«Случай с сумкой»: из истории жалованной грамоты Троицкому Печенгскому монастырю 1675 г. Никонов С. А.

С приехавшим в Москву в начале 1675 г. строителем Троицкого Печенгского монастыря старцем Сергием (Кайдаловым) произошел неприятный случай. Он остановился «за Ильинскими вороты» Китай-города в «квасной избе», принадлежавшей кваснику Дмитрию Алексееву сыну Долгово, каменщику Ивану и его сыну стрельцу Борису Иванову. Строитель оставил хозяевам на хранение сумку с деньгами, документами (царскими жалованными грамотами и списками с них, «крепостями»), книгами и другим «борошнем». Хозяева, по словам Сергия, присвоили ценную сумку, отказываясь возвращать ее «неведомо для чево». Строитель, отличавшийся хорошей памятью, даже запомнил точную дату исчезновения сумки – 28 февраля. Попытки вернуть украденное заняли несколько месяцев, но, так и не добившись своего, строитель Сергий подал 17 июля 1675 г. на царское имя челобитную, приложив к ней список («роспись») пропавших документов, книг и вещей.

Поездки настоятелей монастырей, духовных владык в столицу в XVI–XVII вв. были обыденным явлением[1]. Здесь происходило рассмотрение конфликтов, решение которых могло растянуться на годы, получались и подтверждались жалованные грамоты, устанавливались контакты с представителями светской и духовной власти. Частые отлучки в столицу породили такой вид хозяйственной документации, как приходо-расходные книги московских поездок, сохранившиеся в архивах ряда монастырей Русского Севера[2]. В этом контексте необходимо рассматривать и поездку строителя Сергия.

Приложенная к челобитной роспись документов дает основание предполагать, что цель его поездки состояла в получении жалованной грамоты, которая должна была подтвердить имевшиеся у монастыря привилегии и вотчинные права. Проблема жалованной грамоты для Троицкого Печенгского монастыря оставалась насущной по двум причинам. Последней общей жалованной грамотой, подтверждавшей права и привилегии монастыря, являлась грамота, выданная царем Василием Шуйским 30 ноября 1606 г. Ко времени поездки строителя Сергия в Москву эта грамота уже утратила свое значение. В 1619 г. Кольский острог, где стоял Троицкий Печенгский монастырь, во время пожара сгорел вместе с обителью. Для воссоздания монастыря братии даже пришлось занимать крупную сумму у голландского купца Ивана Маркова[3]. В пожаре пострадали и документы монастырского архива. В частности, погибли царские грамоты, выданные монастырю Иваном Грозным, Федором Ивановичем и Василием Шуйским. Некоторые из сгоревших грамот имели списки. Значительно меньше повезло грамотам Ивана Грозного: известия о них сохранились только в упоминаниях других источников. Спустя 10 лет после пожара обитель попыталась восстановить общую жалованную грамоту. Для этого власти организовали «сыск», проходивший в Сыскном приказе в Москве и в Кольском остроге. В Коле воевода Г. К. Зловидов взял показания у стрельцов, посадских людей, духовенства[4]. Несмотря на усилия, монастырь так и не получил общей жалованной грамоты. Повторно розыск о жалованных грамотах монастыря происходил в 1637/38 г., но также не дал желаемого результата[5].

Вторая причина поездки строителя Сергия в Москву связана с конфликтом монастыря и саамов Нотозерского и Сонгельского погостов из-за права владения рыболовными угодьями на реке Туломе. Истоки конфликта уходят в конец XVI в., когда монастырь по деловой записи получил половину семужьих угодий саамов. Впоследствии эти угодья были легализованы жалованными грамотами царей Федора Ивановича и Василия Шуйского в 1591 и 1606 гг. Новое «наступление» монастыря на нотозерские и сонгельские угодья развернулось после 1611 г.: разоренные шведским отрядом, саамы вынужденно продали печенгским старцам часть своих владений[6]. Действия монастыря не рассматривались саамами как законные, и уже в 1590/91 г. погосты и обитель заключили первую мировую запись. В XVII в. еще трижды заключались подобные записи, которые, правда, не приводили к окончательному улаживанию конфликта. Отстаивая свои права, нотозерские и сонгельские саамы подавали челобитные царю жалобами на печенгских старцев. Для второй половины XVII в. известны девять таких челобитных[7]. Таким образом, добиваясь жалованной грамоты, Троицкий Печенгский монастырь в том числе рассчитывал поставить точку в конфликте с саамами Нотозерского и Сонгельского погостов.

В росписи строителя Сергия (Кайдалова) упомянуто более 30 документов, привезенных в Москву. По видам они распределяются на публично-правовые (жалованные царские и патриаршие грамоты, отводная грамота кольского воеводы) и частно-правовые акты (памяти, отписи, кабалы, записи, данные и купчие грамоты), хозяйственные документы (сметная роспись на монастырское имущество, приходо-расходная тетрадь московской поездки строителя), челобитные и документы внутреннего управления монастырем (посыльная память), выписи из писцовых книг. Особенностью росписи является отсутствие точных дат того или иного документа. Это объясняется тем, что роспись Сергий (Кайдалов) составлял по памяти и из-за многочисленности привезенных документов некоторые из них не мог вспомнить, в чем признавался сам: «иных всяких списков, и писем, и памятей, и отписей, имян им не упомню».

Тем не менее роспись значительно пополняет наши представления о монастырском архиве. Сводные данные об архиве содержатся в писцовой книге Кольского уезда 1608–1611 гг. и описи монастырского имущества 1658 г.[8] О значительной части монастырских документов мы имеем представление только благодаря этим источникам. Неоднократно страдавший от разорения и пожаров Троицкий Печенгский монастырь[9] не мог сохранить в целости свой архив.

