Сто дней Русской Православной Церкви под управлением Ярославского викария (комментарий в зеркале СМИ)

Бывший Дом призрения им. И.Д. Баева на ул. Короленко, соседний с дачей, где в 20-е годы располагалась Московская Патриархия. Фото - П.П. Павлов
Бывший Дом призрения им. И.Д. Баева на ул. Короленко, соседний с дачей, где в 20-е годы располагалась Московская Патриархия. Фото - П.П. Павлов

Документы Патриаршей канцелярии 1926–1927 годов

(Приводится по изданию: Вестник церковной истории. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2006, № 2. С. 81-108)

От редакции:

Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» продолжает издание документов Патриаршей канцелярии, хранящихся в Архиве ЦНЦ (ф. 3, оп. 2). Во 2-м номере «Вестника церковной истории» публикуются материалы 1926–1927гг., преимущественно связанные со священномучеником митрополитом Агафангелом (Преображенским). В завещании, составленном Патриархом Московским и всея России Тихоном 7 января 1925 г., митрополит Агафангел был указан вторым в списке Патриарших Местоблюстителей (первым назван священномученик митрополит Кирилл (Смирнов), третьим — священномученик митрополит Петр (Полянский)). Поскольку ко времени кончины Святейшего Патриарха (7 апреля 1925 г.) митрополиты Кирилл и Агафангел находились в ссылке, Местоблюстителем Патриаршего Престола стал митрополит Петр. 6 декабря того же года он составил распоряжение, в соответствии с которым исполнение обязанностей Местоблюстителя Патриаршего Престола переходило к Нижегородскому митрополиту Сергию (Страгородскому) в случае невозможности митрополиту Петру самому находиться во главе Церкви. При этом обязательным оставалось возношение за богослужением имени митрополита Петра как Местоблюстителя Патриаршего Престола. 9 декабря митрополит Петр был арестован, 14 декабря митрополит Сергий сообщил из Нижнего Новгорода о своем вступлении во временное исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя.

Положение Патриаршей Церкви в стране было чрезвычайно тяжелым. Она не имела легального статуса, поскольку в качестве православной Церкви России советская власть признавала обновленческую группировку во главе с ее синодом. Власти не ограничивались физическими репрессиями против православного духовенства. В их планы входило уничтожение «тихоновского» высшего церковного управления посредством организации расколов. К началу 1926 г. на высшую власть в Церкви претендовали пользовавшиеся покровительством властей обновленческое Высшее церковное управление (создано 16 мая 1922 г.) и Временный высший церковный совет (ВВЦС) во главе со Свердловским архиепископом Григорием (Яцковским) (создан 25 декабря 1925 г.), основной задачей которых было устранение от власти «тихоновских» архиереев.

В начале 1926 г. митрополит Сергий (Страгородский) запретил в священнослужении епископов, присоединившихся к григорианскому расколу. ВВЦС распоряжению не подчинился. В этой ситуации власти попытались организовать еще один раскол, введя в заблуждение находившегося в ссылке митрополита Агафангела. В марте 1926 г. Ярославский митрополит был доставлен в пермскую тюрьму, в апреле состоялась его встреча с начальником 6-го секретного отдела ОГПУ Е.А.Тучковым. Тучков сообщил иерарху, что борьба между митрополитом Сергием и ВВЦС вызвала раскол в епископате, поэтому государственные органы не могут зарегистрировать ни митрополита Сергия, ни архиепископа Григория в качестве главы Церкви. Для преодоления раскола Тучков предложил митрополиту Агафангелу как можно скорее возглавить Высшее церковное управление. Ревнуя о прекращении распрей, 18 апреля 1926 г. митрополит Агафангел выпустил в Перми обращение к архипастырям, пастырям и верным чадам Русской Церкви, в котором объявил, что вступает в права Патриаршего Местоблюстителя.

Большинство православных епископов заявило, что действия Ярославского митрополита незаконны и они будут по-прежнему признавать Патриаршим Местоблюстителем только митрополита Петра. В результате личной беседы и переписки между митрополитами Агафангелом и Сергием, в ходе которых действующий Заместитель Патриаршего Местоблюстителя убеждал Ярославского митрополита отказаться от Местоблюстительства, поскольку законным Первоиерархом является митрополит Петр (Полянский), 27 мая 1926 г. митрополит Агафангел направил митрополиту Сергию телеграмму, в которой сообщал, что ради мира церковного намерен отказаться от Местоблюстительства. Спустя несколько дней митрополит Агафангел получил от митрополита Петра письмо, в котором последний соглашался с его намерением вступить в права Местоблюстителя. Ярославский митрополит сообщил об этом письме митрополиту Сергию. Однако последний считал, что полученное из тюрьмы распоряжение Первоиерарха могло быть реализовано лишь под ответственность реально правящего Заместителя, обладавшего всей полнотой информации. Столкнувшись с непреклонной позицией митрополита Сергия и единомышленных с ним архиереев, митрополит Агафангел во избежание умножения распрей 12 июня 1926 г. объявил, что отказывается от притязаний на пост Местоблюстителя. Одновременно на протяжении 1926 г. митрополит Сергий предпринимал усилия по легализации высшего управления Русской Церкви, завершившиеся образованием в мае 1927 г. Временного Патриаршего Священного Синода, тогда же зарегистрированного в НКВД.

Публикуемые документы, среди которых преобладают письма от приходских общин и мирян, отражают растерянность, царившую среди церковного народа в этот сложный период. В письмах из Ростовской-на-Дону епархии изложена позиция общин, не признавших полномочий митрополита Петра (Полянского) как Патриаршего Местоблюстителя. Документы публикуются в соответствии с современными нормами орфографии, даты после февраля 1918 г. в комментариях даны по новому стилю.

1926 год [1]

№ 1 [2]

Приложение № 4. Выписка из протокола № 27 заседания совета [3] от 31 марта 1926 г.

Присутствовало 62 человека.

§ 2. В связи с сообщениями в газетах, что в Москве образовалась самовольная группа из 9 архиереев, претендующая на управление Православной Русской Церковью [4], а также по случаю встревожившего всех нас недавнего внезапного вызова в Москву нашего митрополита Сергия [5] имели суждение о положении церковных дел и нашей ориентировке в них.

По глубокому своему убеждению и отражая прекрасно известные нам чувства и церковные настроения всей нашей общины, единогласно постановили с полной определенностью высказать следующее.

Внутренний распорядок церковной жизни должен определяться исключительно каноническими основаниями и устанавливаться только самою Церковью без всякого постороннего вмешательства. Этого требует церковный закон, это же нормировано и советской властью

Тяжелой обидой и явной неправдой являются прискорбные попытки навязать верующим здесь какие-то побочные, иногда политические, даже контрреволюционные побуждения, объяснить отстаивание тех или иных духовных лиц якобы сочувствием их политическим убеждениям, а не стремлением сохранить церковные принципы.

Канонически законным главою Русской Церкви является, и в частности нами признается, Местоблюститель Петр, а на время невозможности для него осуществлять свои полномочия — митрополит Нижегородский Сергий, который и волен назначить себе дальнейшего правопреемника. Этим лицам принадлежит право и обязанность со всею настойчивостью озаботиться скорейшим учреждением при них правомочного временного (до Собора) Синода из лиц, церковно безупречных, и о созыве Собора, необходимого для устройства церковных дел и управления [6].

В случае каких-либо непредвиденных тяжелых для митрополита Сергия осложнений в дальнейшем, возможных по чьим-либо проискам или клевете, мы сочтем себя обязанными всеми законными способами добиваться выяснения правды и соблюдения существующих законов.

Подлинный за надлежащими подписями.

С подлинным верно: председатель совета [подпись неразборчива], секретарь [подпись отсутствует].

№ 2 [7]

Ваше Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший митрополит Агафангел!

В наше тяжелое, бурное и лукавое время, когда диавол воистину рыщет по миру, как лев, ищай кого поглотить, мы, верующие, страшно напуганы, сбились с верной дороги, стали мнительны, подозрительны и боимся потерять св[ятое] православие. В последнее время как много явилось новых лжепророков, лжемессий и разных оборотней — отступников от Христовой Церкви, душ продажных, с радостью узнали мы о Вашем возвращении из заточения [8], и вот к Вам, как истинному архипастырю, верному ученику Господа нашего, страдальцу за веру народную, я от лица многих-многих обращаюсь с просьбой: скажите, где правда, где истина и где обман. Перевернулся не так давно и возвратившийся из ссылки наш владыка Антоний [9], который поместил в газете «Волна» беседу с сотрудником (при сем прилагаю), где объявил автокефалию, не признает ни одного церковного управления и подделывается всячески к власти [10]. Ведь если в самом деле он отделился от всех, что он и в проповеди подтвердил, то, по 14 правилу Двукратного Собора, подлежит извержению из сана [11]. Как же быть? Благодатен ли он, и что это за староцерковничество, когда возглавляется таким красным архиереем? Нас мучает совесть, уберите его, если он Вас слушает, он потерял этим все доверие верующих, вразумите, если это возможно. Ваше Высокопреосвященство, дайте нам пастыря по сердцу, твердого в вере, не качающегося, подобно трости, не красного, а то совсем все падет у нас, укрепится окончательно обновление [12], куда все больше и больше идет народ. Вы единственный законный наш глава Церкви, вот к Вам и пишу я от множества единомышленников эту слезницу. Если не будет трудно, известите меня, что будет предпринято и как нам относиться к епископу Антонию и обновленцам.

Вашего Высокопреосвященства покорный слуга Н. Свешников.

Адрес: г. Архангельск, Петроградский, 100, флигель во дворе, Николаю Павловичу Свешникову.

№ 3 [13]

Господину нашему Патриаршему Местоблюстителю Высокопреосвященнейшему Агафангелу, митрополиту Ярославскому

За грехи и нечестие наше Господь Бог попустил, что с 1922 г. в Российской Православной Церкви открыто появились (раньше вошедшие) лжеархипастыри и пастыри, которые злобою, самочинием, расколом и др[угими] духовными преступлениями возмутили Церковь Божию, которая страждет и раздирается до сих пор [14]. Говорят: «Мир, мир»,— и несть мира. Истинное положение Церкви скрывают, а ложь и самочиние ставят за истину. Такую ложь Вы первый обличили еще в 1922 г. и тем многих предварили и отвратили от гибельного пути [15]. Однако тем не окончилось. Помимо явно отколовшихся разных обновленческих групп у нас все же единовластия церковного нет[подчеркнуто синим карандашом], а Бог весть что творится. Одни признают м[итрополита] Петра и м[итрополита] Сергия, другие — м[итрополита] Петра и Коллегию [16], или 7 [Семерку] [17], или 9-ку [Девятку] [18], и так без конца, тогда как в Церкви Божии един Христос, едино Тело и едино должно быть чиноначалие. Многие архипастыри и пастыри оправдывают такое положение разными предлогами, но мы, грешные, усматриваем иное. Как первый человек не исполнил заповеди Божией и тем сам себе уготовал смерть и ад, так и ныне духовные законы св[ятых] апостол, Всел[енских] и Пом[естных] Соб[оров] и св[ятых] отец — эти заповеди и ограды Церкви попираются, отвергаются и ставятся ни во что, а заменяются лукавым человеческим измышлением, отсюда последствия всего происходящего.

