Крапивин М. Ю.[1] Юрисконсульт VIII отдела Наркомюста РСФСР Н.Н. Липкин-Копейщиков: к вопросу о формах взаимодействия органов ВЧК и структур Наркомата юстиции в борьбе с «религиозной контрреволюцией»

 

 

Николай Копейщиков (род. 8 сентября 1882 г.), был внебрачным сыном дочери статского советника В. И. Копейщиковой. 20 июня 1902 г. его усыновил коллежский советник (позднее статский советник), начальник II отделения Лифляндской казенной палаты Н. А. Липкин, состоявший в браке с родной сестрой матери Николая. В июне 1903 г. Николай Николаевич Липкин (Копейщиков) окончил полный курс классической Введенской гимназии. 31 июля того же года он подал прошение о зачислении его на юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета, однако уже 31 марта 1911 г. был уволен как не внесший плату за весеннюю половину 1910 г.[2] С 1 мая 1906 г. он служил в Санкт-Петербургском городском по воинской повинности присутствии (с 1 сентября 1907 г. в качестве писца). С 19 февраля 1909 г. считался на штатной должности (помощника делопроизводителя), 23 мая 1912 г. был определен на должность делопроизводителя (секретаря) присутствия. Уволился согласно личному прошению в декабре 1914 г. 1 января 1915 г. Н. Н. Липкина-Копейщикова (уже в чине коллежского регистратора) назначили на должность ревизора городских сборов Александро-Невской полицейской части[3], однако не позднее 8 ноября 1915 г. постановлением Судебного следователя по важнейшим делам он был арестован по обвинению в преступлении по прежней должности и уволен[4].

Во 2-й половине ноября 1917 г. православный священник М. В. Галкин[5], редактор-издатель газеты «Свободная церковь»[6], излагая в письме к Совнаркому план организации «комиссарства по делам культов» и предлагая на пост руководителя нового ведомства собственную кандидатуру, в качестве одного из своих помощников намечал Н. Н. Копейщикова, с которым был знаком многие годы учебы в гимназии и в университете (см. публикацию, документ № 1). В начале 1918 г. Липкин-Копейщиков сотрудничал в газете «Знамя Христа»[7], возглавлявшейся тем же Галкиным (см. публикацию, документ № 2).

13 сентября 1918 г. постановлением коллегии Наркомюста РСФСР (протокол № 91) Липкин-Копейщиков был зачислен (с 3 сентября 1918 г.) на службу по VIII отделу Наркомата в качестве юрисконсульта[8]. Его пребывание в должности продолжалось до начала 1919 г. Постановлением коллегии Наркомюста РСФСР от 7 февраля 1919 г. (протокол № 143) он был уволен со службы (с 11 января 1919 г.) как не явившийся в срок «из разрешенного ему отпуска»[9].

Как известно, в первые годы советской власти практическое осуществление государственной конфессиональной политики в центре и на местах (закрытие домовых церквей; изъятие метрических книг; воспрепятствование ведению религиозными объединениями миссионерской и благотворительной работы; недопущение организованного (в школьной форме) преподавания основ вероучения детям до 18-летнего возраста и др.) возлагалось на сотрудников VIII «ликвидационного» (19181922 гг.) и V «культового» (январь 19221924 гг.) отделов Наркомата юстиции РСФСР[10], бессменно возглавлявшихся П. А. Красиковым[11].

Основные функции VIII отдела Наркомюста РСФСР сводились к следующему: координация работы советских органов по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви; административное регулирование взаимоотношений государственных структур с религиозными организациями (независимо от их вероисповедания) на новой правовой основе; обеспечение контроля за точностью исполнения положений базового Декрета; недопущение нарушений советского законодательства о культах (с чьей бы стороны они не происходили); осуществление предварительного следствия в отношении лиц, уличенных в нарушении Декрета. Среди прочего, VIII отдел оказывал помощь органам ВЧК в пресечении антисоветских проявлений в деятельности религиозных организаций.

Осенью 1918 г. в связи с все увеличивавшимся количеством уголовных дел на лиц духовного звания, арестованных по обвинению в контрреволюции, и по причине отсутствия в аппарате ВЧК квалифицированных специалистов, способных вести следствие в отношении «служителей культа», чекисты обратились за содействием к Наркомюсту РСФСР (отношение Петроградской ЧК № 11635 от 1 октября 1918 г.). В ответ на эту просьбу Комиссариат отдал соответствующее распоряжение юрисконсульту VIII отдела Наркомюста РСФСР Липкину-Копейщикову (см. публикацию, документы № 5, 7, 8), который на тот момент находился по делам службы в Петрограде и в процессе выполнения поручений своего ведомства контактировал с сотрудниками ПетроЧК (см. публикацию, документы № 3, 4, 6).

После окончания срока прикомандирования Липкина-Копейщикова к Петроградской ЧК и возвращения его в столицу (к 10 октября 1918 г.) он был направлен (на основании ходатайства руководства ВЧК № 6212/42131 от 21 ноября 1918 г.) в распоряжение центрального аппарата ВЧК «для ознакомления с материалом, находящимся в делах Чрезвычайной комиссии по вопросу об организации духовенством контрреволюционных выступлений, и для содействия Чрезвычайной комиссии в качестве эксперта по расследованию и производству дел, связанных с вышеуказанными выступлениями и агитацией» (см. публикацию, документы № 10–12).

Таким образом, в течение нескольких недель 1918 г. Липкин-Копейщиков совместно с чекистами Петрограда и Москвы осуществлял следственные действия в отношении конкретно поименованных священнослужителей, которые (согласно официальной версии) обращались к верующим с призывами о неподчинении существующей государственной власти (см. публикацию, документы № 9–12, 14).

Анализируя промежуточные результаты своей работы, Липкин-Копейщиков направил в органы ВЧК и своему непосредственному начальству несколько докладных записок с характеристикой «контрреволюционного движения, вдохновляемого попами и скрывающегося под флагом тех или иных религиозных обществ», подготовленных на основе «лично собранных наблюдений», информации, предоставленной чекистским аппаратом, а также сведений, сообщенных представителями духовенства, «сочувствующего и разделяющего коммунистические взгляды» (см. публикацию, документы № 3, 12).

Судя по содержанию докладных, их автор был убежден в том, что «в подавляющем большинстве случаев, а[г]ре[сc]ивная противоправительственная деятельность местных духовных кругов и, в особенности, единичные выступления рядового духовенства, имеют за собой определенную поддержку и направляющее руководительство со стороны епархиальных начальств, синодских кругов, обязательных постановлений Свящ[е]нного собора и, наконец, благословение самого Патриарха». Липкин-Копейщиков не сомневался в необходимости применения репрессий в отношении активных деятелей церковной контрреволюции. «Поскольк[у] заблуждение духовных кругов и открытые их признания о несогласии с проводимой социалистической программой не выходили из пределов области слова, постольк[у] государство могло считать себя вправе, в границах общей свободы высказываемых убеждений, допускать свободный обмен мнений, собеседования, лекции и проповеди с церковных кафедр. Но как только выступления духовных кругов начали носить агрес[с]ивный характер и против власти советов как таковой начали раздаваться с церковных кафедр погромные черносотенные призывы и благословения различных противоправительственных активных действий, всякая уважающая себя власть сочла бы настоятельно необходимым принять неотложные меры к подавлению и противодействию таковых» (см. публикацию, документ № 10).

Вместе с тем Липкин-Копейщиков полагал, что те представители духовенства, чья вина не доказана, могут быть и должны быть освобождены из-под ареста. Именно такие предложения были сформулированы юрисконсультом в адрес руководства Контрреволюционного отдела ВЧК 14 декабря 1918 г. (см. публикацию, документ № 11).

Однако 6 февраля 1919 г. в VIII отдел Наркомюста РСФСР из Управления делами Совнаркома РСФСР поступило «заявление» члена Поместного собора Н. Д. Кузнецова[12], из которого явствовало, что священно- и церковнослужители, фамилии которых были перечислены в тексте заключения Липкина-Копейщикова от 14 декабря 1918 г., по-прежнему содержатся в тюремных условиях и, более того, многим из них так и не предъявили конкретные обвинения (см. публикацию, документы № 15, 16).

8 февраля 1919 г. VIII отдел направил «эксперта» М. В. Галкина в ВЧК (Липкин-Копейщиков к тому времени в Наркомюсте уже не служил) с целью прояснения судьбы конкретно поименованных лиц духовного звания. Об итогах своих переговоров с одним из руководителей ВЧК Галкин 10 февраля 1919 г. докладывал П. А. Красикову следующее: «При беседе с тов[арищем] Петерсом[13] выяснилось, что он против вмешательства какого-либо комиссариата в дела ВЧК (хотя ни о каком вмешательстве, конечно, не могло быть и речи), что заключенные числятся за ВЧК, и последняя несет на себе всю за них ответственность, что запросы по поводу заключения в тюрьмах служителей культа Упр[авлению] делами Совета народных комиссаров было бы правильнее направлять непосредственно в ВЧК, а не через VIII отдел, который никакого отношения к ВЧК не имеет… При посещении ВЧК у меня создалось такое впечатление, что дела о служителях культа как лежали без движения более чем полгода, так, наверное, и еще пролежат много времени» (см. публикацию, документы № 12–14).

Ниже публикуются 16 документов из фондов ГА РФ, ЦА ФСБ России и Отдела рукописей Российской государственной библиотеки. В своей совокупности они дополняют и уточняют наши представления о формах и методах сотрудничества органов ВЧК со структурами Наркомата юстиции РСФСР в работе «по церковной линии» в течение первого года существования Советского государства. Приводимая информация подтверждает тенденцию, наметившуюся во взаимоотношениях двух ведомств в 1-й половине 1919 г., однако со всей очевидностью проявившуюся с осени 1919 г., и выразившуюся в стремлении ВЧК ограничивать (чем дальше, тем больше) пределы своего взаимодействия с VIIIотделом Наркомюста (применительно к религиозной тематике), идя на согласование с юристами своих практических шагов, особенно при решении задач оперативно-розыскного и агентурного свойства, только в случае сугубой необходимости.

В документальную подборку, среди прочих, нами включены некоторые материалы, уже известные историческому сообществу. Однако предшествующие публикации нельзя в полной мере назвать научными: они содержали многочисленные и серьезные текстуальные отступления от архивных первоисточников (пропуски слов, опущенные делопроизводственные пометы и резолюции) и были полностью лишены необходимых комментариев.

 



[1] © Крапивин М. Ю., 2019

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-09-00299а

 

 [2] Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (далее ЦГИА СПб), ф. 14, оп. 3, д. 41089, л. 2, 4–4 об., 6–6 об., 22–26; ф. 232, оп. 1, д. 1107, л. 6, 77 об.
[3] Полицейские части городские полицейско-территориальные единицы были введены в 1737 г. К 1865 г. в Петербурге их насчитывалось 12. Несколько частей объединялись в полицейские отделения. До 1866 г. части делились на кварталы, затем на полицейские участки. Во главе частей стояли частные приставы, аппарат и канцелярия которых размещались на «съезжих дворах». Деление на части сохранялось до февраля 1917 г.; позднее на основе частей были образованы так называемые думские районы.
[4] ЦГИА СПб, ф. 513, оп. 163, д. 1147, л. 24, 89, 1213, 2929 об., 31, 3536; ф. 232, оп. 1, д. 1107, л. 5.
[5] Михаил Владимирович Галкин-Горев (Галкин (Горев); настоящая фамилия – Галкин; Горев литературный псевдоним; 18851948 гг.), с 6 августа 1911 г. священник Спасо-Преображенской Колтовской церкви. В августе 1914 г. обратился к протопресвитеру военного и морского духовенства с ходатайством о назначении его в действующую армию и поступил в 206-й пехотный Сальянский полк, награжден орденом св. Анны 3-й степени. 22 сентября 1915 г. определен настоятелем Спасо-Преображенской Колтовской церкви. В 1918 г. снял сан и отрекся от Церкви. 15 июля 1918 г. назначен «экспертом» VIII отдела Наркомюста РСФСР. 1 января 1919 г. вступил в ряды РКП(б).
[6] Еженедельная внепартийная церковно-общественная и литературная газета «Свободная церковь» выходила с 15 марта 1917 г. сначала в Петрограде, затем (на время работы Всероссийского Поместного собора) в Москве.
[7] «Знамя Христа» внепартийная епархиальная газета в конце 1917 г. пришла на смену газете «Свободная церковь». Существовала под эгидой Всероссийского общества распространения христианской литературы. Выходила в Петрограде до конца марта 1918 г.
[8] ГА РФ, ф. А-353, оп. 2, д. 835, л. 125.
[9] Там же, оп. 3, д. 841, л. 32.
[10] На местах решением этих вопросов занимались, по крайней мере, до 1920/1921 г., губернские отделы юстиции (в лице церковных подотделов губюстов). Позднее их обязанности были переданы (с определенными изъятиями и оговорками) в руки территориальных структур НКВД РСФСР.
[11] Петр Ананьевич Красиков (1870–1939 гг.), член РСДРП с 1892 г. С 1908 г. работал помощником присяжного поверенного в Петрограде (вел дела об увечьях), с марта 1918 г. заместитель Наркома юстиции РСФСР и председатель Кассационного трибунала при ВЦИК. С мая 1918 г. член коллегии Наркомата юстиции РСФСР и одновременно заведующий VIII (позднее – V) отделом Наркомата юстиции РСФСР, параллельно в 1919–1924 гг. редактор журнала «Революция и церковь».
[12] Николай Дмитриевич Кузнецов (1863–1936 гг.). С 1896 по 1919 г. служил при Московской судебной палате сначала в должности помощника присяжного поверенного, а с 1901 г. – присяжного поверенного. После получения в 1911 г. степени магистра богословия в Казанской духовной академии избран на кафедру церковного права при Московской духовной академии. Член Предсоборного присутствия (1906 г.), член Предсоборного совета (1917 г.), член Поместного собора 1917–1918 гг. (входил в состав отдела о Высшем церковном управлении, один из докладчиков по вопросу о благоустроении приходской жизни и соавтор приходского устава). С 1918 г. член Исполнительного бюро Совета объединенных приходов Москвы. Профессор церковного права в Православной народной академии (1918–1919 гг.).