Вопрос о выдаче монастырю общей жалованной грамоты рассматривался в Новгородском приказе боярином Артамоном Матвеевым, думным дьяком Григорием Богдановым и дьяками Яковом Поздышевым, Иваном Евстафьевым, Василием Бобининым и Степаном Полковым[10]. Грамота была пожалована монастырю 15 июня 1675 г., т. е. уже после того, как строитель лишился своей сумки. В тексте содержатся ссылки на ряд грамот, привезенных строителем в столицу: царей Федора Ивановича 1591 г., Василия Шуйского 1606 г., Михаила Федоровича 1623 и 1633 гг., Алексея Михайловича 1647 г. Нельзя исключать, что с ряда документов в приказе были сняты копии или сделаны выписки для последующей работы. Остальные документы, не названные в жалованной грамоте, могли использоваться как справочный материал[11] или для решения каких-то других вопросов.

Жалованная грамота 1675 г. подтверждала права монастыря на вотчины в Кольском уезде, дворы в Кольском остроге, Устюге Великом, Вологде, Козьмодемьянском приходе Курейской волости, даровала освобождение от уплаты таможенных пошлин с добытой рыбы и провозимых по рекам грузов (соли) и другие привилегии. Вопрос о монастырских вотчинах поднимался и в царской грамоте воеводе Кольского острога П. И. Дубровскому от 25 августа 1675 г., согласно которой за обителью закреплялись все угодья, в том числе приобретенные у саамов Нотозерского и Сонгельского погостов, зафиксированные в писцовой книге Кольского уезда 1608–1611 гг.[12] Впоследствии жалованная грамота 1675 г. была подтверждена в 1684 г.[13] Выдача грамот не положила конец длительному конфликту с Нотозерским и Сонгельским погостами, длившемуся до первой трети XVIII в. Власти после 1675 г. оказали поддержку саамам, окончательно закрепив за ними право на угодья по реке Туломе[14].

Роспись содержит еще один важный факт, связанный с почитанием основателя монастыря прп. Трифона Печенгского (1494 г. – 15 декабря 1583 г.). В сумке строителя Сергия (Кайдалова), помимо богослужебных книг, хранилось и «житие чюдотворца Трифона Печенсково, монастырю началника, в тетратех». Возможно, старец привез ее в Москву для изготовления переплета. Короткая ремарка росписи о житии прп. Трифона вносит определенную ясность в историю этого агиографического текста и позволяет поставить вопрос о почитании святого в Троицком Печенгском монастыре.

Текст жития святого был впервые опубликован в 1859 г. по списку начала XVIII в.[15] В исследованиях В. О. Ключевского, И. А. Яхонтова, О. А. Белобровой высказаны ценные мысли о литературной истории памятника[16]. Так, записи о прп. Трифоне Печенгском начали составляться современниками еще при его жизни[17]. К началу XVII в. Белоброва относит и появление текста жития святого[18]. С ним или какими-то другими записями о жизни святого был знаком известный книжник середины XVII в. Сергий Шелонин, составивший в 1658 г. службу русским чудотворцам, куда включил канон и тропарь прп. Трифону[19].

Наиболее полное исследование истории текста Жития прп. Трифона Печенгского выполнил В. В. Калугин[20]. Он выявил 17 его списков, датируемых XVIII – началом XX в.[21] В результате их исследования были установлены три редакции памятника – Основная, Выговская и Краткая. Одним из источников Жития послужили записи, ведшиеся в монастыре на рубеже XVI и XVII вв., и устные предания о прп. Трифоне. Текст Жития был составлен в конце XVII – начале XVIII в., как предполагает Калугин, по инициативе архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия (Любимова). Вероятным автором памятника мог являться строитель Троицкого Печенгского монастыря Павел[22].

Таким образом, в науке нет единого мнения о времени создания Жития прп. Трифона Печенгского: О. А. Белоброва относит его появление к началу XVII в., а В. О. Ключевский, И. А. Яхонтов и В. В. Калугин рассматривают как поздний памятник агиографии Русского Севера, возникший не ранее второй половины или даже конца XVII в.

Публикуемая роспись дает основание говорить, что Житие прп. Трифона возникло до 1675 г. Житие не упоминается в описи имущества монастыря 1658 г., в то время как поздние описи 1721, 1757 и 1765 гг. среди рукописных книг библиотеки обители указывают житие и службу святому[23]. Следовательно, нельзя исключать, что Основная редакция Жития (по Калугину) возникла после 1658 и до 1675 г. В таком случае предположение о возможной причастности к его составлению строителя Павла должно быть отклонено.

На сегодняшний день упоминание Жития в росписи строителя Сергия (Кайдалова) является самым ранним свидетельством о существовании памятника. Но возникает вопрос, зачем понадобилось строителю привозить Житие в Москву, где происходило решение сугубо хозяйственных дел? Анализ формуляра челобитных Троицкого Печенгского монастыря позволяет предполагать, что именно ко времени настоятельства Сергия (Кайдалова) относится утверждение культа святого в обители. В челобитной царю строителя Сергия с братией 1674 г., поднимавшей вопрос о спорных угодьях на реке Туломе, мы встречаем следующую формулу: «Бьет челом (строитель Сергий (Кайдалов). – С. Н.) твоиво царского богомолья Колскаго острога Печенскаго монастыря Трифана началника обители»[24]. Схожая формула используется и в более поздней челобитной, поданной строителем иеромонахом Павлом в 1696/97 г.[25] Общеупотребимой эта формула так и не стала, и в последующих челобитных в обращении упоминался небесный покровитель монастыря – Живоначальная Троица. Думаю, указание имени святого в названии монастыря может быть связано с утверждением его официального почитания и составлением текста жития.

