II. «История» и история

Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов


К предыдущей статье

В предисловии к своему главному сочинению Беда писал, что он руководствуется «истинным законом истории» (uera lex historiae). Представления об этом законе он заимствовал у римских историков, прежде всего у Тацита, который писал: «Я считаю главнейшей обязанностью анналов сохранить память о проявлениях добродетели и противопоставить бесчестным словам и делам устрашение позором в потомстве»[16]. Однако в отличие от сочинений Тацита или Светония «История» представляет собой не просто галерею добрых и злых деяний; согласно христианской концепции линейной истории она выстраивает эти деяния в единую цепь, ведущую к конечной цели-спасению человечества во Христе. Этому принципу подчинена и модель сочинения Беды. Многие ученые отмечали двойную парадигму «Истории»; с одной стороны, она опиралась на «всемирные хроники» Павла Орозия, Проспера Аквитанского и Евсевия Кесарийского, с другой-на «Церковную историю» того же Евсевия. Этот труд епископа Кесарии представлял собой историю христианской церкви со времен апостолов до IV в.-ее распространение по Римской империи, несмотря на гонения и казни, борьбу с ересями и последовательность сменявших друг друга епископов. Беда, знавший «Церковную историю» в латинском переводе Руфина, попытался сделать в отношении английской церкви то же, что Евсевий сделал для церкви вселенской. Не случайно он писал комментарии к «Деяниям апостолов» параллельно с «Историей»[17]. Для него, как и для Евсевия, история церкви была лишь продолжением апостольской проповеди, поэтому он осуждал или просто не замечал то, что противоречило примеру апостолов-стяжание церковью богатств, равнодушное или небрежное отношение ее служителей к пастырскому долгу.

Следует отметить, что «История» находится не только на пересечении двух жанров (хроники и церковной истории), но и на рубеже двух периодов истории церкви. Первый период закончился на Западе в VIII-IХ вв.; это была эпоха утверждения веры, связанная с деятельностью святых отшельников и отважных миссионеров, не боявшихся мученического венца и даже стремившихся к нему. Ее сменила другая эпоха-время укрепления власти Рима, организации и унификации церковного управления и церковной доктрины, когда святых сменили администраторы и «князья церкви». Беда видел тех и других, но его симпатии принадлежали первым. Отсюда его прохладное, хотя и уважительное отношение к прославленным устроителям английской церкви-Теодору и Вилфриду. Также и в «Истории аббатов» едва заметные оттенки дают понять, что он предпочитал энергичному Бенедикту кроткого Кеолфрита. С восхищением он пишет о деяниях святого Кутберта или о строгости жизни ирландских монахов (хотя они и придерживались «неправильной» Пасхи).

Для Беды, как и для Евсевия, глубинная основа церкви оставалась той же, что и в апостольские времена, а ее главными проявлениями служили мученичество и чудо. Если рассказы о мучениках находятся на периферии повествования Беды-из них можно назвать только истории о святом Альбане и о братьях Хевальдах,-то чудеса занимают едва ли не главное место в «Истории». Как сын своего века, автор не особенно интересуется, происходит ли то или иное чудесное проявление от естественных причин, психологических факторов или случайных совпадений. Для него важно то, что оно является «чудом» (mirum), подтверждает Божью мощь и заботу о людях и служит обращению неверующих или укреплению усомнившихся. В этом контексте многочисленные рассказы о чудесах вписываются в повествование Беды куда органичнее, чем в «светские» истории того времени (например, то же сочинение Григория Турского), где они часто выглядят чужеродным элементом.

Другой важной темой «Истории» служит продвижение от языческой племенной раздробленности к христианскому универсализму. Об этом говорится уже в первой главе «Истории», где Беда пишет, что все народы и языки Британии объединяются божественной мудростью и ее языком -латынью[18]. При этом универсализм Беды не является политическим, что характерно для историков времен Каролингов. Он спокойно относится к раздробленности Англии и не призывает к объединению англосаксонских королевств. Однако для него чрезвычайно важно единство всех государств и народов Британии в лоне одной, а именно Римской церкви, в том числе единство в обрядовой сфере. Отсюда его повышенное внимание к вопросу исчисления Пасхи; недаром рассказ о соборе в Витби 664 г., на котором была принята римская Пасха, занимает столько места в «Истории» и фактически является ее смысловым центром (IV, 25). Для Беды это событие, как и принятие монахами Ионы римской Пасхи в 716 г., знаменует победу вселенской церкви над ее противниками и торжество истины.