На Соборе 1917–1918г г. главой Российской Церкви избран митр[ополит] Тихон, а местоблюстителями — митрополиты Агафангел и Кирилл [19]. И в послании Патриарха Тихона от 15 июля 1923 г. ко всей Российской Церкви оглашалось: «В точном соответствии с постановлением Собора, установившего порядок Патриаршего управления в Русской Церкви, и с определением состоявшегося при нас Священного Синода от 17 ноября [20] 1920 г. признали за благо передать на время нашего удаления от дел всю полноту духовной власти назначенному нами Заместителю нашему [подчеркнуто синим карандашом] митр[ополиту] Ярославскому Агафангелу с тем, чтобы им был созван второй Поместный Собор Российской Церкви для суждения о высшем управлении Церковью и др[угих] церковных нуждах» [21]. Этим ясно удостоверяется, что канонично законным выразителем высшей духовной власти [подчеркнуто синим карандашом] временно, до созыва Собора, являетесь Вы [подчеркнуто синим карандашом].

После же смерти Патриарха Тихона было оглашено оказавшееся духовное завещание от имени покойного Патриарха и написанное 25 декабря 1924 г. /7 января 1925 г., в коем говорится: «В случае нашей кончины Патриаршие права и обязанности до законного выбора нового Патриарха предоставляются временно В[ысоко]преосв[ященному] м[итрополиту] Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей таковые переходят к В[ысоко]преосв[ященному] м[итрополиту] Агафангелу. Если же и сему митр[ополиту] не представится возможным осуществлять это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к В[ысоко]преосв[ященному] м[итрополиту] Петру Крутицкому» [22]. Присутствовавшие при оглашении такого завещания епископы, бывшие на погребении, признали, что, так как ни м[итрополит] Агафангел, ни м[итрополит] Кирилл не находятся теперь в Москве и не могут принять на себя возложенных на них обязанностей, то м[итрополит] Петр не может уклониться от данного ему послушания [23].

Если писания пророческие нам заповедано испытывать, то тем более мы обязаны испытывать писание человеческое, ибо «всяк человек ложь» [24]. И если св[ятой] ап[остол] Павел учить верить только тому, что проповедано и принято Церковью, а иному не верить, хотя бы он был сам ангел, да будет анафема [25]. Поэтому необходимо и нам испытать то завещание и разуметь, чему оно учит нас. Во-первых, данное духовное завещание подписано одним только лицом — завещателем, тогда как такие завещания пишутся в присутствии [подчеркнуто синим карандашом] духовника и свидетелей, которые своими подписями удостоверяют память, здравый ум и личную подпись завещателя, после чего таковое передается постороннему лицу, а то уже в свое время оглашает. И если для передачи и вручения вещественных временных благ требуется такая законность, то кольми паче вручение и передача такого сокровища, как Церковь Божия и души человеческие [26]. Во-вторых, правилом 23-м Ант[иохийского] Пом[естного] Собора [подчеркнуто синим карандашом] запрещается вместо себя поставлять другого в преемники себе, хотя бы он был при конце жизни, но да соблюдается постановление церковное — «не инако, разве Собором и по суду имеющих власть» [27]. Итак, вышеприведенные законы свидетельствуют, что то духовное завещание недействительно [подчеркнуто синим карандашом] и законным документом для Церкви служить не может, хотя в нем и упоминаются первыми местоблюстителями м[итрополиты] Кирилл и Агафангел.

На основании такого сомнительного завещания м[итрополит] Петр объявил себя самостоятельным главой высшего управления Русской Церкви, но потом сам невольно доказал всю неправоту того завещания. Его стали дополнять постепенно своими подписями епископы [28]. Такими же подписями утверждают и передачу [подчеркнуто синим карандашом] м[итрополитом] Петром высшей церковной власти м[итрополиту] Сергию [29]. Если завещание законно и канонично, то зачем понадобились самочинные подписи епископов? А если епископы такими подписями хотят водрузить иной алтарь и создать новые правила, то тогда завещание излишне [30]. На такое деяние епископов Церковь согласия не давала, поэтому епископы поступают самочинно и произвольно, что уже осуждено правилами 14 и 15 Двукратного Конст[антинопольского] Собора [31]. И истинные христиане будут верить и признавать только то, что установлено и принято св[ятой] Вселенской Соборной и Апостольской Церковью, а что вне сказанного — то от лукавого [32].

Нас удивляет, зачем м[итрополиту] Петру понадобилось вышеописанное завещание и затем вербовка подписей епископов, когда он мог как митр[ополит] Крутицкий временно управлять Церковью [33] [подчеркнуто синим карандашом со знаком вопроса] до прибытия законных местоблюстителей м[итрополита] Агафангела или м[итрополита] Кирилла и, поступая так, обязан был находиться и в молитвенном единении с ними, т.е. поминать их за богослужением, о чем и должно быть объявлено всей Российской Церкви, тогда Божий мир и единовластие в Церкви сохранились бы.

Как уже упоминалось, в Церкви Христовой мир нарушен и раскол учинен в 1922 г. обновленцами, а ныне вторично это проводится высшими духовными вождями слывущих за православных, которые самочинно взяли высшую церковную власть наподобие обновленцев. Прельщенный [подчеркнуто синим карандашом со знаком вопроса] этой властью м[итрополит] Петр также самочинно передал высшую духовную власть сначала м[итрополиту] Сергию, а затем учредил еще небывалое в церкви учреждение — Коллегию, а там получились 7 или 9-ка, причем поставил непременным условием поминать его как главу, а каноничных преемников предал забвению. После такого самочиния началось новое разделение и раскол Церкви. Так, м[итрополит] Сергий и его последователи называют неправославными Коллегию и признающих ее [34], а последние считают неправославными Сергия и признающих его. Где же здесь мир? Тот мир, который Христос стяжал Своею Честною Кровью? Если у таких архипастырей и пастырей есть вера и они разрушают Церковь Божию по неведению, то пусть они убоятся Бога и устыдятся обличения св[ятых] отец — св[ятого] Климента, п[апы] Римского: «Для чего раздираем и расторгаем члены Христовы, восстаем против собственного тела и до такого доходим безумия, что даже забываем, что мы друг другу члены» [35]. И св[ятого] И[оанна] Златоуста 10-я бес[еда] на 1-е Послание к Тим[офею]: «Они (люди) видят жизнь порочную, души земные, что мы столько же [при]страстны к деньгам, как и они [и даже еще больше, перед смертью так же, как и они] трепещем, боимся бедности наравне с ними, в болезнях, как и они, ропщем, как и они [одинаково] любим власть и силу и, мучаясь сребролюбием, стараемся уловить благоприятный случай. Итак, ради чего они станут веровать?» [36]

Православные христиане, ревнуя о Церкви Божией, чаяли скорейшего возвращения каноничных местоблюстителей, о чем усердно молили Господа. И вот, когда прибыл в Москву м[итрополит] Агафангел и объявил о своем вступлении в управление Церковью [37], то м[итрополит] Сергий со своими сторонниками-епископами [подчеркнуто синим карандашом] отказался сдать духовную власть и подчиниться каноничному Местоблюстителю, а самочинно остается во главе управления и тем самым еще больше вносит смуту, нестроение и раскол в Церковь Христову [38]. После таких очевидных духовных преступлений, ведущих к разрушению Церкви, необходимо спросить, да истинные ли они пастыри [подчеркнуто синим карандашом], и кто может поручиться, что они не ведут к обновленчеству?[подчеркнуто синим карандашом]

Св[ященное] Писание нас научает, что дела споспешествуют вере, поэтому своевременно воспомянуть дела и веру по Церкви м[итрополита] Сергия. Так, в 1913 году Сергий [подчеркнуто красным карандашом], тогда архиепископ Финляндский и член Синода, подписал богохульное и кощунственное послание к афонским монахам [подчеркнуто красным карандашом] об имени Божием, за что навели гнев Божий сначала на самих себя, потом и на своих единомышленников — афонских имяборцев [39]. Когда же появились у нас обновленцы и стали проводить новые церковные реформы и когда верующие стали их презирать и изгонять, тогда многие из них, оставшись без стада и средств, спасая свое личное положение, стали возвращаться к православию, из числа таких обновленцев и нынешний м[итрополит] Сергий [40] [подчеркнуто красным карандашом]. Если бы м[итрополит] Сергий искренно возвратился к православию, то он подражал бы примеру древних отец — искал бы смирения и врачевства собственных ран, но мы видим иное, и сбывается Писание: «Неверный в малом неверен и во многом» (Лука. Гл. 16, 10). Итак, кто может послушать и верить таким вождям и учителям? По слову св[ятого] апостола, разве безумный.

После отбытия м[итрополита] Агафангела из Москвы в Ярославль [41] на вопрос верующих, почему не управляет Церковью законный Местоблюститель, сторонники м[итрополита] Сергия [подчеркнуто красным карандашом] заявляют, что м[итрополит] Кирилл вообще не претендует [42], а м[итрополит] Агафангел сам отказался, причем предъявляют телеграмму м[итрополита] Агафангела к м[итрополиту] Сергию от 27.V с[его] г[ода]: «Продолжайте управлять Церковью, я воздержусь от всяких выступлений, распоряжение о поминовении м[итрополита] Петра сделаю, т[ак] к[ак] предполагаю ради мира церковного отказаться от Местоблюстительства» [43]. Если такая телеграмма действительна, то это верующих весьма огорчает. Говорится: «Ради мира церковного»,— но отказ Ваш в данном случае истинного мира не даст, а внесет больше смуты и нестроений. [подчеркнуто синим карандашом] Ибо Св[ященное] Писание гласит: «Открывается бо гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеческую, содержащих истину в неправде» [44].

