• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Антиквары в ЕС возмущены ужесточением правил ввоза культурных ценностей

В одной лишь Франции протестует около 300 торговцев антиквариатом и произведениями искусства, а следом начинает бурлить армия коллекционеров

ПАРИЖ. Антиквары в ЕС возмущены ужесточением правил ввоза культурных ценностей – в одной лишь Франции уже протестует около 300 торговцев антиквариатом и произведениями искусства, а следом начинает бурлить армия коллекционеров, сообщает artnet.

Новые нормы вступают в силу 28 июня 2025 года, они требуют от импортеров множество новых документов о происхождении археологических, антикварных и художественных предметов, обнаруженных или изготовленных за пределами ЕС и ввозимых в одно из 27 государств-членов. Антиквары во Франции тут же развернули компанию протестов и лоббирования против новых норм ЕС, препятствующих незаконному ввозу культурно-исторических ценностей, в первую очередь старинных (антиквариата). «Эти драконовские положения нанесут резкий и разрушительный удар арт-рынку ЕС, – заявляют антиквары. – Это первый шаг к неправомерной криминализации коллекционной деятельности».

Это резкое заявление прозвучало на бурной Парижской пресс-конференции 29 февраля, созванной Национальным синдикатом антикваров (НСА, Syndicat National des Antiquaires, SNA), который лоббирует интересы около 300 антикваров и арт-дилеров во Франции. Выступавшие сошлись во мнениях о том, что утвержденный еще в 2019 году (и ныне вводимый в силу) регламент Европейского Союза (2019/880) вводит «необоснованные и непропорциональные» жесткие требования к импорту произведений искусства, предметов старины и археологических находок на территорию ЕС. Главы и авторитеты НСА утверждают, что ужесточение норм приведет к уходу торговли антиквариатом и произведениями искусства с рынка ЕС, где львиная доля ныне принадлежит Франции.

Кроме того, антиквары скорбят, что коллекционерам станет очень трудно или вовсе невозможно даровать особо ценные предметы культуры и искусства музеям ЕС, а тем более ввозить свои собственные зарубежные коллекции в ЕС после проживания за границей. «После Брексита Франция и ЕС обогнали Великобританию и стали вторым по величине рынком антиквариата в мире по многим показателям, – напомнил в своей речи на конференции Иван Макквистен (Ivan Macquisten), эксперт и советник целого ряда союзов торговцев предметами искусства, в том числе НСА. – На мой взгляд, этот новый закон уничтожит это почетное лидерство».

Франция в настоящее время считается четвертым по величине арт-рынком в мире после США, Великобритании и Китая. Объем продаж в стране в 2022 году составил почти 5 миллиардов долларов, по данным отчета Art Market Report 2023, подготовленного Art Basel и UBS (Union Bank of Switzerland – международный инвестиционный банк). Франция также издавна почитается как старинный центр торговли антиквариатом и предметами искусства, а в ЕС она вышла на этом рынке на первое место сразу после Брексита.

Новые нормы распространяются на ввоз любого антиквариата в ЕС, в том числе из стран Африки, Океании, Америки – особенно на предметы искусств доколумбовой эпохи. Теперь владельцы должны получить особые разрешения (лицензии) на ввоз археологических артефактов и предметов искусств возрастом более 250 лет. На ввоз каждого предмета (окаменелости, древности, рукописи или произведения искусства) возрастом свыше 200-250 лет и стоимостью более 18 тысяч евро владелец должен теперь подавать «заявление импортера». К нему он прилагает обширный поверочный список для указания происхождения товара, наличия экспортной лицензии, и со многими другими «птичками», свидетельствующими, что товар не похищен из страны происхождения. Критики указывают, что сбор подобных подтверждений и доказательств почти невозможен, особенно для предметов, экспортированных из стран происхождения многие десятилетия назад и с тех пор поменявших иной раз не одну коллекцию.

«Следы путешествий большинства выдающихся антикварных предметов теряются во времени, – подчеркивает Энтони Мейер (Anthony Meyer), член правления НСА и основатель галереи Мейера (Galerie Meyer), специализирующейся на искусстве народов Океании и Арктики. – Они переходят из рук в руки … [в личных коллекциях] многие годы. Никто никогда не собирал по ним информации, не искал документальные следы их путей, поскольку просто не было подобных требований и обязанностей. В прежние времена это было вполне этично и законно. В нынешние дни менталитет меняется, и нам приходится меняться вместе с ним. НСА и и другие международные торговые союзы все же надеются наладить сотрудничество с официальными службами в Брюсселе в надежде на понимание, исключения и поправки к этим жестким нормам по ряду предметов, для которых их нужно смягчать».