В завершение несколько слов о личности строителя Троицкого Печенгского монастыря. Фамилия строителя – Кайдалов – не встречается в документах государственного кадастра – писцовой и переписной книге Кольского острога XVII в., что, возможно, указывает на пришлость настоятеля. Слово «кайдал» имеет разные значения: гурт, стадо, а также кандалы[26].

В Печенгском монастыре жил кто-то из родственников строителя Сергия. В грамоте патриарха Никона, выданной 30 марта 1659 г. игумену Крестного Онежского монастыря Иоанну в связи с передачей в управление Троицкого Печенгского монастыря и принадлежавших ему угодий, упоминаются непослушные «воры и бражники». К ним относились иеромонах Симеон и служка Богдашка Кайдалов, которых, «скованых», под стрелецким караулом требовалось доставить из Печенгского в Крестный монастырь[27]. Наверное, этот же человек упоминается и в росписи строителя Сергия: Богдан Кайдалов уплатил 12 руб. по кабале сумлянина Костентина Тимофеева сына.

Справочные издания настоятельство строителя Сергия датируют 1674–1682 гг.[28] Наиболее ранние сведения о старце относятся к 1668 г. 21 декабря происходила очная ставка в приказной избе Кольского острога, в которой участвовали земский староста Сенка Яковлев и старец Сергий (Кайдалов) с одной стороны, а также кандалакшанин Кондратко Трофимов и иеродиакон Кандалакшского Пречистенского монастыря Исидор – с другой[29]. В присутствии кольского воеводы И. Я. Эверлакова тяжущиеся стороны решали вопрос о раскладке податей между жителями Колы и крестьянами поморских волостей Кольского уезда: Кандалакши, Ковды, Керети, Порьей Губы.

Первые упоминания о старце Сергии (Кайдалове) как строителе датируются 1673 г.[30], последние – 1681 г., когда он совершил поездку в Москву для подтверждения выданной в 1675 г. жалованной грамоты. Этот вопрос рассматривался в Новгородском приказе думным дьяком И. И. Ивановым «с товарыщи», принявшими решение подтвердить ранее выданную грамоту, за исключением финансовых привилегий («а тарханом не быть»)[31]. В отказе власти продлевать монастырю финансовые льготы (освобождение от уплаты таможенных пошлин с продукции соляного и морских промыслов) отразился поворот в правительственной политике конца XVII в., лишившей монастыри и духовные организации податных послаблений[32]. Но начатое дело так и осталось незаконченным. Строитель Сергий, не дождавшись решения по делу, «с Москвы сьехал, а жаловалную грамоту оставил в Новгородцком приказе»[33].

Впоследствии следы строителя потерялись, и его судьба осталась неизвестной. В должность настоятеля монастыря вступил иеромонах Варфоломей, также занявший пост строителя. В начале XVIII в. известны несколько представителей фамилии Кайдаловых в Коле. Согласно переписной книге Кольского уезда 1710 г., в стрелецкой слободе Колы в одном дворе жили стрельцы, братья Дмитрий и Даниил Власовы дети Кайдаловы. Оба были женаты и имели детей[34].

В небольшом эпизоде из жизни строителя Сергия (Кайдалова) отражаются реалии повседневной жизни провинциального монастыря (поездки в Москву для решения конфликтных ситуаций и получения жалованных грамот), проливается свет на состав монастырского архива, историю почитания прп. Трифона Печенгского.

Публикация текста челобитной и росписи строителя Сергия (Кайдалова) осуществляется по выработанным в науке правилам археографии, предъявляемым к изданию документов XVII в. Благодарю А. В. Воронина (Мурманский государственный технический университет), обратившего мое внимание на этот ценный источник, и А. В. Воробьева (РГАДА) за помощь в работе с текстом документа.

 


© Никонов С. А., 2020

 

[1] Попов А. Н. Мелочи архиерейской жизни XVII–XVIII вв. (Из прошлого Архангельской епархии) // Андрей Николаевич Попов. Труды. Творческая биография. Библиография / Сост. Е. И. Тропичева и др. Архангельск, 2013. С. 68–83. Впервые работа опубликована в 1914 г.; Башнин Н. В. К вопросу о транспортных путях и средствах передвижения в XVII в. (по материалам приходо-расходных книг Вологодского архиерейского дома) // Вестник церковной истории. 2018. № 3/4(51/52). С. 303–310.

[2] В частности, такие книги известны для архивов Соловецкого, Николо-Корельского и Крестного Онежского монастырей. См.: Иванов В. И. Бухгалтерский учет в России XVI–XVII вв.: Историко-источниковедческое исследование монастырских приходо-расходных книг. СПб., 2005. С. 23, 31; Приходо-расходные книги Соловецкого монастыря. 1571–1600 г. / Сост. Е. Б. Французова. М.; СПб., 2013. С. 21.

[3] Никонов С. А. Троицкий Печенгский монастырь в Кольском остроге в XVI–XVIII веках: краткий исторический очерк // Описи церковного имущества Кольского Печенгского монастыря и Воскресенского собора города Колы XVIII – середины XIX веков / Сост. и авт. ст. Д. А. Ермолаев, С. А. Никонов. Мурманск, 2013. С. 11.