Свою и римскую позицию относительно Пасхи Беда обосновывает в длиннейшем письме к королю пиктов Нейтону (V, 21). Ее же он вкладывает в уста епископа Вилфрида в его речи на соборе в Витби. Биограф Вилфрида Эдди, у которого Беда заимствовал сюжетную канву, передает эту речь гораздо короче. Вероятно, Беда, следуя Фукидиду и другим античным историкам, приписал своим героям те слова, которые они, по его мнению, должны были произносить в соответствующих обстоятельствах. Не прояснил он и подлинных причин принятия римской Пасхи, противниками которой первоначально были и король Нортумбрии Освиу, и аббатисса Витби Хильда, и епископ Хад (все они учились у ирландских монахов). Скорее всего, эти причины были политическими, но об этом историкам остается только гадать. Для Беды важнее очередное чудо-переход большинства участников собора, убежденных речами Вилфрида и его сторонников, на сторону истины.

Следствием собора в Витби была победа Рима над Ирландией. Ирландские монахи покинули Нортумбрию, и несколько лет вся английская церковь находилась в состоянии кризиса. Такие подвижники, как Хад, Кутберт, Хильда, глубоко переживали изгнание своих ирландских учителей и фактически отошли от дел. Положение спасли энергичные усилия епископа Вилфрида и особенно Теодора, которого папа в 668 г. назначил архиепископом Кентерберийским. Этот 66-летний греческий монах из Тарса не был приверженцем ни одной из двух партий и смог сплотить церковь, а главное-реорганизовать ее в соответствии с новыми требованиями. Он усовершенствовал церковное управление на местах путем разукрупнения диоцезов, организовал обучение клириков в созданной им школе в Кентербери и развернул миссионерскую кампанию, в результате которой Нидерланды, а потом и Германия стали провинциями Римской церкви. Конечно, Теодор вызывал восхищение Беды, но он принадлежал к тому же типу «администраторов», глубинно чуждому автору «Истории». Говоря о простоте и смирении ирландских монахов (III, 26), он дает понять, что именно с их изгнанием моральное состояние английской церкви начало ухудшаться.

Хотя история церкви в Англии для Беды прежде всего связана с деятельностью Рима и основанной им Кентской епархии, он с восторгом описывает праведную жизнь ирландских святых и сотворенные ими чудеса, не забывая при этом сожалеть об их заблуждениях в «пасхальном споре». Среди героев «Истории»-основатель Ионы св. Колумба, св. Айдан, Адамнан и другие ирландские подвижники. В христианском универсуме Беды сосуществуют римлянин Августин, грек Теодор, ирландцы, англосаксы-все, кроме бриттов, совершивших, по мнению историка, самое тяжкое преступление, то есть отказавших язычникам-англам в просвещении и духовной помощи (I, 22 и др.). Этот упрек Беды в отношении бриттов повторялся впоследствии много раз; уже в Х в. историк Ассер (сам по происхождению валлиец) поставил в заслугу королю Альфреду то, что он, «не в пример высокомерным бриттам», крестил язычников-датчан[19].

В своем сочинении Беда говорит не только о становлении самой английской церкви, но и о ее влиянии на общество, отразившемся прежде всего в преодолении язычества и его пережитков. Последующие создатели исторических трудов- Ненний и в особенности Гальфрид Монмутский,- много и со вкусом писали о легендарных языческих временах, заимствуя сведения о них из кельтской традиции, к которой Беда не мог да и не хотел обращаться. Не желал он и иметь дело с англосаксонской эпической традицией, с которой, без сомнения, был знаком. Да и после христианизации он мало сообщает о том, что не относится к жизни церкви. Если Беда и говорит о деяниях какого-либо короля, то лишь затем, чтобы подчеркнуть его благочестие или, напротив, осудить отступничество от веры. При всем богатстве риторических оборотов, восходящем к античным образцам, в «Истории» почти отсутствуют психологические и даже чисто внешние характеристики героев, которыми богаты французские источники начиная с того же Григория Турского. Не злоупотребляет он и деталями преступлений недостойных правителей, обычными для средневековых хроник.

