• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В центре Манхеттена откроется Институт арабского и исламского искусства

Одна из его миссий – борьба с исламофобией средствами искусства

 

НЬЮ-ЙОРК. В США набирает обороты кампания борьбы с исламофобией в США, подхлестнутая недавним запретом на въезд для представителей нескольких мусульманских стран, введенным администрацией Дональда Трампа – и на ее волне в центре Манхеттена уже в мае откроется Институт арабского и исламского искусства, сообщает TheGardian.

Этот проект был профинансирован катарским шейхом Мухаммадом Рашидом Аль Тани, потомком Джасима бин Мухаммада Аль Тани, основателя современного Катара. Время открытия Института выбрано не случайно: влиятельный шейх надеется этой инициативой внести свой вклад в гуманизацию ислама, чтобы обеспечить его более позитивное восприятие общественностью в США. В своем интервью газете Art Newspaper шейх Аль Тани выразил надежду, что экспозиция Института «не только явит миру великие образцы искусства и культуры арабского и исламского миров, но и поможет изменить в душах американцев те сложившиеся стереотипы и предубеждения в отношении ислама, которые ныне препятствуют диалогу великих культур и религий».

Некоторые считают эти надежды призрачными. Предубеждения против ислама, внезапно обнажившиеся с приходом к власти Дональда Трампа (и явно разделяемые многими его избирателями) настолько велики и всеобщи, что скептики не верят, что их удастся излечить инъекцией исламского искусства в самое сердце Нью-Йорка – между прочим, жители Манхэттена в подавляющем большинстве голосовали за Клинтон. Но оптимисты продолжают верить в силу искусства, которое остается одним из сильнейших средств воздействия на души людей, и ему не страшны ни границы, ни противоречия культур и религий. Знакомство с великими образцами исламского искусства позволит зрителю ощутить красоту верований и древних народных традиций – пусть и несколько чуждых ему.

Один из таких великих образцов – архитектурно-парковый ансамбль Альгамбра в городе Гранада (Испания), расположенный на холмистой террасе. Его внутренние дворики, переходы, фонтаны и водоёмы поражают воображение. А керамические изразцы, резьба по камню и дереву, причудливые растительные орнаменты и арабская вязь образуют пышное декоративное убранство арок, сводов, изящных столбиков, стройных колонн и резных узорчатых окон. Свет и вода играют важную роль в общей композиции. Вода пенится в каскадах, сверкает брызгами фонтанов, бежит по каналам и льётся, наполняя пруды и водоёмы, оттеняемые кипарисовыми аллеями, апельсиновыми деревьями и цветущими клумбами. Многие считают Альгамбру высшим достижением мавританского искусства в Западной Европе.

Конечно, почти невозможно в полной мере передать впечатление от подобного средневекового комплекса средствами галереи – и вообще вместить в нее все чудеса и загадки исламского искусства. Но ее основатели надеются заворожить зрителя этими загадками и побудить его увидеть эти образцы своими глазами в реальности. Всего пара дней, проведенных в Марракеше, могут чудесным образом изменить любого исламофоба. Стоит ему лишь увидеть, к примеру, медресе Бен Юсефа – бывшую кораническую школу в Марракеше (Марокко) с ее удивительными резными орнаментами, сводами и залами – и в его сердце снизойдет великий покой, умиротворение, доброта и теплота великого творения человеческого гения, и самого старинного города, который озаряет и одухотворяет этот шедевр.

Главная задача новой галереи исламского искусства – даже не столько явить зрителю каждый шедевр во всех его подробностях, сколько очаровать и захватить его душу живым потоком красок и узоров, столь типичных для исламского искусства и культуры. Такое впечатление достигается, к примеру, известнейшей галереей V&A в Лондоне, где с великим вкусом используются световые эффекты в сочетании с изысканными образцами керамики, ковров, резных архитектурных деталей и образчиков арабской каллиграфии – и потому удается создать ощущения безмятежности и медитации. Но при всей своей внешней безмятежности исламское искусство чрезвычайно эмоционально, ибо оно изменяет ощущение пространства и времени в душе зрителя. Чтобы захватить души и умы американских зрителей Институт арабского и исламского искусства надеется воссоздать и по возможности превзойти высочайший образец психологического воздействия галерейной экспозиции на посетителя, явленный галереей V&A. Человек в галерее должен забыть, что он в музее, и почувствовать себя заблудившимся в удивительных закоулках древнего арабского города.

Несколько абстрактное величие лучших образцов средневекового искусства северной Африки и Андалузии хорошо ощущается не только в архитектуре, но и в образцах мелкой пластики – таковы, к примеру, деревянные резные минбары (кафедры проповедников), украшенные узорами в средневековом арабском стиле муриш. Лучшие образцы подобного искусства также будут выставлены в новой галерее.

Ходят слухи (хотя официально они пока не подтверждены представителями Института), что в экспозиции будут представлены и лучшие образцы современных образцов исламского искусства, в частности работы Моны Хатум, английской художницы палестинского происхождения, прославившейся благодаря серии перформансов и видео-работ в 1980-х годах, а позднее работавшей в основном в жанре инсталляции. Возможно, будут выставлены и еще более абстрактные, утопичные и медитативные работы Вагаса Хана. Его громадные абстрактные полотна, как считают его приверженцы, передают божественную свободу великих образцов исламского искусства и тем самым воздействуют на умы и души зрителей. Работы Хана несут на себе печать не только средневекового ислама, но и чисто американского минимализма. Ведь нельзя не видеть определенное родство между американской тягой к абстрактному искусству (от Джексона Поллока до Дональда Джадда) и столь же абстрактным началом исламского искусства. И потому есть надежда, что новой галерее удастся захватить американского зрителя той самой красотой, которой суждено спасти мир.

 

Форумы