Глава VIII. Англия второй половины XV в. правление эдуарда IV. Конец войн Роз

В. В. Штокмар. История Англии в Средние века



Правление Эдуарда IV.

Война на севере затихла. Шотландия подписала 1 июня 1464 г. постоянный мир и более не служила базой для беглых ланкастерских приверженцев. Теперь они были вынуждены спасаться на континенте. Англия в основном, если не говорить об Уэльсе, в этот период пребывала в мире и спокойствии, хотя обычные мелкие мятежи и разбой, конечно, имели место.

Эдуард IV (1461—1483) популярностью скоро превзошел Уорика. У короля образовалась группа его личных приверженцев, работавших на него и доставлявших ему всяческие развлечения и удовольствия. На войну Эдуард в эти годы сам не ходил, хотя в недостатке храбрости его нельзя было упрекнуть. Авторитет центрального правительства был достаточно высок. До января 1465 г. король, живя доходами от конфискованных поместий, получал от парламента сравнительно небольшие суммы. В январе этого года парламент вотировал королю в пожизненное пользование пошлину с груза и веса и с вывоза шерсти. До этого он получал их эпизодически: каждый раз по специальному постановлению парламента.

В области английской внешней политики для этого времени характерен союз с Бургундией. Когда бежавшая из Англии королева Маргарита прибыла во Фландрию, герцог Бургундский вежливо проводил ее из своих владений, подарив 2 тыс. золотых крон. В то же время король Франции Людовик XI хотел мира с Эдуардом, и в этом он был единодушен с Уориком. Политика Уорика диктовалась чисто коммерческими соображениями: восстановление торговли с Францией сулило большие выгоды. Кроме того, Уорик хотел женить Эдуарда IV на Боне Савойской, сестре французской королевы. Когда Уорик стал настаивать на этом браке, Эдуард IV признался, что он уже тайно женат на леди Елизавете Грей, вдове ланкастерского приверженца Джона Грея. Этот брак короля был не только неожиданным, но и крайне нежелательным для придворных кругов. Елизавета была на пять лет старше короля и имела двоих детей — одиннадцати и двенадцати лет. Ее отец лорд Риверс стал лордом благодаря браку, а до того был простым сельским рыцарем; его звали Ричард Вудвиль. Он был в фаворе у Генриха VI, который и помог ему приобрести титул лорда. Риверсы — сам Ричард Вудвиль и его сын —были закоренелыми приверженцами Ланкастеров. Попав в плен к йоркистам, Ричард Вудвиль принес оммаж Эдуарду IV и вышел из тюрьмы его сторонником.

Когда король заявил, что уже женат, Уорик был крайне возмущен, ибо ему предстояло объяснение с французским королем, но внешне смирился. Король осыпал милостями родичей своей жены. А у нее было пятеро братьев, семь сестер и два сына. Все они заключили наивыгоднейшие браки. Особенно скандальная история произошла с четвертым братом королевы: его женою стала вдовствующая герцогиня Норфолкская, годившаяся ему в бабушки, которая, выйдя замуж, лишила тем самым своих родичей всякой надежды на наследство. Благодаря бракам сестер и братьев королевы выросла целая клика отнюдь не родовитых новых пэров, всем обязанных Эдуарду и Елизавете и враждебных Невилям, которые начали бояться, что их оттеснят от короля.

В это время во Франции образовалась враждебная королю Людовику «Лига общественного блага» во главе с Карлом Смелым, герцогом Бургундским, который не желал и слышать об Уорике, добившемся от Людовика XI очень больших уступок. Французский король стремился нарушить союз Эдуарда IV и Карла Смелого, он поэтому обещал не помогать королеве Маргарите и изгнать всех ланкастерских приверженцев из Франции.

В июле 1466 г. был пойман в Ланкашире король Генрих VI. Переодетый в чужое платье, больной и беспомощный, он бродил из одного поместья в другое в сопровождении двух капелланов. Короля выдали. Он был схвачен и отправлен в Лондон, где его провели по улицам Сити, а затем посадили в Тауэр. Там Генрих VI просидел пять лет; его особенно не притесняли и даже разрешали принимать посетителей, как бы показывая, что с ним не считаются и его не боятся.

Начиная с 1466 г. постепенно меняются отношения между королем и Уориком: король стал заменять на крупнейших постах Невилей Риверсами и вудвилевской родней. Уорик хотел выдать свою дочь Изабеллу за герцога, а неженатых герцогов в Англии было всего двое: Джордж Кларенс и Ричард Глостер, братья короля. Уорик предполагал выдать дочь за герцога Кларенса, но король запретил этот брак. Кларенс и Уорик остались друзьями, чем король был очень недоволен. Эдуард IV стал после этого смотреть на Кларенса с подозрением. В 1467 г. произошел окончательный разрыв короля Эдуарда IV с Уориком. Дело было в том, что Уорик стоял за союз с Францией (Людовиком XI), Эдуард же IV был более склонен к союзу с Карлом Смелым, причем скрепить тот или иной союз должен был брак сестры короля Эдуарда с Людовиком XI (по мнению Уорика) или с Карлом Смелым (по мнению Эдуарда IV). Пока Уорик договаривался с французским королем, из Бургундии прибыли в Англию сваты. Приехавшее же с Уориком французское посольство Эдуард принял крайне небрежно. Французы прождали шесть недель и вернулись ни с чем. Проводив их, Уорик удалился от двора и стал собирать сторонников. С ним был и герцог Кларенс. Многие приверженцы Уорика были готовы подняться против короля и его новой родни.

1 января 1468 г. толпа сторонников Уорика разорила одно из поместий лорда Риверса, а в Йоркшире отряд в 300 лучников потребовал выступления против «изменников», окружавших короля. Собравшиеся разошлись, когда Уорик сказал им, что время еще не стало. Он сделал еще одну попытку помириться с королем, стремясь удержать короля от войны с Францией. В июне 1468 г. Людовик XI вступил в соглашение с королевой Маргаритой, собрал ланкастерских эмигрантов к своему двору и начал переписку с ланкастерцами в Уэльсе, где они подняли восстание.