[4] Подробнее об этом см.: Никонов С. А. Восстановление жалованных грамот Троицкого Печенгского монастыря в первой трети XVII в. // XI Ушаковские чтения: Сборник научных статей / Науч. ред. Ю. П. Бардилева. Мурманск, 2015. С. 49–54.

[5] Этот сыск упоминается в жалованной грамоте монастырю 1675 г. (Сборник грамот Коллегии экономии (далее – Сборник ГКЭ). Т. 2. Л., 1929. № 154. Стб. 495).

[6] Подробнее об этом см.: Никонов С. А. Конфликт Троицкого Печенгского монастыря и саамов Нотозерского и Сонгельского погостов в конце XVI – начале XVIII века: этапы и формы противоборства // Поморские чтения по семиотике культуры. Вып. 10: Актуальные проблемы семиотики геосоциального и геокультурного пространства Европейской части Российской Арктики: Сборник научных статей и материалов / Отв. ред. Н. М. Теребихин, Л. Д. Попова. Архангельск, 2018. С. 229–230.

[7] Никонов С. А. Конфликт Троицкого Печенгского монастыря... С. 230.

[8] Об актовом архиве Троицкого Печенгского монастыря см.: Никонов С. А. Актовый архив Троицкого Печенгского монастыря по документам церковного и государственного кадастра XVII–XVIII вв. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вып. 4. Четвертые чтения памяти академика РАН Л. В. Милова. М., 2015. С. 299–305.

[9] Так, в 1589 г. монастырь был разорен шведским отрядом, после чего переведен с реки Печенги в Кольский острог, в 1619 и 1693 гг. пострадал от пожаров (Никонов С. А. Троицкий Печенгский монастырь в Кольском остроге... С. 10–11, 14).

[10] Сборник ГКЭ. Т. 2. № 154. Стб. 495.

[11] Об этом говорит использование данных писцовой книги Кольского уезда 1608–1611 гг., выдержка из которой приводится в грамоте «с прочетом» кольскому воеводе Дубровскому.

[12] Сборник ГКЭ. № 155. Стб. 515–523.

[13] Там же. № 154. Стб. 514.

[14] Никонов С. А. Конфликт Троицкого Печенгского монастыря... С. 231–232.

[15] Житие преподобного Трифона Печенгского, просветителя лопарей // Православный собеседник. 1859. Ч. 2. С. 89–120.

[16] Яхонтов И.Жития св. севернорусских подвижников Поморского края как исторический источник. Казань, 1881. С. 337–340; Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1989. С. 337–340; Белоброва О. А.Житие Трифона Печенгского (Кольского) // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2: вторая половина XIV – XVI в. Ч. 1: А–К. Л., 1988. С. 337–339.

[17] Яхонтов И. Жития св. севернорусских подвижников... С. 127; Ключевский В. О. Древнерусские жития святых... С. 337.

[18] Белоброва О. А. Житие Трифона Печенгского (Кольского). С. 337.

[19] Помимо канона прп. Трифону, Служба содержала каноны Иоанну и Логгину Яренгским, Варлааму Керетскому, Герману Соловецкому, митрополиту Филиппу (Сапожникова О. С. Русский книжник XVII в. Сергий Шелонин. Редакторская деятельность. М.; СПб., 2010. С. 352–355).

[20] Калугин В. В. Житие Трифона Печенгского, просветителя саамов в России и Норвегии. М., 2009. После выхода в свет работы В. В. Калугина еще один список Жития прп. Трифона был выявлен и опубликован В. М. Быковой и А. В. Пигиным (Житие Трифона Печенгского / Подгот. текста В. М. Быкова и А. В. Пигин // Памятники книжной старины Русского Севера: коллекции рукописей XV–XX веков в государственных хранилищах Республики Карелия / Сост., отв. ред. и автор предисл. А. В. Пигин. СПб., 2010. С. 437–456.

[21] Калугин В. В. Житие Трифона Печенгского... С. 16–21.

[22] Там же. С. 57–60. О строителе Павле см.: Никонов С. А.Акты Троицкого Печенгского монастыря конца XVII – начала XVIII в. из архива канцелярии архиепископа Архангельского и Холмогорского // Вестник церковной истории. 2018. № 1/2(49/50). С. 87–88.

[23] Описи церковного имущества Кольского Печенгского монастыря... С. 99, 127, 348.

[24] РГАДА, ф. 159, оп. 3, д. 416, л. 1.

[25] «Бьют челом богомолцы твои Колского острогу Живоначалные Троицы Трифанова Печенского монастыря» (РГАДА, ф. 141, оп. 7, 1697 г., д. 765, л. 1)

[26] Веселовский С. Б. Ономастикон. Древнерусские имена и прозвища. М., 1974. С. 131; Словарь русского языка XI–XVII вв. Вып. 7: К – Крагуяръ. М., 1980. С. 26.

[27] Сборник материалов по истории Кольского полуострова XVI–XVII вв. Л., 1930. № 59. С. 101.

[28] Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. Стб. 833; Козмин Н. Трифонов-Печенгский монастырь // Краткое историческое описание монастырей Архангельской епархии. Архангельск, 1902. С. 461.

[29] РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1695 г., д. 45, л. 92–100.

[30] РГАДА, ф. 159, оп. 3, д. 416, л. 1, 15–16.

[31] Там же, оп. 1, д. 1611, л. 28.

[32] Седов П. В. Закат Московского царства: Царский двор конца XVII в. СПб., 2006. С. 149–154.

