Июнь 1698 г.

Иоганн Корб. Дневник путешествия в Московское государство.


1. Почти на один час расстояния от Москвы на берегу реки Яузы стоит роща, куда в известные дни весной и летом сходятся живущие в Москве немцы. Это место от частого посещения всякому немцу известно и сделалось, от долгого пользования, как бы собственностью их, потому что нет ничего приятнее для них, как искать развлечения души в невинных играх под сенью дерев среди приятной зелени. Тут они расставляют столы, на которых каждый по очереди на свой счет угощает других. В этот день была очередь полковника императорской артиллерии де Граге, который любезно пригласил и нас принять участие в этом народном отдохновении, на что мы охотно согласились.

2. По восьминедельном путешествии прибыл из Венеции в Москву один из слуг боярина Шереметева и привез разные письма.

Барон фон Бурхерсдорф, военный инженер, присланный его Царскому величеству от августейшего императора, давал пир генералиссимусу царского войска князю Алексею Семеновичу Шеину. Ровель, также военный инженер, обвенчался с одной из дочерей вдовы Монс и праздновал в сей день свою свадьбу. Господин посол, присутствовавший тут, доставил всем необыкновенное удовольствие игрою своих трубачей.

3. На место военного инженера Лаваля, закованного в цепи, отправился в Азов барон фон Бурхерсдорф с тремя чиновниками датского посла. Этим случаем проехать в Воронеж воспользовался миссионер Казагранде. Господин посол щедро снабдил его всеми вещами, потребными в дороге. Он пользовался всеобщим уважением и любовью и потому был растроган при прощании с господином послом и чиновниками до того, что даже не мог найти слов для выражения своих чувств. Казагранде тем более казался взволнованным, что предчувствовал, как это часто бывает, свою близкую кончину и грустил о том, что смерть не дозволит ему уже повидаться ни с господином послом, ни с прочими его спутниками. Предчувствие его не обмануло; ниже я расскажу о кончине этого человека.

4. От царского министерства явился дьяк Борис Михайлович и, приветствовав императорского посла от лица первого министра, объявил приговор боярский о назначении количества припасов на содержание нашего посольства, равного отпускаемому для господина де Боттони. При этом он заявил недоумение министерства ввиду троекратного отказа императорского посла от назначенного содержания; он ссылался, между прочим, на то, что отпуск такого содержания производится на основании исконного и достойного похвал обычая, несколько веков уже постоянно и свято соблюдавшегося при взаимных сношениях августейшего императора и его царского величества. Но это был только предлог: они видели в это время Великое царское посольство и знали, с какой излишней щедростью Императорская Камера содержала даже третьего уполномоченного в продолжение совещания о союзе. Но господин посол предложил постановить отпуск содержания натурой, либо вовсе отменить, либо же количество припасов точно определить для производства послам первых двух разрядов; но это не понравилось москвитянам, между прочим, потому, что казалось им противным исконным их обычаям.

5 и 6. Содержание натурой, дававшейся из казны иноземным послам, в первый раз переведено на деньги, и соответствующая сумма выдана нашему господину послу из царского министерства.

7. Господин императорский миссионер Франц Ксаверий Лёфлер вернулся в полночь из Воронежа, где он исполнял духовные требы для живущих там итальянцев. Его заменит тот священник, о котором я сказал уже, что он поехал 3-го числа с бароном фон Бурхерсдорфом.

В одной миле от Москвы бояре держали военный совет.

Исполняя желание первого министра, наш посол отправил к нему весьма удобную дорожную карету в шесть лошадей с полной сбруей; весь прибор на лошадях, то есть попоны и чепраки, отличался замечательной работой и украшениями. Посланник был совершенно убежден, что всему этому никогда уже более не возвращаться в его конюшню.

8. По отслушании богослужения в Немецкой слободе господин посол был угощен пышным обедом у господина Гваскони, флорентийского купца. Тут же были: полковник Граге, врачи Карбонари и Цопот, а также четыре императорских миссионера.