[13] Якоб (Екаб) Христофорович Петерс (1886–1938 гг.). На момент описываемых событий – заместитель председателя ВЧК (22 августа 1918 г. – 5 марта 1919 г.); председатель Московского ревтрибунала (20 декабря 1928 г. – март 1919 г.); председатель Верховного ревтрибунала при ВЦИК (1919 – март 1919 г.).

 

 

№ 1[1]

Не позднее 27 ноября 1917 г.[2] Из письма православного священника

М. В. Галкина в Совет народных комиссаров «с предложением своих услуг… в области отделения церкви от государства»

 

Редакция еженедельной газеты «Свободная церковь». Петроград. Петрогр[адская] стор[она], Б[ольшая] Спасская, 26. Телеф[он] № 5-04-73.

В Совет народных комиссаров…

Я предлагаю вам: 1) [О]рганизовать комиссарство[3] по делам культов. 2) [П]редпринять решительные шаги по осуществлению программы отделения церкви от государства, изложенной в 11 пунктах… Своими помощниками я наметил бы… окончившего петроградский университет Николая Николаевича Копейщикова (секуляризация церковных капиталов).

Ред[актор-]издатель газеты «Свободная церковь» свящ[енник] Мих[аил] Галкин.

 

№ 2[4]

Не позднее 4 марта 1918 г. [5]– Письмо редакции газеты «Знамя Христа» управляющему делами Совнаркома РСФСР В. Д. Бонч-Бруевичу[6] с информацией о целях и задачах издания

 

Редакция еженедельной газеты «Знамя Христа»[7]. Петроград. Петрогр[оградская] стор[она], Б[ольшая] Спасская, 26. Телеф[он] № 5-04-73. 736.

Многоуважаемый товарищ. Выступая на борьбу с тяжелым гнетом над церковью консервативнейшей духовной касты, убившей душу христианства и превратившей религию бедноты «в веру купцов», редакция газеты «Знамя Христа» имеет честь предложить Вашему вниманию № 3–5[8] газеты.

Новый орган является протестом против современной клерикальной политики, борьбу за народную веру превратившей в борьбу за казначейский кошелек для духовенства. «Знамя Христа» ратует за создание в России таких условий жизни, когда было бы возможным чувствовать себя одновременно и хорошим социалистом, и прекрасным христианином (платформа К. Каутского).

Лозунг газеты – «К золотому веку апостольских времен». Газета стремится к раскрепощению церкви от беза[п]елляционного влияния на нее консервативнейшей духовной касты, она зовет на поиски лика Христа, вновь погребенного сейчас за пышнотканной церковной завесой, убранного золотом и драгоценными камнями и заслоненного курением фимиама… Как орган священников[-]социалистов «Знамя Христа» на первых же своих шагах встречает сильное противодействие в клерикальных кругах.

Редактором и ближайшими сотрудниками газеты являются члены коллегии Комиссариата юстиции по выработке законопроекта об отделении церкви от государства.

С чувством глубокого товарищеского уважения Копейщиков.

 

№ 3[9]

25 сентября 1918 г. – Докладная записка юрисконсульта VIII отдела Наркомюста РСФСР Н. Н. Липкина-Копейщикова заведующему VIII отделом П. А. Красикову «о состоянии в Петрограде контрреволюционного движения, вдохновляемого попами»

 

Российская Федеративная Советская Республика. Народный комиссариат юстиции. Отдел по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства юрисконсульта Отдела Н. Липкина-Копейщикова 25 сентября 1918 г. № 2. Заведывающему[10] Oтделом.

Докладная записка.

Во исполнение возложенных на меня предложениями Народного комиссариата юстиции от 18-го сего сентября за №№ 1364 / 11953 и 11955 и VIII Отдела Комиссариата от того же числа за № 247 поручений, довожу до сведения Отдела о нижеследующем.

11О состоянии в Петрограде контрреволюционного движения, вдохновляемого попами и скрывающегося под флагом тех или иных религиозных обществ[11]. Путем собранных мной лично наблюдений и пользуясь, как осведомительным аппаратом на местах, сообщениями лучшей, передовой, но, к сожалению, немногочисленной части петроградского духовенства, сочувствующего и разделяющего коммунистические взгляды, мне удалось с полной определенностью установить, что рука об руку с контрреволюционным элементом в Петрограде идет черносотенное духовенство – «профессиональные затемнители народного сознания». Убедившись, что русский народ окончательно прозрел, несмотря на опутывавший его веками туман религиозной лжи и обмана, «священство» решило, что его темному благоденствию наступил конец, и вполне естественно, что оно бросилось спасать всеми правдами и неправдами свое окончательно пошатнувшееся положение. И попы, эти лучшие агитаторы темных, малосознательных элементов, пустились с амвона и кафедр, на собраниях и беседах, в церквах и обществах, словесной и печатной пропагандой подрывать в массах доверие к народовластию и [с] крестом на груди, камнем за пазухой, а подчас, и с железным посохом в деснице открыто и настойчиво призывать к свержению власти Советов, колеблющей якобы исконные устои веры и нарушающей основные права церкви.

В Петрограде с церковных кафедр произносятся явно антиправительственные, зажигательные речи, печатаются десятками тысяч воззвания с погромными призывами и даже при совершении самого богослужения допускаются местами молитвы новейшей фабрикации, имеющие целью внушить малосознательным и фанатически настроенным элементам убеждение, что советская власть является как бы «гонительницей веры и врагом благочестия». В расчете на психологию ханжества и убогой сознательности митрополитом Петроградским[12] было отдано распоряжение по епархии о совершении во время всенощного богослужения на 27(14)-е сего сентября особого чина всенародного покаяния и соборования с елеопомазанием, а также и о совершении поместных крестных ходов.

Руководствуясь собранными мной на первых порах данными и принимая во внимание полученные обличительные в контрреволюционном отношении и деятельности сведения о некоторых представителях петроградского духовенства и приходских советов, я, на основании данных мне полномочий, вошел в контакт с Чрезвычайною следственною комиссиею в Петрограде по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем и в представленной мной 23-го сего сентября за № 1-м Комиссии докладной записке ходатайствовал о производстве тщательного обыска, выемке переписки, литературы и документов у нижеследующих лиц и учреждений:

1) Всероссийского Ал[ександро]-Невского братства трезвости и его типографии[13] (Обводный кан[ал], 116); 2) Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви[14] (Стремянная, 20); 3) свящ[енника] Викторина Михайловича Добронравова[15]; 4) диакона Андрея Савельевича Котова[16]; 5) протоиер[ея] Леонида Константиновича Богоявленского[17]; 6) протоиер[ея] Николая Семеновича Рудинского[18]; 7) протоиер[ея] Тимофея Александровича Налимова[19]; 8) свящ[енника] Николая Гермогеновича Ладыгина[20]; 9) протоиер[ея] Михаила Федоровича Союзова[21]; 10) протоиер[ея] Дмитрия Николаевича Якшича[22]; 11) б[ывшего] секретаря приход[ского] сов[ета] А. И. Протасова[23]; 12) членов приходского совета Д. А. Окуло…[24]; 13) чл[ена] прих[одского] сов[ета] М. П.[25] Поздеевой[26]; 14) чл[ена] прих[одского] сов[ета] Н. И. Мирянинова; 15) церк[овного] стар[осты] М. Г. Ефремова.

Обыски и выемки переписки и литературы в означенных под № 1 и 2-м обществах были произведены при моем участии, в качестве вседующего[27] лица. Обыски же прочих указанных лиц были произведены распоряжением Комиссии, причем вопрос о личном задержании абитуриентов[28] был поставлен в зависимость от результатов произведенных у них обысков.

Вся отобранная у названных лиц и учреждений переписка и литература, по описи ее и регистрации в комиссии, будет представлена мне для обозрения и заключения, совместно со следственными властями Комиссии, в ближайшее время.

Имея в виду, что подлежавшее тщательному обыску Всероссийское Ал[ександро]-Невское братство трезвости успело уже распылиться на несколько подотделов, благоразумно ликвидировав свое центральное учреждение, а именно вывезло и распределило свои склады, библиотеки и литературу по отделениям: а) на Спасской ул., № 27, б) на Смоленской ул., дом т[ак] н[азываемый] «Порт-Артур», в) на Лиговской ул., д[ом] Ушакова, и, принимая во внимание существование еще целого ряда однородных учреждений, по характеру своей деятельности имеющих, несомненно, контрреволюционное направление, вроде обнаруженного мной при просмотре книги заказов типографии Общества распространения религиозно-нравственного просвещения – Спасо-Преображенского Вонифатьевскаго общества трезвости[29] (Забалканский пр[оспект], 103) и др[угие] мн[огие], приходится прийти к заключению, что для радикального истребления черносотенных гнезд и рассадников и подавления контрреволюционной гидры, возглавляемой петроградским духовенством и его приспешниками, необходимо не останавливаться на полумерах, но проводить планомерно и основательно очищение красного, революционного Петрограда от темной шайки духовных мракобесов, притаившихся в настоящее время в своих норах и подпольях, но всегда готовых выступить, при малейшей к тому возможности, на стороне подлинных врагов народа, против самой идеи народовластия, против формы народного правления – Советов, прикрываясь ядом отравы религиозного фанатизма и напутствуя на эксцессы темную фанатически настроенную массу.

Кроме того, мною собраны сведения об открытых призывах к неподчинению существующей государственной власти, о хранении запасов воззваний, листовок и брошюр с таковыми призывами у следующих лиц: 1) протоиер[ея] В. Лебедева[30] (Бол[ьшая] Дворянская, 1) – заказ погромных воззваний в количестве 10 000; 2) протоиер[ея] В. А. Акимова[31]; 3) архимандр[ита] Ерофея (Померанцева) (Ал[ександро] – Нев[ская] лавра)[32]; 4) протоиер[ея] Н. В. Покровского (Вознесенск[ая] церковь)[33]; 5) свящ[енника] Евг[ения] Кондратьева[34] (Волково кладб[ище]) – участник[а] и лектор[а] бесед и собраний на Стремянной ул.; 6) свящ[енника] П. Поляков[а] (Литейн[ое] отд[еление] Братства трезвости)[35].

В заключение ближайших предположений в исследуемой области, несомненно, на первую очередь выдвигается роль и степень участия в антиправительственном движении главы и руководителя петроградского духовенства – митрополита Вениамина и его ближайших лаврских сподвижников, обследование переписки которых, а в зависимости от результатов таковой и дальнейшие по сему поводу мероприятия, ставлю себе очередной задачей.

По мере развития поручения моего в вышеприведенной области и по исследовании характера и степени значительности изъятой переписки, совместно со следственным аппаратом Комиссии мною будут даны надлежащие сведения [И]нформационному бюро печати при Петроградском совете.

О ходе дела и принимаемых в контакте с Комиссиею мероприятиях считаю долгом входить в Отдел особыми периодическими докладами. О выполнении мною поручений: I) по собранию на месте в Петрограде данных, в какой мере осуществлена Петроградским и всеми районными Совдепами выработанная Комиссариатом юстиции инструкция по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства и II) о производстве разборки книг и документов бывших Святейшего С[и]нода, Канцелярии об[е]р-прокурора и Департамента инославных исповеданий и о вывозе таковых книг и документов в Москву, в распоряжение Отдела, следуют отдельные представления.

