других бичеванием; одних сурово, других более мягко. Когда же наказание сурово, наказывать нужно с любовью, а не с гневом, ибо наказание должно исправлять, а не ввергать в огонь геенны. Мы должны учить верующих послушанию, как добрые отцы своих детей: ведь они бьют их за провинности, дабы воспитать из них своих наследников, и отдают все свое достояние тем, кого раньше строго наказывали. Так и мы должны всегда помнить о любви, и любовь подскажет нам средство для исправления, чтобы не измыслили мы ничего неразумного. Следует добавить, что они должны возместить все, что похитили из церкви; но церкви запрещено извлекать выгоду из дел земных, поэтому не следует слишком радеть о тщетном[202].

IV. Вопрос Августина: Могут ли двое родных братьев жениться на двух сестрах, семья которых им не родственна?

Отвечает Григорий: Такое допустимо, поскольку в святых речениях нет ничего, что запрещало бы это.
V. Вопрос Августина: До какой степени родства могут верующие вступать в брак, и можно ли жениться на мачехе либо на невестке?

Отвечает Григорий: Закон Римского государства гласит, что сын и дочь брата с сестрой, или двух братьев, или двух сестер могут вступать в брак. Но опыт показывает, что потомство от таких браков недолговечно, да и священный закон запрещает открывать наготу ближних своих. Поэтому верующие могут жениться лишь на родственниках в третьем или четвертом колене, а те, о ком сказано выше, не могут жениться ни в коем случае. Жениться на мачехе-смертный грех, ибо сказано в законе: «Наготы отца твоего не открывай»[203]. И хотя это не нагота отца, но сказано: «И будут два одною плотью»[204],-поэтому тот, кто открывает наготу мачехи своей, открывает тем самым и наготу своего отца. Потому же запрещено жениться на жене брата, ибо в предыдущем браке она была одною плотью с братом. Из-за этого принял смерть Иоанн Креститель, которого не понуждали отречься от Христа и обезглавили не за исповедание Христа, но Христос сказал: «Я есмь Истина»[205], а Иоанна казнили за истину, значит, он пролил кровь за Христа.

Говорят, что многие из народа англов, будучи еще неверующими, вступили в такие беззаконные браки, поэтому следует предупреждать их при принятии веры, что они должны их расторгнуть, ибо такие браки есть смертный грех. Пусть убоятся тяжести суда Божьего; ведь за попустительство плотским своим желаниям претерпят они вечные муки. Но само по себе это не мешает им сподобиться святых плоти и крови Господних, поскольку они не будут наказаны за грехи, совершенные ими по неведению, до принятия благодати крещения. Ведь святая церковь одни грехи исправляет твердостью, другие же мягкостью, относясь к ним терпимо в своей мудрости-ведь сопротивление зла часто побеждается терпимостью и снисходительностью. Но все, пришедшие к вере, должны отказаться от продолжения такого сожительства. Если они не сделают этого, то не сподобятся плоти и крови Господних, ибо грех в какой-то мере можно простить творящим его по неведению, но за него следует сурово наказывать тех, кто творит его сознательно[206].
VI. Вопрос Августина: Может ли епископ быть посвящен без присутствия других епископов, если они находятся на большом расстоянии друг от друга и не могут быстро прибыть?
Отвечает Григорий: В церкви англов ты пока единственный епископ, поэтому тебе невозможно совершать посвящение иначе как одному. Что касается епископов из Галлии, то они могут присутствовать при посвящении в качестве свидетелей. Однако мы желаем, брат мой, чтобы ты назначал епископов так, чтобы их не разделяли большие расстояния и чтобы при посвящении епископа они могли легко собраться, ибо их присутствие при этом крайне желательно. Ибо когда епископы с Божьей помощью посвящаются в местах, близких к другим епископам, посвящение не должно совершаться иначе как в присутствии трех или четырех из них. Ведь даже в духовных делах мы должны брать пример с дел плотских, дабы делались они разумно и до конца. Когда миряне заключают брак, приглашают уже женатых, чтобы те, кто прежде вступил на путь семейной жизни, соучаствовали в радости следующих за ними. Почему же тогда человек, соединяющийся с Богом в браке духовном, не может позвать уже сделавших это, дабы они порадовались возведению нового епископа и совместно вознесли за него молитву Всемогущему Богу?