Высокопреосвященнейший Владыко! Мы, верующие, знаем, что истинные пастыри отказывались от власти, но научаемся и тем, что «вся нам леть суть, но не вся на пользу» [45]. Когда св[ятой] Г[ригорий] Богослов отказывался [46], то он знал, что можно законно избрать другого и интересы Церкви не пострадают, но иное дело теперь у нас. Законным в канонично [подчеркнуто синим карандашом] преемственной власти являетесь Вы или м[итрополит] Кирилл, причем Вы, как выше было сказано, должны созвать второй поместный Собор для решения о высшем церковном управлении и др[угих] нуждах. Если же будет кто иной, как неправомочный, созывать Собор, то он будет считаться незаконным, неканоничным и будет подобен собору обновленцев, а поэтому и мира церковного не будет. Для блага и пользы Церкви не Вам и м[итрополиту] Кириллу отказываться, иначе Вы дадите ответ Создателю и главе Церкви Христу Богу, но м[итрополит] Сергий и вожди Коллегии 7[-ки] — 9[-ки] должны отказаться [подчеркнуто синим карандашом] от своих самочинств, так как с момента возвращения Вашего м[итрополит] Петр отпадает и ссылка на него неосновательна и незаконна [47]. Они должны сознать свое заблуждение, примириться и признать Вас как законного и каноничного выразителя высшей духовной [подчеркнуто синим карандашом] власти, и тогда в Церкви опять станет едино чиноначалие, водворится мир и православные возрадуются [48].

Земно кланяемся Вашему Высокопреосвященству мы, верующие, ради соблюдения чистоты православия именем Господа нашего Иисуса Христа смиренно просим не отказываться, а принять возложенную на Вас промыслом Божиим [подчеркнуто красным карандашом] высшую духовную власть в нашей страждущей Церкви для сохранения в ней поруганных начал соборности и каноничности, а Господь Бог не оставит Вас Своею помощью. Если же м[итрополит] Сергий и вожди Коллегии и в дальнейшем будут упорствовать [подчеркнуто синим карандашом] во своей гордыне и раздирать ризу Христову, то мы веруем, что Сам Господь смирит их в свое время, а верно преданные Церкви Христовой будут считать их как изменников и разрушителей строения Божия и во время благоприятное суда и воздаяния церковного будут свидетельствовать об истине.

Копии настоящего обращения посылаются м[итрополиту] Сергию, председателю Коллегии архиепископу Григорию и ревнителям православия.

Вашего Высокопреосвященства, милостивого архипастыря, первосвятителя и отца нижайшие послушники православные Ростово-Нахичеванской на Дону общины: Ростовского и Таганрогского архиерейского дома иеромонах Паисий, Иван Иванович Новоженин, Семен Ульянов, Владимир Яковлевич Зеневич, Прасковья Горбунова, Агриппина Близманова, Пелагея Алдырева, Петр Кузнецов, Григорий Петрович Кузнецов, Евдокия Петровна Ульянова, Агриппина Петровна Кузнецова, Елена Григорьевна Кузнецова, Марфа Васильевна Кузнецова, Ольга Григорьевна Мачульская, Григорий Антонович Мачульский, Алексей Ляшенко, подпись неразборчива, Луганская Наталия, Ирина Соловьева, Мария Крамаренкова, Акилина Миняйлова, Мария Пономаренкова, Евфросиния Соловьева, Ирина Лаженкова, подпись неразборчива, Аксиния Лопатина, Марфа Лаженкова, Катерина Житькова, Меланья Зацарина, Татьяна Яковлева, Мария Яковлева, Анна Новоженина, Яковлева Анна, Анастасия фамилия неразборчива, Феодосия Ульянова, Агафия Чеботарева, Аграфена Яковенко, Яков Фомич Зеневич, Яков Яковлевич Зеневич, Дария Маганова.

Город Ростов-Дон [49], 31 августа 1926 г.

№ 4 [50]

Господину нашему Патриаршему Местоблюстителю Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу

В дополнение к нашему обращению от 31 августа с[его] г[ода] [51] настоящим сообщаем следующее. Правящий Ростово-Таганрогской епархией архиеп[ископ] Арсений [52], которого мы считали и признавали православным, по возвращении из Архангельска (дома принудительных работ) ныне признает за высшую духовную власть м[итрополитов] Петра и Сергия. И так как это он проявляет открыто, всенародно в церкви поминовением за богослужением, то мы сначала просили его признать и подчиниться законному и каноничному главе в лице Вашем, но когда он не согласился, то на основании правила 15-го Двукрат[ного] Констант[инопольского] Собора [53] с того момента прекратили молитвенное с ним общение и не считаем его своим епископом как ушедшего в раскол.

Ввиду этого просим Ваше Высокопреосвященство подчинить нас одному из Ваших православных епископов для духовного окормления. Это необходимо еще и потому, что в Ростове пока только одна церковь официально признала и подчиняется архиеп[ископу] Арсению, а др[угие] на распутии, т[ак] к[ак] их вконец запутали. Так, после ссылки епископа Арсения временный епископ Феофилакт [54] подчинил епархию СОДАЦу [55]. После его смерти епархией управлял епископ Назарий Красноярский [56], который признавал и подчинялся обновленцам. После смерти Патриарха по настоянию православных еп[ископ] Назарий присоединился к м[итрополиту] Петру, а затем, когда м[итрополит] Петр учредил Коллегию, то он признавал и подчинялся последней, а когда возвратился архиеп[ископ] Арсений, то еп[ископ] Назарий ушел на покой. После этого архиеп[ископ] Арсений стал требовать от церквей отречения от григорианства, как он выражается, а признать и подчиниться м[итрополиту] Сергию. Видя такой раскол, путаницу и неясность церковных дел, остальные церкви в городе Ростове пока еще ни на чем не остановились, а в селениях — полное неведение, так что епархия фактически находится без православного епископа.

Прося Ваших Первосвятительских молитв и благословения, пребываем Вашего Высокопреосвященства, милостивого архипастыря, первосвятителя и отца нижайшие послушники православные Ростово-Нахичеванской на Дону общины: Ростовского-Таганрогского архиерейского дома иеромонах Паисий, Владимир Зеневич, Яков Зеневич, Иван Иванович Новоженин, Анна Иларионовна Новоженина, Г.Мачульский, Петр Кузнецов, Семен Ульянов, Ульянова Феодосия, две подписи неразборчивы.

№ 5 [57]

Ваше Высокопреосвященство!

Христос, Бог Слово, пришел на землю, Стал Сыном Человеческим. Зачем? Чтобы из сынов человеческих через апостолов вновь, после грехопадения, созвать Церковь — единую, Святую, Соборную, Вселенскую. Церковь едина, как един Бо г. Церковь свята, рождающаяся в Боге Отце, омытая Святой Кровью Сына Божия, освящаемая Дарами Святого Духа. Церковь вселенска, как всемирен Бог, творец и зиждитель мира, признаваемый всей вселенной...[58] История Вселенской и нашей Русской Православной Церкви Вам, Ваше Преосвященство, известна. Она огненными буквами должна быть написана на скрижалях сердца того, кто перенес ужасы ссылки, тьму тюрьмы, ярем неволи [59]. И мы молчим о ней. В этом обращении мы коснемся страниц только одного момента. В настоящее время мы, подобно древним евреям, плакавшим на реках вавилонских, сидим, рыдаем, сетуем на обломках и развалинах православной Церкви. Слабы мы, ничтожны, не дерзаем с пламенной верой обратиться к Богу, прося сотворить с нами чудо исцеления и возрождения. Мы ждем помощи от человека. Ждем, что те, на плечи коих воля Церкви Собором 1917 года возложила бремя правления нашею Церковью, встанут во имя Христа, во имя канонов Соборов Церкви, созовут ее опять и, как истинные евангельские пастыри, поведут ее по пути спасения и подвижничества.

Владыко! За Вас, томящегося в ссылке, мы молились и верили, что, явясь в мир, свободные от тисков неволи, Вы сотворите то, что повелел Вам творить Собор 1917 года [60]. Что же видим и слышим? Вы уклонились от дел правления Церковью, ушли на покой [61]. Что за цель этого уклонения? Мир? [подчеркнуто синим карандашом] Но разве нам, недостойным, надлежит Вам, владыка, напоминать, что правда Божия, истина евангельская — меч? Меч, бескровно поражающий богомерзких сопротивников, а таковыми в данный момент являются митрополиты Петр Крутицкий, Сергий Нижегородский и прочие святители как представители разных самочинных духовных коллегий [62] [подчеркнуто синим карандашом]. А Вы? Вы, канонический избранник Собора 1917 года)? Для Вас этот меч, следовательно, знамя Покрова Божьего. Бог, как в облаке, проведет, покроет Вас и цела сохранит по молитвам Церкви среди бурь и напастей. Мир? Церковь разбита, унижена, обречена на молчание. Пользуясь таким благоприятным стечением обстоятельств, у кормила правления Церковью явились предвосхитители церковной власти, играющие своим направлением в религии, митрополиты и епископы, политиканствующие администраторы, святители, продающие истину Христа за право жить и властвовать. Церковь знает это. Она по необходимости безмолвна. Но совесть ее горит, слезы отчаяния давят ее. Так это мир?!

Быть может, Владыка, ссылка истомила Вас? Вы пали под бременем несения своего креста? Молим тогда об одном: обратитесь к своему преемнику. Открыто, громко, в назидание всем колеблющимся сынам Церкви передайте ему власть решать и вязать. [подчеркнуто синим карандашом] Изнеможет он — откажется. Знаем, силы человеческие ограничены. Без веры в Бога человек ничто. Спешите тогда обратиться к Церкви. Не медлите. Настает час, когда безмолвная, но мятущаяся Церковь, поруганная во святом святых своем, с дерзательным прещением обратится ко всем вам, архипастырям, и скажет: «Мы добровольно вручили вам власть править нами, согласно духа и канонов [так! — Ред.] Церкви, а себе оставили один подвиг утешения — молитву за вас и себя. Что же сделали вы? Все уклонились, стали рабами неключимыми. Церковь сиротствует, Церковь гибнет. Она, как вдовствующая мать, стонет и плачет. А вы забыли об этих слезах и стонах? Пренебрегаете муками соборной совести Церкви? Не думаете о том, что спасение всех нас только в Церкви. Вспомните, что нечто подобное уже было в истории Вселенской Церкви». [подчеркнуто синим карандашом]

На Голгофе все свершилось. Христос лежал во гробе. Объятые ужасом апостолы, потерявшие веру, скрывались в Иерусалиме. А рядом с ними были скромные, тихие, как бы презираемые жены-мироносицы. Апостолы, будущие мировые учителя, поколебавшись в своей вере, в минуту безумствующего человеческого неверия и не подозревали, что в тихих, плачущих сердцах матерей-женщин уже была насаждена Церковь Божия. Рано утром эти скромные верующие женщины, влекомые Духом Святым, отправились ко гробу Христа. Там увидели ангела, провещавшего им радостную весть о воскресении. Апостолы еще сомневаются, ищут осязаемых доказательств явления воскресшего Христа, а жены-мироносицы уже несут миру светлую воскресения проповедь. Вот символ для вас, архипастырей-правителей, и для нас — всех сынов Церкви. Мать Церковь уже несет радостную весть о воскресении и требует от вас подвигов несокрушительной веры в Того, Кто дал непреложное обетование о неодолимости вратами ада верующей Церкви, а вы, правители, уклоняетесь от материнских объятий Церкви, бежите от нее, давая тем возможность воцариться на месте святом сем мерзости запустения.