Юрисконсульт Отдела Копейщиков.

 

№ 4[36]

29 сентября 1918 г. – Докладная записка Н. Н. Липкина-Копейщикова

П. А. Красикову о реализации в Петрограде Декрета об отделении церкви от государства и инструкции к нему

 

Российская Советская Федеративная Республика. Народный комиссариат юстиции. VIII Отдел, по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государст[ва]. Юрисконсульт отдела Н. Липкин-Копейщиков 29 сентября 1918 года. № 6. Петроград. Бол[ьшая] Зеленин[а] ул., д. 9, кв. III. Тел[ефон] 610-44.

Заведывающему отделом докладная записка по вопросу о том, в какой мере осуществлена Петроградским Совдепом и всеми районными Совдепами выработанная комиссаром юстиции инструкция по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства.

Во исполнение предписания отдела от 18-го сего сентября за № 247 мною обследовано делопроизводство части Петроградских районных Совдепов в указанной области, причем первое вынесенное мною общее впечатление таково, что в области практического проведения в жизнь норм Декрета от 23-го января с/г. районными Совдепами не сделано не только никаких шагов, но и не преднамечено в ближайшем будущем каких-либо мероприятий, направленных к фактическому осуществлению как норм самого декрета, так и выработанной Комиссариатом юстиции к нему инструкции.

Многие Совдепы совершенно не осведомлены об издании самой инструкции, отзываются полным незнанием содержания и инструкции, и анкеты Отдела, и с самим декретом знакомы только лишь по его названию. В этом отношении поражает своей неосведомленностью Совдеп Спасского района, несмотря на свое центральное расположение. Единственно, что сравнительно поставле[н]о в районных Совдепах в более или менее удовлетворительном положении, это отделы гражданской метрикации, а в местных юридических отделах – произво[д]ство по бракоразводному процессу, состоящее в непосредственном ведении народных судов, – вопросы, выдвинутые независи[м]о [от] инициативы и самодеятельности Совдепов самой жизнью. В некоторых Совдепах, так, например, в Совдепе Петроградской стороны, намечается, хотя и в слабой степени, концентрированность и планомерность в деятельности по интересующему Отдел вопросу, в смысле выделения этой отрасли делопроизводства при Совдепах в особые подотделы.

Повсеместно в Совдепах слышатся жалобы на отсутствие све[ду]щих в данной области лиц, настоятельную потребность иметь соответствующих инструкторов и сетования на недостаточное инструктирование центром.

Переходя за сим к постатейному, согласно анкете Отдела, докладу о положении дела в районных Совдепах, в части обследованной мною, довожу до сведения Отдела:

По п. 1-му. В большинстве Петроградских совдепов не имеется каких-либо особых органов или подотделов по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства, в некоторых Совдепах делами подобного рода ведают культурно-просветительные отделы, статистические и юридические, а в прочих вся масса переписки по исследуемому вопросу подшита к общему наряду, в ожидании получения соответствующих инструкций и инструкторов, и только единичные, не терпящие отлагательства бумаги, разрешаются единоличным распоряжением дежурного члена Президиума.

По п. 2-му. Отделы гражданской метрикации существуют повсеместно, но система их построения крайне неудовлетворительна и не единообразна, в некоторых районах метрические записи сосредоточены в особых отделах, при районных управах, в иных ими ведают местные Совдепы. Статистические данные о количестве совершенных актов будут представлены мною дополнительно, по получении сведений от районов, равно как и общая сводка о способе, целесообразности и практичности, как самого ведения записей, так и применимости существующих форм.

По п. 3-му и 4-му. В б[ывшей] Петроградской духовной консистории в прежнем порядке занятий не производится, помещение консистории, а с ним вместе и ее архивы, закрыты и опечатаны, национализация здания произведена, что же касается отобрания метрических книг на местах по церквам, то таковые, почти во всех из обследованных мною районах, еще не отобраны и никаких шагов в этом направлении Совдепами не предпринималось, мною указано на необходимость в срочном порядке произвести означенное мероприятие. Сведений о каких-либо противодействиях в этом направлении, быть может, ввиду приступления к начальной лишь стадии работ, до сего времени не поступало.

По п. 5-му. Т[ак] наз[ываемые] церковно-приходские школы в большинстве районов продолжают свое существование, преподавание Зак[она] Божия практикуется едва ли не повсеместно (в пределах произведенного обследования) за исключением одного Выборгского района, взявшего на учет все учебные заведения в районе своего расположения и разославшего начальству учебных заведений циркулярные предупреждения, запросив имеет ли место во вверенных им учебных заведениях преподавание т[ак] н[азываемого] Зак[она] Божия.

По п. 6-му. Точного учета существующих в Петрограде монастырей и многочисленных подворий у гражданских властей города до сего времени[37] не произведено, равно как и сведений [о] принятых к отобранию от указанных учреждений земель, угодий, зданий, капиталов, доходных домов, типографий, заводов и т. п.; быть может, сведения по учету монастырей и подворий могут быть получены мною при разборке документов б[ывшего] Святейшего С[и]нода и Канцелярии его обер-прокурора, что и составит особую часть доклада моего Отделу. Некоторые шаги в этом направлении были предприняты в отношении Ал[ександро]-Невской лавры, но встретив явное противодействие со стороны духовных властей и эти мероприятия остановились на полпути.

По п. 7-му. В отношении контрреволюционного направления петроградского духовенства, погромной его агитации и пропаганды, а также и черносотенных выступлений, дело находится в стадии предварительного расследования, и по мере развития такового и завершения, хотя бы в главных, основных чертах, при непременном участии и посредстве Петроградской Чрезвычайной комиссии, мною будут представлены особые доклады, в дополнение докладной моей записки Отделу от 25-го сентября за № 2-м.

По п. 8-му. Несомненная надобность в производстве ряда лекц[ий] по вопросу о проведении в жизнь Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви безусловно существует, в связи с распространенным в общественных кругах ошибочным мнением, привитым отчасти духовенством, о существующем якобы гонении на церковь со стороны государственной власти; возможность устройства таковых пояснительных лекций вне сомнения, и аудитория их может быть весьма значительной, принимая во внимание большой интерес в массах к устраиваемым различного рода лекциям и беседам на богоискательские и религиозные темы. Лекторский аппарат в Петрограде, несомненно в превосходных условиях, очевидно, имеется. О ближайших мероприятиях в этой области буду иметь совещание в Президиуме Петроградского совдепа.

По п. 9-му. Стоит в тесной связи с п. 7-м, и доклад по сему вопросу будет представлен мною в зависимости от хода разведывательной в этой области деятельности со стороны Чрезвычайной комиссии.

По п. 10-му. В отношении изъятия петроградских кладбищ из ведения духовенства никаких мероприятий до сего времени не установлено, продолжает повсеместно существовать прежний дореформенный порядок купли-продажи в местах захоронения и постыдного торга о разрядах перед свеж[ев]ырытой могилой, не говоря уж о подлинном базаре при въезде тела в кладбищенские ворота.

Местные власти отзываются полным незнанием, каким порядком произвести муниципализацию или национализацию кладбищ, ссылаясь на отсутствие по сему поводу каких-либо указаний в законе и неимение по вопросу какой-либо инструкции, с каковыми доводами нельзя не согласиться, почему, в свою очередь, прошу о высылке мне, в срочном порядке, исчерпывающих инструкций и директив по изложенному вопросу.

Приложение: Докладная записка Совдепа Петроградской стороны и 6 образцов бланков записей гражданской метрикации по Ал[ександро]-Невскому району[38].

Юрисконсульт отдела Копейщиков.

 

№ 5[39]

1 октября 1918 г. – Рапорт Н. Н. Липкина-Копейщикова на имя

П. А. Красикова с просьбой о временном прикомандировании

к Петроградской ЧК

 

Российская Советская Федеративная Республика. Народный комиссариат юстиции. VIIIотдел по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государст[ва]. Юрисконсульта Отдела Н. Липкина-Копейщикова 1 октября 1918 года. № 5. Петроград. Бол[ьшая] Зеленина ул., д. 9, кв. III. телеф[он] 610-44. В[есьма] спешно. Заведывающему Отделом

Рапорт.

Представляя при сем на усмотрение Отдела отношение Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией при Петроградском Совете рабочих и красноармейских депутатов от 1-го сего октября за № 11635, прошу срочного распоряжения по существу означенного отношения, при чем довожу до сведения Отдела, что 28-го минувшего сентября докладною запискою за № 4-м я вошел в помянутую выше Комиссию, по предварительному обсуждению сего вопроса с членом Президиума Комиссии тов[арищем] Антиповым[40], с ходатайством.

I. О производстве тщательного обыска и выемке подлежащей переписки, под моим руководством: 1) в покоях Петроградского митрополита Вениамина; 2) в помещении бывш[его] Братства приходских советов[41]; 3) в отделении Ал[ександро]-Невского братства трезвости на Спасской ул., д. 27; 4) то же на Смоленской ул.; 5) то же на Лиговской ул.; 6) в Спасо-Преображенском Вонифатьевском обществе трезвости.

II. О производстве обыска, изъяти[и] подлежащей переписки и личном задержании, в зависимости от результатов обыска: 1) у протоиер[ея] В. А. Акимова; 2) у архимандрита Ерофея (Померанцева); 3) у протоиер[ея] Н. В. Покровского; 4) свящ[енника] Евг[ения] Кондратьева; 5) свящ[енника] Петра Полякова; 6) протоиер[ея] В. Лебедева.

В виду изложенного и принимая во внимание настоятельную необходимость, по мнению Комиссии, в участии моем при производстве хотя бы первоначального предварительного по делам следствия для надлежащего направления и руководства, полагал бы, в виде минимального срока для проведения всей намеченной программы и более или менее основательного ознакомления с собранным материалом, необходимым определить время предоставленной мне по делам службы командировки [точным]сроком, о чем и ходатайствую перед Отделом в срочном порядке.

Юрисконсульт Отдела Копейщиков.

 

№ 6[42]

2 октября 1918 г. – Докладная записка Н. Н. Липкина-Копейщикова

П. А. Красикову о ходе работы с материалами бывшего Святейшего Синода и других учреждений Ведомства православного исповедания

 

Российская Советская Федеративная Республика. Народный комиссариат юстиции. VIIIотдел по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства. Юрисконсульт Отдела Н. Липкин-Копейщиков 2 октября 1918 года. № 8.Петроград. Бол[ьшая] Зеленина ул., д. № 9, кв. III, тел[ефон] 610-44. Заведывающему Отделом

Докладная записка.

Во исполнение данного мне поручения о производстве разборки книг и документов, находящихся в здании бывш[его] Святейшего С[и]нода, канцелярии его обер-прокурора и Департамента инославных дел, на предмет вывоза, по описи, в Москву всего необходимого для правильной работы Отдела материала, доношу, что я вошел в контакт с Комиссаром по управлению делами ликвидационной комиссии бывш[его] Святейшего С[и]нода и Правительствующего Сената тов[арищем] Рязановым[43] и под непосредственным наблюдением заведывающего ист[о]рико-архивной частью проф[ессора] С. Ф. Платонова[44] приступил к выполнению возложенного на меня поручения с 28-го минувшего сентября.

По предварительном ознакомлении с обширным каталогом исторической библиотеки бывш[его] С[и]нода и описью по различным отделам и Департаментам дел его выяснилось, прежде всего, то, что почти весь рукописный и представляющий наиболее ценный руководящий материал вывезен уже С[и]одом в Москву при общей эвакуации учреждений из Петроград[а], остающа[я]ся же часть в Петрограде распределена по следующим учреждениям, в порядке круга их ведения: в Комиссариате по просвещению, в Комиссариате внутренних дел, в закрытом и опечатанном помещении бывш[ей] Петроградской духовной консистории, в канцелярии бывш[его] обер-прокурора, в Академии наук и др[угих] учреждениях, подходящих под цикл рассматриваемого вопроса. На выдачу в оригиналах имеющегося в распоряжении Ликвидационной комиссии рукописного материала определенного согласия тов[арища] Рязанова получить не представляется возможным ввиду указаний его на хранение таковых рукописей в качестве уникумов, для снятия же с необходимого, по моему мнению, для Отдела материала копий потребуется, несомненно, некоторое количество времени на производство таковой работы. Ввиду чего прошу указаний Отдела, надлежит ли мне приступить к выполнению указанной работы во всех названных учреждениях, и в какой срок, по предположению Отдела, обязан я выполнить эту работу и в случае признания в том необходимости, снабдить меня должными полномочиями.