Ланкастерский заговор был раскрыт. Осенью 1468 г. в Англии прошли суды над многими наследниками ланкастерских вельмож, погибших в предшествующий период войны. Последовали их казни. В этих условиях король Эдуард не рисковал сам отправиться во Францию.

Уорик, Кларенс и вся невилевская клика готовили в это время новое восстание против короля. В апреле 1469 г. Уорик с женой и дочерьми уехал в Кале, правителем которого он еще был, а в июне началось восстание в йоркшире; вождем его был Робин оф Редесдель (прозвище сэра Джона Коньерса). Вскоре к восстанию присоединились все Невили со своими держателями. Одновременно начались события в Ланкашире под руководством Роберта Хильярда, называвшего себя Робин оф Холдернесс. Лозунг восставших — возврат поместий феодальной династии Перси. Ланкаширское восстание было подавлено.

В йоркшире повстанцы пошли на юг и выпустили манифест против «предателей»-фаворитов, пожирающих доходы короны, и против невыносимых налогов. Эдуард IV начал собирать войска и пошел к Ноттингему, но силы его были незначительны. Когда Уорику стало известно, что король пошел на север против Робина, он высадился в Кенте во главе гарнизона Кале и пошел на Лондон. К нему присоединились многие тысячи кентцев. Столица отперла Уорику ворота; после этого Уорик двинулся на север. Там йоркширские повстанцы уже отрезали Эдуарда от возможной помощи. Король был очень встревожен, настроения в его войске были упадочные. Вудвили сочли за благо бежать на запад.

25 июля 1469 г. произошло столкновение между йоркистами и повстанцами Уорика при Эджкоте, севернее Оксфорда. Войско Эдуарда было разбито, сам король взят в плен и доставлен к Уорику. Последний поставил королю очень тяжелые условия, но отнюдь не собирался его убивать или лишать престола. В течение месяца Эдуард IV оставался пленником Уорика, который в это время расправлялся с королевскими фаворитами. Были схвачены и казнены лорд Риверс и его сын Джон Вудвиль (отец и брат королевы Елизаветы), а также другие враги Уорика. Затем Уорик заставил короля подписать амнистию участникам последнего восстания (в амнистию были включены он сам и герцог Кларенс) и сменил сановников на важнейших государственных постах. Уорик заставил короля согласиться на брак старшей дочери Эдуарда Елизаветы Йоркской с сыном Уорика (они были детьми).
Эдуард IV лицемерно подчинился Уорику, совершенно не собираясь выполнять взятые на себя обязательства. В эту пору король уже понимал, что йоркисты, не связанные с Невилями, вовсе не стремились к тому, чтобы, избавившись от Вуд-вилей, посадить себе на шею Уорика с родней.

Король выжидал удобного случая, и этот случай представился в марте 1470 г. Против незначительного Линкольншир-ского восстания король направил большие силы из Лондона и восточной Англии. Уже выступив, король послал Уорику и Кларенсу приказ собрать ополчение из западных графств. Но еще до прихода этого ополчения Эдуард расправился с повстанцами, казнил их вождей (лорда Уэллеса и его сына Роберта). Затем король объявил изменниками Кларенса и Уорика, которые якобы состояли в заговоре с казненными, и повернул свою армию против них. Узнав об этом, Уорик и Кларенс, вряд ли виновные в измене, поспешно бежали на юг, а Эдуард IV начал их преследовать. Некоторые сторонники Уорика были схвачены и казнены Эдуардом. Сами же Уорик и Кларенс достигли Дартмута (Девон), захватили несколько кораблей и вместе с женой Уорика и его дочерью, нареченной Кларенса, ушли в море. Уорик попытался проникнуть в Кале, но гарнизон отказался впустить его. В конце концов он со своими спутниками высадился во Франции и отдался на милость Людовика XI.

Людовик был очень доволен прибытием Уорика и решил его примирить с жившей во Франции королевой Маргаритой. Французский король хотел с их помощью организовать в Англии новое восстание ланкастерско-невилевской (на этот раз) группировки. Сначала ни Уорик, ни Маргарита не хотели и слышать о примирении: Маргарита в свое время обезглавила старого Солсбери — отца Уорика, его дядю Ричарда Йоркского и его двоюродного брата Ратленда. Уорик же, в свою очередь, был повинен в гибели двух Сомерсетов, Уилтшира и др.

Обе стороны долго противились встрече, но общая ненависть к Эдуарду и дипломатическое искусство Людовика XI оказались сильнее. Маргарита и Уорик заключили между собой договор, скрепив его браком сына Генриха VI принца Эдуарда (семнадцати лет) и младшей дочери Уорика Анны. Все это очень не понравилось Кларенсу, который в случае победы над Эдуардом IV сам рассчитывал на престол, и он тайно сообщил королю о сговоре Уорика и Маргариты и просил о помиловании для себя.. Уорик об этом не подозревал.

Эдуард IV наслаждался легкой победой над Уориком, который тем временем распространял свои манифесты по всему северу Англии и по Кенту и готовил восстание. В августе поднялся Йоркшир, и король Эдуард IV двинулся на север. Повстанцы начали отступать к границе, и король понял, что его просто выманили из Лондона. Действительно, уже в сентябре 1470 г. Уорик высадился в Дартмуте. С ним были многие ланкастерские лорды и герцог Кларенс. Они провозгласили королем Генриха VI и призвали Девон и Сомерсет (западные графства) к восстанию. Уорик собрал 10 тыс. человек и двинулся с ними на Лондон. К этому времени Эдуард уже повернул на юг.

Когда в сентябре 1470 г. Эдуард подошел к Ноттингему, он с удивлением узнал, что войска предали его. Король бежал, имея при себе не более восьмисот человек и младшего брата Ричарда Глостерского. Захватив корабли в Линне, они пустились в море, после чего претерпели множество бедствий. Прибыв, наконец, в Голландию, беглецы прибегли к покровительству Карла Смелого.