Мейер также является видным членом базирующейся в Брюсселе CINOA (Confederation Internationale des Negociants en Oeuvres d'Art) – Международной конфедерации ассоциаций антикваров. «В последние годы CINOA отчаянно пыталась скорректировать подготовку этих норм правительством и чиновниками, однако мы в этом не преуспели, – скорбит Мейер. – Синдикат НСА также признает, что его публичные лоббистские усилия запоздали, и теперь пытается оценить ущерб от новых правил и норм для главной миссии организации. Мы пытаемся сохранить наши рабочие места, наш рынок, сберечь возможность для ценителей по-прежнему любить искусство и владеть шедеврами искусства. Рынок антиквариата – один из величайших поставщиков культурной информации и знаний народу … Если вы убиваете этот рынок, вы лишаете себя и потомков важнейших знаний, преемственности культуры и экспертизы».

«Мало того, что новые нормы влекут рост издержек и задержек при импорте ценностей, так закон еще и считает импортируемый товар незаконным «по умолчанию», если не доказано обратное, – возмущается Макквистен, – Это прямое нарушение базовой юридической нормы о «бремени доказательств», а также действующего законодательства о собственности с его презумпцией добросовестности собственника». Действительно, по новым нормам импортер несет юридическую ответственность за правильность документов и сведений о происхождении товара. Если позже выяснится, что предмет был похищен, импортера можно привлечь к уголовной ответственности. Если индивидуальный коллекционер ввозит в ЕС свое собрание после проживания за границей и не способен при этом доказать «невинность» источника предмета (которым он владеет иной раз многие десятилетия), ему могут отказать во ввозе или подвергнуть уголовному преследованию. Исключения делается только для временного ввоза в ЕС предметов на официальные выставки и ярмарки. Однако дилеры говорят, что возить такие предметы нет смысла, если нет лицензии на продажу, а потому невозможно продать их клиентам в ЕС. Такая же судьба может постигнуть личные дары музеям от коллекционеров на территории Евросоюза.

Чиновники ЕС сами ничего не поясняют, а вебсайт ЕС толкует новые нормы весьма абстрактно. «После нападения террористов на многие объекты культуры в Афганистане, Сирии и других странах, многие награбленные артефакты появились на рынках антиквариата, – гласит толкование. – Новые нормы законодательства должны предотвращать незаконную торговлю культурными ценностями, особенно когда такая торговля может способствовать финансированию террористической деятельности».

Однако участники конференции считают, что нельзя огульно наказывать рынок, пока нет никаких весомых доказательств воображаемой связи арт-рынка с источниками финансирования терроризма, тем более что масштабы незаконной торговли произведениями искусства сильно преувеличены. Тому свидетельством отчет RAND 2020 года и отчет Казначейства США за 2022 год, в которых прямо указывается, что не найдено доказательств финансирования террористических организаций за счет «отмытых» доходов от продажи артефактов. Есть также доклад Донны Йейтс и Нила Броуди (Donna Yates, Neil Brodie) за 2023 год, в котором опровергается ходячий миф о том, что незаконная торговля древностями вышла на третье место по обороту после торговли оружием и наркотиками. «Фантазии о том, что арт-рынок финансирует терроризм, совершенно ложны, – возмущается Ив-Бернар Деби (Yves-Bernard Debie), бельгийский юрист рынка искусств при НСА. – Тому свидетельством особое исследование Макквистена. Он доказал, что новые нормы вводятся в ответ на ложные доводы. Он также показал, что незаконная торговля произведениями искусства существует, но это не организованная преступность, а ее объемы пренебрежимо малы в сравнении с рынком наркотиков и оружия».

В то же время настораживают некоторые выводы отчета RAND 2020 года. «Существует хорошо документированный рост грабежей на археологических объектах, – пишут авторы отчета. – Несмотря на отсутствие надежных доказательств реальных масштабов этой преступной деятельности и ее сетевой структуры, она генерирует немалые прибыли. В декабре отдел по контролю оборота древностей (Antiquities Trafficking Unit) при окружной прокуратуре Нью-Йорка отрапортовал, что за время своей недолгой службы уже вернул владельцам более 4700 украденных древностей стоимостью почти 450 миллионов долларов, в том числе 4250 предметов в 25 стран».

О новых нормах ЕС высказался и Александр Герман (Alexander Herman), директор британского Института искусства и права. «Мне интересно посмотреть, как таможни ЕС будут реализовывать на практике эти новые нормы, – отметил Герман. – Нельзя не видеть, что новый закон весьма жесток, однако часто бывает так, что жестокость закона смягчится невозможностью и необязательностью его буквального исполнения. Как гласит поговорка, о вкусе пудинга давайте судить не раньше, чем его поели. Все дело в том, насколько успешно и охотно соответствующие службы государств-членов ЕС в конечном счете смогут внедрить эти нормы в практику».

Форумы