В качестве необходимого справочного и литературного материала мною добыты и будут доставлены в Отдел нижеследующие труды: 1) журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия в 4-х томах; 2) Всеподданейший отчет обер-прокурора Святейшего С[и]нода по [В]едомству православного исповедания за 1905–1907 годы; 3) то же за 1903–1904 годы; 4) полное собрание постановлений и распоряжений по [В]едомству православного исповедания Российской империи; 5) смета доходов и расходов ведомства Святейшего С[и]нода на 1917 год; 6) смета доходов и расходов специальных средств ведомства Святейшего С[и]нода на тот же год; 7) объяснительная записка к смете на 1917 год; 8) смета на 1916 год и 9) объяснительная записка к ней.

Представляющие для Отдела существенный интерес производства о политических дознаниях среди духовенства и много другого существенного и интересного для Отдела материала могли бы быть получены мною путем, быть может, длительного розыска и рассмотрения таковых дел в обширных Синодских архивах, в виду отсутствия в данной области, в настоящее время, какого-либо систематического порядка.

Юрисконсульт Отдела Копейщиков.

 

№ 7[45]

12 октября 1918 г. – Докладная записка П. А. Красикова наркому юстиции Д. И. Курскому[46] с просьбой выдать денежный аванс сотрудникам отдела М. В. Галкину и Н. Н. Липкину-Копейщикову, командируемым «в помощь Чрезвычайной следственной комиссии Петрограда»

 

Российская Федеративная Республика. Н[ародный] к[омиссариат] ю[стиции]. Отдел по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства. Октября 12, 1918 г. № 322. Москва. Заведывающий Отделом Народному комиссару юстиции.

Имея надобность в командировании эксперта Отдела товарища Михаила Владимировича Галкина и юрисконсульта Николая Николаевича Липкина-Копейщикова в помощь Чрезвычайной следственной комиссии Петрограда для экспертизы по делам о контрреволюцион[о]й деятельности местного духовенства, а также и в города Новгород и Тверь по общему вопросу о проведении в жизнь декрета об отделении церкви от государства прошу об удовлетворении указанных сотрудников полагающимися им командировочными деньгами.

Заведывающий Отделом П. Красиков.

 

№ 8[47]

2 ноября 1918 г. – Заявление Н. Н. Липкина-Копейщикова на имя

П. А. Красикова с просьбой ходатайствовать о возмещении ему командировочных расходов

 

Ноября 2 дня 1918 г. № 19. Юрисконсульта Отдела [Н.] Липкина-Копейщикова. Заведывающему Отделом.

Предписаниями Народного комиссариата юстиции от 18-го сентября с/г. за № 1364/11953 и 11955 я был командирован в г[ород] Петроград: 1) для производства разборки книг и документов, находящихся в зданиях бывших Св[ятейшего] Синода, канцелярии обер-прокурора и Департамента инославных исповеданий, и вывозки всего необходимого для правильной работы VIIIотдела материала в Москву и 2) для составления доклада о состоянии в Петрограде контрреволюционного движения духовенства.

На исполнение указанных поручений, а также и на обследование, по предписанию Отдела, Петроградских районных и подрайонных Совдепов в отношении предпринятых ими мероприятий по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства мною было проведено в командировке время с 19-го сентября по 10-е октября с/г. и доставлено в Москву в распоряжение Отдела 63 тома литературного материала.

Представляя при сем счет на произведенные мною расходы по перевозке книг, разъездам и почтово-телеграфным с Отделом сношениям в общей сумме 282 р[убля] 80 к[опеек], прошу ходатайства Вашего о возмещении мне таковых расходов применительно п. 2, категории 2-й, группы I-й тарифа (Собр[ание] Узак[онений] ст[атья] 567) и согл[асно] п. 4 [П]оложения, приложенного к декрету об уплате труда служащим Советских учреждений (Изв[естия] от 18 октября с/г. за № 227).

Юрисконсульт Отдела.

 

№ 9[48]

28 ноября 1918 г. – Протокол допроса архиепископа Варнавы (Накропина)[49], проведенного Н. Н. Липкиным-Копейщиковым в больнице при Бутырской тюрьме в Москве

 

Протокол № 1

28-го ноября 1918 г. допрошенный в больнице при Бутырской тюрьме настоятель Высокогорского монастыря архиепископ Варнава (в мире Василий Александрович Накропин) показал: 59 лет от рождения, проживал в монастыре близ Арзамаса, арестован 27 мая ст[арого] стиля, по чьему предложению, мне не известно, со времени октябрьского переворота не только никогда не выступал против Советской власти, но, по крайнему моему разумению, считаю власть эту правильной и народной… я н[ео]днократно заявлял, что тов[арищ] Ленин явится вторым Моисеем, выведшим народ ко спасению; советскую власть приветствовал и по долгу служителя церкви всегда был в недоумении, почему служители церкви находили возможным в молитвах поминать всяческую существующую власть и только власть Советов с первых же пор решили в молитвах не поминать. Когда окрестные крестьяне обращались ко мне по вопросу о вступлении в ряды Красной армии, я всегда с открытым сердцем благословлял идущих в ряды армии; единственно могу предположить, что арестован я по проискам недобросовестных монахов монастыря Никодима и…[50]

К изложенному ничего добавить не имею, протокол изложен правильно с моих слов, в чем и расписываюсь. Архиепископ Варнава.

Копейщиков.

 

№ 10[51]

12 декабря 1918 г. – Докладная записка Н. Н. Липкина-Копейщикова

П.А. Красикову о промежуточных результатах работы, в качестве прикомандированного, при Петроградской ЧК и ВЧК

 

Российская Федеративная Советская Республика. Н[ародный] к[омиссариат] ю[стиции]. Отдел по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства. 12 декабря 1918 г. № 22. Москва. Юрисконсульта Отдела Н. Липкина-Копейщикова заведывающему Отделом

Докладная записка.

Среди многочисленных выступлений против Советской власти российской буржуазии всех оттенков, в неисчислимом к[а]лейдоскопе всяческих противоправительственных агитаций и пропаганд, различного рода и направления, едва ли не первое место, если не в активных действиях, то, во всяком случае, в духовном руководительстве и подготовительной организации, занимает наше отечественное духовенство и близкие к нему круги.

Святейший Патриарх и рядовое иерейство, диаконство и монашество, по самой создавшейся веками «самодержавной» своей структуре, почетные «досточтимые» прихожане и заурядные «миряне» в своем вековом и в большинстве случаев добросовестном заблуждении не смогли снести безропотно крушения самой идеи капиталистического «единодержавия», падения исконн[ы]х заветов о святости «помазанника Божия» и наступившее вопреки их родовым убеждениям социалистическое царство, основным принципом которого в отношении культов было отделение церкви от государства, казалось им гонением «антихристовым», а лишение вероисповедных обществ прав на владение собственност[ью] – открытым насилием и посягательством на освященные тысяч[е]летиями прерог[а]тивы духовных корпораций.

Поскольк[у] заблуждение духовных кругов и открытые их признания о несогласии с проводимой социалистической программой не выходили из пределов области слова, постольк[у] государство могло считать себя вправе, в границах общей свободы высказываемых убеждений, допускать свободный обмен мнений, собеседования, лекции и проповеди с церковных кафедр; но как только выступления духовных кругов начали носить агрес[с]ивный характер, и против власти советов, как таковой, начали раздаваться с церковных кафедр погромные черносотенные призывы и благословения различных противоправительственных активных действий, всякая уважающая себя власть сочла бы настоятельно необходимым принять неотложные меры к подавлению и противодействию таковых выступлений, и рабоче-крестьянское правительство всею силой свое[го] правительственного аппарата принялось за искоренение рассадника и очага контрреволюции.

С учреждением Чрезвычайных комиссий, этого авангарда российской пролетарской революции, все делопроизводство о контрреволюционных выступлениях сосредоточилось в этих Комиссиях.

Будучи командирован предписаниями Народного комиссариата юстиции в качестве юрисконсульта-эксперта во Всероссийскую в Москве и Петрограде Чрезвычайные комиссии, мне удалось, во-первых, всесторонне ознакомиться с имеющимся в производстве Комиссий материалом по контрреволюционному движению и выступлениям духовных кругов, а во-вторых, при посредстве следственного аппарата Комиссий предпринять исследование в этой области на местах.

Достаточно характерным фактом, имеющим, несомненно, руководящее значение, является то обстоятельство, что, как удостоверено следственным производством указанных Комиссий, в подавляющем большинстве случаев а[г]ре[сc]ивная противоправительственная деятельность местных духовных кругов и, в особенности, единичные выступления рядового духовенства имеют за собой определенную поддержку и направляющее руководительство со стороны епархиальных начальств, синодских кругов, обязательных постановлений Свящ[е]нного Собора и, наконец, благословение самого Патриарха.

В Петрограде с благословения епархиальных властей, рассылаемого по приходам негласно в виде «летучек» (по благочинным округам), с церковных кафедр произносились явно антиправительственные зажигательные речи, печатались десятками тысяч воззвания (прил[ожения] к докл[аду] № 1 и 2[52]) с погромными призывами, и даже при совершении самого богослужения допускалась местами молитва последнего издания (из покаянного молебного пения 25 февраля 1918 г.; прилож[ение] 3), имеющая целью внушить малосознательным и фанатически настроенным элементам убеждение, что советская власть является как бы гонительницей веры и врагом благочестия. В ра[с]чете на психологию ханжества и убогой сознательности митрополитом Петроградским было отдано распоряжение по епархии о совершении во время всенощного богослужения на 27 (14) сентября с/г. (церковный праздник Воздвижен[и]е Креста) особого чина всенародного покаяния и соборования (как приготовления к смерти и переходу в новую жизнь) с елеопомазанием, а также и о совершении поместных крестных ходов в целях усугубления остроты политического момента клерикальной борьбы.

В виде особенно ярких примеров наиболее интенсивных выступлений духовенства, по производству Петроградской Чрезвычайной комис[сии] укажу на дела Комиссии о расстрелянных: 1) протоиер[ея] Казанского соб[ора] Философа Орнатского[53]; 2) св[ященника] церкви на Крестовск[ом] остр[ове] Александра Дубровского[54]; 3) свящ[енника] Петра Успенского[55]; 4) протоиер[ея] Серафимовской церкви Бориса Клеандрова[56]; 5) протоиер[ея] Матфиевской ц[еркви] Николая Сперанского[57]; 6) св[ященника] Спасо-Преображенской, что за Московской заставой, ц[еркви] Михаила Тихомирова[58]; 7) св[ященника] цер[кви] дер[евни] Ульяновка под Петроградом Вячеслава Силина[59] и др.

Ознакомиться более детально с делопроизводством Петроградской Чрезвычайной комиссии в этой области, как равно и заняться самому в качестве юрисконсульта-эксперта руководящей следственной работой о контрреволюционном движении местного духовенства, о чем последовало отношение Петроградской ЧК от 1-го октября с/г. за № 11635, я был лишен возможности в виду экстренного телеграфного вызова меня в Отдел.

В настоящее время, приступив к ознакомлению с производством Всероссийской Чрезвычайной комиссии в указанной области и приняв на себя основанное на ходатайстве названной Комиссии от 21 минувшего ноября за № 6212/42131 командирование для ознакомления с материалом, находящимся в Комиссии, по вопросу об организации духовенством контрреволюционных выступлений и агитации против советской власти, а также и для содействия Комиссии в качестве эксперта по расследованию и производству дел, связанных с вышеуказанными выступлениями и агитацией, я, путем изучения следственного материала и производства надлежащего дознания, установил ту же общую картину проводимой местным рядовым духовенством программы высшей духовной иерархии, направленной неуклонно к возбуждению масс против Советской власти. Т[ак] н[азываемые] отдельные представители духовенства московского, обвиняемые в демонстративном служении соборных панихид по данной им формуле «о убиенном бывшем царе Николае», облекая само[ю] личность помин[а]емого в ореол мученичества, в большинстве случаев ссылаются в показаниях своих на благословение Патриарха Тихона духовенству на совершение таковых служений и на совершенную им первую, в виде поощрительного примера, панихиду по б[ывшем] царе[60] (показания допрошенных мною протои[е]р[ея] Неофита Любимова, протоиер[ея] Семена Ляпидевского и др., содержащихся в Бутырской тюрьме; прил[ожения] 4, 5 и 6). В делах Комиссии мне приходилось обнаруживать постановления Освященного собора и Синода явно противоправительственного содержания[61], как характера общего, так и направленных определенно против тех или иных распоряжений Советской власти в области церковной.

В деле расстрелянного явного погромно-черносотенного агитатора Варжанского[62] содержится определенное указание на недопустимость, с точки зрения современного положения вещей, высказываемых убеждений, собеседований и лекци[й] представителя духовных кругов перед Советской властью проф[ессора] Н. Д. Кузнецов[а] (проток[ол] представ[ителя] Благушенского Совдепа тов[арища] Степанова; прилож[ение] 7).