VII. Вопрос Августина: В каких отношениях должны находиться епископы Галлии и Британии?
Отвечает Григорий: Мы не дали тебе власти над епископами Галлии, ибо епископ Арелата не так давно получил паллий[207] от наших предшественников, и не должно нам уменьшать его власти. Поэтому, брат мой, если тебе случится заниматься делами провинции Галльской, ты должен договориться об этом с епископом Арелата. Если же он проявит нерадивость, пусть вдохновит его твое рвение. Мы уже послали ему письмо, побуждая воспользоваться твоим пребыванием в Галлии для устранения того, что в обычаях тамошних епископов не соответствует заветам нашего Творца. Тебе не дано права судить галльских епископов, поскольку они не подчинены тебе; но, ободряя их и показывая хороший пример для подражания, ты можешь подвигнуть их к большему рвению в делах святости[208]. В законе написано: «Когда придешь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего»[209]. Не заноси серпа осуждения над взращенным другими урожаем, но своими добрыми делами очищай Господне зерно от плевел и ободрением и убеждением превращай его в тело Церкви. Но все, что требует применения власти, должно делаться тобою с согласия епископа Арелата, ибо негоже отвергать правила послушания, установленные древними отцами. Напоминаем тебе, брат, что все епископы Британии должны повиноваться тебе с тем, чтобы неученые были научены, ослабевшие ободрены советом, а ошибающиеся поправлены твоей властью.
VIII. Вопрос Августина: Может ли беременная женщина быть крещена, и, когда у нее родится ребенок, через сколько времени она сможет войти в церковь? И спустя сколько дней может дитя принять благодать святого крещения, дабы предупредить его возможную смерть? И через какое время ее муж сможет вступать с ней в сношение, и можно ли ей входить в церковь или принимать святое причастие во время месячных? И может ли мужчина, имевший сношение с женой, войти в церковь или принять таинство святого причастия до того, как омоется? Все эти вещи необходимо знать непросвещенному народу англов.
Отвечает Григорий: Брат мой, я не сомневался, что ты задашь мне эти вопросы, и уже приготовил на них ответ. Не сомневаюсь, что ты просто желаешь, чтобы этот ответ подтвердил собственные твои мысли и предчувствия. В самом деле, почему беременная женщина не может быть крещена, раз беременность ее не грешна в глазах Всемогущего Бога? Ведь когда праотцы наши согрешили в раю, они лишились бессмертия, дарованного им Богом, но Господь не пожелал за этот грех истребить все племя людское. Лишив мужчину бессмертия за его проступок, Он оставил ему мужскую силу для продолжения рода. Так почему же то, что было даровано человеку самим Богом, должно препятствовать ему принять благодать святого крещения? Было бы крайне неразумно ставить это таинство, изглаживающее всякую вину, в зависимость от подобной причины.
Через сколько дней может женщина войти в церковь после того, как родит? Из Ветхого Завета тебе известно, что ей следует воздерживаться от этого в течение тридцати трех дней, если у нее родился мальчик, и шестидесяти шести дней, если родилась девочка[210]. Однако это следует понимать иначе. Ведь если бы она вошла в церковь хотя бы через час после родов возблагодарить Господа, она не совершила бы греха; ведь греховны удовольствия плоти, но не ее муки. Сношение происходит в удовольствии, а роды совершаются в муках, потому и сказано было первой из матерей: «В болезни будешь рожать»[211]. Если же мы запретим родившей женщине входить в церковь, то сочтем ее наказание за грех.
Ничто также не должно удерживать тебя от крещения родившей женщины или ее ребенка, если им угрожает смерть, хотя бы это было в самый час ее родов и его рождения. Ибо если милость святого таинства равно дается всем живым и здоровым, то тем более нужно без промедления даровать ее тем, кому угрожает смерть, из боязни, что, выжидая более удобного времени для приуготовления к таинству Воскресения, мы можем вовсе не дать их душе воскреснуть.
Ее же муж не должен приближаться к ней, пока дитя не отнято от груди. Среди женатых людей распространился вредный обычай: матери не вскармливают сами детей, которых рожают, а отдают их выкармливать другим женщинам. Происходит это из-за невоздержанности, ибо, не желая воздерживаться, не могут они и выкармливать своих детей. Но те женщины, которые по упомянутому дурному обычаю отдают детей выкармливать другим, все равно должны воздерживаться от сношения с мужьями, пока не пройдет установленный срок очищения. Кроме времени после деторождения женщины не могут вступать в сношение со своими мужьями во время месячных, и священный закон велит даже карать смертью всякого, кто приблизится к женщине в это время[212]. Однако не следует запрещать женщине во время месячных входить в церковь, ибо нельзя ставить ей в вину то, что дано от природы, и от чего она страдает помимо своей воли. Ведь мы знаем, что женщина, страдающая кровотечением, подошла сзади к Господу и прикоснулась к краю одежды Его, и немедленно ее недуг оставил ее[213]. Почему же, если она с кровотечением могла коснуться одежды Господа и получить исцеление, женщина во время месячных не может войти в церковь Господню? Ты скажешь: «Она страдала от недуга, а мы говорим о естественном порядке вещей». Но ведь все, любимейший брат, от чего мы страдаем в нашем смертном теле через недуги, послано нам судом Божьим за грехи. Голод и жажда, жара, холод и усталость равно поражают нас по причине несовершенства нашей природы. И если мы едим, когда голодны, пьем, когда жаждем, охлаждаемся, когда нам жарко, тепло одеваемся в случае холода и отдыхаем, когда устали, то разве не естественно нам искать лекарство и от прочих недугов? Истечение крови у женщин есть тот же недуг, поэтому, раз женщина, коснувшаяся в своей недужности одежды Господней, была права в своем дерзновении, почему то, что было позволено одной, не позволено и всем женщинам, страдающим от слабости своей природы?