История англосаксонских королевств для Беды фактически начинается с их крещения. До этого им упоминаются лишь первый король Кента Хенгист и Ида-основатель королевского рода Нортумбрии. Всему «темному» периоду 450-596 гг. в «Истории» посвящена лишь краткая глава, списанная у Гильдаса. Лишь после этого начинается связное повествование, кульминацией которого в каждом отдельном случае является обращение той или иной области и сопутствующие этому чудеса. Стремясь придать как можно больше значения Божьему промыслу, Беда умалчивает не только о политических причинах христианизации, но и о конкретных поводах к ней. Так, главной причиной миссии Августина называется желание папы Григория крестить народ англов, и лишь потом выясняется, что жена короля Этельберта, к которому прибыли папские посланцы, уже была христианкой и имела при себе епископа (I, 25). Далее Беда рисует довольно идиллическую картину распространения новой веры: о сопротивлении язычников почти не сообщается, и даже верховный жрец Койфи, выслушав доводы христиан, собственноручно сокрушает своих идолов (II, 13). Правда, время от времени короли и их подданные пытаются вернуться к язычеству, но за этим сразу же следует небесная кара. Так случилось с сыновьями короля восточных саксов Саберта, которые «изгнали вестника истины ради служения демонам», после чего «сгинули со всем своим войском»[20].

В «Истории» заметно отрицательное отношение к жителям тех областей, где христианство долго отвергалось. Так, мерсийцы вплоть до 655 г. были для автора «кровожадными язычниками», да и после он мало сообщал о положении дел в этом крупнейшем королевстве. Также и Уэссекс почти не упоминается им до крещении короля Кэдваллы в 688 г., хотя к тому времени там уже существовали христианские церкви и монастыри, в одном из которых началась карьера апостола Германии Винфрида-Бонифация (о нем Беда также ничего не пишет). Автор только вскользь говорит о многолетнем совместном существовании христианства и язычества-так, в Кенте только в 640 г., через 43 года после миссии Августина, было запрещено поклонение идолам (III, 8). Историки неоднократно отмечали факт повторных «обращений» отдельных областей, упомянутых Бедой; например, Нортумбрия, крещеная в 627 г. Паулином, в 635 г. снова принимает крещение от св. Айдана. Все это подчеркивает то очевидное обстоятельство, что новая вера утверждалась не так уже легко, и значительная часть народа даже во времена Беды продолжала поклоняться языческим богам.

Можно сказать, что, пытаясь выработать «общеанглийский» и даже «общехристианский» взгляд на вещи, историк все же сосредотачивает внимание на своем родном королевстве Нортумбрии. Для него он делает единственное исключение, с похвалой отзываясь о короле-язычнике Этельфрите на том основании, что «ни один другой правитель не подчинил народу англов больше земель»[21]. Беда не осуждает Этельфрита даже за зверское избиение безоружных монахов Бангора-ведь они были «еретиками»-бриттами. Естественно, в еще более хвалебном тоне он пишет о наследниках Этельфрита, принявших христианство. Святые короли Эдвин и Освальд-любимые герои Беды, истинные «воины Христовы» и мученики, пострадавшие за веру от рук язычника Пенды. Впрочем, брат Освальда Освиу, тоже немало сделавший для утверждения христианства, тем не менее осуждается Бедой за вероломное убийство своего соправителя Освина. Однако об этом преступлении все же говорится более сдержанно, чем о любом уклонении от канонов Римской церкви. Вину Освиу вполне искупает то, что он пожертвовал церкви земли в Нортумбрии и покоренной Мерсии, а на месте убийства Освина выстроил монастырь, в котором молились «за упокой души обоих королей- убитого и того, кто приказал его убить»[22].

Вряд ли можно согласиться с мнением некоторых историков о том, что Беда идеализирует жизнь англосаксонских королевств. Конечно, «Истории» далеко от безрадостной картины «разорения Британии», нарисованной Гильдасом, но на ее страницах хватает жестоких убийств, предательства и вероломства. Другое дело, что для Беды все эти события объясняются не банальной борьбой за власть, а небесным законом греха и воздаяния. Язычник Пенда нападает на соседей по «естественной» языческой склонности, а вот христианин Освиу в борьбе с ним якобы заботится о безопасности своего королевства и о крещении мерсийцев. Правда, нападение короля Нортумбрии Эгфрита на Ирландию осуждается Бедой, поскольку он «жестоко обрушился на сей безобидный народ, всегда дружественный к англам»[23]. Беда верен себе- сразу за этим следует сообщение о наказании Эгфрита, погибшего в походе против пиктов в 685 г.