Дальнейшее выяснение как общих положений о степени участия высших представителей духовенства и объединяющихся вокруг него кругов в контрреволюционной пропаганде и вдохновлении противоправительственных выступлений, так и в отдельных частных случаях, каково, наприм[ер], участие Патриарха Тихона[63] в деле осужденного Локкарта[64] и в заключении незаконной сделки по покупке миссионерского дома[65] и проч., состави[т] очередную задачу моих исследований и о последующем, на основании собранных мною данных, будет представлен доклад дополнительно.

Юрисконсульт Копейщиков.

 

№ 11[66]

14 декабря 1918 г. – Заключение Н. Н. Липкина-Копейщикова, временно прикомандированного к Контрреволюционному отделу ВЧК, о степени вины находящихся под арестом конкретно поименованных представителей православного духовенства

 

Копия. Декабря 14 дня 1918 г. 26. Юрисконсульта Отдела Н. Липкин[а]-Копейщикова, прикомандированного к Отделу к[онтр]р[еволюционному] ВЧК для производства следствия [по д]елам духовенства. В Отдел по борьбе с контрреволюцией Всероссийской Чрезвычайной комиссии.

Согласно удостоверени[ю] ВЧК от 28-го ноября с/г. за № 6561 мною в различное время допрошены содержащиеся в Бутырской тюрьме нижеследующие лица православного духовенства: 1) архиепископ Варнава, настоятель Высокогорского монастыря (протокол допросов № 1, 2 и 3); 2) священник Иван Александрович Веселовский (протокол № 4); 3) протоиерей Павел Иванович Недумов (протокол № 5); 4) протоиерей Христофор Константинович Максимов[67] (протокол № 6)[68]; 5) протоиерей Михаил Павлович Фивейский[69] (протокол № 7)[70]; 6) протоиерей Неофит Порфирьевич Любимов[71] (протоколы № 8 и 9)[72]; 7) священник Петр Константинович Верховский[73] (протокол № 10) с 1 прилож[ением]; 8) священник Сергей Петрович Боголепов[74] (протокол № 11); 9) архимандрит Макарий – настоятель Николо-Угрежскаго монастыря[75] (протокол № 12); 10) священник Сергей Иванович Фрязинов[76] (протокол № 13); 11) диакон Яков Васильевич Радугин[77] (протокол № 14); 12) епископ Вятский Никандр[78] (протокол № 15); 13) протоиерей Иван Иванович Чанцев[79] (протокол № 16)[80]; 14) протоиерей Николай Павлович Добронравов[81] (протокол № 17); 15) протоиерей Сергей Алексеевич Баранов[82] (протокол № 18); 16) священник Евгений Александрович Орлов[83] (протокол № 19); 17) священник Сергей Иванович Соловьев[84] (протокол № 20); 18) священник Валериан Петрович Цветков[85] (протокол № 21); 19) протоиерей Семен Сергеевич Ляпидевский[86] (протокол № 22).

По характеру и существу могущих быть предъявленными к указанным лицам обвинений и по степени участия таковых лиц в противозаконных поступках, все они могут быть подразделены на три категории: I. Обвиняемые, уличенные в контрреволюционном направлении и участвовавшие в той или иной степени в антисоветской пропаганде. II. Обвиняемые в нарушении изданных обязательных постановлений о хранении огнестрельного и холодного оружия и др. III. Обвиняемые, состав преступления которых следстви[ю] установить не представилось возможным.

А. Принимая во внимание в отношении перв[о]й из приведенных категорий, [что] следствием установлено отсутствие каких-либо активных преступлений против Советской власти, что все обвиняемые этой категории, как равно и все прочие, открыто заявляют о своей солидарности с советскою властью и вполне разделяют проводимую ею [в] своих постановлениях политику, о чем ими в протоколах же допроса даны определенные заявления, и что сравнительно долгое временное их заключение является вполне достаточной мерой взыскания за содеянное ими, что всецело относится и к категории II, и что, наконец, не представляется никаких оснований к дальнейшему заключению под стражей лиц категории III-й, полагал бы, применив амнистию по поводу октябрьских торжеств, всех вышеозначенных 19 заключенных, а именно: архиепископа Варнаву, священник[ов]: Веселовского, Верховского, Боголепова, Фрязинова, Орлова, Соловьева, Цветкова, протоиереев: Недумова, Максимова, [Фивей]ского, Любимова, Чанцева, Добронравова, Баранова и Ляпидевского, архимандрита Макария, епископа Никандра и диакона Радугина от дальнейшего содержания под стражей освободить, дела о них производством прекратить, сдав таковые в архив, вещественные по делу доказательства, за исключением подлежащего конфискации оружия, золота и серебра в монете и драгоценных вещей, превышающих нормы специального по сему поводу декрета, возвратить обвиняемым под расписку.

Приложение: протоколы[87].

Юрисконсульт VIIIотдела Н[ародного] к[омиссариата] ю[стиции], командиров[анный] по дел[ам] о контррев[олюционных] деян[иях] духовенства.

 

№ 12[88]

8 февраля 1919 г. – Письмо П. А. Красикова в Управление делами Совнаркома РСФСР по вопросу о судьбе представителей православного духовенства, перечисленных в тексте заключения Н. Н. Липкина-Копейщикова от 14 декабря 1918 г.

 

Февраля 8 дня 1919 г. 283. В Управление делами Совета народных комиссаров.

Управлением делами Совета народных комиссаров при отношении от 6 февраля за № 1971 препровождено заявление Н. Д. Кузнецова по вопросу о содержании в тюрьмах духовных лиц, причем многим из них обвинения не предъявлено.

VIIIотдел[ом] еще 23-го ноября 1918 г. на основании отношения Всероссийской Чрезвычайной комиссии от 21 ноября за № 42131 был командирован «для ознакомления с материалом, находящимся в делах Чрезвычайной комиссии по вопросу об организации духовенством контрреволюционных выступлений, и для содействия Чрезвычайной комиссии в качестве эксперта по расследованию и производству дел, связанных с вышеуказанными выступлениями и агитацией», юрисконсульт VIIIотдела Липкин-Копейщиков. По заключению Копе[й]щикова, к предъявлению заключенным каких-либо серьезных обвинений не имелось данных, и посему 19 лиц, согласно упомянутому заключению Копейщикова, могли быть освобождены. В[о] исполнение Вашего запроса за № 1971 VIIIотделом экстренно командирован в ВЧК эксперт тов[арищ] Галкин для скорейшего выяснения судьбы заключенных.

По существу же заявления Кузнецова VIIIотдел полагает, что каждый раз лица, желающие посетить подследственного заключенного, имеют право просит[ь] разрешени[я] на свидание с ним у соответствующих лиц или учреждений, производящих следствие, в общем порядке. Каких-либо общих разрешений на посещение заключенных частным лицам не дается.

Заведывающий Отделом.

Секретарь.

 

№ 13[89]

8 февраля 1919 г. – Удостоверение эксперта VIII отдела Наркомюста РСФСР М.В. Галкина, командированного в ВЧК для выяснения судьбы представителей православного духовенства, перечисленных в тексте заключения Н.Н. Липкина-Копейщикова от 14 декабря 1918 г.

 

Февраля 8 дня [19]19 г. 284

Удостоверение.

На основании запроса Управления делами Совета народных комиссаров от 6 февраля за № 1971 VIIIотделом Народного комиссариата юстиции командируется в Всероссийскую Чрезвычайную комиссию эксперт Отдела тов[арищ] Михаил Владимирович Галкин для выяснения судьбы заключенных в тюрьмах служителей культов, из которых многим никакого обвинения до сих пор якобы не предъявлено, а также для рассмотрения и скорейшего производства дел упомянутых служителей культов.

Заведывающий Отделом.

Секретарь.

 

№ 14[90]

10[91] или 11 февраля[92] 1919 г. – Доклад М. В. Галкина о посещении им ВЧК с целью выяснения судьбы представителей православного духовенства, перечисленных в тексте заключения Н. Н. Липкина-Копейщикова

от 14 декабря 1918 г.

 

Секретно.

Во исполнение предписания VIIIотдела Народного комиссариата юстиции от 8-го февраля 1919 г. за № 284 я 10-го сего февраля посетил Всероссийскую Чрезвычайную комиссию для выяснения судьбы заключенных в Бутырской тюрьме служителей культа, многим из которых более чем полгода никакого обвинения не предъявляется.

Прежде всего я направился к заведывающему [С]ледственным отделом, который заявил, что 1) заключение юрисконсульта VIIIотдела Копейщикова от 14 декабря за № 26 ВЧК было своевременно получено, 2)[93] дела находятся в производстве у разных следователей и 3) в целях скорейшего производства дел [было] бы необходимо дела служителей культа систематизировать, собрав их от следователей и рассмотрев их вновь при моем участии как эксперта VIIIотдела. Для выполнения последней задачи необходима была, по словам заведывающего [С]ледственным отделом, санкция тов[арища] Петерса.

При беседе с тов[арищем] Петерсом выяснилось, что он против вмешательства какого-либо комиссариата в дела ВЧК (хотя ни о каком вмешательстве, конечно, не могло быть и речи), что заключенные числятся за ВЧК, и последняя несет на себе всю за них ответственность, что запросы по поводу заключения в тюрьмах служителей культа Упр[авлению] делами Совета народных комиссаров было бы правильнее направлять непосредственно в ВЧК, а не через VIIIотдел, который никакого отношения к ВЧК не имеет.

На мое возражение, что VIIIотделом, согласно просьбе самой же ВЧК от 21 ноября 1918 г. за № 42[1]31, был командирован для расследования дел служителей культов юрисконсульт Отдела, что работал он в ВЧК более 2-х недель, неоднократно выезжал в тюрьму, снимал допросы с заключенных, и что, по всей видимости, вся его работа осталась безрезультативной, т[ак] к[ак] со дня представления им своего заключения прошло около 2 месяцев, и никто из заключенных ни освобождения не получил, ни формулировок [иного?] обвинения, на все это тов[арищ] Петерс заявил, что дела [находятся] в производстве и что они еще не [попали] на заседание Коллегии.

При посещении ВЧК у меня создалось такое впечатление, что дела о служителях культа как лежали без движения более чем полгода, так, наверное, и еще пролежат много времени, несмотря на все усилия со ст[ороны] VIIIотдела…[94] разрешении вышеуказанных дел.

 

№ 15[95]

14 апреля 1919 г. – Заявление члена Всероссийского Поместного собора

Н. Д. Кузнецова в Совнарком РСФСР с просьбой освободить из-под ареста представителей православного духовенства, которым не предъявлено конкретного обвинения

 

Копия. Срочно. В Совет народных комиссаров. Члена Всероссийского церковного собора Н. Д. Кузнецова

Заявление.

Я уже неоднократно обращался с просьбами в VIIIотдел Народного комиссариата юстиции обратить внимание на факт содержания в тюрьмах разных духовных лиц, к которым до сих пор не предъявлено никакого обвинения. Наступающий праздник Св. Пасхи и слезы их родных жен и детей вынуждают меня еще раз [п]росить освободить этих духовных лиц из тюр[е]м к дню Пасхи. В Бутырской тюрьме находится священник Сергей Иванович Фрязинов, арестованный еще 6/19 августа 1918 г., и ему следователь осенью еще сказал, что он будет скоро выпущен, и это скоро продолжается почти 8 месяцев. Там же находится епископ Никандр, арестованный, кажется, еще в декабре 1918 г., иеромонах Афонского Пантелеймонова мон[а]стыря Макарий[96], арестованный в фев[ра]ле 1919 г., и многие другие.

По справке в VIIIотделе о моих ходатайствах за содержащихся в тюрьмах духовных лиц мне сообщили, что по их делам экспертиза VIII[отдела] высказалась за освобождение, о чем еще в декабре 1918 г. была извещена Всерос[сийская] Чрез[вычайная] комиссия, и наконец, в конце марта была послана телефонограмма, но ВЧК и МЧК до сих пор не дали ответа на это отношение.

Наступающий великий праздник и горе жен и детей заключенных духовных лиц вынуждает меня обратиться за их освобождение уже в Совет народных комиссаров.

Москва, 14-го апреля 1919 г. Н. Кузнецов.

 

Что касается священника Фрязинова, епископа Никандра и иеромонаха Афонского монастыря, то я хорошо знаю их лично и удостоверяю, что они никогда не занимались политикой и не говорили никаких речей, а тем более действовавших[97] против советской власти не предпринимали.