Нельзя в такое время и запрещать женщине принимать таинство святого причастия. Если она не осмелится принять его из великого почтения, это похвально; но, приняв его, она не совершит греха. Удел благочестивых душ-винить себя за дела сами по себе безгрешные, но коренящиеся в грехе. Так, когда мы голодны, не грех поесть, хотя голод возник вследствие греха праотцев. И месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества. Несмотря на это, из-за несовершенства нашей природы мы оскверняемся против воли, и человек отвечает как за грехи, сотворенные сознательно, так и за те, что совершены невольно. Предоставьте женщин собственному разумению, и если они во время месячных не осмелятся подходить к таинству плоти и крови Господних, следует похвалить их за благочестие. Если же они, привыкнув к благочестивой жизни, захотят принять это таинство, не следует, как мы уже сказали, им в этом препятствовать. Если в Ветхом Завете рассматриваются обстоятельства внешние, то в Новом Завете главное внимание уделяется не тому, что вовне, а тому, что внутри, и наказание за это налагается с большей осторожностью. Тогда как закон запрещает есть многие вещи как нечистые, Господь в Благовествовании Своем говорит: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека»[214]. И после этого поясняет: «ибо из сердца исходят злые помыслы»[215]. Отсюда совершенно ясно, что всякая скверна, как показано Всемогущим Богом, исходит из скверны мысленной. Так и апостол Павел говорит: «Для чистых все чисто, а для оскверненных и неверных нет ничего чистого»[216]. И далее, говоря о причине этого осквернения, он добавляет: «но осквернены и ум их, и совесть»[217]. Посему, раз никакая еда не испортит того, чья душа не подвержена порче, почему должно считаться нечистым то, что у чистой душой женщины исходит от ее естества?
Мужчина, имевший сношение со своей женой, не должен входить в церковь, пока не омоется, и, даже омывшись, не может он входить сразу. В древности закон гласил, что мужчина после сношения с женщиной должен омыться и не входить в храм до заката[218], но это следует понимать и в духовном смысле. Когда мужчина имеет сношение с женщиной, их души совместно устремлены к удовольствию[219] плотского вожделения; поэтому, пока огонь вожделения не угас в его душе, он не должен появляться среди верующих в храме, обремененный грешными желаниями. Хотя разные народы полагают об этом по-разному и соблюдают различные правила, у римлян с древних времен было обычаем после сношения с женой омыться и некоторое время воздерживаться от посещения храма. Конечно, мы не можем считать брак грехом, но, поскольку даже законное сношение не происходит без телесного желания, будет правильным после него воздержаться от посещения святого места, ибо не бывает желания без греха. Сказавший: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя»[220],-родился не в прелюбодеянии или разврате, но в законном супружестве. Но он знал о себе, что зачат в беззаконии, и горевал, что рожден во грехе, и, подобно дереву, струил в ветвях сок греха, идущий от корней. Есть много вещей законных и справедливых, при делании которых мы, тем не менее, оскверняемся; так, часто мы гневом усугубляем вину другого и нарушаем спокойствие собственной души, и даже при праведном гневе нарушение душевного покоя не служит нам к добру. Сказавший: «иссохло от гнева око мое»[221],-гневался на грешников, но лишь спокойствие души позволяет греться в лучах премудрости; потому и печалился он, что его око иссохло от гнева. А коль он гневается от злых деяний, он останется потом смятенным и возмущенным и в помышлениях о высшем. И так получается, что гнев против греха праведен, но тем не менее вреден, ибо гневающийся берет на себя вину, нарушая покой своей души. Так и плотское совокупление законно, если совершается ради произведения потомства, а не ради похоти и утоления страстей. Поэтому если кто подходит к жене своей, движимый не влечением похоти, а заботой о произведении потомства, то он может по своему усмотрению как посещать церковь, так и принимать таинство плоти и крови Господних; ибо не может быть осужден вошедший в огонь и не сгоревший. Но если в соитии возобладает не стремление к деторождению, а похоть, у совокупляющихся есть причины печалиться, хотя, по святым речениям пророков, уже само совокупление есть повод для печали. Когда апостол Павел говорит: «Кто не может воздержаться, пусть имеет каждый свою жену»[222],-то он считает нужным добавить: «впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление»[223]. То, что законно, не нуждается в позволении; поэтому своим позволением он подчеркивает, что в этом есть вина. Следует помнить, что Господь, говоря с народом на горе Синайской, в первую очередь повелел им не прикасаться к женам[224]. И если Господь, общаясь с людьми через посредника, требовал от них ради телесной чистоты не касаться своих жен, то разве не должны блюсти чистоту плоти женщины, вкушающие Тело Господа Всемогущего и проникшиеся величием этого непостижимого таинства? Потому же и жрец сказал Давиду, что его люди получат хлебы предложения, если только воздержатся от женщин, и Давид, чтобы получить эти хлебы, поклялся в чистоте своих людей[225]. В соответствии со сказанным мужчина, омывшийся после сношения со своей женой, может прийти в церковь и принять таинство святого причастия.