Уделяя первостепенное внимание распространению веры и связанным с этим чудесам, Беда не упускает из виду и других областей жизни. В отличие от Гильдаса, который упоминает только одно географическое название (гора Бадон), Беда много и подробно пишет о географии Британии, о местоположении островов, рек и других объектов, об их названиях на разных языках. В первой главе «Истории» он описывает не только географию острова, но и его растительный и животный мир. При этом у него, в отличие от многих средневековых писателей, почти нет рассказов о чудесах природы, диковинных зверях и чудовищах, которыми полон английский фольклор, вдохновленный кельтской фантазией. В этом сказывается его книжное образование, оторванность от народной стихии; кроме того, чудеса для него-проявление Божьего промысла, служащее строго определенной цели.

Что касается быта и обычаев своего народа и других народов Британии, то о них Беда сообщает очень мало. То, что он ничего не пишет о внешнем виде и обычаях англосаксов, легко понять-они оставались практически неизменными до его времени. Менее понятно отсутствие упоминаний о богатстве королей и их двора, которое в VI-VII вв. значительно возросло (достаточно вспомнить погребение в Саттон-Ху). Из его описаний можно сделать вывод о наличии в англосаксонском обществе трех сословий: знати, простолюдинов («селян») и рабов,-однако о деталях их взаимоотношений ничего не сказано. Титулы и должности представителей знати Беда (как, впрочем, и другие историки раннего Средневековья) обозначает латинскими терминами, давно уже ставшими анахронизмом. Мало он говорит и о культуре (кроме архитектуры). С похвалой отзываясь о духовных стихах Кэдмона, он отвергал светскую поэтическую традицию англосаксов как «легкомысленные и пустые поэмы»[24], проникнутые языческим духом.

О самой языческой вере Беда также ничего не пишет. Несколько раз он упоминает «идолов», но что это были за идолы, как они выглядели- неизвестно. Не говорит он и о том, как выглядели языческие храмы англосаксов. По его свидетельству, король восточных англов Редвальд служил и Христу, и языческим богам: «в одном храме у него был алтарь для христианских обрядов и другой алтарь поменьше, на котором он приносил жертвы демонам»[25]. Автор приводит также примечательное письмо папы Григория Меллиту, в котором папа призывал устраивать храмы в языческих святилищах и совмещать церковные праздники с языческими (I, 30). Это подтверждает факт, подтвержденный археологическими раскопками: многие английские храмы построены на месте центров языческого культа.

Хронологически сочинение Беды охватывает период с 55 г. до Р. Х. до 731 г. (продолжение, написанное монахами Ярроу, доводит события до 766 г.)[26]. Пик внимания автора приходится на середину VII в., когда христианство утвердилось почти во всех англосаксонских королевствах. Этому периоду посвящены три из пяти книг «Истории». Постепенно интерес автора к светским делам все более снижается, и сведения о политических событиях становятся предельно лапидарными. Однако сочинение Беды все же остается главным источником по истории Англии в VI-VIII вв. На нем основаны не только труды позднейших историков, в особенности Генриха Хантингдонского и Уильяма Малмсберийского, но и сообщения «Англосаксонских хроник», записанных только в IХ в.

Возможно, существовали в тот период и другие исторические труды, но они погибли во время скандинавского нашествия IХ-ХI вв. вместе со всей богатой церковной культурой Северной Англии. «История» Беды, сохранившаяся благодаря своей широкой популярности, смогла донести до потомков память о прошлом острова и заложить основы новой исторической традиции. После нормандского завоевания произошло соединение этой традиции с кельтской псевдоисторией Британии, до того обособленно существовавшей в Уэльсе. Следы такого соединения отмечены уже в «Истории королей» Симеона Дарэмского, а его вершиной стала «История бриттов» Гальфрида (Джеффри) Монмутского, соединившего заимствования из Беды и Гильдаса с плодами собственной фантазии. Этот исторический миф и лег в основу британского национального самосознания-с ХII в. слова «Британия» и «Англия» окончательно сделались синонимами. Однако никакие изменения в историческом сознании жителей Англии не смогли умалить значения сочинения Беды, легшего в его основу. Оно продолжает оставаться важнейшим опорным пунктом для историков, и возможности его дополнения и переосмысления с учетом новейших исследований далеко не исчерпаны.

Продолжение
Ссылки по теме
Форумы