 

№ 16[98]

15 апреля 1919 г. – Выписка из постановления Малого Совнаркома РСФСР по сути ходатайства Н. Д. Кузнецова

 

Срочно. 15/IV 1919 г. № A[99]2971. Пр[отокол] № 235, п. 10. В Нар[одный] ком[иссариат] юстиции

Постановление.

Малый Совет в заседании от 14-го апреля с. г., рассмотрев ходатайство гражданина Н. Д. Кузнецова об освобождении в виду предстоящего праздника Пасхи из заключения содержащихся в тюрьмах разных духовных лиц, к которым до сих пор не предъявлено никакого обвинения постановил.

Запросить заключения Нар[одного] ком[иссариата] юстиции и Всероссийской Чрезвычайной комиссии.

Секретарь: [Л. Озеревская[100]].

Приложение: Заявление Н. Д. Кузнецова.

 

 

 

 



[1] ОР РГБ, ф. 369 (В. Д. Бонч-Бруевич), к. 256, д. 33, л. 11 об. Рукописный подлинник, выполненный красными чернилами. Текст поврежден. На типографском бланке. Рукописный делопроизводственный номер «Вх. 46». Помета неустановленного лица синим карандашом: «Свящ[енник] Михаил Галкин. Угол Ди́венской и Певческого, д. 8б/10/кв. 10… Автор хочет знать, будет ли он комиссаром или нет. Просит ответа». Опубликовано с неправильной датировкой, неверным архивным шифром и многочисленными отступлениями от текста подлинника: Отделение Церкви от государства и школы от Церкви в Советской России (октябрь 19171918 г.): Сборник документов / Отв. ред. прот. В. Воробьев; отв. сост. Л. Б. Милякова. М., 2016. I.23. С. 89. Опубликовано со значительными отступлениями от текста подлинника: Конфессиональная политика советского правительства. 1917–1991 гг.: Документы и материалы. В 6 т. Т. 1: 1917–1924 гг. В 4 кн. Кн. 2 / Отв. сост. М. И. Одинцов. М., 2017. № 224. С. 275–276.
[2] Письмо было рассмотрено на заседании Совнаркома 27 ноября (10 декабря) 1917 г. (протокол № 12, п. 7) (Протоколы заседаний Совета народных комиссаров РСФСР: ноябрь 1917 – март 1918 гг. М., 2006. С. 58–59, 60).
[3] Так в документе. 
[4] ГА РФ, ф. Р–130, оп. 2, д. 156, л. 3–3 об. Машинописный подлинник на редакционном типографском бланке. Подпись – автограф. Делопроизводственный номер на бланке «736» проставлен с помощью штемпеля. Календарный штамп входящей документации Управления делами Совнаркома РСФСР, заполненный от руки: № 1456 от 4 марта 1918 г. Рукописная помета над текстом письма: «Б[онч-]Бруевичу». В верхнем левом углу поверх текста письма поперек листа рукописная резолюция: «Просить высылать газету в трех экз[емплярах]. В[ладимир] Б[онч-]Б[руевич]». Ниже запись неустановленного лица: «Архив. Обещали выслать».
[5] Датировано по штампу входящей документации Управления делами Совнаркома РСФСР.
[6] Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873–1955 гг.), член РСДРП с 1895 г. Участник подготовки и проведении в жизнь декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. С октября 1917 г. по октябрь 1920 г. управляющий делами Совнаркома РСФСР, с 1946 г. директор Музея истории и атеизма в Ленинграде.
[7] Новое название газеты – «Знамя Христа» – напечатано поверх прежнего названия: «Свободная церковь».
[8] Последняя цифра читается неуверенно, возможно: № 3–6.
[9] ГА РФ, ф. А-353, оп. 3, д. 737, л. 177–179.Машинописный подлинник с рукописной правкой. Подпись – автограф. Угловой штамп, воспроизведенный машинописью. Часть даты (день месяца) и порядковый номер вписаны от руки. Календарный штамп входящей документации VIII отдела Наркомюста РСФСР, заполненный вручную: № 277 от 2 октября 1918 г. / «Исполнено за № 287». Опубликовано со значительными отступлениями (включая пропуски слов) от текста подлинника: Конфессиональная политика советского правительства… Кн. 3. № 139. С. 157–160.
[10] Здесь и далее так в документах.
[11] В документе подчеркнуто.  
[12] Вениамин (Казанский; 1873–1922 гг.), 24 января 1910 г. хиротонисан во епископа Гдовского, викария Санкт-Петербургской епархии, с 6(19) марта 1917 г. архиепископ. 24 мая (7 июня) 1917 г. вопреки воле Временного правительства избран на Петроградскую кафедру. С 17(30) июня 1917 г. архиепископ Петроградский и Гдовский, с 13(26) августа 1917 г. митрополит. Член Поместного собора 1917–1918 гг. В 1919 г. временно управлял также Олонецкой епархией. 
[13] Всероссийское Александро-Невское братство трезвости (до 1914 г. — Александро-Невское общество трезвости) — крупнейшее подобного рода объединение дореволюционной России с числом членов, по некоторым данным, около 140 тыс. Основано в 1898 г. при петербургском Храме Воскресения Христова у Варшавского вокзала священником Александром Рождественским. Вело борьбу с пьянством в среде рабочих крупных промышленных предприятий столицы. С 1914 г. Братство координировало деятельность трезвеннических обществ в различных регионах России. Ликвидировано в 1918 г. 
[14] Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви – церковно-общественная организация, учрежденная в Санкт-Петербурге в 1881 г. по инициативе столичных пастырей и активных мирян «с целью утверждения и распространения во всех слоях русского народа» (посредством чтений, бесед после службы в некоторых приходских храмах и издания соответствующей литературы) «истинных понятий о православной вере и благочестии». Просуществовало до 1918 г. (включительно).
[15] Викторин Михайлович Добронравов (1889–1937 гг.), с 1914 г. служил в Спасо-Колтовской церкви Петрограда. 25 сентября 1918 г. был арестован и провел в заключении около месяца.
[16] В справочной литературе есть упоминание только об Андрее Савельевиче Котове (1871–1938 гг.), который, по сведениям на февраль 1938 г., был священником Рождественской церкви Красногвардейского района Ленинградской области. 
[17] Леонид Константинович Богоявленский (1871(1872)–1937 гг.), с 1912 по 1919 г. настоятель Князь-Владимирского собора в Петербурге (Петрограде), с 1 января 1913 г. член правления епархиального свечного завода. 27 сентября 1918 г. арестован, освобожден в ноябре 1918 г. по ходатайству общего собрания рабочих и служащих свечного завода, после чего вернулся к служению в Князь-Владимирском соборе.
[18] Николай Семенович Рудинский (1871–1937 гг.), с 1896 г. преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии. В 1905 г. входил в состав группы «32-х священников» Санкт-Петербурга, обратившихся к митрополиту Антонию (Вадковскому) с записками о необходимости церковных реформ. С 20 мая 1911 г. по 1922 г. священник Борисоглебской церкви, что на Калашниковской пристани. Избран председателем правления «Братства приходских советов Петрограда и епархии», созданного в январе 1918 г. 
[19] Тимофей Александрович Налимов (1861(1862)–1925 гг.), с 1888 по 1900 г. преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, с 1896/97 г. экстраординарный профессор, с 1890 г. магистр богословия. 21 июня 1900 г. рукоположен в иерея, с 15 марта 1903 г. священник Петергофской придворной Петропавловской церкви. С 25 августа 1909 г. клирик церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что за Литейным двором, с 1 ноября 1912 г. ее настоятель. С 24 июля 1913 г. по 12 марта 1923 г. служил в Казанском соборе Петрограда (во время Первой мировой войны более 3 лет находился в действующей армии). По некоторым данным, в 1917–1918 гг. вновь упоминается в качестве профессора Санкт-Петербургской духовной академии.
[20] Николай Гермогенович Ладыгин (1882 г. – после марта 1935 г.), с 1915 г. до 24 июня 1918 г. (до момента закрытия) служил в церкви Михаила Архангела при Военно-топографическом училище в Петербурге.
[21] Михаил Федорович Союзов  (1869–1922 гг.), с 1895 г. священник церкви св. Александра Невского при 2-м Кадетском корпусе в Санкт-Петербурге, утвержден в должности законоучителя корпуса. В 1918 г. арестован и заключен на месяц в Петропавловскую крепость. В августе 1919 г. назначен настоятелем и председателем приходского совета Князь-Владимирского собора. 
[22] Душан Якшич (Дмитрий Николаевич) (1875–1935 гг.), в 1902 г. принял русское подданство с именем Дмитрий и назначен священником к церкви свт. Николая Чудотворца («Чернореченская») Николаевского православного братства в Санкт-Петербурге. Состоял членом Петербургской комиссии при Святейшем Синоде по диалогу со старокатоликами. В 1906 г. переведен в церковь при посольстве России в Вене, в декабре 1911 г. назначен настоятелем церкви при дипломатической миссии России в Дрездене. После начала Первой мировой войны арестован и интернирован в Саксонию. После освобождения вернулся в Петроград. С 25 ноября 1918 г. зачислен научным сотрудником Российской публичной библиотеки.
[23] Александр Иванович Протасов (1867 г. р.?), бывший офицер, поручик. Во 2-й половине ноября 1917 г. священник М. В. Галкин, излагая в письме к Совнаркому план организации «комиссарства по делам культов», предлагал кандидатуру Протасова в качестве одного из своих помощников (в «отдел по метрикации рождений, браков и смертей»). Осенью 1918 г. Протасов был привлечен командированным в Петроград Липкиным-Копейщиковым к работе по разборке книг и документов Ведомства православного исповедания с целью их последующей транспортировки в Москву. 17 января 1919 г. зачислен в VIII отдел Наркомюста в качестве эксперта, 7 февраля 1919 г. уволен по личному заявлению. 
[24] В этом месте текст документа поврежден.
[25] Второй инициал читается неуверенно, возможно: М. Н.
[26] Так в документе. Следует читать: Поздеева.
[27] Так в документе. Следует читать: сведующего.
[28] Так в документе.
[29] Спасо-Преображенское Вонифатьевское общество трезвости при Преображенской церкви у Московской заставы было открыто 15 сентября 1901 г. 
[30] Возможно, речь идет о Виталии Федоровиче Лебедеве (1874 – после февраля 1934 г.). С ноября 1904 г. по 1918 г. (включительно) он служил настоятелем домовой церкви святых Константина и Елены при Павловском военном училище в Петербурге (Петрограде). После ее закрытия (25 июля 1918 г.) служил (по 1922 г. включительно) в церкви в честь Входа Господня в Иерусалим (Знаменской), став со временем ее настоятелем. 
[31] Скорее всего, речь идет о Василии Александровиче Акимове (1864–1942 гг.). С 31 декабря 1888 г. священник домового храма в честь Собора Пресвятой Богородицы при приюте и убежище принцессы Ольденбургской, 31 августа 1891 г. переведен в Покровский храм в Большой Коломне Санкт-Петербурга, 15 сентября 1898 г. назначен его настоятелем. С 1896 по 1917 г. состоял штатным членом Училищного совета при Святейшем Синоде.
[32] Иерофей (Померанцев; 1880–1942 гг.), с 24 марта 1909 г. ректор Александровской (Ардонской) духовной семинарии, возведен в сан архимандрита. Ректор Тифлисской (с 3 марта 1911 г.), Самарской (с 12 августа 1914 г.) и Волынской (с 22 сентября 1916 г. по 1 августа 1917 г.) духовных семинарий. 1 августа 1917 г. зачислен в братию Александро-Невской лавры, с 15 февраля 1918 г. помощник председателя хозяйственного управления лавры, а с осени 1918 г. (параллельно) благочинным [женских?] монастырей и подворий Петроградской епархии. По некоторым данным, в 1919 г. исполнял обязанности архимандрита Александро-Невской лавры. Обновленческий «митрополит» Казанский и Свияжский.
[33] Николай (Покровский; 18511933 гг.), с 28 марта 1902 г. служил в Санкт-Петербурге: протоиереем в Татианинской церкви при Ларинской гимназии (28 марта 1903 г. – январь 1906 г.), настоятелем церкви вмц. Екатерины (30 января 1906 г. март 1909 г.), 2-м протоиереем в церкви Вознесения на Вознесенском проспекте (по 14 июня 1918 г.). 28 июня 1918 г. принял постриг и в сане архимандрита назначен наместником костромского Ипатьевского монастыря. 16 июня 1919 г. хиротонисан во епископа Вятского и Глазовского. 
[34] Евгений Михайлович  Кондратьев [Кондратов?] (1867(1868)–1938 гг.), с 1892 г. священник церкви Громовского приюта, с 1894 г. священник Успенской церкви на Сенной площади, с 13 октября 1909 по 1937 г. служил в церкви св. Иова Многострадального на Волковском кладбище.