Между тем Уорик в течение одиннадцати дней завладел всей Англией. Поспешив в Лондон, он извлек Генриха VI из Тауэра и короновал его. Король Генрих был немощен и слаб разумом. Он был совершенно беспомощен, «как мешок с шерстью». Это была лишь тень короля. Уорик мог править самовластно. Произошли новые перемены в правительстве. Жена Эдуарда IV королева Елизавета с дочерьми укрылась в Вестминстерском аббатстве. Но королева Маргарита не верила Уорику и отказалась покинуть Францию или отпустить к нему своего сына.

Тем временем Уорик заключил союз с Людовиком XI на предмет нападения на герцога Бургундского. В декабре 1470 г. Людовик XI начал войну с Бургундией, в ответ на что герцог Бургундский развязал гражданскую войну в Англии: йоркистам и Эдуарду IV были предоставлены корабли, немецкие наемники и 50 тыс. золотых крон. В марте 1471 г. экспедиция Эдуарда IV двинулась на Англию. Эдуард IV высадился на севере, дошел до Йорка, вошел в город и заявил, что не претендует на корону, а лишь хочет получить Йоркское герцогство, и после этого прошел в Ноттингем.

Уорик, «делатель королей», оставил Лондон и отправился набирать войска, поручив Кларенсу набор солдат в Глостере и Уилтшире и велев всем собраться южнее Ноттингема. Но Эдуард IV успел проскользнуть на юг и отрезал войска Уорика от столицы. К королю Эдуарду перешел от Уорика со своим отрядами герцог Кларенс. Войска Уорика и Эдуарда (Эдуард на дневной переход впереди) быстро двигались на юг.

11 апреля йоркисты подошли к Лондону, их сторонники открыли ворота столицы и впустили Эдуарда IV в город. Генрих VI был снова посажен в Тауэр. Королева Елизавета вышла из своего убежища в Вестминстерском аббатстве; с гордостью преподнесла она Эдуарду IV родившегося там сына (будущего Эдуарда V).

К Лондону подошел Уорик. Решив дать сражение, Эдуард IV вышел к нему с отрядом лондонцев. Встреча произошла у города Барнета (на полпути между Лондоном и Сент-Олбансом).

Сражение 14 апреля 1471 г. шло в густом тумане, Передние ряды противников не видели друг друга, они даже построились не друг против друга Тем не менее отряды Уорика были разгромлены, а сам Уорик убит, когда пытался сесть на коня у опушки парка.

Как раз в этот день королева Маргарита высадилась на юге Англии, решившись, наконец, покинуть Францию. Когда она через три дня узнала о разгроме Уорика, то хотела вернуться, но ее убедили сделать еще одну попытку, так как силы ланкастерцев на западе были еще не тронуты, Маргарита выпустила воззвание к своим сторонникам в Девоне и Сомерсете, и скоро у нее уже собралось большое войско. Она пошла по направлению к Уэльсу, откуда к ней должны были подойти набранные там отряды. В догонку за Маргаритой отправился Эдуард IV. Город Глостер не впустил войско Маргариты, и оно прошло до Тыоксбери (несколько севернее Глостера). Здесь и встретились враждующие армии. Натиск йоркистов решил дело в несколько минут. Ланкастерские вожди ссорились между собой: Сомерсет раскроил череп Уенлоку за то, что тот не поддержал его атаки. Принц Эдуард, сын Маргариты, был убит в бою. Убиты были и многие другие знатные ланкастерцы. Бойня продолжалась на Кровавом лугу у переправы через ручей. Некоторые ланкастерцы укрылись в аббатстве, но Эдуард IV извлек их оттуда, через день судил и обезглавил. На следующий день были пойманы королева Маргарита и ее невестка Анна Невиль, дочь Уорика.

У Ланкастеров не осталось больше возможных претендентов на престол: все законные потомки Генриха IV были перебиты, за исключением безумного Генриха VI, сидящего в Тауэре. Перебиты были и все представители линии Бофоров. Уцелели лишь Маргарита Бофор, вдова графа Ричмонда, и ее сын Генрих Тюдор. Королю Эдуарду оставалось теперь разгромить мятежников Уэльса и севера, что представлялось не очень сложным.

Пока Эдуард IV был занят этим, ланкастерские приверженцы подняли восстание в Кенте и пошли на Лондон, защита которого была поручена брату королевы Елизаветы лорду Риверсу. Когда Эдуард IV прибыл в столицу, кентские повстанцы были уже отогнаны от города. Король приехал в Лондон 21 мая 1471 г., а через несколько часов после этого Генрих VI умер в Тауэре. Очевидно, он был убит, хотя официально говорится, что он умер «от меланхолии и расстройства». Известно также, что в этот самый день Ричард Глостер посетил Тауэр, имея мандат от короля. Тело Генриха было выставлено в соборе св. Павла и похоронено без особых почестей. Оставшиеся в живых ланкастерцы бежали во Францию или же занялись пиратством. В частности, бежал во Францию сын Маргариты Бофор и Эдмунда Тюдора Генрих Тюдор, граф Ричмонд.

Правление Эдуарда IV с 1471 по 1483 г.

С июня 1471 г. Эдуард IV снова утвердился на престоле, на этот раз не благодаря поддержке Невилей, а по праву завоевателя. Отдельные акты самовластия и деспотизма легко сходили Эдуарду IV с рук, так как его определенно поддерживали довольные окончанием внутренней войны лондонские горожане. Эдуард был очень популярен в среде горожан, равно как и в среде баронов. Эдуард любил охоту, танцы, зрелища, пирушки, красивую одежду и богатое убранство, однако не чрезмерно тратил отпущенные ему средства. Он был безжалостен к врагам, и враги боялись его и ненавидели.

Период, последовавший за вторичным водворением Эдуарда на престоле, сравнительно беден событиями. Были подписаны перемирия между Англией и Шотландией и между Англией и Францией. До октября 1472 г. король не созывал парламента (18 месяцев), так как деньги в ту пору у Эдуарда были благодаря конфискациям и «дарам» от магнатов, в свое время последовавших за Уориком, а теперь вынужденных выпрашивать себе помилование. Много тысяч фунтов было получено от епископов, огромные богатства дали поместья самого Уорика и его родни.