[33] РГАДА, ф. 159, оп. 1, д. 1611, л. 29.

[34] Архив Санкт-Петербургского института истории РАН, ф. 10, оп. 3, д. 20, л. 37 об. – 38.

Не позднее 1675 г. июля 17 – Челобитная строителя Троицкого Печенгского монастыря старца Сергия (Кайдалова) с жалобой на квасника Д. А. Долгова, стрельца Бориса Иванова сына, Ивана каменщика, похитивших сумку с деньгами, монастырскими документами, книгами и «борошнем»[1]

 

(Л. 1) Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержцу, бьет челом и являет богомолец твой, Колского острогу Живоначалныя Троицы Печенского монастыря строитель старец Сергий Кайдалов на Дмитрея Алексеива сына Долгова на квасника, да столника и полковника стремянного Юрьива приказу Петровича Лутохина на стрелца на Бориса Иванова сына, да на отца иво на Ивана каменщика.

В нынешнем, государь, во 183 году на Мясной неделе[2] пустили они меня к себе постоять из найму за Ильинскими вороты в квасную избу, а взяли они у меня на збережение сумку мою. А в той моей сумке было пять рублев денег, и твои великого государя жаловалныя грамоты, а с ыных грамот списки, и иные всякие монастырьские крепости и книги, и с моим борошнем. А ныне, государь, они, Дмитрей, и Борис, и Иван, тое моей сумки совсем мне не отдают неведомо за что, хотят они тою моею сумкою завладеть и не отдать неведомо для чево. А по уговору постоялое они у меня взяли все сполна. А сколко каких грамот и иных всяких крепостей было в той моей сумке и иной рухледи, и тому под сею челобитною роспись.

Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайловичь, всеа Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержец, пожалуй меня, богомолца своего, вели, государь, челобитье мое и явку записать. Царь государь, смилуйся, пожалуй.

(Л. 1 об.) 183-го июля в 17 день велеть челобитье ево и явку записать.

К сей изветной челобитной Климетцкого монастыря[3] строитель старец Иасаф вместо Печенского монастыря строителя старца Сергия Кайдалова по его веленью руку приложил.

 

Роспись строителя Сергия Кайдалова грамотам, письмам, «старцовой рухляди», украденным

 

(Л. 2) Роспись Печенсково монастыря Московской[4] службы строителя старца Сергея грамотам, и писмам, и его старцовой рухляди, что у него покрали нынешнего 183-го году февраля в 28 день.

Грамота царя и великово князя Михаила Федоровича всеа Росии за приписью дьяка Максима Матюшкина[5].

Грамота блаженные памяти Святейшаго патриарха Филарета Микитича за приписью дьяка Гарасима Мартемьянова[6].

Грамота царя и великово князя Алексея Михайловича всеа Росии о рыбных ловлях, о Падунском згодье[7].

Список з жаловалной грамоты царя Федора Ивановича о земли и о водах[8].

Да список же з грамоты царя Федора Ивановича о рыбных ловлях и о всяких угодьях, и как дано место в Колском остроге в городе[9].

Да список з жаловалные грамоты царя Василья Ивановича о всех монастырских вотчинах[10].

Да список блаженные памяти царя Михаила Федоровича о торгах и о пошлинах[11]. А ти вси списки за игуменскими руками.

По приказу бывшаго Никона патриарха Ставроса Кресново монастыря[12] старцы, и слуги, и стрелцы грабили Печенсково монастыря казну, и по городом дворы, и в усольях соль, и всякую казну монастырскую, и скот по усольям, и всему тому животу учинена роспись сметная в четырех тетратях, по смете всего живота на деветнатцеть тысеч на пятьсот рублев с лишком, да сверх тово тысеча семдесять яфимков[13].

Да список[14] з грамоты блаженные памяти Святейшаго Иасафа, патриарха Московсково, что отвести на Колмогоры и на Двене[15] в Курецкой волости, в Кузмодемьянском приходе ставровских старцов за Печенской монастырь прежней их монастырьской двор и деревню с сенными покосами, и росписная память тут же, что принял Печенсково монастыря старец Антоней, и за его рукою[16].

Да память на меня, старца Сергея, что взять на мне, старцы, иноземцу Андрею Бутману[17] сто шездесят рублев[18].

Кабала на семиостровских[19] лопарей в недоплатных денгах в тритцати в девети рублех[20].

Да запись на сумленина на Костентина на Тимофиева сына, Лужина племянника, в двунатцети рублях[21]; на него же, Костентина, кабала в двунатцети яфимках[22]; платил за него Богдан Кайдалов.

Да даная воронежсково[23] лопина Колуяна на ево вотчину в Воронья реки[24] в рыбных промыслах в четверти реки, а в той даной написано: хто станет в тое угодье вступатцы, и дать в Печенской монастырь денгами пятдесят рублев[25].

Да ти же воронежские лопари вотчинник Фетка Михайлов да московской челобитчик Микитка Симанов дали на Москве запись на собя в Печенской монастырь: будет мы дадим колским посатцким людем, или стрелцом, или какова чину ни есть, мимо Печенской монастырь, а заставы 27 в той [26] записи писано по сту рублев на год. А та запись писана на Москве на Иванской площади[27].

Да Колсково острогу поп Кипреян[28] продал свою вотчину в Печенской монастырь на Туломы реки рыбныя ловли. И та купчая дана, его Кипреянова рука тут же была[29].

Да на толмозерских[30] лопарей платежные отписи в кормах, и в подводах, и во всяких росходах[31]; да на них же мировая запись[32].