[35] Петр Иванович Поляков (1858–1922 гг.), организовал в 1884 г. в Курской губернии одно из первых православных обществ трезвости – Христианское общество трезвости и воздержания, издавал журнал «Трезвое слово». В 1897 г. переехал в Санкт-Петербург и поступил на службу в Царскосельский Ольгинский детский приют трудолюбия. В 1903 г. рукоположен во священника. С 1906 г. (по другим сведениям – с 1905 г.) по 1917 г. возглавлял Литейное отделение Александро-Невского общества трезвости, издавал первую в России противоалкогольную газету «Трезвость». После 1917 г. будучи в сане протоиерея, переехал в город Суджа Курской губернии, где жил отец его невестки митрофорный протоиерей Алексий Дьяконов. Стал 2-м священником в храме Преображения Господня (слобода Замостье). 
[36] ГА РФ, ф. А-353, оп. 2, д. 691, л. 33 об., 44 об. Машинописный подлинник с рукописной правкой. Подпись – автограф. Угловой штамп, воспроизведенный машинописью. Часть даты (день месяца) и делопроизводственный номер вписаны от руки. Календарный штамп входящей документации VIII отдела Наркомюста РСФСР, заполненный вручную: № 284 от 4 октября 1918 г. Рукописная делопроизводственная помета: «29/Х Вход. 781». Рукописная резолюция (П. А. Красикова): «В дело отдела, завести особую папку и назвать [«Отчет»?]». В докладной огромное количество вычерков. Скорее всего, сокращенный вариант текста предназначался для некоего обобщающего документа. Опубликовано с незначительными отступлениями от текста подлинника: Отделение Церкви от государства и школы от Церкви… II.2.79. С. 222224. Опубликовано с неточным архивным шифром и некоторыми отступлениями от текста подлинника: Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 3. № 140. С. 161–163.
[37] Далее зачеркнуто: получить не представилось возможным.
[38] Приложения в архивном деле отсутствуют.
[39] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 180–180 об. Машинописный подлинник. Подпись – автограф. Угловой штамп, воспроизведенный машинописью. Часть даты (день месяца) и делопроизводственный номер вписаны от руки. Календарный штамп входящей документации VIII отдела Наркомюста РСФСР, заполненный вручную: № 285 от 4 октября 1918 г. Рукописная резолюция: «Продлить командировку до 8 октября 1918. П. Красиков». Опубликовано с отступлениями от текста подлинника: Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 3. № 141. С. 164–165.
[40] Николай Кириллович Антипов (1894–1938 гг.), член РСДРП(б) с 1912 г. С августа-сентября 1918 г. – в ЧК по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией при СК СКСО (Петроградской ЧК), сначала в качестве заведующего Отделом по борьбе с контрреволюцией, а с 1 января 1919 г. – в качестве председателя ЧК. Один из организаторов «красного террора» в Петрограде. Во 2-й половине января 1919 г. откомандирован в Казань для партийной работы. 
[41] В начале января 1918 г. в Петрограде развернулась работа по налаживанию приходской жизни. Практически во всех крупных храмах были выбраны так называемые домовые уполномоченные, которые вели учет православных по квартирам и записывали их в «приходскую книгу» для распределения в дальнейшем по «коллективам». В каждом приходе выбирался совет, для объединения деятельности которых создавались «мирянские комитеты», братства по районам и уездам, а в епархиальном масштабе – «Братство приходских советов Петрограда и епархии». Последнее оформилось в середине января и просуществовало до осени 1918 г. Объединяло более 60 тыс. человек. Обязанности председателя его правления исполнял протоиерей Николай Рудинский. 11 марта 1918 г. представители приходских советов собрались на Петроградский епархиальный съезд духовенства и мирян, где был избран «комиссар по общеепархиальным делам» – известный юрист И. М. Ковшаров, который должен был ведать «защитой материальных интересов церкви». Братство стремилось играть максимально активную роль в жизни епархии, справедливо полагая, что раз «деятельность Братства обнимает все стороны епархиальной жизни», то ему «должно быть предоставлено право иметь своих представителей во всех общеепархиальных учреждениях, например, духовно-учебных заведениях, благотворительных учреждениях, свечном заводе и пр[оч.]», а также «представлять… свои соображения по проектам, вносимым на обсуждение епархиального собрания» (Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (далее – ЦГА СПб), ф. 143, оп. 3, д. 5, л 48–49, 52–53, 72–73). Особое внимание члены братства уделяли издательской, просветительской (в том числе работе с детьми) и благотворительной работе (помощь бедным, больным, арестованным, заключенным). 
[42] ГА РФ, ф. А-353, оп. 2, д. 694, л. 107–107 об. Машинописный подлинник с рукописной правкой. Подпись – автограф. Угловой штамп, воспроизведенный машинописью. Часть даты (день месяца) и делопроизводственный номер вписаны от руки. Календарный штамп входящей документации VIII отдела Наркомюста РСФСР, заполненный вручную: № 291 от 5 октября 1918 г. Рукописная резолюция: «Послать телеграмму о [возвращении] к 8 октября». Опубликовано с отступлениями от текста подлинника: Отделение Церкви от государства и школы от Церкви…  II.2.80. С. 224–225; Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 3. № 142. С. 165–166.
[43] Давид Борисович Рязанов (Гольдендах) (1870–1938 гг.), с конца марта 1918 г. уполномоченный (на правах главноуправляющего) Совета народных комиссаров Петроградской коммуны по ликвидации и реорганизации архивов, со 2 апреля по 8 июня 1918 г. председатель Центрального комитета по управлению архивами, с 15 июня 1918 г. по 22 августа 1920 г. руководитель (в ранге заведующего) Главного управления архивным делом (ГУАД) при Наркомпросе РСФСР, в 1921–1931 гг. директор Института К. Маркса и Ф. Энгельса при ВЦИК–ЦИК СССР. В 1931 г. арестован и сослан в Саратов, в 1937 г. вновь арестован, расстрелян. Реабилитирован.
[44] Сергей Федорович Платонов (1860–1933 гг.), историк, профессор, академик Академии наук СССР. С 1918 г. заведующий Петроградским отделением ГУАД. В 1925–1929 гг. директор Пушкинского Дома, в 1925– 1928 гг. – Библиотеки Академии наук СССР. В 1930 г. арестован и сослан в Самару. Умер в ссылке.
[45] ГА РФ, ф. А–353, оп. 4, д. 448, л. 6. Машинописный подлинник. Подпись – автограф. На официальном типографском бланке. Часть даты (месяц и день), а также делопроизводственный номер вписаны от руки. Рукописная резолюция: «Выдать авансом всчет суточных и на проездн[ые] билет[ы] по 400 рублей. 14/Х Курский». Ниже основного текста расписка в получении денег: «Восемьсот (800) рублей получил Копейщиков. 14/Х 1918 г.».
[46] Дмитрий Иванович Курский (18741932 гг.), член РСДРП(б) с 1904 г., с марта 1918 г. член коллегии Наркомюста РСФСР, с августа 1918 г. по январь 1928 г. народный комиссар юстиции РСФСР.
[47] ГА РФ, ф. А–353, оп. 2, д. 688, л. 97. Машинопись. Неподписанный и незаверенный экземпляр. Часть даты (год, день месяца), а также делопроизводственный номер вписаны от руки. Опубликовано (частично и с отступлениями от архивного текста): Отделение Церкви от государства и школы от Церкви… С. 735, примеч. 147.
[48] Центральный архив ФСБ России, д. Р–-21618, л. 4–4 об. Протокол допроса составлен Н. Н. Липкиным-Копейщиковым. Подписи – автографы.
[49] Варнава (Накропин; 18591922 гг.), 28 ноября 1911 г. хиротонисан (не имея специального богословского образования, по рекомендации Г. Е. Распутина) во епископа Каргопольского, викария Олонецкой епархии. Со 2 ноября 1913 г. епископ Тобольский и Сибирский, с 5 октября 1916 г. архиепископ, 7 марта 1917 г. удален (по требованию Временного правительства) с кафедры, а 8 марта 1917 г., уволен на покой, назначен управляющим (на правах настоятеля) Высокогорского Воскресенского монастыря в Арзамасском уезде Нижегородской губернии. 27 мая 1918 г.арестован местными органами ЧК близ Арзамаса и препровожден в столичную Бутырскую тюрьму. Арест был произведен в рамках расследования дела проповедника-миссионера, протоиерея Иоанна Восторгова (18641918 гг.).
[50] Далее одно слово неразборчиво. 
[51] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 189–190 об. Машинописный подлинник с рукописной правкой. Подпись – автограф. Угловой штамп, воспроизведенный машинописью. Часть даты (месяц и день), а также делопроизводственный номер вписаны от руки. Календарный штамп входящей документации VIII отдела Наркомюста РСФСР, заполненный вручную: № 472 от 17 декабря 1918 г. Рукописная помета неустановленного лица в правом верхнем углу л. 189: «Отпуск». Рукописная помета неустановленного лица (скорее всего, П.А. Красикова) ниже основного текста: «Читал 16/ХII – 18». Опубликовано с отступлениями от текста подлинника: Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 3. № 143. С. 166–189.
[52] Упомянутые здесь и далее приложения в архивном деле отсутствуют.
[53] Философ Николаевич Орнатский (1860–1918 гг.), с 1892 по 1913 г. настоятель церкви мч. Андрея Критского, в 1893 г. избран гласным Санкт-Петербургской городской думы от духовенства и нес свои полномочия до 1917 г. Редактор и цензор столичных духовных журналов: «Санкт-Петербургский духовный вестник», «Отдых христианина», «Православно-русское слово». С 1913 г. по 19 января 1918 г. настоятель Казанского собора Санкт-Петербурга. Арестован Петроградской ЧК 9 августа 1918 г. и в ту же ночь переведен в тюрьму города Кронштадта. Расстрелян «как белогвардеец». 
[54] Александр Александрович Дубровский (1866–1918 гг.), настоятель церкви Рождества Христова при женской рукодельной школе Белосельских-Белозерских на Крестовском острове. Об аресте «священника Александра Дубровского» упоминалось в письме, 31 августа 1918 г. направленном «Братством приходских советов Петрограда и епархии» на имя Г. Зиновьева (ЦГА СПб, ф. 143, оп. 1, д. 82, л. 61). Расстрелян «как активный враг советской власти».
[55] Петр Иннокентьевич Успенский (1876–1918 гг.), с 29 августа 1901 г. служил в приютской церкви в честь иконы «Утоли моя печали» Санкт-Петербургского городского попечительства о народной трезвости  (1901–1902 гг.). В 1902–1910 гг. настоятель церкви приюта принца П. Ольденбургского, в 1910 – августе 1918 г. настоятель Екатерининской Екатерингофской церкви. 3 августа 1918 г. арестован по обвинению в «погромной антисоветской пропаганде». Расстрелян. 
[56] Борис Макарович Клеандров (1882–1918 гг.), с 1910 по 1918 г. служил в церкви прп. Серафима Саровского, в 1910–1918 гг. настоятель церкви свт. Николая Чудотворца и св. царицы Александры при Путиловском заводе. Арестован после убийства М. С. Урицкого и покушения на В. И. Ленина. Расстрелян. 
[57] Николай Никанорович Сперанский (1869–1918 гг.), с 1895 г. служил законоучителем в петербургской церкви Воскресения Христова при женском училище (институте) принцессы Т. Ольденбургской, преподавал в 6 учебных заведениях Петербурга. В 1900–1908 гг. настоятель церкви святых Кирилла и Мефодия при Введенской гимназии, одновременно преподавал Закон Божий в гимназии и других учебных заведениях Петербурга. В 1908 г. назначен городским попечителем Петербургского учебного округа. В 1908–1915 гг. настоятель Спасо-Преображенской Колтовской церкви, в 1915–1918 гг. настоятель Петроградской церкви св. апостола Матфея на Большой Пушкарской улице, благочинный 8-го петроградского округа. Арестован в качестве заложника после убийства М. С. Урицкого и покушения на В. И. Ленина. Расстрелян. 
[58] В литературе упоминается Михаил Алексеевич Тихомиров, расстрелянный в Петрограде осенью 1918 г. «за систематическую агитацию против советской власти». Был ли расстрелянный священником, не уточняется.
[59] Вячеслав Петрович Силин (1877–1918 гг.), с 1900 по 1907 г. служил в церкви при Доме предварительного заключения в Санкт-Петербургской губернии. 25 апреля 1907 г. перемещен вторым священником к Петропавловской церкви (церковь свт. Петра, митрополита Московского, в поселке Ульянка Санкт-Петербургской губернии). 1 августа 1918 г. арестован. Расстрелян как заложник. 