Большая часть земель Уорика досталась герцогам Кларенсу и Глостеру: Кларенсу как мужу дочери Уорика Изабеллы Невиль, Глостеру как мужу Анны Невиль, на которой он женился вскоре после того, как она овдовела (ее мужем был принц Эдуард). От имени Анны Глостер потребовал половину земель Уорика, чем вызвал возмущение Кларенса, который в свое время старался воспрепятствовать этому браку: он выкрал и спрятал Анну, переодев ее в платье судомойки, Глостер же нашел Анну, укрыл ее в церкви, а затем просил ее руки у короля. Раздоры Кларенса и Глостера привели к разрыву между ними в 1472 г. Король Эдуард больше склонялся на сторону Глостера. Борьба эта затянулась еще на семь лет. Вдова «делателя королей» Уорика была жива, но с ее правом на земли никто не думал считаться.

Осенью 1472 г. Эдуард IV уже израсходовал все, что было захвачено у Ланкастеров, и оказался вынужденным просить денег у парламента под предлогом войны с Францией. Трудно сказать, собирался ли он действительно воевать, но парламент деньги ему дал: 118625 фунтов стерлингов. Велено было провести новое расследование доходов и имущества и брать одну десятую дохода каждого. Эти деньги предназначались только на французскую экспедицию и их следовало вернуть в фонд государства в том случае, если бы армия не выступила до осени 1474 г.

Проект обследования частных доходов был крайне непопулярен. Вместо проведения его в жизнь парламент в феврале 1473 г. дал королю по традиции одну десятую и одну пятнадцатую доходов в старой оценке. Эдуард IV собрал и истратил и одну десятую и одну пятнадцатую; помимо этого, он получил большие «добровольные подношения» от лондонских купцов, рыцарей, приоров, лавочников и йоменов. Король брал со всех, не гнушаясь даже мелкими суммами (5 фунтов стерлингов). Но все еще не было никаких признаков, что он готовится к войне. Действительно, Эдуарду было невозможно воевать без Карла Смелого, а тот заключил перемирие с Людовиком XI. В силу этого объявили, что французская экспедиция отложена. Король избежал войны и наполнил казну; во всяком случае, он не наделал долгов.

В 1475 г. Карл Смелый решил открыто напасть на Людовика XI и для осуществления этого плана обратился к английскому королю за помощью.

Эдуард IV и Карл Смелый заключили между собой договор: английская армия численностью в 10 тыс. человек должна была пересечь Ла-Манш до 1 июля 1475 г. Вряд ли Эдуард IV рассчитывал, как об этом говорилось в договоре, на захват французской короны. Скорее всего он просто предполагал, что Людовик XI от него откупится, уступив Гиень или часть Нормандии. Не исключено, что английский король хотел под предлогом войны вытянуть из своих подданных дополнительные суммы.

Во всяком случае, летом 1475 г. Эдуард действительно высадился в Кале. При этом оказалось, что Карл Смелый потратил массу денег, потерял много людей в Германии и совершенно не был готов помочь английскому королю. Эдуард IV всячески старался подчеркнуть свое возмущение поведением союзника. Силы английского короля были значительны, и тем не менее в глубь Франции он не пошел.

Французский король тайно предложил Эдуарду IV щедрую субсидию в том случае, если англичане уйдут домой, отказавшись от союза с Карлом Смелым. Эдуард IV сразу же согласился на это предложение и получил от Людовика XI 75 тыс. золотых крон (около 15 тыс. фунтов стерлингов) и пожизненную ежегодную пенсию в 50 тыс. золотых крон (около 10 тыс. фунтов стерлингов).

Услышав об этом, Карл Смелый поспешно явился к Эдуарду и в присутствии английских офицеров бросил ему в лицо упрек в измене. Эдуард IV признал, что он действительно заключил договор, и посоветовал Карлу Смелому присоединиться к этому союзу. В ответ на это Карл обрушил на английского короля целый поток яростной брани и в бешенстве уехал из лагеря.

Переговоры Эдуарда IV с Людовиком XI успешно завершились тем, что Эдуард фактически продал находившуюся у него в плену королеву Маргариту за 50 тыс. крон Людовику. За это «освобождение» Маргарита должна была отдать Людовику домены своего отца в Анжу, Провансе и Лотарингии. После заключения договора Эдуард IV вернулся в Англию и распустил армию. Английским дворянам и купцам этот отказ от войны не понравился. Однако, получив французскую пенсию, Эдуард в значительной мере стал независим от парламента и его субсидий. С этого времени Эдуард IV уже никогда больше сам не ездил на войну и не предпринимал военных авантюр.
Во внутреннем управлении английский король стремился прежде всего к тому, чтобы как можно реже созывать парламент, и старался обходиться одинарными доходами, пополненными в результате конфискаций и французской пенсии. В целом английское купечество доверяло Эдуарду и предоставляло ему займы из 6% годовых, вместо обычных 30%, которые купцы брали, например, с Генриха VI.

Эдуард стремился получить возможно больший доход и от различных коммерческих предприятий; у него было много собственных кораблей, владея которыми король выступал как частный купец. На этих кораблях он вывозил без уплаты пошлины шерсть. Эдуард использовал свое положение для заключения выгодных сделок с иностранными купцами, обещая им различные льготы в Англии.

Интересен договор, заключенный королем Эдуардом IV с Ганзой. Английское правительство с 1468 г. враждовало с ганзейскими купцами, что привело к ограничению английской торговли в Германии и широкому развитию пиратства. В J473 г. привилегии Ганзы были восстановлены. Ганзейские купцы получили определенные преимущества перед другими иностранными купцами и даже перед английскими. Король пошел на это, нуждаясь в финансовой помощи ганзейских купцов.

Большие доходы давали королевские суды (штрафы за нарушение законов, пошлины и пр.). Служа своему карману, король в то же время наводил порядок и внедрял королевские законы в стране, где до этого царила анархия. Богатство короля было велико, и он охотно одалживал деньги под проценты.