Да список с ыноземской записи об нашем монастырском торгу[33]. //

(Л. 3) Кабала в десети мирах[34] во ржи на колмогорцов, Матфея Митрофанова сына Окулова прикасщиков[35].

Да посылная память за братцкими руками, что мне, старцу Сергею, дана, и велено мне бити челом великому государю о монастырских нужных делах[36].

Два списка з жаловалных грамот о милостиных денгах, по чему походило государева жалованья в Печенской монастырь по пятидесят рублев на год[37].

Да выписка ис писцовых книг, за приписью дьяка Василья Мартемьянова[38], писца Алая Михайлова[39].

Да память о[т]водная по лопскому челобитью, дана в Колском[40] остроге из с[ъ]езжей избы, Туломскому згодью, за печатью воеводы Ивана Вельяминова[41].

Да роспись на Степана Непецына[42], как он был в Колском остроге и из монастыря имал и брал Божие милосердие две иконы окладные, и лошади, и красную рыбу семгу, и иное что из монастыря имал, и то все писано было в той же росписи, а та роспись за брацкими руками. На него же, Непецына, челобитная за братцкими руками, и иные челобитные были[43].

Да с Канда[лак]шским[44] монастырем с мировой записи список[45].

Да тетрать меня, старца Сергея, проходу[46] и росходу монастыръской казны и издерша московскому челобитью[47].

Да список был на валамских[48] старцов, как дано нам Паянское усолье[49] промышлять[50].

Да тут же было житие чюдотворца Трифона Печенсково, монастырю началника, в тетратех. Да челобитные черные и белые. Да иных всяких списков, и писем, и памятей, и отписей, имян им не упомню.

Да [пи]сцовой книге писца Алая Михалкова да дьяка Василья Мартемьянова две отписи платежных на морторских[51] лопарей на Сенку Федорова с товарыщи в десети рублях с полтиною, за рукою отписи Игнатья Рекунова[52], денги взяты во рьвяное дело в Колском остроге.

Роспись рухледи моей, Сергея старца, что покрадено.

Книга Ермолой, новая печать, Святцы с т[р]опари и с кондаки, книга Канонник печатная новая, вси в переплете. Две азбуки печатные. Вечерня печатная. Лист печатной прощеной. Цена книгам два рубли осмь алтын 4 денги. Денег пять рублев. Схима[53] полполтины. Холсту полотна дватцеть пять аршин, цена дватцеть пять алтын. Да иной всякой келейной рухляди на три рубли бес четверти приложил.

 


[1] РГАДА, ф. 141, оп. 5, д. 172.

[2] Мясная неделя – предпоследняя неделя перед Великим постом.

[3] Свято-Троицкий Клименецкий мужской монастырь, основан в 1520 г. прп. Ионой Климецким (конец XV в. – 1534 г.) на острове Большой Климецкий (современная Республика Карелия). Во второй половине XVI в. Сложилось хозяйство монастыря, включавшее пахотные земли, сенокосы и рыбные угодья. В 1613–1614 гг. обитель была разорена шведскими отрядами, в 1769 г. упразднена. С 1833 г. возрожден как приписанный к Олонецкому архиерейскому дому; в 1860 г. получил самостоятельный статус. В результате пожара в 1902 г. пришел в упадок и в 1906 г. преобразован в женский. В 1920-х гг. упразднен. Возрожден в 2015 г., настоятелем является игумен Александр (Марченко). См.: Кожевникова Ю. Н. Иона Клименецкий // Карелия: энциклопедия. Т. 1: А – Й. Петрозаводск, 2007. С. 380; Кожевникова Ю. Н. Монастырь Свято-Троицкий Клименецкий // Карелия: энциклопедия. Т. 2: К – П. Петрозаводск, 2009. С. 234; Электронный ресурс: klimenets.ru/nastoyatel/; дата обращения: 5 февраля 2020 г.

[4] В рукописи слово повторено дважды.

[5] 1636 г. ноября 21. Указная грамота царя Михаила Федоровича в Кольский острог стольнику и воеводе Осипу Ивановичу Щербатово об освобождении Троицкого Печенгского монастыря от уплаты десятины и пошлин с рыбы и сала, дани и оброка, таможенных пошлин, освобождении монастырских людей от «мирских росходов». Припись дьяка Максима Матюшкина. Документ опубликован: Сборник материалов по истории Кольского полуострова XVI–XVII вв. Л., 1930. № 40. С. 74–77.

[6] Грамота не выявлена.

[7] 1671 г. апреля 19. Указная грамота царя Алексея Михайловича в Кольский острог стольнику и воеводе Василию Хитрово об отводе и отмежевании угодий Троицкому Печенгскому монастырю и решении спора с лопарями Нотозерского и Сонгельского погостов. Упоминания грамоты см.: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1684 г., д. 58, л. 29; ф. 159, оп. 3, д. 416, л. 1; Сборник грамот Коллегии экономии. Т. 2. Л., 1929. № 155. Стб. 521–522.

[8] Возможно, строителем Сергием (Кайдаловым) допущена ошибка. Известны только две жалованные грамоты Троицкому Печенгскому монастырю царя Федора Ивановича: приведенная в следующей сноске и грамота от 30 июля 1590 г. об освобождении от уплаты таможенных пошлин с двух монастырских дощаников, перевозивших соль из Холмогор в Вологду.