Ваше Высокопреосвященство, милостивый архипастырь и отец, просьба Церкви — молитва строгая и обязательная для всех, в особенности для ее правителей. Поймите своевременность ее. Вернитесь в лоно Церкви, под церковно-соборным руководительством. Если это невозможно, по не зависящим от Вас причинам, то, испробовав средства обращения к своим преемникам и убедившись в бесполезности их, передайте инициативу Божией работы по созиданию Церкви в руки самой Церкви. По вере ее ей и приложится [подчеркнуто красным карандашом]. Соборная совесть ее найдет единственно правильный путь к Богу. А Он — единый Творец и промыслитель — и упасет Церковь жезлом любви и единения в Нем. «Вси едино будем» [63],— тако веруем, тако уповаем на Господа и да не постыдимся во веки.

За православных христиан Ростовской [на Дону – вписано карандашом] Церкви П.Т.Толоченко, К.Афанасьев, Ф.Ежов, одна подпись неразборчива.

№ 6 [64]

Его Высокопреосвященству митрополиту Агафангелу Ярославскому прихожан Михаило-Арханг[ельской] церкви с. Змиевки Сердобского у[езда] Саратовской епархии

Прошение

Настоящим приходское собрание Михаило-Архангельской церкви с. Змиевки Сердобского уезда Саратовской губ., изнемогая и обессилевши в своих неустанных (3 раза) просьбах пред архиепископом Досифеем [65] о принятии нашего приходского священника Николая Финансова в молитвенное общение [66] с оставлением его, Финансова, в старом приходе в с. Змиевка, покорно просит Вас, владыко, с своей стороны помочь нашему общему горю — оставить уважаемого нами свящ[енника] Финансова в своем приходе. Архиепископ Досифей принимает его в общение, но с переводом на другое место. Это идет вразрез общему и единогласному желанию и воле прихода, которая такова: кроме Финансова не желаем никаких священников. Прошения с отзывами подавались с 3 собраний: 14, 22, 24 авг[уста] и последняя была телеграмма с оплач[енным] ответом. Финансовым несется епитимья — больше месяца — запрещение в священнослужении. Службы Божией у нас поныне нет. Весь приход ждет успокоения. Владыко, Финансова мы вынудили служить сегодня. Простите нас, вина наша. Всей душой стремимся к миру и единению, но встречаем преграды: приход принят в общение, а священника думают взять от нас. Финансов служит у нас 13 лет, строитель церковный и других добрых качеств. Что касается обновленчества, то повинен в сем бывший в то время и поныне пребывающий священник ст. Салтыковки А.Юнгеров, он же благочинный VI округа Сердобского уезда. Между тем вину свою Юнгеров возложил на нашего священника. Но Бог ему судия. Финансов неоднократно просил у всех прощения: у прихожан, у благочинного и епископа. Но мира нет у архиеп[ископа ] Досифея и благочинного Юнгерова. Свободно, охотно мы, прихожане, пошли к Вам и просим: дайте нам мира, т.е. оставьте нам нашего священника, и да не будут личные счеты благочинного Юнгерова давлением над волей 3000 человек Змиевского прихода. С своей стороны обратите внимание на наше ходатайство пред Вами и окажите архипаст[ырскую] милость. Обращаемся к Вам как к главе Р[усской] Пр[авославной] Церкви, ища нашей защиты и выяснения нашего вопроса. Сообщаем, что в настоящее время за службой поминаем: Вселенских православных Патриархов, епископов и под.

К сему: Председатель М.Прошкин, секретарь А.Белавин

Соседние приходы (три): Малиновка, Каменка и Протасово (?) имели намерение также перейти из обновленчества, но теперь, после змиевского дела, эти приходы остановились с переходом.

Адрес: ст. Салтыковка, РУЖД [67], с. Змиевка Сердобского у. Саратовской епархии, председателю коллектива верующих Михаило-Архангельской церкви М.Прошкину.

1926, сент. 16 дня.

№ 7 [68]

В Московское высшее духовное управление Заместителю Патриарха Агафангелу от членов церковного совета Спасо-Преображенского собора Верхне-Уфалейского завода [подчеркнуто красным карандашом] Свердловского округа Уральской области [69]

Покорнейшая просьба [70]

Сим просим Ваше Высокопреосвященство уведомить [подчеркнуто красным карандашом] нас с настоятелем сказанного собора протоиереем Алексеем Семеновичем Кожевниковым, кто у нас [подчеркнуто красным карандашом] в Свердловском округе Уральской области настоящий епископ, т.е. архиерей [подчеркнуто красным карандашом]. Так как у нас в Верхне-Уфалейском заводе два храма: Спасо-Преображенский собор, в котором поминают [подчеркнуто красным карандашом] при богослужении архиерея Корнилия [71] [подчеркнуто красным карандашом], а в Троицкой церкви — архиерея Григория [72]. Вот это-то и нас заблуждает, кто у нас стоящий архиерей: Корнилий или Григорий. Почему мы и нашлись вынужденными прибегнуть к Вам за настоящим разъяснением. У нас большинство берут верх [подчеркнуто красным карандашом] со вторым священником при соборе Тиуновым Павлом Александровичем. Но мы им не верим [подчеркнуто красным карандашом], мы считаем архиерея Корнилия обновленцем [подчеркнуто красным карандашом], что нам и всем верующим крайне нежелательно [подчеркнуто красным карандашом], чтобы мы были обновленцы. Вот почему и вынуждены искать бывшей нашей неразборчиво православной вере, кто у нас настоящий наш руководитель: Корнилий или Григорий [подчеркнуто красным карандашом]? Ждем с нетерпением Вашего ответа.

Адрес[подчеркнуто красным карандашом]: Верхне-Уфалейский завод Свердловского округа Уральской области, настоятелю Спасо-Преображенского собора протоиерею Алексею Семеновичу Кожевникову.

2/15 октября 1926 г., Верхне-Уфалейский завод.

№ 8 [73]

Ваше Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Владыко.

Питая к Вам чувства искренней преданности и безграничной любви, я обращаюсь к Вам, дорогой Владыко, с всепокорнейшей и слезной просьбой. В настоящее столь тяжелое для святой православной Церкви время, когда она раздирается внутренними смутами, исходящими от самих же иерархов, необходим авторитетный и законный кормчий, а таким и являетесь Вы, досточтимейший Владыко. Вас святая православная Церковь знает как старейшего иерарха, как истинного защитника православной веры, и ныне Вы являетесь законнейшим Патриаршим Местоблюстителем Русской Православной Церкви на основании права, данного Вам как самим Святейшим Патриархом Тихоном [74], так и митрополитом Петром Крутицким [75].

Митрополит же Сергий Нижегородский, поведя против Вашего вступления в отправление обязанностей Патриаршего Местоблюстителя всевозможного рода агитацию [76], привел Церковь к самым плачевным последствиям. Многие и многие архиереи лишены возможности не только возвратиться в свои епархии, но и пребывать в Москве. Вследствие чего епархии остались без православных святителей. М[итрополит] Сергий желает единолично управлять Церковью [77], что ни в коем случае в настоящее время недопустимо и неканонично. При Святейшем Патриархе Тихоне был Синод. М[итрополит] Сергий двумя резолюциями Патриаршего Местоблюстителя Петра Крутицкого от 1 февраля и от 10-го мая с[его] г[ода] [78] уволен от временного Заместительства должности Патриаршего Местоблюстителя [подчеркнуто красным карандашом], а следовательно, он и неканоничен, не говоря уже про то, что он и не авторитетен, ибо в 1922 году вопреки церковным канонам признал каноничным ВЦУ обновленческое...[79]

Дорогой владыко, вступите в отправление [подчеркнуто красным карандашом] законнейшей должности Патриаршего Местоблюстителя и организуйте при себе Священный Синод [подчеркнуто красным карандашом], в противном случае Церковь обречена будет на дальнейшие скорби и страдания. Это Ваш святой долг и священная обязанность, а мы, младшие архиереи, будем под Вашим руководством работать на благо св[ятой] Церкви, строго стоя на страже соблюдения канонов.

С искренним уважением и братской любовью о Христе имею честь быть Вашего Высокопреосвященства покорнейшим слугою Тихон, епископ Усть-Медведицкий [подчеркнуто красным карандашом], управ[ляющий] Сталинградской епархией.

1/18 [так!— Ред.]. IX. 1926 г. Г.Сталинград, Клинская ул., д. № 25.

P.S. Сегодня уезжаю в епархию.

№ 9 [80]

Его Высокопреосвященству Преосвященнейшему митрополиту Агафангелу членов общины Богоявленской церкви ст. Островской УМО [81] Сталинградской епархии

Прошение

По Божьему соизволению наша община по ходатайству нашему 10/II с[его] г[ода] вышла из обновленчества, и также в нашей местности Усть-Медведицкаго округа тоже много перешли из обновленчества в староцерковность, которую возглавляет Патриарший Местоблюститель Петр Крутицкий. Наши общины есть все Сталинградской епархии. Управляющим последней назначен Заместителем Патриаршего Местоблюстительства митрополитом Сергием Нижегородским епископ Иов [82], который до 12 октября с[его] г[ода] управлял последней. 12 октября в ту же епархию прибыл епископ Тихон, после объявил себя самостоятельным епископом Усть-Медведицким и управляющим Сталинградской епархией [83], как был и раньше, присланный якобы ныне существующим В.В.Ц. [84] — советом, составившимся из Семерки № 2 [85].