IХ. Вопрос Августина: Может ли кто-либо вкушать Тело Господне после видения, происшедшего во сне, и, если это священник, может ли он после этого совершать святые таинства?
Отвечает Григорий: Ветхий Завет, как мы уже говорили раньше, объявляет такого человека нечистым и, пока он не омоется, запрещает ему до вечера входить в храм[226]. Люди духовные принимают это правило, но, как объяснено нами, понимают его иначе. Если человек наяву оскверняется лживыми[227] видениями, пришедшими к нему во сне, он должен омыться водой разумения, которая смоет грех помышления слезами его; пока же огонь соблазна не угаснет, пусть вина тяготеет над ним до вечера, как сказано. Однако видения следует различать по причине, по какой входят они в душу спящего: иногда они происходят от опьянения, иногда от излишеств либо от слабости, иногда же от помышления. Видений, исходящих от природных излишеств или от слабости, бояться не следует, хотя достойно сожаления, что душа поневоле страдает от них. Когда неумеренный аппетит приводит к обжорству и вместилище пищи переполняется, душа должна чувствовать вину, но не настолько, чтобы удержать человека от принятия Святых Тайн или от участия в обедне, если того требует праздничный день, или если ему нужно совершать таинство за неимением в том месте другого священника. Если же есть те, кто может совершить за него службу, он тем не менее не должен воздерживаться от причащения Святых Тайн, если только душа его не полна греховными образами. Я, однако, думаю, что он из стыда постарается воздержаться от причащения. Есть те, чья душа не оскверняется непристойными образами, однако следует помнить, что душа чувствует вину и не очищается даже раскаянием, поскольку если человек и не помнит, что он видел во сне, он помнит, что перед тем предавался излишествам. Если же видения во сне исходят от грешных мыслей наяву, то вина очевидна его душе, ибо он видит, откуда исходит его осквернение, когда то, о чем он думал вольно, после невольно видится ему во сне. Но следует различать, происходят ли эти мысли из внушений и побуждений или, что гораздо серьезнее, из попущения греху. Ибо все грехи происходят от трех причин, называемых внушением, побуждением и попущением-дьявол внушает, плоть побуждает, а дух попущает[228]. Первый грех внушен был змею, который побудил к нему Еву, а дух Адама попустил греху совершиться[229]; так, когда душа предстает перед собственным своим судом, важно отличать внушение от побуждения, а побуждение от попущения. Ибо если злой дух не внушит грех душе и если плоть не найдет в грехе удовольствия, то грех не может совершиться. Когда же плоть начинает радоваться греху, грех возрастает, и когда душа попущает греху, грех побеждает. Так семя[230] греха во внушении, рост греха в побуждении, а зрелость его -в попущении. Часто бывает, что злой дух проникает в мысли и смущает плоть, но дух тем не менее не попущает искушению. Поскольку плоть не может предаться греху помимо духа, дух, сопротивляясь желаниям плоти, побеждает позывы греха, так как отказывается попустить ему или же, уступая, горько скорбит о своей немощи. По этой причине скорбел и главный воин небесного воинства, когда говорил: «Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих»[231]. Будь он пленником, он не мог бы сражаться, но он сражался; таким образом, он был пленником и в то же время боролся за закон ума его против закона его членов; если же он боролся, он не был пленником. Человек, говорящий так, является одновременно пленником и свободным: свободным из-за любви к истине и пленником из-за побуждений, которым он невольно поддается».

Продолжение

Ссылки по теме
Форумы