[9] 1591 г. марта 20. Жалованная вотчинная, тарханно-несудимая грамота царя Федора Ивановича игумену Троицкого Печенгского монастыря Васияну. За приписью дьяка А. Я. Щелкалова. Список грамоты см.: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1674 г., д. 15, л. 14–21. О грамоте см.: Никодим (Кононов). Преподобный Трифон, просветитель лопарей, печенгский чудотворец, и церковно-историческое значение основанной им обители. СПб., 1899. С. 18; Андреев А. И.О подложности жалованной грамоты Печенгскому монастырю 1556 г. // Русский исторический журнал. 1920. Кн. 6. С. 142; Тебекин Д. А. Перечень иммунитетных грамот 1584–1610 гг. Ч. 2 // Археографический ежегодник за 1978 год. М., 1979. С. 219.

[10] 1606 г. ноября 30. Жалованная общая, тарханно-проезжая, ружная, несудимая (односрочная) грамота царя Василия Шуйского игумену Троицкого Печенгского монастыря Ефрему. За приписью дьяка Нечая Федорова. Списки грамоты см.: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1613 г., д. 2, л. 1–10; 1674 г., д. 15, л. 22–34, 51–64.

[11] 1623 г. марта 20. Жалованная тарханно-проезжая, несудимая грамота царя Михаила Федоровича и Святейшего патриарха Московского и всея Руси Филарета Никитича игумену Троицкого Печенгского монастыря Сергию о беспошлинной продаже монастырской соли «домашного варенья» и покупке товаров на монастырские нужды на сумму в 1 тыс. рублей, а также освобождении от таможенных пошлин с пяти телег (в летнее время) и с трех-четырех саней (в зимнее) с «непродажным» монастырским товаром. За приписью думного дьяка И. К. Грамотина. Списки грамоты см.: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1613 г., д. 1, л. 63–85; 1674 г., д. 15, л. 35–44. Пересказ грамоты см.: Никонов С. А. К истории публикации актов конца XVI–XVII в. Троицкого Печенгского монастыря архангельским краеведом Е. П. Щипуновым // Вестник церковной истории. 2017. № 1/2(45/46). С. 86–88.

[12] Крестный Онежский монастырь, основан в 1656 г. на острове Кий Онежского озера по распоряжению патриарха Никона. Для обеспечения обители переданы вотчины ряда монастырей Русского Севера, в том числе и Троицкого Печенгского. Большое значение в хозяйстве монастыря во второй половине XVII – первой половине XVIII в. приобретают рыбные промыслы на побережье Белого и Баренцева морей. В 1921 г. упразднен; в 1991 г. началось возрождение духовной жизни в монастыре (Кольцова Т. М. Кий-Островский Крестный Онежский монастырь // Православная энциклопедия. Т. 33. М., 2013. С. 414–424).

[13] Роспись не установлена.

[14] Исправлено, в рукописи: списокок.

[15] Так в рукописи. Документ не установлен.

[16] Грамота не установлена.

[17] Торговый иноземец, живший во второй половине XVII в. в Архангельске. Возможно, выходец из Нидерландов (Велувенкамп Я. В. Архангельск. Нидерландские предприниматели в России. 1550–1785. М., 2006. С. 134).

[18] Память не установлена.

[19] Семиостровский погост – саамская община в восточной части Кольского полуострова.

[20] Кабала не установлена.

[21] Запись не установлена.

[22] Кабала не установлена.

[23] Вороненский (Воронежский) погост – саамская община в восточной части Кольского полуострова.

[24] Воронья – река на востоке Кольского полуострова, впадающая в Баренцево море.

[25] Грамота не установлена.

[26] 27 В рукописи написано дважды.

[27] Запись не установлена.

[28] Священник Киприян Романов служил в церкви Алексея, человека Божия, в Кольском остроге во второй половине XVII в. По происхождению был саамом Нотозерского погоста, в 1620 г. передал Троицкому Печенгскому монастырю часть своих угодий на реке Туломе. См.: Сборник материалов... № 58. С. 97; Ермолаев Д. А., Никонов С. А. Городские церкви Колы: краткий исторический очерк // Описи церковного имущества Кольского Печенгского монастыря и Воскресенского собора города Колы XVIII – середины XIX веков / Сост. и авт. ст. Д. А. Ермолаев, С. А. Никонов. Мурманск, 2013. С. 23–24.

[29] 1651 г. июля 29.Купчая попа Киприяна Романова сына Троицкому Печенгскому монастырю на угодья и сенные покосы на р. Туломе – на половину оострова Юркина и Сосновецкие воды от Кривых ворот до Кальепухи, ранее принадлежавшие нотозерским лопарям. Опубликована: Сборник материалов... № 52. С. 86–87.

[30] Погост не установлен.

[31] В рукописи исправлено из: росродах. Отписи не установлены.

[32] Запись не установлена.

[33] Запись не установлена.

[34] Так в рукописи.

[35] Кабала не установлена.

[36] Память не установлена.

[37] 1606 г. декабря 9. Жалованная тарханно-проезжая, ружная, несудимая грамота царя Василия Шуйского игумену Троицкого Печенгского монастыря Ефрему о беспошлинном проезде двух монастырских дощаников с Двины к Устюгу, Тотьме и Вологде, а также монастырских саней и телег с Двины в Великий Новгород и к Москве, и выплате на Двине ежегодно руги в размере 50 руб. За приписью дьяка Нечая Федорова. Список грамоты см.: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1613 г., д. 2, л. 1–5. Пересказ грамоты см.: Никонов С. А. К истории публикации актов... С. 84–85; 1619/20 г.Жалованная ружная грамота царя Михаила Фёдоровича и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Филарета Никитича Троицкому Печенгскому монастырю на выдачу 50 рублей из «кольских доходов». Упоминается: РГАДА, ф. 125, оп. 1, 1674 г., д. 15, л. 36.