Мы хорошо знаем, что в одной епархии два епископа быть не могут и без епископа Церковь есть не Церковь, и, к нашему величайшему прискорбию, в настоящий момент наша епархия, хотя и водворяется одним течением в староцерковность, но при двух епископах уже начинается раскол. Одна сторона признает каноническим епископа Иова, а другая — епископа Тихона. Но этого быть не должно, а поэтому и на основании наших религиозно-нравственных чувств, и дабы не усовершенствовался раскол, который нежелателен, и считая себя духовными чадами, просим ответить нам канонически на ниже писанные вопросы: во-первых, что представляет из себя Семерка № 2, в которой и состоят епископ Тихон, ныне именующий себя Усть-Медведицким, митрополит Митрофан Донской и Новочеркасский [86] и др[угие] с ними. А Вы, как признаем мы, есть 2-е лицо по назначению покойным Патриархом Тихоном Патриаршего Местоблюстительства, надеемся, скажете нам обо всем каноническом течении. В настоящий момент переживаемое, где именно столп православия Греко-Российской Церкви? Считается ли заместителем Патриаршего Местоблюстительства митрополит Сергий Нижегородский? Кого нам признать за канонического епископа из двух — Иова или Тихона? Первый — как назначенный митрополитом Сергием Нижегородским, а 2-й — прибывший из названной выше Семерки, находящийся под запрещением митрополитом Сергием Нижегородским.

Кроме того, скажите нам, имеет ли общение митрополит Петр Крутицкий с Семеркой № 2. Если можно, пропишите его адрес, где он находится? Также пропишите, что представляет из себя архимандрит Василий (Димопуло) [87], не имеет ли последний связи с обновленчеством и имеются ли в Москве посланники восточных Патриархов? Если да, то пропишите их квартирное расположение. На ответ прилагаем 2 марки. Остаемся благосклонные чада Ваши с просьбой за нас Ваших архипастырских молитв.

За председателя церковного совета Чирков Д.П., секретарь Мещеряков Р.В.

12/21 [так!— Ред.]. XII. 1926 г. № 8

Адрес: Орехов Д.О. Станицы Островской УМО, члена церковного совета Богоявленской церкви.

1927 год [88]

№ 10 [89]

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Агафангелу, митрополиту Ярославскому, правления и причта православной греко-российской общины Рожд[ество]богородичной церкви с[ела] Губинихи Новомосковского района Днепропетровского округа (бывшая Екатеринославская епархия)

Прошение

Правление и причт православной общины с.Губинихи обращается к Вашему Высокопреосвященству как к старейшему иерарху Русской Православной Церкви и одному из преемников Патриаршей власти с всепокорнейшею сыновнею просьбой — разъяснить нам следующее недоразумение: 1) кто стоит во главе управления Русской Православной Церковью, 2) признается ли высшим церковным управлением Русской Православной Церкви за православно канонического епископа живущий на Екатеринославщине и управляющий многими церквами епархии архиепископ Иоанникий (Соколовский) [90] и 3) нет ли возможности для высшей церковной власти назначить (для бывшего Новомосковского уезда) викарным епископом проживающего в городе Новомосковске епископа Иоасафа (Попова) [91].

Причины, по которым мы берем на себя смелость утруждать Ваше Высокопреосвященство, весьма основательные, а именно: первое — назначенный митрополитом Сергием Нижегородским для управления Екатеринославской епархией епископ Макарий [92] живет не в пределах этой епархии, а в Харькове и лишен возможности непосредственно руководить духовной жизнью православных общин Екатеринославской епархии, так что, в сущности, эта епархия как бы лишена фактически епископа. Второе — архиепископ Иоанникий называет себя православным каноническим епископом, и посему многие из греко-российских общин, чтобы выйти из нелегального положения, имеют поползновение присоединиться к нему или изъявляют желание иметь своим епископом епископа легального (как, например, епископ Иоасаф (Попов)).

Да не покажется Вашему Высокопреосвященству странным, что мы, представители только одной общины, обращаемся к Вам, а не целым съездом. Причина тому та, что мы в настоящее время разрознены и не организованы и не имеем возможности сорганизоваться, а живем как овцы, не имеющие пастыря.

Покорнейшая и всенижайшая наша просьба — не отказать нам в ответе, просимом разъяснении, по адресу: почт[овое] отд[еление] Губиниха Днепропетровского округа, правление православной рел[игиозной] общины.

К сему прошению подписались протоиерей Василий Каменский, священник Михаил Новицкий, диакон Владимир Петрусенко, правление общины: председатель А.Синельник, казначей Савва фамилия неразборчива, секретарь Ф.Синельник.

18 февр[аля] 1927 г.

№ 11 [93]

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко, глубокоуважаемый архипастырь!

Свидетельствуя свое всегдашнее к Вам глубокое почтение, считаю долгом прежде смиреннейше принести пред Вашим Высокопреосвященством известие в том, что имею смелость беспокоить Вас своею покорнейшею просьбою. Дело в том, что по некоторым делам Новосибирской епархии потребовалось послать в г.Углич к Высокопреосвященнейшему Серафиму, архиепископу Угличскому [94], делегата для передачи ему официальных представлений и испрошения разрешения в Москве на отпуск св[ятого] мира, в коем ощущается в епархии настоятельная потребность. Податель настоящего письма, настоятель соборной Вознесенской церкви г.Новосибирска о[тец] игумен Сергий, коему мною поручено войти в личные сношения с Высокопреосвященным Заместителем Патриаршего Местоблюстителя, весьма затрудняется в исполнении данного ему поручения, не зная ни того, правильно ли он предполагает направить свой путь в г.Углич Ярославской епархии, ни того, каким образом по неимению в Угличе железной дороги может проехать туда верно и безопасно, не зная даже того, где находится в настоящее время резиденция Заместителя и кем она занимается [95]. В такой нашей нужде не откажите, Ваше Высокопреосвященство, в своем содействии, поскольку то возможно, руководстве и указаниях, так ценных не только для делегата, но для всей епархии, ищущей спасения от той тревоги, которая, как кошмар, тяготит епархиальное управление, но в еще большей мере угрожает епархии в случае неполучения св[ятого] мира из Москвы.

Сердечно приветствую Вас с радостным возвращением на кафедру для продолжения святительского служения в пределах вверенной Вашему благодатному и благостному водительству православной митрополии Ярославской [96] и, испрашивая святительских молитв Ваших о Новосибирской епархии, честь имею быть Вашего Высокопреосвященства покорнейшим слугою.

Смиренный Никифор, епископ Новосибирский (бывший преподаватель Томской Духовной семинарии Николай Петрович Асташевский)

Новосибирск, 1927 г. 20 марта.

№ 12 [97]

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященному Агафангелу, митрополиту Ярославскому

Ваше Высокопреосвященство!

По слухам, циркулирующим в г.Томске, Вы являетесь возглавителем ВВЦС [98]. Томская епархия на своем первом епархиальном съезде 1–3 минувшего марта [99], между прочим, постановила: быть автокефальной впредь — пока не укажет Господь Бог, не прерывая в то же время единства и молитвенного общения с Вселенской Церковью вообще и Русской старо-канонической в частности.

В радостной надежде, что указание Господне уже последовало, обращаюсь к Вам, Владыко, с почтительнейшей просьбою не отказать сообщить по нижеследующему адресу: 1) верны ли слухи, что Вы возглавляете Коллегию ВВЦС, 2) имеет ли эта Коллегия официальное значение, т.е. зарегистрирована она или нет в административном порядке и 3) что нужно сделать, чтобы влиться в ВВЦС.

Испрашивая святительских молитв Ваших, имею честь быть Вашего Высокопреосвященства, милостивого архипастыря и отца нижайший послушник член совета Б.Судовский.

Мой адрес: г.Томск, Татарская ул., № 38, кв. 4, Борису Дмитриевичу Судовскому [100].

№ 13 [101]

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему митрополиту Агафангелу
правления Онежского [подчеркнуто красным карандашом] соборного коллектива верующих

В нашей Православной Российской Церкви до сего времени было две церковных организации — староцерковная и обновленческая, и мы, принадлежа к староцерковникам, были совершенно спокойны, что стоим на правом пути. Но вот уже второй год, как у нас, староцерковников, образовалось два течения. Во главе одного [подчеркнуто красным карандашом] стоит Высший церковный совет [102], а во главе другого [подчеркнуто красным карандашом] — митрополит Сергий. Причем сергиевцы считают отлученными от Церкви всех, кто не признает митрополита Сергия представителем высшей церковной власти в России, а Высший церковный совет считает митрополита Сергия незаконно присвоившим себе высшее управление Российской Церковью.

Ввиду сего мы, миряне, теперь поставлены в крайне затруднительное положение, не зная, кого признать во главе управления Российскою Церковью — Высший ли церковный совет или митрополита Сергия, и в то же время весьма опасаемся, чтобы не оказаться на стороне отклонившихся от Церкви. А поэтому обращаемся к Вашему Высокопреосвященству как к единственному законному Патриаршему Местоблюстителю [103] с покорнейшей просьбою: ввиду того, что Ваше Высокопреосвященство сами не желаете стать во главе управления Российскою Церковью (если бы Вы вступили в управление Церковью, то не получился бы и настоящий раскол [104]), то благословить нас — кого мы должны считать высшей властию в Российской Церкви: Высший ли церковный совет или митрополита Сергия?

Эта наша покорнейшая просьба к Вам является не только от нашего соборного коллектива, но и от коллективов верующих всего Онежского уезда. Все уездные церковные общины ждут Вашего указания — кого именно мы должны считать во главе управления церковного. Или же, как говорят наши старообрядцы: «Настало последнее время — овца овцу паси, сама себя [с]паси». Еще раз убедительнейше просим Ваше Высокопреосвященство не отказать нам дать Ваше указание.

Председатель коллектива Афонин, церковный староста подпись неразборчива, делопроизводитель Михаил Ануфриев.

1 августа 1927 года. Город Онега Архангельской губернии.