Для этого периода характерно нарастание вражды между королем и герцогом Кларенсом. Ричард Глостер всячески разжигал их рознь. Король стал очень подозрителен в отношении всех возможных претендентов на престол, особенно же в отношении герцога Кларенса. В 1477 г. неожиданно умерла жена Кларенса Изабелла Невиль. Кларенс уверял, что она была отравлена своей прислужницей. Служанку Кларенс судил сам, приговорил к смерти и казнил. Был повешен Джон Турсби, которого обвинили в том, что он отравил маленького сына герцога Кларенса. И в этом случае Кларенс расправился сам, и король был в бешенстве от такого самоуправства.

Вскоре были арестованы доверенные люди Кларенса: капеллан Джон Стейси и джентльмен Роджер Бурдетт. Их обвинили в колдовстве и измене королю, что выразилось в составлении астрологических предсказаний о времени смерти короля и в распространении мятежных слухов и песен. Оба были повешены в мае 1477 г.

Кларенс после этого не стал вести себя скромнее и спокойнее. Как раз в это время, после гибели Карла Смелого в битве при Нанси (1477), встал вопрос о замужестве его дочери Марии Бургундской. Она считалась богатейшей невестой в Европе. Герцог Кларенс пожелал взять ее в жены, но король Эдуард IV категорически запретил ему это и обещал свою поддержку Максимилиану Габсбургу. Кларенс настаивал, а когда его планы расстроились, задумал, опять-таки вопреки воле Эдуарда IV, жениться на Маргарите, сестре Якова III, короля Шотландии. Но Эдуард и это ему запретил.

В конце концов Кларенса отправили в Тауэр, и в январе 1478 г. для суда над ним был созван парламент. К герцогу Кларенсу применили билль об измене и обвинили его во всех возможных и невозможных преступлениях: от участия в восстании Уорика до некромантии. Это был один из самых скандальных процессов. Король набрасывался на Кларенса с бранью, Кларенс отвечал ему тем же. В итоге лорды признали Кларенса виновным в измене. Тогда король сделал вид, что не хочет казни брата, и парламенту пришлось просить его о расправе над Кларенсом. Пока они торговались между собой, 18 февраля 1478 г. Кларенс был найден в Тауэре мертвым. Вероятно, его утопили в ванне .

Поместья Кларенса перешли к королю, а малолетних детей убитого передали под опеку маркизу Дорсету, старшему сыну Елизаветы Вудвиль.

Большая часть земель Кларенса, попавшая в руки короны, управлялась королевскими представителями, и отчеты поступали в Палату шахматной доски. Поместья не считались конфискованными, но находились в руках короля в силу несовершеннолетия сына и наследника Кларенса.

Эдуард IV прожил после смерти брата еще пять лет. Он стал толст, вял и слаб здоровьем, хотя ему еще не было и сорока лет. Правой рукой короля во всех делах был его брат Ричард Глостер. Ричард пользовался большим влиянием на севере Англии, где были поместья его жены Анны Невиль. Глостер был хорошим администратором, советником и полководцем и казался верным слугою своего брата. После него по степени влияния при дворе стояли братья королевы Энтони, лорд Риверс, Ричард и Эдуард Вудвили и ее сыновья Дорсет и Ричард Грей. Помимо них, большой вес имели фавориты короля — лорды Гастингс и Стэнли. Из старой энати при дворе оставались герцоги Суффолк и Бекингем и граф Нортумберленд. Родичи их погибли за Ланкастеров, а сами они уцелели, так как были еще детьми. Они признавали йорков, хотя вели себя очень сдержанно.

В отношении Франции Эдуард IV соблюдал строгий нейтралитет, к чему его обязывала выплачиваемая Людовиком XI пенсия. С Марией Бургундской и с Максимилианом Габсбургом Эдуард подписал торговый договор, но союзником их не стал. Очевидно, английский король берег силы, намереваясь вмешаться во внутренние дела Шотландии, где знать собиралась поднять мятеж против фаворитов Якова III Стюарта. Король Англии хотел воспользоваться случаем и отобрать у Шотландии крепость Бервик, которая в свое время была отдана шотландцам королевой Маргаритой.

Военные действия начались в 1481 г., когда английский флот выступил против Шотландии и разгромил ее флот. На суше в этом году сколько-нибудь решительных действий предпринято не было. Только на следующий год Эдуард IV выступил на стороне повстанцев против шотландского короля. На условии признания Эдуарда сюзереном и передачи Англии Бервика брат шотландского короля герцог Олбани мог претендовать на помощь Эдуарда при захвате престола.

Во главе английской армии, насчитывавшей около 10 тыс. человек, стоял Ричард Глостер. Эта армия направилась в Шотландию на помощь баронам, восставшим против своего короля. Повстанцы поймали и повесили королевских фаворитов, а самого короля Якова-Ill взяли в плен и посадили в Эдинбургский замок. После этого они начали переговоры с Ричардом Глостером, который требовал, чтобы сначала ему передали Бервик. Пока шли эти переговоры, мятежные бароны примирились с королем, и Олбани пришлось отказаться от претензий на престол. Эдуард IV решил пойти на соглашение с шотландским королем, стремясь выговорить себе лишь Бервик, важную крепость на самой границе с Шотландией.

3 августа 1482 г. Глостер и Олбани с триумфом вошли в Эдинбург и заключили мир. Король Шотландии был освобожден, но правителем Шотландии стал Олбани. Все сложилось к славе Глостера.

Олбани скоро пожалел о своей уступчивости и снова начал просить помощи у англичан для захвата шотландского престола. При английском дворе согласились ему помочь, если он обяжется признать английский сюзеренитет. Олбани пошел на это. Однако ему и здесь не повезло. Когда после смерти Эдуарда IV шотландские магнаты узнали, что Олбани был в сговоре с Англией, они выгнали его из Шотландии.