9. Так как господин посол честь своего августейшего государя блюдет более, нежели собственный интерес, то он с самого дня торжественного въезда своего в Москву держит открытый стол для всех тех, которые по знатности ли своего рода, или по высокому своему сану могут удостаиваться чести быть в его обществе. Сегодня обедали у нас царский врач господин Цопот, полковник де Граге и многие другие. Служитель первого, явившийся к нам по обязанности своей службы, был обманом завлечен нашими караульными в их избу и там жестоко избит. Господин посол, рассердившись на столь дерзкий поступок караульных, осмелившихся оскорблять его гостей или их слуг, приказал немедленно взять того солдата, которого слуга господина Цопота признал главным зачинщиком буйства, и затем через секретаря своего довел обо всем происшедшем до сведения первого министра и думного дьяка Украинцева, заявляя при этом, что он сам себя удовлетворит за нанесенное бесчестие, ежели министерство вздумает протянуть это дело. Ввиду, однако, явной справедливости нашей жалобы, мы на другое же утро получили полное удовлетворение Виновный солдат поделом получил за свою дерзость сто ударов палками (то есть батогами).

Близ католической церкви в Немецкой слободе сгорело два дома. Сегодня же впервые разнеслась смутная молва о мятеже стрельцов и возбудила всеобщий ужас.

10. В дни общественных молитв с крестными ходами [по старому счислению] великие князья московские предпринимают торжественный поход к Троице, то есть в монастырь, посвященный Святой Троице. Не доезжая за милю до монастыря, они выходят из своих экипажей и продолжают остальной путь пешком. Это делается в знак особенного благоговения к Сергию, уважаемому святому Русской Церкви, мощи которого там покоятся. Желая соблюсти издревле то, чего требовали вера и благочестие, царица вместе с царевичем (так называют здесь сыновей царя), вельможами и многочисленным отрядом воинов изволила предпринять туда богоугодное странствование.

Нашего посла посетил представитель датского двора, и как он был уже коротко знаком, то довольно роптал на то, что ему сделано было торжественное посещение нашим послом позже, нежели послу польскому. Он твердил, что, служа представителем короля, который по самому происхождению своему венценосец и есть обладатель по праву преемства прадедовского скипетра, он имеет более права на первенство, нежели посол польского короля, который только избранием голосов достигает королевского сана. Посол датский до тех пор продолжал настаивать на этом, пока господин императорский посол не дал ему почувствовать, что он слишком уж увлекся.

11. Князю Федору Юрьевичу Ромодановскому, генералу выборных полков, изъявлена через секретаря благодарность за то, что изволил наказать виновника буйства, бывшего третьего дня.

12. Как католики, пребывающие в Московском царстве, так и христиане других исповеданий для большего (как сказано уже выше) приличия празднуют вместе с русскими годичные торжества по старому летосчислению, а поэтому Вознесение Господне и мы праздновали сегодня.

Императорский артиллерии полковник де Граге позван в приказ (канцелярию) и получил предписание вооружить корабли мортирами.

13. День св. Антония Падуанского был отпразднован нами торжественным богослужением. Ночью вновь случился пожар, который истребил семнадцать домов.

14. Было второе совещание [конференция] в доме думного дьяка Украинцева. Снова просили мы об отпуске господ миссионеров, которые по их всенижайшей просьбе получили от нашего государя, после пятилетних их трудов в вертограде Господнем, разрешение оставить его и вернуться на родину. Просьба, однако, отложена до возвращения первого министра из деревни.