№ 14 [105]

Ваше Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Владыко, милостивый архипастырь и отец

Позволяю себе вновь обратиться к Вашему Высокопреосвященству с покорнейшей просьбой. Благоволите припомнить, как я на второй неделе минувшего Великого поста [106] приезжал в Пермь к Вашему Высокопреосвященству с совершенно глухим, безволосым сыном. Получив непосредственно и лично от Вас сведения о начале появления обновленчества, с которым мне приводится [так! — Ред.] бороться в западной, закамской, к Вятской губернии, части Пермской епархии, каковыми сведениями Вы и снабдили меня. Мне необходимы были Ваши распоряжения группе Введенского, Красницкого и их компании не делать по Церкви никаких распоряжений помимо Вас, и когда она не обратила внимания, несмотря на то, что оно было напечатано крупным шрифтом и расклеено на стенах Москвы на видных местах [107]. И второе — от 5/18 июня [1]922 г. за № 214-м [108], за которое ВЦУ имело дерзость уволить Ваше Высокопреосвященство на покой, о чем я и просил Ваше Высокопреосвященство в начале мая, но, к великому сожалению, этих распоряжений не получил. Распоряжение Ваше от 5/12 [109] июня [19]22 г. я достал, напечатано оно в 7 № «Церковного вестника» в Иркутске, в июле прошедшего [1]926 года. Крайне жаль, что это распоряжение совершенно не было известно в Пермской епархии весьма долгое время. В высшей степени необходимо первое распоряжение Вашего Высокопреосвященства, которое было расклеено на заборах Москвы, как весьма явное доказательство захвата обновленцами церковной власти, от которого они отпираются. Не сохранилось ли это распоряжение у Вашего Высокопреосвященства или в Ярославле у кого-нибудь. Благоволите сделать распоряжение достать его из Москвы и послать ко мне по адресу: в Обвинск Карагайского района Пермского округа, Илье Прокопьевичу Бабину. Буду весьма благодарен, требуют этого и интересы православной староцерковной Церкви. Беспокою Ваше Высокопреосвященство вновь своей просьбой, совершенно не зная, к кому обратиться в Москве.

Прошу Вашего святительского благословения и молитв себе и сыну. Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник протоиерей Илия Бабин.

2/15 августа 1927 года. Село Обвинское Карагайского района Пермского округа Уральской области.

№ 15 [110]

Преосвященнейшему Серпуховскому Алексию, вр[еменно] управляющему Московской епархией [111]

От Преосвященнейшего архиепископа Угличского Серафима [112] мною получено письмо, в котором, между прочим, значится: «Представляя настоящий перечень разрешенных дел по управлению Российской Патриаршей Церковию и все дела со входящими и исходящими журналами, я считаю себя с сего дня 25 мар[та]/ 7 апр[еля] 1927 г. свободным от исп[олнения] обяз[анностей] Заместителя Патриарш[его] Местоблюстителя, каковые по завещанию митрополита Ленинградского Иосифа переходят к Вашему В[ысоко]преосвящ[енству]. Пошли Вам Господь силы в несении Вами этого крестоношения…» В силу вышеизложенного я снова вступил в исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя, о чем и довожу до сведения Вашего Преосвященства с просьбой уведомить православных архипастырей, как пребывающих в пределах Московской епархии, так, по возможности, и вне ее.

Одновременно с вышеупомянутым письмом и от того же 25 марта/ 7 апреля я получил от Владыки Серафима прошение на мое имя следующего содержания: «Настоящим считаю долгом поставить Вас, Ваше В[ысоко]преосвящ[енство], в известность, что мое послание от 16/29 декабря 1926 г. [113] имело силу только на время моего пребывания на посту Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Серафим, архиепископ Угличский, исполнявший обязанности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя с 16/29 дек[абря] 1926 г. по 25 марта/ 7 апр[еля] 1927 г. 25 марта/ 7 апр. 1927 г. (печать)».

В настоящее время я прошу Преосвященных архипастырей в направлении епархиальных дел держаться порядка, указанного мною в моем обращении к ним от декабря 1925 года [114].

За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, митрополит Нижегородский.

13 апреля/31 марта 1927 г., Москва [115]

Примечания:

1] Архив ЦНЦ «Православная энциклопедия» (далее — Архив ЦНЦ), ф. 3, оп. 2, д. 2.

2] Там же, л. 23. Машинопись.

3] Имеется в виду Нижегородский епархиальный совет.

4] См. справку административного отдела НКВД от 2 января 1926 г. о разрешении деятельности новоучрежденного ВВЦС, выданную 9 архиереям: архиепископу Свердловскому Григорию (Яцковскому), епископу Можайскому Борису (Рукину), архиепископу бывшему Могилевскому Константину (Булычеву), епископу Каменскому Иннокентию (Бусыгину), епископу Переяславскому Дамиану (Воскресенскому), епископу Егорьевскому Вассиану (Пятницкому), епископу Усть–Медведицкому Тихону (Русинову), епископу бывшему Уразовскому Митрофану (Русинову), епископу Ульяновскому Виссариону (Зорину) (Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти: 1917–1943. М., 1994. С. 426–427 (далее — Акты свт. Тихона)).

5] Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Нижегородский митрополит Сергий (Страгородский), живший в епархии под подпиской о невыезде, был вызван властями в Москву в середине марта 1926 г. для встречи с находившимся в заключении Местоблюстителем Патриаршего Престола митрополитом Петром. Иерархи должны были обсудить решение митрополита Петра об учреждении Коллегии из 3 архиереев (Владимирского архиепископа Николая (Добронравова), Томского архиепископа Димитрия (Беликова) и Свердловского архиепископа Григория (Яцковского)) для управления Русской Церковью в условиях, когда Патриарший Местоблюститель и назначенные им Заместители не могли осуществлять своих полномочий (условная резолюция митрополита Петра от 1 февраля 1926 г.). Это решение было принято Местоблюстителем под нажимом со стороны архиепископа Григория (Яцковского), действовавшего по инструкции ОГПУ, которое стремилось устранить митрополита Петра от управления Церковью. Встреча митрополитов Петра и Сергия не состоялась. В здании ОГПУ на Лубянке митрополит Сергий написал письмо Местоблюстителю (опубликовано, см.: Вестник церковной истории. 2006. № 1. С. 66–68), после которого митрополит Петр отменил свою резолюцию об образовании Коллегии.

6] По-видимому, изложенная в документе позиция во многом отражает точку зрения Нижегородского митрополита Сергия. В таком случае данная выписка является наиболее ранним свидетельством планов Заместителя Патриаршего Местоблюстителя учредить Синод, легализация которого должна была сделать возможным созыв Поместного Собора для избрания Патриарха и решения других церковных дел.

7] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 26. Машинопись. Вверху листа пометы: «№ 22», «25 мая 1926 г.»

8] Митрополит Агафангел вернулся в Ярославль после освобождения из ссылки 1 мая 1926 г.

9] Епископ Антоний (Быстров) в 1921 г. был назначен на Архангельскую и Холмогорскую кафедру, в 1922 г. арестован и сослан в Нарымский край, в начале 1926 г. вернулся в Архангельск, вскоре был возведен в сан архиепископа, 23 января 1931 г. вновь арестован.

10] К письму приложена вырезка из газеты «Волна» за 1 апреля 1926 г., № 72 со статьей «Дела церковные», содержащей интервью с епископом Антонием. Среди прочего архиерей говорил: «Я в данное время буду управлять самостоятельно, т.е. независимо от имеющихся церковных центров, и намерен придерживаться такой линии впредь до выявления высшей церковной власти, признаваемой советской властью, или до созыва Собора». Делая это заявление, епископ Антоний почти дословно цитирует письмо митрополита Агафангела (Преображенского) от 18 мая 1922 г., в котором последний, временно поставленный Патриархом во главе Русской Церкви, рекомендовал православным архиереям управлять своими епархиями «самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге впредь до восстановления высшей церковной власти» (см.: Акты свт. Тихона. С.220). В интервью епископ Антоний также говорил о своем несогласии с отдельными действиями покойного Патриарха Тихона, в частности с назначением митрополита Петра Местоблюстителем Патриаршего Престола из-за слишком краткого срока пребывания Петра в епископском сане. Епископ Антоний утверждал, что эту точку зрения в апреле 1925 г. разделяли митрополит Агафангел и еще 4 не названных по имени архиерея. Архангельский епископ не поминал митрополита Петра за богослужением как Местоблюстителя. В интервью епископ Антоний отмежевался от григорианского раскола, об объединении с обновленцами говорил, что оно возможно только в случае, если обновленцы «встанут твердо на точку православия». В сдержанных выражениях архиерей свидетельствовал свою лояльность советской власти.

11] В соответствии с 14-м и 15-м правилами Константинопольского (Двукратного) Собора, подлежит извержению из сана епископ, который, поставляя предлогом вину Первоиерарха, «прежде соборного рассмотрения отступит от общения с ним» и таким образом учинит раскол (см.: Правила православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Т.2. М., 1994. С.307). Данное правило неприложимо к епископу Антонию, поскольку он действовал в соответствии с распоряжением Первоиерарха — митрополита Агафангела — от 18 мая 1922 г.

12] Обновленчество.

13] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 27–30. Автограф В. Я. Зеневича, обращение написано в новой орфографии. Вверху листа пометы другим почерком: «Делегатом был гражданин Владимир Яковлевич Зеневич. Адрес: Ростов н/Д. Сенная ул., № 37, кв. 17»; «Получ[ено] 18 сентября 1926 г.».

14] Речь идет об обновленцах.

15] Подразумевается Послание Патриаршего Заместителя митрополита Агафангела к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Русской Церкви от 18 мая 1922 г. (см.: Акты свт. Тихона. С.219–221).

16] См. примечание 5.

17] Первоначально в ВВЦС входили 7 архиереев: архиепископы Григорий (Яцковский) — председатель, Константин (Булычёв), епископы Борис (Рукин), Виссарион (Зорнин), священномученик Дамиан (Воскресенский), Иннокентий (Бусыгин), Тихон (Русинов).

18] См. примечание 4.

19] Собор, 5 ноября 1917 г. избравший свт. Тихона Патриархом, не выносил решений о местоблюстительстве митрополитов Агафангела и Кирилла. Их полномочия как Заместителей Патриарха следуют из завещания свт. Тихона от 7 января 1925 г. На закрытом заседании третьей сессии Собора (по-видимому, в начале сентября 1918 г.) свт. Тихону было дано поручение избрать пятерых Заместителей на случай, если обстоятельства лишат его возможности управлять Церковью. Имена Заместителей должны были сохраняться в тайне. Патриарх исполнил поручение, о чем доложил Собору (см. рапорт Прилукского епископа Василия (Зеленцова) митрополиту Сергию (Страгородскому) 4 января 1926 г.// Вестник церковной истории. 2006. № 1. С. 65–66).

20] Правильно 7/20 ноября.

21] Святейший Патриарх Тихон, находившийся под арестом, передал временное управление Русской Церковью митрополиту Агафангелу 16 мая 1922 г. В публикуемом письме цитируется второе после освобождения послание Святейшего Патриарха от 15 июля 1923 г. (ср.: Акты свт. Тихона. С.290).

22] Ср.: Акты свт. Тихона. С.340–344.