В 1482 г. Эдуард IV поспешил заключить мир в Эдинбурге, ибо весьма осложнились английские дела на континенте: несмотря на наличие договора о браке Елизаветы Йоркской с дофином, Людовик XI пожелал женить дофина на Маргарите, дочери Марии Бургундской и Максимилиана Габсбурга. Это очень обеспокоило английского короля: он опасался, что придет конец получению французской пенсии.

20 января 1482 г. впервые после дела Кларенса был созван парламент с тем, чтобы обсудить французский вопрос. Палаты вотировали субсидию в Vio и '/^ «для защиты отечества» и приняли акт о возврате отчужденных коронных имуществ. Палатам за это дали возможность провести акты о торговле, ливрейных свитах, «поддержке» и сохранении мира в королевстве. Англия начала готовиться к войне. Но 10 апреля 1483 г. умер король.

Эдуард, казалось, имел все условия, чтобы сделать свою власть самодержавной: парламент ни в чем ему не отказывал, оставшиеся бароны были обессилены, а серьезных претендентов на корону, которые могли бы найти приверженцев, не было. Король стремился приблизить к себе людей из числа новых дворян, создавая из них новую знать (Вудвили). Именно они, наряду с купцами крупных городов, составляли опору его власти, что и определяет внутреннее родство его государства с Тюдоровской монархией. Тем не менее самодержцем Эдуард не стал. Самое большее, о чем можно говорить, — это о начале складывания отдельных черт абсолютистского правления. Почва же для появления подлинной абсолютной монархии еще не была готова.

Эдуард IV умер внезапно в возрасте 41 года. Королем должен был стать его старший сын двенадцатилетний Эдуард. При нем важную роль играла его мать королева Елизавета и ее родичи Вудвили и Грей. Все они были крайне непопулярны как среди знати, так и в Лондоне. У покойного короля был еще сын Ричард и пять дочерей. На роль регента претендовал брат умершего короля Ричард Глостер: он был достаточно влиятелен, популярен и успел зарекомендовать себя как умный и деятельный правитель.

Ричард Глостер.

Ричард родился в 1452 г. В ходе политической борьбы второй половины XV в. он оставался все время верен Эдуарду. Даже когда Уорик и Кларенс начали борьбу за восстановление на престоле Генриха VI, Ричард сохранил верность брату. Когда же Эдуарда IV захватили в плен 1 августа 1469 г., Ричард, оставшись на свободе, бросился на север собирать силы, чтобы его вызволить. В битвах при Барнете и при Тьюксбери Ричард сражался за брата.

В 70-е годы Ричард представлял королевские интересы на севере. Именно там были у Ричарда основные связи и большинство сторонников. Особенно тесными были его отношения с городом Йорком. К этому городу он и обратился за помощью, когда стал протектором.

В целом при жизни Эдуарда IV Ричард вел себя лояльно. Смерть Кларенса, которую Шекспир приписывает интригам Ричарда, очевидно, все же не была непосредственно его делом. Томас Мор прямо говорит, что Ричард возражал против расправы над Кларенсом.

Суждение о Ричарде не должно основываться на более поздней истории с убийством принцев. Поскольку Ричард Глостер — фигура спорная, не следует пытаться увидеть в его ранних поступках больше того, что было. Последующая традиция изображает Ричарда почти чудовищем: тюдоровские историографы рисуют его чуть ли не карликом, сухоруким и горбатым, со злым демоническим лицом. Это, бесспорно, преувеличение: Глостер хотя и был сухорук и низкого роста, но носил оружие и прекрасно умел сражаться, а его тонкое, умное лицо резко контрастировало с грубым лицом Эдуарда IV, в молодости слывшего красивым.

Когда умер Эдуард IV, наследник престола находился в замке Лудлоу (на границе Уэльса). С ним были его дядя лорд Риверс и старший брат по матери Ричард Грей. Королева Елизавета находилась в Лондоне, а Ричард Глостер — на ее вере Англии. Королеве следовало бы сразу привезти сына в столицу, но она знала свою непопулярность и была парализована враждебным отношением лордов Гастингса, Стэнли, Говарда и др.

Только через три недели Эдуарда V повезли в Лондон для коронации. Его сопровождали лорд Риверс, а также лорд Грей с отрядом в 2 тыс. человек. По дороге они узнали, что с севера едет Ричард Глостер. Поместив короля на квартире, Риверс и Грей отправились навстречу Глостеру. Тот принял их вежливо, но на следующее утро арестовал под тем предлогом, что они будто бы хотели отдалить его от короля. Затем Глостер быстро поехал к Эдуарду V, распустил его свиту, арестовал офицеров, входивших в ее состав, отправил Риверса и прочих арестованных в йоркшир и объявил горько рыдавшему королю, который клялся, что дядя и брат ему верны, о том, что отныне будет его опекуном.

Когда обо всех этих событиях стало известно в Лондоне, королева Елизавета с младшим сыном и пятью дочерьми укрылась в поисках убежища в Вестминстере. Брат королевы Эдуард Вудвиль и сын маркиз Дорсет захватили несколько королевских кораблей и бежали в море.

Переворот, совершенный Глостером, нельзя было назвать непопулярным, так как родичей королевы очень не любили в Лондоне, а Глостера ни в чем, кроме желания стать регентом, не подозревали.

Глостер привез короля в столицу 4 мая 1483 г. и сразу созвал парламент. Было решено, что коронация состоится 22 июня. Но поведение Глостера начало вызывать опасения у верных молодому королю лиц: еще 19 мая Глостер отправил Эдуарда V в Тауэр и дал отставку канцлеру, верному слуге покойного короля архиепископу Ротергему. К Глостеру начали съезжаться его сторонники, прибыла его йоркширская свита, шли бесконечные переговоры с отдельными вельможами. Зная, что племянник ненавидит его и привязан к матери и ее родственникам, Глостер решил от него избавиться. Возможно, что до этого Глостер не был причастен к заговорам и измене и решился на захват престола только теперь, очевидно, считая, что страна примет любое правительство, которое даст ей внутренний мир и снизит налоги.

