Экспансия Ватикана провоцирует конфликты

Сергей Григорьев, «Русская линия»

11 февраля этого года в Ватикане было объявлено о решении Папы Римского Иоанна Павла II повысить статус административных структур Римско-католической церкви на территории России до уровня епархий. Отныне в документах Ватикана территория нашей страны будет именоваться "церковной провинцией", возглавляемой митрополитом.
Недружественный по отношению к России демарш вызвал соответствующую реакцию государства, Церкви и общественности. Последовало Заявление Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода, Министерства Иностранных дел, Государственной думы РФ, ряда влиятельных общественных организаций, политиков, общественных и религиозных деятелей. Позицию православных поддержали представители других традиционных для России религий. Естественный и консолидированный протест России вызвал определенное беспокойство в Ватикане, и последовал ответный ход - заявление новоявленного митрополита Кондрусевича о недопустимом вмешательстве во внутренние дела Ватикана. Кондрусевич нагло обвиняет Патриарха и Синод едва ли не во лжи и тут же лицемерно сожалеет об ухудшении отношений с Русской Православной Церковью.
Несколько растерянно на этом фоне выглядела реакция большинства светских СМИ, попавших в затруднительное положение из-за того, что в этом конфликте Церковь и власть в лице МИДа практически единодушно и одновременно выступили с официальными протестами. Если воевать с властью с откровенно антироссийских, прозападных позиций себе дороже, то с Церковью можно не церемониться – и пошла писать губерния. Выступления как бы за церковную позицию грешат некомпетентностью, а против – откровенной злобой на православие.
Светские аналитики пришли к тривиальному выводу, что РПЦ, якобы инициировавшая протест правительства, боится потерять своих прихожан при активной деятельности Ватикана в России. Очевидно, что это заблуждение. Если какой-то православный христианин и вздумает перейти в католицизм, то не много потеряет от этого церковь. Не зря говорят, что если к другому уходит невеста, то неизвестно кому повезло. Внутренние ренегаты никогда не усиливали позиции православия в России.
Политический обозреватель Соколов в программе “Однако” объяснил протест верующих опасностью для России некоего размывания нашей духовности католическими миссионерами. Это, конечно так, но едва ли на этот процесс паписты оказывают большее влияние, чем идеализация духа стяжания, телевидение с нескончаемыми американскими боевиками или откровенная порнография на лотках прессы или рекламных щитах.
Аналитики или не видят или не хотят видеть непосредственного следствия католической экспансии: действия Ватикана делают религиозную жизнь в России более напряженной, она становится источником непрекращающихся конфликтов. У всех на глазах совсем свежий пример – визит Папы в Киев. Вместо декларируемого на словах мира, визит обострил религиозную ситуацию на Украине. Совершенно сознательно Папа любезно общался с украинскими раскольниками, пренебрегая мнением Русской Православной Церкви о несвоевременности визита.
Невнятная реакция ведущих СМИ показала, что в России мало кто имеет представление о том, чем на самом деле является религиозная составляющая нашей жизни. К примеру, Новосибирский губернатор В.Толоконский обрадовался решению Ватикана одну из 4-х новых епархий основать в Новосибирске. Мол, теперь уж все согласятся, что Новосибирск – столица Сибири, сам Папа это подтвердил. Такая провинциальная ограниченность показывает, что до сегодняшнего дня для значительной части нашей политической элиты религиозный фактор остается некоей экзотикой, хотя на словах все и признают его важность в жизни любого государства, а России особенно. Появление римо-католической епархии в Новосибирске не повысит статуса Новосибирска в глазах мировой общественности, а повысит опасность потенциальных конфликтов, которые безусловно будут возникать при дальнейшей экспансии Ватикана на территории РФ. А она последует неминуемо!
Очевидно, что в связи с последними событиями очаг напряженности, практически на пустом месте устроенном Ватиканом, будет только разгораться. Само по себе учреждение епархий уже вызвало серьезный конфликт. Паписты вполне сознательно, с провокационной целью, внесли в титул одного из епископов японское наименование Сахалина. Технология действий католиков для расширения собственного влияния хорошо известна, она всегда связана с созданием конфликтных ситуаций и планомерно увеличивающимся давлением на противника, причем давлением по всем направлениям – политическому (через международные организации), общественному (пиар-акции в СМИ), да и военному. Примеров тому множество. Никогда Рим не упускал возможности при случае погрозить собственной силой, и это происходило не только во времена средневековых рыцарей.