[60] Так в документе. 
[61] На полях неустановленным лицом (скорее всего, П. А. Красиковым) сделана приписка: «и Патриарха об анафеме». 
[62] Николай Юрьевич (Георгиевич) Варжанский (1881–1918 гг.), с 1907 г. в качестве штатного преподавателя Московской духовной семинарии вел курс словесности. В 1908 г. назначен помощником противосектантского миссионера Московского епархиального миссионерского совета, а 31 мая 1910 г. утвержден в должности епархиального миссионера-проповедника. С 14 марта 1911 г. параллельно состоял на службе в канцелярии Святейшего Синода. На Поместном соборе 1917–1918 гг. исполнял обязанности делопроизводителя Отделов «О внешней и внутренней миссии» и «О церковной дисциплине». Арестован вместе с протоиереем Иоанном Восторговым и епископом Ефремом (Кузнецовым), заключен в Бутырскую тюрьму. Расстрелян.
[63] Сообщения газеты «Известия» о контрреволюционной деятельности церковников, 5 сентября 1918 г. (Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии, 1917–1921 гг.: Сборник документов / Сост. А. К. Гончаров, И. А. Дорошенко, М. А. Козичев, Н. Н. Павлович. М., 1958. № 159. С. 190 (со ссылкой на: Известия ВЦИК. 1918. № 191 (455). 5 сентября)).
[64] «5 ноября 1921 г. № 707.В ВЧК. Председателю тов[арищу] Дзержинскому. Лично. В виду составления сборника по отделению церкви от государства, в коем будет Отдел о связи духовенства с зарубежными белогвардейцами, прошу совершенно срочно переслать в VIII отдел Наркомюста (Кремль, здание ВЦИК, ком[ната] 100) дело об агенте английского шпионажа Локкарта и дело Ярославского восстания 1918 г. Дела по миновании надобности будут возвращены обратно. Член Коллегии Наркомюста Красиков» (ГА РФ, ф. А-353, оп. 5, д. 240, л. 614. Машинописная копия (отпуск). Дата, делопроизводственный номер и фамилия вписаны от руки).
[65] Сообщение ВЧК об аресте попов-спекулянтов, 2 июня 1918 г. (Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии… № 104. С. 124 (со ссылкой на: Известия ВЦИК. 1918. № 111(375). 2 июня)); Сообщение ВЧК о деле Восторгова, 11, 12 июня 1918 г. (Там же. № 108, 110. С. 127–130, 130–133 (со ссылкой на: Известия ВЦИК. 1918. № 118(382). 11 июня; № 119(383). 12 июня); Сообщение ВЧК по делу восторговцев, 12 июня (Там же. № 111. С. 133–134 (со ссылкой на: Известия ВЦИК. 1918. № 120(384). 13 июня)); Сообщение ВЧК о деле Восторгова, 29 июня 1918 г. (Там же. № 121. С. 144 (со ссылкой на: Известия ВЦИК. 1918. № 133(397). 29 июня)). См. подробнее: Крапивин М. Ю. Архиепископ Варнава (Накропин) и религиозная политика ВЧК, 1918–1922 годы // Вестник церковной истории. 2011. № 3/4 (23/24). С. 113–156.
[66] ГА РФ, ф. А-353, оп. 3, д. 737, л. 191–191 об. Незаверенная машинописная копия с рукописной правкой. Формула копийности, день месяца, год, делопроизводственный номер, а также указание на наличие приложений к документу вписаны от руки. Две рукописные делопроизводственные пометы: 1) «Вх. 25»; 2) «Отправлено тов. Пузановой (М. А. Пузанова – сотрудница секретариата VIII отдела Наркомюста РСФСР. – М. К.). Об отправке [ин]формирован секретарь Отдела тов. [Протасов]».
[67] Христофор Константинович Максимов (1851 г.р.), служил в церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырках в Москве. 
[68] Далее рукописная помета: «вып[ущен]».
[69] Михаил Павлович Фивейский (1856–1919 гг.), православный церковный писатель, богослов, переводчик.В 1908–1911 гг. редактировал журнал «Душеполезное чтение». В конце 1917 г. защитил магистерскую диссертацию. 
[70] Далее рукописная помета: «вып[ущен]».
[71] Неофит Порфирьевич Любимов (1846–1918 гг.), в 1914–1918 гг. настоятель московской церкви Спиридона Тримифунтского на улице Спиридоновка. Ревностный проповедник и защитник православия, издатель миссионерской литературы. 21 июля 1918 г. отслужил в храме панихиду по «убиенном новопреставленном бывшем царе Николае». Вечером того же дня был арестован по обвинению в антисоветской агитации. Расстрелян.
[72] Далее рукописная помета: «расст[релян]».
[73] Исправлено от руки из: «Вертовский».
[74] Сергей Петрович Боголепов, священник. Служил в церкви села Прусс Московской губернии. 29 июля 1918 г. арестован. Осужден по обвинению в агитации за Учредительное собрание. Приговорен к бессрочному заключению.
[75] Макарий (Ятров; 1858–1931 гг.), с 28 июня 1905 г. настоятель Николо-Угрешского монастыря, через месяц возведен в сан архимандрита. 4 августа 1918 г. по указанию Московской уездной ЧК арестован по обвинению в антисоветской агитации, освобожден под подписку о невыезде. Дело было прекращено за «недоказанностью преступления».
[76] Сергей Иванович Фрязинов (1879 или 1880 г.р.), в 1910–1917 гг. священник московской церкви во имя мц. Параскевы Пятницы на Пятницкой улице, благочинный 1-го отделения Замоскворецкого сорока. Член Поместного собора 1917–1918 гг. 15 августа 1918 г. арестован, «за антисоветскую агитацию» приговорен к заключению в концлагерь (без указания срока). 16 апреля 1919 г. освобожден. 
[77] По сведениям на 1931 г., Яков Васильевич Радугин (1870 г. р.) проживал в селе Маливо Коломенского района Московской области.
[78] Никандр (Феноменов; 1872–1933 гг.), 19 мая 1905 г. хиротонисан во епископа Бакинского, со 2 июня 1905 г. епископ Кинешемский, викарий Костромской епархии. С 15 февраля 1908 г. по 20 марта 1914 г. епископ Нарвский, викарий Санкт-Петербургской епархии (с 26 мая по сентябрь 1910 г. временно управлял епархией). С 20 марта 1914 г. по 5 сентября 1918 г. епископ Вятский и Слободской. Член Поместного собора 1917–1918 гг. С 5 сентября 1918 г. епископ Глазовский (Вятской епархии), проживал в Москве. 1 сентября 1918 г. арестован и заключен в столичную Бутырскую тюрьму без предъявления обвинения. С 7 апреля 1919 г. архиепископ. 23 апреля 1919 г. приговорен к заключению в концлагерь на 3 года. Отбывал приговор в Архангельском концлагере. Освобожден досрочно 9 сентября 1920 г. 
[79] Иван Иванович Чанцев (1858 г. р.), служил в церкви Воскресения Словущего в Барашах (Москва). 
[80] Далее рукописная помета: «вып[ущен]».
[81] Николай Павлович Добронравов (1861–1937 гг.), служил в Москве – в храмах во имя царицы Александры в Александровском военном училище; Всех Святых на Кулишках; Успения Пресвятой Богородицы на Крутицах.
[82] Сергей Алексеевич Баранов (1855 г.р.), протоиерей. 7 августа 1918 г.? арестован. Дело было прекращено.
[83] Возможно, речь идет об Евгении Александровиче Орлове (1887 г. р.?). Священник, служил в московской церкви прп. Серафима Саровского в Мясницко-Басманном приюте на Старой Божедомке, в церкви Александра Невского в Московской центральной пересылочной тюрьме.
[84] Сергей Иванович Соловьев, священник московской церкви святых Адриана и Наталии в Мещанской слободе. 4 октября 1918 г. арестован за найденное у него послание Патриарха.
[85] Валериан Петрович Цветков (1871 г. р.), священник московской церкви прп. Сергия Радонежского в Рогожской слободе.
[86] Семен Сергеевич Ляпидевский (1866 г. р.?), с 1902 г. служил в московской церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (Преображения Господня) на Большой Ордынке (с мая 1909 г. настоятель). В октябре 1918 г. арестован за издание духовно-народного журнала «Кормчий», хотя журнал перестал выходить уже с конца 1917 г. В 1922 г. упоминается как настоятель московской Троицкой церкви в Больших Лужниках. В базе «Мемориала» есть сведения о священнике Семене Сергеевиче Ляпидевском (1863 г. р.), в 1932 г. проживавшем в деревне Комлево Рузского района Московской области.
[87] Упомянутые приложения в архивном деле отсутствуют.
[88] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 196–196 об. Машинописная незаверенная копия (отпуск). Дата и делопроизводственный номер вписаны от руки. Опубликовано с текстуальными отличиями и с искаженной фамилией секретаря VIII отдела Наркомюста РСФСР (М. Пузина вместо М. Пузанова): Конфессиональная политика советского правительства… Кн. 2. № 492. С. 570–571 (со ссылкой на: ГА РФ, ф. Р–130, оп. 3, д. 216, л. 25–25 об. Машинописный подлинник. Подписи – автографы).
[89] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 197. Машинописная (с рукописной правкой) незаверенная копия (отпуск). День месяца, год и делопроизводственный номер вписаны от руки.
[90] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, д. 737, л. 198–198 об. Рукописный черновик текста доклада М. В. Галкина (судя по почерку) с обильной авторской правкой. В верхней части листа рукописная помета, скорее всего, также принадлежащая Галкину: «Черновик. Без даты и №. По [Московскому]».
[91] Дата посещения ВЧК Галкиным, упомянутая в тексте его доклада.
[92] Дата препроводительного письма (делопроизводственный № 194), к тексту доклада Галкина, направленного VIII отделом Наркомюста РСФСР на имя председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского (ГА РФ, ф. А-353, оп. 3, д. 737, л. 201. Машинописная незаверенная копия (отпуск). День месяца, год и делопроизводственный номер вписаны от руки).
[93] Текст документа поврежден.
[94] Далее одно слово неразборчиво. 
[95] ГА РФ, ф. А-353, оп. 3, д. 737, л. 226–226 об. Машинописная незаверенная копия. В правом верхнем углу л. 226 рукописный номер входящей документации: 856. В левом верхнем углу л. 226 рукописные пометы: 1) «… (одно слово неразборчиво. – М. К.) Манцев»; 2) «Освобождены. П. К.». Опубликовано с незначительными отступлениями от архивного текста: Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 2. № 268. С. 307–308. Василий Николаевич Манцев (1889–1938 гг.), на момент описываемых событий заместитель председателя Московской ЧК (15 апреля – декабрь 1919 г.).
[96]
 Макарий (Чирков; 1854 г.р.), иеромонах, подвизался на Афоне примерно с 1888 г. по 1918 г. Как Афонский монах был исключен из русского подданства под покровительство Греческого королевства. С 1918 г. доверенное лицо Афонского Пантелеимонова монастыря в Москве. 28 января 1919 г. арестован при попытке оказать сопротивление обыску и конфискации денежных средств монастыря. Содержался в Бутырской тюрьме без предъявления конкретного обвинения. Освобожден при содействии Политического Красного Креста.
[97] Так в документе. 
[98] ГА РФ, ф. А–353, оп. 3, л. 737, л. 228. Машинописная копия. Заверительная подпись – автограф. На официальном типографском бланке СНК РСФСР. Часть даты (месяц, день, последняя цифра года), а также делопроизводственный номер вписаны от руки. Круглая печать Управления делами СНК. Штамп входящей документации Наркомюста, заполненный вручную: № 6516 от… (дата неразборчива. – М. К.). Календарный штамп входящей документации VIII отдела НКЮ, заполненный от руки: № 856 от 19 мая 1919 г. Рукописная резолюция: «VIII отдел П. А. Красикову. Прошу [сделать? составить?] заключение о том, что духовенство не может быть [выделено?] и к нему должно быть примен[ено] постановл[ение] 6 съезда. 16/IV Курский» Речь идет о распространении постановления VI Всероссийского съезда советов об амнистии (ноябрь 1918 г.) на тех представителей духовенства, которым в течение двух недель со дня ареста не было предъявлено обвинение «в непосредственном участии в заговоре против Советской власти». Рукописная помета в правом нижнем углу: «Освобождены. П. Красиков». Опубликовано со значительными отступлениями от архивного текста: Конфессиональная политика советского правительства... Кн. 2. № 267. С. 306–307.
[99] Первый знак номера (литера) читается неуверенно.
[100] Л. Я. Озеревская (1892 г. р.). До 1917 г. служила в учреждениях государственного контроля в Петрограде. После Октября 1917 г. работала в Секретариате СНК, сначала в должности заведующей бюро телеграмм, затем секретарем Малого Совнаркома.

 

Форумы