В эпоху войн Роз понятие верности короне почти умерло, во всяком случае в среде знати. Бароны были деморализованы, а палата общин была готова согласиться на все что угодно во имя спокойствия. Глостеру было необходимо нейтрализовать лишь некоторых пэров и лордов совета. Ему удалось привлечь на свою сторону герцога Бекингемского, равно как и лорда Говарда, родственника умершей невесты младшего из принцев —Ричарда Йоркского. Ее земли должны были перейти не родственникам, а принцу Ричарду. Глостер обещал Говарду, что, если принцы будут устранены, эти земли останутся у родственников умершей.
Не поддавались уговорам Гастингс, смещенный канцлер архиепископ Ротергем, епископ Илийский Мортон и лорд Стэнли. Этих лиц Глостер решил убрать.

Во время заседания королевского совета Глостер обвинил королеву Елизавету и любовницу короля Эдуарда IV Джейн Шор в колдовстве: Глостер показал свою высохшую руку и заявил, что на него навели порчу. Обращаясь к Гастингсу, любовницей которого теперь стала Джейн Шор, обвинитель спросил, чего заслуживают эти колдуньи. Гастингс ответил, что если они виновны, то заслуживают наказания. Глостер пришел в ярость от условной формы, в которой Гастингс выразил свое мнение, и велел ворвавшимся по его сигналу вооруженным приспешникам арестовать Гастингса, Ротергема, Мор-тона и Стэнли. Гастингса вытащили во двор и тут же обезглавили, остальных же троих бросили в тюрьму. Стэнли и Ротергем вскоре примирились с регентом и были освобождены, а Мортон остался в темнице.

Лондон пришел в смятение, но возможные мятежи были предотвращены, ибо северные отряды Глостера наводнили город.

Через три дня Ричард Глостер отправился в Вестминстер и угрозами заставил королеву отдать ему ее второго сына — принца Ричарда.

Спустя неделю некий Шоу, брат лондонского мэра, выступил в соборе св. Павла с проповедью, в которой заявил, что принцы, равно как и другие дети Эдуарда IV, — незаконнорожденные, так как до брака с Елизаветой Вудвиль король был обручен с леди Тальбот и последующий брак поэтому недействителен. Кроме того, брак с Елизаветой был совершен не по правилам и, вообще, короля Елизавета завлекла колдовством. Говоря о возможных претендентах на престол, проповедник заявил, что кровь потомства герцога Кларенса испорчена его изменой и единственным возможным и законным наследником престола является Ричард Глостер. Проповедь эта произвела ужасающее впечатление: лондонские горожане встретили появившегося Глостера гробовым молчанием.

Через два дня после этой сцены герцог Бекингем вызвал мэра и олдерменов Лондона и начал их уговаривать, чтобы они просили Глостера принять корону. Олдермены молчали, но затесавшиеся среди них сторонники Глостера закричали: «Ричарда королем!», что было сочтено достаточным. Вслед за этим собрали представителей сословий, а не настоящий парламент, и особым законом провели отстранение принцев от престола (так же как и прочих детей покойного короля). Это же собрание постановило просить Ричарда принять корону. Коронация была назначена на 6 июля, а еще 25 июня были обезглавлены йоркширские пленники (Риверс, Грей и др.).

Ричард III (1483—1485).

6 июля в присутствии почти всей английской знати состоялась коронация Ричарда III и его жены Анны Невиль. Народ отнесся к этому событию в общем равнодушно.

Затем Ричард III отправился в поездку по стране. Перед отъездом он намекнул констеблю Тауэра Роберту Бракенбери, что во время его отсутствия хорошо было бы убить принцев. Бракенбери не согласился взять на себя это дело. Тогда король велел передать ключи от Тауэра на одну ночь некоему Тиррелю. В эту ночь, очевидно, и были задушены принцы. Ричард III не опубликовал официальных сообщений о их смерти.

«Большая Лондонская хроника» пишет, что после смерти Гастингса принцев держали в более строгом заключении. Первое время их еще видели играющими в саду Тауэра, но затем они стали показываться все реже и реже, а вскоре и вовсе перестали появляться. Несмотря на пристальное внимание к этому вопросу, кажется маловероятным, чтобы удалось раскрыть обстоятельства гибели сыновей Эдуарда IV.
Совершенно естественно, что придворные круги в правление Тюдоров возлагали ответственность за смерть принцев на Ричарда. Но сам Генрих VII молчал. Слова «пролитие крови детей» были вставлены в 1485—1486 гг. в парламентский акт об измене, касающийся Ричарда и его сторонников, Генрих же VII никогда прямо не говорил об этом, хотя в 1502 г. Тир-рель и другие убийцы были допрошены по его приказу. Остается несомненным фактом, что принцы исчезли в правление Ричарда III, и он не предпринял ничего для опровержения слухов об убийстве. Очевидно, именно их останки были найдены в 1674 г. под лестницей Белой Башни в Тауэре.

Расправа эта, по сути дела ненужная, ибо все уже примирились с захватом престола, нанесла сильный удар популярности Ричарда III.

Режим, установленный новым королем, был деспотическим.

Мятеж Бекингема.

Через два месяца против Ричарда восстал герцог Бекингемский, обиженный тем, что не получил за оказанную помощь награды. Участники заговора хотели женить Генриха Тюдора, графа Ричмонда, на Елизавете Йоркской и поддержать его претензии на престол. Ричмонд бежал со своим дядей Джаспером Тюдором после битвы у Тьюксбери и жил у герцога Бретонского.

Бекингем задумал переворот, очевидно, уже сразу после коронации Ричарда III. Король, ничего не подозревая, отправился в длительную поездку: Ридинг, Оксфорд, Вудсток, Глостер, Вустер, Уорвик, Йорк. В отсутствие короля Бекингем выражал в разговоре с друзьями недовольство Ричардом III.