23] 12 апреля 1925 г. в московском Донском монастыре состоялось архиерейское совещание, в котором участвовали 60 православных епископов, съехавшихся на похороны Святейшего Патриарха Тихона. На совещании было вскрыто и оглашено завещание Патриарха. Решено во исполнение воли почившего Первосвятителя признать Патриаршим Местоблюстителем Крутицкого митрополита Петра, о чем составлен был акт, удостоверенный 60 архиереями.

24] Ср.: Псалом 115, 2.

25] Послание к Галатам, 1, 9.

26] Данный упрек несправедлив, поскольку по решению Собора содержание завещания свт. Тихона должно было сохраняться в тайне.

27] Процитированный в письме канон, а также 76-е Апостольское правило воспрещают епископам назначать себе преемников. Однако Русская Церковь уже в течение 8 лет пребывала в исключительно трудных условиях, когда созвать Поместный Собор для избрания нового Патриарха было невозможно. Собор 1917–1918г г. предусмотрел возможность самого тяжелого положения для Церкви и постановил, что в случае прекращения деятельности Священного Синода и Высшего Церковного Совета Святейший Патриарх сосредоточит в своих руках всю полноту власти, включая и право назначать преемника — Местоблюстителя Патриаршего Престола (ср. примечание 19).

28] См. примечание 23.

29] Завещательное распоряжение Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра о передаче высшей церковной власти в случае невозможности ему дальнейшего возглавления Церкви от 6 декабря 1925 г. подписано единолично митрополитом Петром (см.: Акты свт. Тихона. С.422).

30] Архиерейское совещание, состоявшееся 12 апреля 1925 г., до известной степени придает поставлению митрополита Петра Патриаршим Местоблюстителем характер соборного избрания. Совещание не усвоило себе власти избирать Местоблюстителя и тем более Патриарха, а только подтвердило правомочность завещательного распоряжения почившего Патриарха.

31] См. примечание 11.

32] В данном обращении, а также в других письмах митрополиту Агафангелу из Ростовской-на-Дону епархии (№ 4, 5 настоящей публикации) отразилось, имевшее определенное распространение среди православных верующих, непризнание местоблюстительских полномочий митрополита Петра и, следовательно, из них вытекающих полномочий митрополита Сергия. Этой точки зрения придерживались некоторые епископы. Одним из наиболее активных ее выразителей был архиепископ Андрей (Ухтомский), считавший неканоничным передачу управления Церковью «по тайным духовным завещаниям». Его последователи вместе с другими течениями составили оппозиционное движение истинно-православных христиан (в отличие от Истинно-православной церкви, приверженцы которой, признавая местоблюстительские полномочия митрополита Петра, считали неканоничной деятельность митрополита Сергия).

33] Крутицкий митрополит не является в силу своего сана Местоблюстителем Патриаршего Престола в период межпатриаршества. По постановлению Собора 1917–1918г г., после освобождения Патриаршего Престола Местоблюститель незамедлительно должен быть избран из числа присутствующих членов Синода и Высшего Церковного Совета.

34] См. второе письмо митрополита Сергия архиепископу Григорию (Яцковскому) и другим организаторам ВВЦС, в котором Заместитель Патриаршего Местоблюстителя постановил предать суду и запретил в священнослужении архиереев, участвовавших в создании ВВЦС (см.: Акты свт. Тихона. С.434).

35] Первое послание св. Климента, папы Римского, коринфянам, гл. 46// Ранние отцы Церкви. Брюссель, 1988. С.72.

36] Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста: В 12 т. Т.11. Кн.2. М., 2004. С.688.

37] Послание о своем вступлении в права и обязанности Патриаршего Местоблюстителя митрополит Агафангел отправил 18 апреля 1926 г. из Перми, где он находился, по-видимому, до 26 апреля, 1 мая 1926 г. он приехал в Ярославль. Сведений о его пребывании в Москве по пути в Ярославль нет.

38] Об обсуждении митрополитами Агафангелом и Сергием вопроса о преемстве высшей церковной власти см. вступительную статью к настоящей публикации.

39] 16 мая 1913 г. под председательством Петербургского митрополита священномученика Владимира (Богоявленского) состоялось экстренное заседание Священного Синода, посвященное вопросу о том, согласно ли учение афонских иеромонахов Илариона и Антония (Булатовича) о Божественности самого имени Иисуса с учением Церкви или же оно еретично. Константинопольская Церковь, в ведении которой находятся афонские монастыри, признала это учение еретическим и запросила по этому поводу мнение Русской Церкви. В Синод были представлены и заслушаны 3 доклада: архиепископов Антония (Храповицкого) Волынского, Никона (Рождественского) Вологодского и профессора Санкт-Петербургской Духовной академии С.В.Троицкого. Во всех этих докладах учение Илариона и Антония (Булатовича) было признано еретическим. По поручению Синода сводку докладов в виде «Послания к чадам православной Церкви» составил архиепископ Сергий (Страгородский). «Послание» было одобрено на заседании Священного Синода и зачитано в храмах.

40] 16 июня 1922 г. Владимирский митрополит Сергий (Страгородский) и архиепископы Евдоким (Мещерский) Нижегородский и Серафим (Мещеряков) Костромской подписали декларацию о признании ими обновленческого Высшего церковного управления. В августе 1923 г., вскоре после освобождения Патриарха Тихона из-под ареста, митрополит Сергий принес публичное покаяние в грехе уклонения в раскол, был принят в лоно православной Церкви, назначен на Нижегородскую кафедру.

41] См. примечание 37.

42] Митрополит Кирилл (Смирнов) находился в ссылке, с 25 июня 1926 г. жил в Усть-Сысольске.

43] См.: Акты свт. Тихона. С. 467.

44] Послание апостола Павла к Римлянам, 1, 18.

45] 1-е Послание апостола Павла к Коринфянам, 10, 23.

46] Свт. Григорий Богослов в 380 г. был утвержден на Константинопольскую кафедру. Поскольку не все епископы признали его поставление, в 381 г. он отказался от титула Константинопольского архиепископа.

47] Неправильное утверждение. Накануне своего ареста митрополит Петр, после кончины Патриарха Тихона законно стоявший во главе Русской Церкви, составил 2 распоряжения. В соответствии с первым распоряжением, датированным 5 декабря 1925 г., в случае кончины митрополита Петра права и обязанности Патриаршего Местоблюстителя переходили к митрополиту Кириллу или к митрополиту Агафангелу. На следующий день Местоблюститель составил другой документ, дополняющий первое распоряжение,— на случай, если он будет жив, но не будет иметь возможности управлять Церковью. Тогда Заместителем Местоблюстителя назначался митрополит Сергий (Страгородский). Таким образом, пока митрополит Петр был жив, но не имел возможности осуществлять свои полномочия, во главе церковного управления должен был стоять митрополит Сергий.

48] Авторы письма ошибаются в своих предположениях, поскольку заявление митрополита Агафангела о своих правах на Местоблюстительство было сделано после беседы с Тучковым, стремившимся таким образом внести еще больший раскол в Церковь.

49] Карандашом дописано: «Адрес... Сенная ул., д. 37, кв. 17».

50] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 36. Автограф В.Я.Зеневича, письмо написано в новой орфографии. Вверху листа помета другим почерком: «Получено 18 сентября 1926 г.».

51] См. № 3 настоящей публикации.

52] Арсений (Смоленец) участвовал в состоявшемся 19–24 мая 1919 г. в Ставрополе, который находился на территории, контролируемой правительством генерала А.И.Деникина, Юго-Восточном русском церковном соборе. Собор избрал епископа Арсения членом Высшего временного церковного управления Юго-Востока России. На том же Соборе в границах бывшего Приазовского викариатства Екатеринославской епархии была учреждена Ростовская и Таганрогская епархия, епископа Арсения назначили ее правящим архиереем. Когда после ареста Патриарха Тихона в 1922 г. в Ростове-на-Дону появился местный комитет обновленческой «Живой церкви», претендовавший на управление епархией, епископ Арсений объявил его неправомочным учреждением. Вскоре архиерей был арестован и отдан под суд по обвинению в противодействии изъятию церковных ценностей. 30 августа 1922 г. приговорен к расстрелу, затем мера наказания была изменена на 10 лет лагерей. Весной 1926 г., после освобождения, вернулся в Ростов-на-Дону, временно управлял также Саратовской епархией, с 13 июля по 12 сентября 1927 г. управлял Минской епархией. 1 ноября 1927 г. назначен правящим архиереем Сталинградской епархии.

53] См. примечание 11. Данное правило не применимо к епископу Арсению, имевшему все основания, включая решение Собора 1917–1918г г., считать каноническими возглавителями Церкви митрополитов Петра и Сергия.

54] Феофилакт (Клементьев), в конце 1922 г. уклонился в обновленческий раскол, был назначен епископом Ростовским и Таганрогским. Скончался без покаяния 5 января 1923 г.

55] СОДАЦ — «Союз общин древлеапостольской церкви», одно из обновленческих течений. Отделился от «Союза церковного возрождения» 22 октября 1922 г., прекратил деятельность в мае 1923 г.

56] Назарий (Андреев), с 9 февраля 1918 г. епископ Енисейский и Красноярский. В 1922 г. уклонился в обновленческий раскол, был возведен в сан архиепископа и назначен на Ставропольскую кафедру. С 16 января 1925 г. обновленческий архиепископ Ростовский-на-Дону, заместитель митрополита Северо-Кавказской области. В апреле 1925 г. вернулся в православную Церковь, в феврале 1926 г. присоединился к григорианскому расколу.

57] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 31–33. Письмо митрополиту Агафангелу из Ростовской-на-Дону епархии, написано от руки в старой орфографии. Вверху листа записи другим почерком: «№ 20», «Получено 18 сентября 1926 г.».

58] Далее следует пространное рассуждение о Божественном домостроительстве и создании Церкви Христом.

59] Митрополит Агафангел был арестован 28 июня 1922 г., через 12 дней после вступления в должность Заместителя Патриарха, приговорен к ссылке в Нарымский край, освобожден в апреле 1926 г.

60] См. примечание 19.

61] 12 июня 1926 г. митрополит Агафангел в письме к митрополиту Петру окончательно отказался от исполнения обязанностей Местоблюстителя.

62] См. примечание 32.

63] Евангелие от Иоанна, 17, 12.

64] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 37. Автограф А.Белавина, прошение написано в новой орфографии. Вверху листа записи другим почерком: «№ 20», «Салтыковка 28.9.26/ Москва 30.9.26/ Ярославль 2.10.26».