Что же дальше?
Уже сейчас понятно, что отступать Ватикан не намерен, и обострение отношений между православными и католиками папистов не пугает. Своим агрессивным шагом они фактически сорвали возможность переговоров с РПЦ, которые наметились в ходе римской встречи представительной делегации РПЦ с Папой в январе. Тогда была достигнута договоренность о продолжении переговоров, для ведения которых 26 февраля в Москву должен был прибыть руководитель папского Совета по содействия христианскому единству кардинал Каспер. Визит был сорван агрессивными провокационными действиями римской курии. Папа Кароль Войтыла, как настоящий иезуит, встречаясь с представителями московского Патриарха даже словом не обмолвился о том, что через несколько дней Ватиканом планируется серьезнейший шаг в отношении России. Войтыла не впервые позволяет себе нарушать предварительные договоренности с РПЦ, к которым православные относятся вполне серьезно. Как можно о чем-то договариваться с таким человеком? Если хитроумная политика Ватикана привычна для Запада, то нас, традиционно надежно защищенных от католической экспансии мощным Российским государством, такие выверты “церкви-сестры” ввергают в недоумение.
Следует признать, что “никодимовская” внешняя политика нашей Церкви последних сорока лет оказалась несостоятельной перед лицом католической экспансии. Общаясь с папистами, дипломаты из ОВЦС наивно (надеемся, что наивно) полагали, что католики люди порядочные, с ними можно договариваться, что II-й Ватиканский собор действительно подложил конец противостоянию. Но оказалось, что заветы Макиавели живы и сейчас, весь этот словесный флер о братских отношениях с “церковью-сестрой”, не более чем ловушка для тех, что хочет в нее попасть. Лозунг “цель оправдывает средства в отношениях с “схизматиками” – был и остается принципом политики Ватикана.
Конечно, наше государство может ответить на агрессивный недружественный демарш Ватикана осложнениями с регистрацией новых епархий, тем более что там, где позиции католиков традиционно сильны, паписты не стесняются использовать свой “административный” ресурс. Очевидно, что в Ватикане готовы к такому повороту событий, а возможно только этого и добиваются. Легко представить, какой поднимется гвалт в западных и в российских прозападных СМИ, даже обычно недружелюбные к Ватикану обозреватели не упустят лишнего повода представить русских агрессивными мракобесами. Казалось бы, а стоит ли нам с ними связываться? Как говориться, не трогай ..., и запаха не будет. Пусть бы основывали свои епархии, увеличивали статус своих представителей. За прошедшие десятилетия каких только миссионеров мы не видели на улицах своих городов. Русская Православная Церковь ничего не потеряла от этого, потерялись души отдельных наших сограждан, но и это не удивительно. Идет война, жертвы неизбежны. Неужели действия Ватикана для нас более опасны, чем действия различных протестантских миссионерских организаций?
Приходится признать, что это так. Деятельность Ватикана, как мощной, организованной силы, вызовет куда более болезненную, конфликтную ситуацию во всех тех местах, куда проникнет католицизм, чем то, чего смогли добиться разрозненные протестантские группы. Печально, что многие политики недооценивают последствий экспансионизма Ватикана.
Именно это, расширение очагов напряженности в религиозной сфере, в первую очередь беспокоит иерархов Русской Православной Церкви и православную общественность. Этим объясняется резкая реакция Церкви на действия Ватикана. Не столько о себе заботится Церковь, предупреждая о конфликтной ситуации, сколько о русском народе, за который она несет ответственность перед Богом и людьми. Наиболее трезвые политики прислушиваются к мнению Церкви, понимая, что та или иная позиция священоначалия продиктована не заботой только о количестве своих прихожан, а заботой о всей России, о ее государственных интересах, которым угрожают нынешние действия Ватикана. Вряд ли возможно усовестить папистов, там уважают только силу. Поэтому чем более жесткий консолидированный ответ почувствует Ватикан, тем меньше у него будет прыти. Если же мы спокойно отнесемся к введению католических епархий, возникновению католического митрополита в Москве, пока в Москве, то не за горами и следующий шаг, когда Кондрусевич станет митрополитом московским, а может и католическим патриархом всея Руси. Есть же католический патриарх Иерусалима. Доказывай потом, что такие шаги Ватикана не вызваны внутренней необходимостью католической церкви.

Форумы