[38] В рукописи буква «ь» исправлена из буквы «е».

[39] Так в рукописи, правильно: Михалкова. Писцовая книга А. И. Михалкова и дьяка В. Мартемьянова составлена в 1608–1611 гг. (См.: Писцовые книги Русского Севера / Сост. Н. П. Воскобойникова и др. М., 2000. С. 287–288).

[40] Исправлено, в рукописи: Колксом, буква «с» исправлена из буквы «ь».

[41] 1650 г. августа 28.Мировая запись братии Троицкого Печенгского монастыря с кильдинскими лопарями Муномашского погоста о ямских зимних подводах и Териберском и Вороненском «згодье». Опубликована: Сборник материалов… № 51. С. 85–86.

[42] Так в рукописи, правильно: Непейцын.

[43] В 1670/71 г. сыщик Степан (Стефан) Непейцын в Кольском остроге проводил следствие об угодьях, являвшихся предметом спора между Троицким Печенгским монастырем и саамами Нотозерского и Сонгельского погостов, для чего была устроена очная ставка. Решением сыщика угодья были отведены монастырю, что и закрепилось в «отводной памяти» (См.: РГАДА, ф. 159, оп. 3, д. 416, л. 55 об.). Как следует из публикуемой росписи, помощь сыщика не была безвозмездной.

[44] Кандалакшский Рождества Пречистой Богородицы монастырь, основан в середине XVI в. в Кандалакшской волости Кольского уезда (современный город Кандалакша Мурманской области). 26 мая 1589 г. разорен шведским отрядом, но не прекратил свою деятельность. В XVII – начале XVIII в. использовался как место ссылки преступников. Здесь в 1654–1655 гг. отбывал ссылку один из противников реформы патриарха Никона – протопоп Иван Неронов. В период петровских преобразований монастырь пришел в упадок. В 1742 г. указом архиепископа Холмогорского и Важского Варсонофия приписан к Соловецкому Спасо-Преображенскому монастырю. В результате секуляризационной реформы в 1764 г. упразднен и более не возобновлял свою деятельность.

[45] Запись не установлена. По всей видимости, речь идет о споре Кандалакшского Пречистенского монастыря и крестьян Кандалакшской волости с посадскими людьми Кольского острога и старцами Троицкого Печенгского монастыря, рассматривавшемся в декабре 1665 г. в приказной избе Кольского острога. Предметом спора был вопрос о раскладке податей по промысловым угодьям, положенным в окладные единицы – луки, писцами в конце XVI – начале XVII в. Материалы дела отразились в нескольких списках и публикации, подготовленной Н. Н. Харузиным: Харузин Н. Н. Русские лопари (Очерки прошлого и современного быта). М., 1890. Приложение 1. С. 395–408). Согласно царскому указу, сбор податей производился «по писцовым книгам Василья Агалина, чтобы впредь о том челобитья не было» (РГАДА, ф. 141, оп. 6, д. 238, л. 17–18). Возможно, спорящие стороны после этого решения заключили друг с другом мировое соглашение.

[46] Так в рукописи, правильно: приходу.

[47] Тетрадь не установлена.

[48] Валаамский Спасо-Преображенский мужской монастырь, основан прп. Сергием и Германом Валаамскими на островах Валаамского архипелага Ладожского озера в конце XIV – начале XV в. В XVI в. монастырь создал крупное хозяйство, владел соляным промыслом на побережье Белого моря. В 1578 и 1611 гг. значительно пострадал от действий шведских отрядов, в результате чего пришел в упадок. Оставшаяся братия переселилась в Васильевский монастырь города Ладоги. Восстановлен на прежнем месте в 1715 г. Своего расцвета достиг во второй четверти XIX в. при настоятеле Дамаскине. С 1918 г. в составе Финляндии. С выходом Финляндии из Второй мировой войны в 1944 г. возвращен в состав СССР. В 1952–1989 гг. здесь действовал интернат для инвалидов Великой Отечественной войны. В 1988 г. начат процесс передачи Валаамского монастыря Русской Православной Церкви; с 1990 г. ставропигиальный (См.: Пулькин М. В. Монастырь Спасо-Преображенский Валаамский // Карелия: энциклопедия. Т. 2. Петрозаводск, 2009. С. 235).

[49] Паянское (Поякондское; современный поселок Пояконда Мурманской области) усолье – соляной промысел, находившийся на побережье Ругозёрской губы Белого моря. Известны переписные книги Поякондского усолья Валаамского монастыря, составленные 20 июля 1666 г. старцем Крестного Онежского монастыря Селевкием (ОР РНБ, ф. 1283, № 19, л. 1–8 об.). После 1666 г., как дает основание заключить роспись, усолье перешло Троицкому Печенгскому монастырю.

[50] Роспись не установлена.

[51] Так в рукописи.

[52] Игнатий Рекунов – подьячий приказной избы Кольского острога. В 1687 г. И. Рекунов отмежевал старцам Троицкого Печенгского монастыря угодья на реке Туломе и Улите, являвшиеся предметом спора с саамами Нотозерского и Сонгельского погостов. В 1692 г. из-за тяжелой болезни подьячий отошел от дел, уступив свою должность сыну Алексею (См.: РГАДА, ф. 141, оп. 6, 1687 г., д. 238, л. 3–3 об.; ф. 159, оп. 3, д. 3844, л. 3; Сборник материалов… № 78. С. 151–152).

[53] Схима – монашеское облачение.

Форумы