65] Досифей (Протопопов), с 25 августа 1917 г. епископ Саратовский, около 1921 г. возведен в сан архиепископа, в апреле 1922 г. арестован, освобожден, по-видимому, весной или летом 1926 г. С февраля 1927 г. в ссылке.

66] Из обновленческого раскола.

67] Рязанско-Уральская железная дорога.

68] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 38. Прошение написано от руки в старой орфографии. Вверху листа пометы другим почерком: «№ 18», «20 октября 1926 г.».

69] Современный г. Верхний Уфалей Челябинской обл.

70] На левом поле тем же почерком дописано: «От всего прихода верующих и от членов церковного совета».

71] Корнилий (Соболев) в августе 1926 г. был назначен на Свердловскую и Ирбитскую кафедру (после того как в декабре 1925 г. Свердловский архиепископ Григорий (Яцковский) организовал григорианский раскол). Епископ Корнилий арестован 17 декабря 1926 г., погиб в 1933 г. в ссылке. В обновленческом расколе не участвовал.

72] Яцковского.

73] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 34–35. Письмо-автограф епископа Усть-Медведицкого Тихона (Русинова) митрополиту Агафангелу. В конце 1922 г. Тихон был поставлен обновленческими архиереями во епископа Царицынского, в следующем году возведен в сан архиепископа. 17 апреля 1924 г. принес покаяние перед Святейшим Патриархом Тихоном, 24 июня того же года был хиротонисан во епископа Усть-Медведицкого, викария Донской епархии. В конце 1925 г. участвовал в создании григорианского ВВЦС. 29 января 1926 г. был запрещен в священнослужении митрополитом Сергием, в июне того же года принес покаяние, но в сентябре 1926 г. отложился от митрополита Сергия и вернулся в григорианский раскол. Письмо написано в старой орфографии. Вверху листа записи другим почерком: «№ 19», «10 октября 1926 г.».

74] См. примечание 19.

75] Письмо митрополита Петра митрополиту Агафангелу от 22 мая 1926 г., в котором митрополит Петр выражает согласие на переход Местоблюстительства к митрополиту Агафангелу (см.: Акты свт. Тихона. С.462–463).

76] По-видимому, речь идет о переписке между митрополитами Сергием и Агафангелом по вопросу о преемстве высшей церковной власти.

77] Неправильное утверждение, ср. примечание 6.

78] Своей условной резолюцией от 1 февраля 1926 г. митрополит Петр передал высшую церковную власть Коллегии из 3 архиереев (см. примечание 4), данная резолюция была отменена Местоблюстителем в апреле того же года (см.: Акты свт. Тихона. С. 436–437, 456–457). Письмом от 22 мая 1926 г. митрополит Петр передал права Местоблюстительства митрополиту Агафангелу (см.: там же. С.462–463). Григориане распространяли среди православных несколько вариантов этого письма, отличающиеся от оригинала, в частности, датой — они датированы 10/23 или 7/20 мая (см.: там же. С.463–464). Своим письмом от 9 июня 1926 г. митрополит Петр подтвердил отмену резолюции от 1 февраля и сохранение за собой Местоблюстительства в случае отказа митрополита Агафангела (см.: там же. С.472–473).

79] См. примечание 40.

80] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 2, л. 42. Автограф Р.В.Мещерякова, прошение написано в новой орфографии.

81] Усть-Медведицкого округа.

82] Иов (Рогожин), назначен епископом Усть-Медведицким в начале 1926 г. Арестован в начале 1927 г.

83] См. примечание 73.

84] Григорианский ВВЦС.

85] Семерка № 2 — ВВЦС в составе, сложившемся к осени 1926 г., после того как к григорианам присоединились новые епископы и часть архиереев принесла покаяние митрополиту Сергию (Семерка № 1 — ВВЦС в своем первоначальном составе).

86] Митрофан (Симашкевич), 10 января 1915 г. назначен архиепископом Донским и Новочеркасским, не позднее 1922 г. возведен в сан митрополита. В 1926 г. уклонился в григорианский раскол.

87] Василий (Димопуло), в 1923–1935г г. представитель сначала Константинопольского (до 1932 г.), затем Александрийского Патриархов в Москве. Через него осуществлялись контакты восточных Патриархов с Россией, в частности переписка Константинопольских Патриархов с лидерами обновленчества.

88] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3.

89] Там же, л. 4. Прошение написано от руки в старой орфографии. Вверху листа помета: «№ 12».

90] Иоанникий (Соколовский), 21 октября 1921 г. хиротонисан во епископа Бахмутского, викария Екатеринославской епархии, в начале 1922 г. временно управлял Екатеринославской епархией. В 1922 г. был назначен временно управляющим Харьковской епархией. Осенью 1924 г. назначен епископом Омским, на кафедру не поехал, остался в Харькове, где учинил раскол («иоанникиевщина»), пытался захватить храмы также в Екатеринославе. В марте 1925 г. присоединился к лубенскому расколу, в котором был одним из предводителей. 5 января 1926 г. решением православных украинских архиереев, утвержденным Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием, Иоанникий с другими главарями лубенского раскола был отлучен от Церкви. Раскольники подали жалобу в григорианский ВВЦС, документ об учреждении которого Иоанникий подписал еще в декабре 1925 г. В мае 1927 г. он являлся григорианским архиепископом Днепропетровским, затем был назначен митрополитом Ульяновским. Расстрелян в Ульяновске 15 января 1938 г.

91] Иоасаф (Попов), в 1924 г. в Харькове хиротонисан во епископа Бахмутского и Донецкого, викария Екатеринославской епархии. С 1925 г. на покое жил в г.Новомосковске Днепропетровского округа. Не принял «Декларацию» митрополита Сергия, в ноябре 1928 г. примкнул к иосифлянскому движению. Жил в Новомосковске, окормлял иосифлянские общины. 16 января 1931 г. арестован.

92] Священномученик Макарий (Кармазин), в 1922 г. хиротонисан во епископа Уманского, викария Киевской епархии, в 1922–1924г г. временно управлял Киевской епархией, участвовал в решении общеукраинских церковных дел. В 1925 г. находился под арестом, в конце года назначен епископом Екатеринославским и Новомосковским, в декабре 1925 г. арестован и после десятимесячного заключения выслан в Харьков, где пробыл до марта 1927 г. без права выезда. Противостоял обновленческому, лубенскому и григорианскому расколам. В 1927 г. епископ Макарий был вновь арестован и сослан в Горно-Шорский район Томской обл.

93] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3, л. 35. Письмо Новосибирского епископа Никифора (Асташевского) митрополиту Агафангелу. Написано от руки в старой орфографии, не является автографом епископа Никифора. Вверху листа пометы другим почерком: «№ 4», «Игумен Сергий Скрип...унков». Никифор (Асташевский) хиротонисан во епископа Новосибирского 15 сентября 1924 г., в 1927 г. возведен в сан архиепископа.

94] Священномученик Серафим (Самойлович), архиепископ Угличский, викарий Ярославской епархии, стоял во главе Русской Церкви в качестве Заместителя Патриаршего Местоблюстителя с 29 декабря 1926 г. по 7 апреля 1927 г. (см. № 15 настоящей публикации). Жил в Угличе.

95] В начале декабря 1926 г. был арестован Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий. В управление Российской Православной Церковью (в соответствии с распоряжением митрополита Петра от 6 декабря 1925 г.) вступил живший в Ростове Ленинградский митрополит Иосиф (Петровых). 8 декабря 1926 г. он издал завещательное распоряжение о передаче власти одному из Заместителей: архиепископам Екатеринбургскому Корнилию (Соболеву), Астраханскому Фаддею (Успенскому) и Угличскому Серафиму (Самойловичу). В тот же день митрополит Иосиф был арестован. Архиепископы Корнилий и Фаддей не смогли приступить к исполнению обязанностей Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, и во временное управление Русской Церковью вступил архиепископ Серафим (Самойлович), о чем он известил Церковь «Посланием» от 29 декабря 1926 г. из Углича. В марте 1927 г. архиепископ Серафим был вызван Тучковым в Москву, заключен во внутреннюю тюрьму ОГПУ, через три дня освобожден и выслан в Углич. После освобождения из заключения митрополита Сергия архиепископ Серафим 7 апреля 1927 г. передал ему заместительские права.

96] См. примечание 8.

97] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3, л. 37. Машинопись. В левом верхнем углу штамп: «[С. П.] К. Ц / Томский автокефальный епархиальный совет старо-православной канонической Церкви / 21 апреля 1927 г./ № 37». Вверху листа пометы: «27 апреля 1927 г.», «№ 3».

98] По-видимому, источником таких слухов были сами григориане, стремившиеся именем митрополита Агафангела придать авторитет расколу.

99] Протоколы заседаний съезда (см.: Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, № 3, л. 6–34).

100] Документ имеет печать: «Томский епархиальный автокефальный совет старо-православной канонической Церкви».

101] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3, л. 40. Письмо написано от руки в старой орфографии. В левом углу штамп: «Церковного коллектива при онежском Свято-Троицком соборе». Вверху листа пометы другим почерком: «№ 9», «10 августа 1927 г.».

102] Григорианский.

103] См. примечание 47.

104] См. примечание 48.

105] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3, л. 41. Письмо-автограф протоиерея Илии Бабина митрополиту Агафангелу, написано в старой орфографии. Вверху листа пометы другим почерком: «№ 8», «23 августа 1927 г.».

106] По всей вероятности, в конце марта 1926 г.

107] Данное распоряжение митрополита Агафангела неизвестно.

108] См. примечание 15.

109] Правильно 5/18.

110] Архив ЦНЦ, ф. 3, оп. 2, д. 3, л. 36. Автограф митрополита Сергия (Страгородского), в новой орфографии. Письмо написано после освобождения митрополита Сергия из-под ареста (арестован в начале декабря 1926 г.).

111] Алексий (Готовцев), с лета 1923 г. епископ Серпуховской, викарий Московской епархии. В завещательном распоряжении митрополита Петра от 6 декабря 1925 г. епископ Алексий назван в составе Совета преосвященных Московских викариев, которому поручено временное управление Московской епархией в случае невозможности осуществлять это Местоблюстителю Патриаршего Престола. С января 1926 г. по апрель 1927 г. епископ Алексий временно управлял Московской епархией.

112] См. примечание 94, 95.

113] Ср.: Акты свт. Тихона. С. 490–492.

114] Письмо Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) Клинскому епископу Гавриилу (Красновскому), управляющему Московской епархией, с уведомлением о вступлении в исполнение обязанностей Заместителя Патриаршего Местоблюстителя (см.: Акты свт. Тихона. С. 423).

115] На документе печать Нижегородского митрополита Сергия.

Форумы