Флоря Б. Н. О послании Иерусалимского Патриарха Досифея православным жителям Польско-Литовского государства

 

 

 

С середины 70-х гг. XVII в. для православных жителей Польско-Литовского государства наступило тяжелое время, поскольку светские и церковные власти приняли решение о форсированном осуществлении «новой унии». Благоприятные условия для реализации этого замысла должен был создать верховный орган власти в стране — сейм. Сейм 1676 г. специальной конституцией установил запрет на контакты православных с Константинопольским патриархом и вообще с православными на землях Османской империи под страхом смертной казни и конфискации имущества (sub poena colti et confiscationis bonorum). Особым документом были запрещены обращения к Патриарху со стороны ставропигиальных братств[1]. На сейме 1677 г. говорилось, что на сейм в следующем, 1678 г. для рассмотрения взаимных претензий должны явиться все православные и униатские иерархи, настоятели монастырей и руководители братств[2]. Предполагалось, что на этом совещании, получившем в польских текстах наименование «colloquium amicabile», будет объявлено о соединении католической и православной Церквей[3].

При наблюдении над сложившимся положением дел возникает ряд вопросов. Что знали о создавшемся положении иерархи восточных Церквей, против которых были направлены некоторые из принятых решений? Как они предполагали помочь православным в Речи Посполитой? Какой видели выход из создавшегося положения? Ответ на некоторые из этих вопросов позволяет дать разбор послания Иерусалимского патриарха Досифея православным «в Малой России, Полонии и Литвании».

Перевод послания сохранился в сборнике копий документов из архива Московских патриархов Иоакима и Адриана, составленном около 1700 г.,— «Икона, или Изображение дел патриаршего престола»[4]. Послание, обращенное ко всем православным жителям Речи Посполитой, духовным и светским, было отправлено 10 мая 1678 г. из молдавской столицы — Ясс, где Досифей тогда находился.

Досифей писал, что ранее он не обращался к ним, так как ему было известно («слышахом о вас»), «яко были есте в покое и яко есте богонаучении», но теперь он узнал, «яко неции искушают вас»[5]. Из упоминаний в разных местах послания видно, что под «искушением» Патриарх понимает давление униатов на православных с целью принятия последними унии[6]. Эти сообщения его обеспокоили и свое обширное послание он посвятил убеждению читателей в том, что следует сохранять веру не идти на соглашение с униатами.

Хотя Досифей находился сравнительно недалеко от границ Речи Посполитой, положение дел он представлял себе неполно и не совсем верно. Он полагал, что речь идет об интригах униатов, к которым не имеет отношения государственная власть. Неслучайно в послании читаются пространные похвалы Яну Собескому: «Светлый и претишайший король польский, яко премудрейшии, и сын мира, и любяи мир подданных, ради Божия мира властительствующий христианом». Патриарх полагал, что конец возникшим затруднениям положит король, заинтересованный в сохранении мира. Бог «воздвигнет на помощь вашу премудрость и великодушие тишайшего короля»[7]. Досифей сообщал читателям, что информирует о положении дел Константинопольского Патриарха, «и тогда напишем и до светлейшаго и высочайшаго короля полскаго о вас и уповаем на Бога обрести его угодна во всем»[8].

Досифей также выражал надежду, что Константинопольский патриарх «не по мнозе и экзарха... пошлет, да придет скорее на посещение вам»[9]. Эти слова показывают, что Иерусалимский первоиерарх ничего не знал о запретах, установленных сеймом 1676 г.: они касались и тех, кто по делам, касающимся религии, захочет приехать из Османской империи на земли Речи Посполитой. Представления Патриарха Досифея, серьезно расходившиеся с действительностью, явились следствием того, что стали успешно действовать барьеры, установленные властью между православными Речи Посполитой и православными стран Ближнего Востока.

Заслуживают внимания слова Досифея, что Константинопольский патриарх «не имать вести о иже вам случающихся от неких», «да посылаете человека, да дает знание»[10]. Таким образом, к весне 1678 г. контактов у православных Речи Посполитой с Константинопольским патриархом не было, а Досифей явно не представлял, каким опасностям подвергнется человек, который после решений сейма 1676 г. поедет из Речи Посполитой к Константинопольскому патриарху[11].

Послание Досифея попало в московский патриарший архив, вероятно, от православных из Речи Посполитой, следовательно, оно достигло адресатов. Однако предложения Досифея не могли быть для них убедительными. Православным иерархам и настоятелям монастырей в Польско-Литовском государстве было ясно, что за планами сторонников «новой унии» стоит король. На сейме в Гродно в 1679 г. находившимся там русским послам говорили, что король «для того ту диспутацию и заводит, чтоб по той диспутации всех благочестивой веры людей привести под унею»[12]. Греческий иерарх явно не представлял реального положения вещей, и его надежды на вмешательство Яна Собеского были несостоятельны. Константинопольская патриархия, как следовало из послания, весной 1678 г. не знала о том, что происходит в Речи Посполитой.

В этих условиях осенью 1678 г. наиболее авторитетные православные иерархи в Речи Посполитой — Перемышльский епископ (и претендент на митрополичью кафедру) Антоний (Винницкий) и Луцкий епископ Гедеон (Святополк-Четвертинский) направили в Москву Иннокентия (Монастырского) с просьбой о помощи и защите[13].

 


© Флоря Б. Н., 2017

 

[1] Беднов В. А. Православная Церковь в Польше и Литве (по Volumina legum). Минск, 2002. С. 276–277.

[2] Там же. С. 278.

[3] Bendza V. Tendencje unijne wzglêdem Cerkwi prawos³awnej w Rzeczypospolitej w latach 1674–1686. Warszawa, 1987. s. 53.

[4] Об этом сборнике см.: Архив Юго-Западной России. Ч. 1. Т. 5. Киев, 1872. С. V–VI.

[5] Там же. № 3. С. 13, 16.

[6] См., например, слова Досифея: «Тако отвечай, христианине... искушающим и унею просящим» (Там же. С. 28).

[7] Там же. С. 22.

[8] Там же. С. 30.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Впрочем, Патриарх не решился отправить «человека» со своим посланием (Там же. С. 32).

[12] РГАДА, ф. 79 (Сношения России с Польшей), кн. 190, л. 192–192 об.

[13] Флоря Б. Н. Россия и попытки установления «новой унии» в Речи Посполитой (1678–1681 гг.) // Славяноведение. 2015. № 2. С. 4–5.

Последние публикации раздела
Форумы