Оттоманская Порта через посредство английского посла господина Педжета сообщила императорскому двору условия мира. Императорское правительство, предъявив королям английскому, польскому, Генеральным Штатам соединенных провинций Бельгии копии с письма, которое писал по вышеозначенному предмету граф Кинский к министру Англии, поставило в известность о сем же и министерство его царского величества. Последнее с особенным удовольствием приняло это сообщение и выразило за то свою благодарность. Поступая таким образом, императорский двор исполнял третью статью трехлетнего договора, на основании которой каждое из союзных государств может выслушивать мирные предложения от Турции, но только чтобы эти предложения были согласны с правилами чести; затем имеет право рассуждать с ней об этом, но с обязанностью немедленно сообщить о сделанных ему предложениях прочим союзным державам, которые и должны быть введены в заключаемый договор и получить полное известие о ходе дела, так как в противном случае было бы трудно или даже и совсем невозможно когда-либо заключить мир.

Впрочем, господину послу на запрос его о положении дел военных московское правительство доставило следующие сведения: князь Долгорукий и гетман Мазепа 25 мая отступили от Белгорода и как сухопутием, так и морским путем шли навстречу неприятелю, который, со своей стороны, был уже по эту сторону Очакова и опустошил там все окрестности. Что же касается до воеводы Салтыкова, то он стоит станом за Азовом, у Ингульца, с целью удерживать неприятеля от вторжения и при случае даже его разбить. Тот вдался бы в грубые ошибки, кто вздумал бы черпать сведения свои обо всех подробностях положения дел из странных рассказов москвитян. Если верить этим сообщениям, то неприятель москвитян везде разбит, всюду войска русские торжествуют. Они умеют выдумывать повести о своих торжествах и поражении врагов. Столь великие воины москвитяне, столь творческим воображением одарены они!

15. Господин генерал Гордон дал пир всем представителям иностранных государей.

16. Рано утром, в седьмом или в восьмом часу, гибельный пожар уничтожил множество строений. На многолюднейших улицах столицы найдены два москвитянина, которым неистовые злодеи отсекли головы. По ночам в особенности невероятное множество всякого рода разбойников рыщет по городу.

17. 18 и 19. В сии дни предают погребению тела всех погибших насильственной смертью, от руки ли палача, по приговору властей или от руки разбойников, но этой чести лишены те, которые за оскорбление [царского] величества посажены на позорный кол.

20. Ночью происходило совещание бояр о средствах к усмирению мятежа стрельцов.

21 и 22. На пиршестве у польского посла присутствовали: представитель императора, также датского короля генерал Гордон (который, встав из-за стола, простился со всеми, так как он должен был немедленно отправиться против мятежников), поверенный датский, полковник Блюмберг, Граге и многие другие.

23. Пришла весть о том, что возмутившиеся приближаются к столице государства Московского, главный воевода Шеин и генерал Гордон с 6 тысячами конницы и 2 тысячами пехоты отправились против них.

24. Двое москвитян за убийство своего господина, какого-то немецкого подполковника, с целью разграбить его имущество, подверглись позорной казни: они были повешены на большой дороге близ Немецкой слободы.

25. 26 и 27. Так как мятеж принимает ежедневно все более и более грозные размеры, то царевич отправился в монастырь Святой Троицы, который находится в 12 немецких милях от Москвы. В нем, как в самой надежной крепости, нашел себе безопасное убежище и ныне царствующий государь в пору наиопаснейшего мятежа стрельцов.

28. Первый министр несколько дней роскошно угощал в своей деревне царевича и его мать, царицу, и устроил разные дорогие увеселения, достойные царского принца.

29. Пришло радостное известие о поражении мятежников под Воскресенским монастырем, обыкновенно называемым Иерусалим.

30. Господин посол был приглашен в какой-то девичий монастырь в городе, игуменья которого принадлежит к роду боярина Шереметева. В качестве сладостей, которыми обыкновенно угощают гостей, подаваемы были орехи и огурцы. Впрочем, подано было и очень старое вино различных сортов. Монахини с уважением прислуживали сами гостю и весьма любезно приглашали господина посла почаще посещать их.

Ссылки по теме
Форумы