Причина выступления Бекингема крылась, очевидно, даже не в том, что затягивалась передача Бекингему обещанных ему земель. По рождению и связям он все же принадлежал к Ланкастерам. Его поддержка сделала возможной узурпацию престола Ричардом, и, хотя Бекингем практически был вице-королем всей западной Англии, он стремился к большему. Ему стало известно о движении на юге страны и у него на родине, имевшем целью освободить заключенных в Тауэр сыновей Эдуарда IV. В конце августа об этом же узнал и Ричард, пославший во все подозрительные графства следственные и судебные комиссии. Но 11 октября король узнал, что в дело замешан герцог Бекингем и что готовится мятеж. После того как с опозданием распространился слух о том, что сыновья Эдуарда погибли насильственной смертью, это движение переросло в попытку свергнуть Ричарда и возвести на престол Тюдора.

15 октября 1483 г. герцог Бекингем был объявлен мятежником, а 18 октября началось восстание, но правительству удалось предотвратить соединение повстанцев восточной Англии и повстанцев Сэрри и Кента, которые пошли на Лондон.

Королевское войско выступило против Бекингема, отряды которого быстро таяли. Поддавшись панике, Бекингем бежал и укрылся в Йоркшире. Когда о бегстве герцога стало известно военачальникам его отрядов, они отказались от сопротивления и разъехались. Бекингема схватили, судили и приговорили к казни. Просьба герцога о помиловании была отклонена, и он был казнен на рыночной площади Солсбери 2 ноября 1483 г.

Тем временем Генрих Тюдор предпринял попытку вторжения в Англию, но поведение солдат, охранявших побережье, встревожило его, и он быстро повернул назад.

К восстанию Бекингема и попытке вторжения Тюдора Ри чард III отнесся весьма настороженно, хотя магнаты в основном не присоединились к восставшим. Восстание поддержали сельские джентри и верхушка йоменов, и их участие в событиях особенно важно. Восстание Бекингема действительно представляется не столько феодальным мятежом, сколько движением, близким по своей природе к тюдоровскому перевороту. Какова была роль самого Бекингема, трудно сказать, очевидно, он, используя ситуацию, преследовал личные цели.

После разгрома этого восстания казней было немного, и большинство вождей восстания получили прощение, причем даже с частичным возвращением конфискованных владений. Мать Генриха Тюдора графиня Ричмонд, хотя и потеряла свои титулы, не была осуждена по обвинению в измене, и ее земли были переданы ее второму мужу Стэнли. Многие придворные Ричарда были награждены за верную службу, что говорит о неустойчивом положении короля, о его неуверенности и стремлении задобрить придворных в предвидении будущих событий.

Главный очаг борьбы с Ричардом III находился в ту пору при дворе герцога Бретонского. На рождество 1483 г. Генрих Тюдор в Ренне заключил договор о браке с Елизаветой, дочерью Эдуарда IV. Бретонский флот сделал плавание в проливах опасным для английских кораблей, шедших в Кале с грузом шерсти. Со стороны английского правительства были приняты все меры, чтобы засечь местоположение бретонского флота и вынудить его принять сражение. Было приказано захватить все бретонские товары в Сити.

Для Ричарда было очень важно, чтобы Генрих Тюдор покинул Бретань и бретонское побережье и чтобы Англия могла сохранить добрые отношения с герцогством. Необходимо было помешать получению Генрихом займов, а также сохранить хорошие отношения с Францией, дабы французское побережье не стало трамплином для прыжка на Англию. Ричард обещал герцогу Бретонскому Франциску поступления с графства Ричмонд, если тот выдаст ему Тюдора. Но Генриха Тюдора вовремя предупредили, и он обратился к французскому королю Карлу VIII с просьбой дать ему охрану для поездки в свои владения.

17 ноября 1484 г. французский королевский совет решил дать Тюдору 3 тыс. ливров для снаряжения его отрядов.

Хотя Людовик XI в свое время был вежлив по отношению к Ричарду III и заявлял, что он всегда стремился к дружбе с ним, он не собирался выплачивать Ричарду той пенсии, которую выдавал Эдуарду IV. Не оказался склонен к дружбе и Карл VIII.

Несколько лучше шли дела Ричарда в Шотландии и в Ирландии.

Шотландская делегация прибыла и заключила перемирие с Англией на три года. В Ирландии на Ричарда никогда не смотрели как на тирана. Дом йорков был популярен в Ирландии и раньше, теперь же королю приходилось лишь поддерживать эту популярность. Последовавшие в правление Генриха Тюдора восстания покажут, что Ирландия в какой-то мере действительно поддерживала Ричарда III.

Короткое правление Ричарда III показало, что он намеревался следовать методам Эдуарда IV в области администрации и юрисдикции, выступая как сторонник новшеств и реформ.

Из-за восстания Бекингема парламент открылся только 23 января 1484 г. Этот парламент утвердил титул нового короля и установил порядок престолонаследия для детей Ричарда. Сын короля принц Эдуард был объявлен ближайшим наследником. Был принят новый акт об измене, относившийся ко всем участникам мятежа, а также ряд статутов.

Значение этих документов может быть понято лишь на общем фоне неприязненного отношения к Ричарду. Земли мятежников оставались захваченными, порты тщательно охранялись, никто не мог выехать из королевства без специального разрешения. Кент был еще неспокоен и представлял опасность; перед открытием парламента Ричард десять дней был в Кенте, он предложил большие награды за поимку мятежников и восхвалял тех, кто отошел от вожаков недовольных.

В этой тревожной обстановке меры Ричарда были разумными и направленными на подавление местной тирании и злоупотреблений. Было запрещено производить насильственные поборы, известные под именем «добровольных пожертвований» или «беневоленций». Разрешалось брать на поруки людей, заключенных в тюрьму по обвинению в уголовном преступлении. Имущество таких лиц не должно было подвергаться конфискации до их осуждения. Наиболее популярными были статуты, направленные на упорядочение местного судопроизводства.

Был принят целый ряд экономических мер, регулирующих производство в Англии. Специальным статутом были предусмотрены меры против итальянских купцов, которые ввозили в Англию товары и хотели продавать их только в то время, когда цены на них стояли особенно высоко, а также скупали английские товары и затем продавали их за морем, когда им было удобно, а не когда это было выгодно англичанам. По этому же статуту итальянские купцы должны были продавать ввозимые ими товары оптом, а не по более высоким ценам в розницу. Постановление о том, что иностранцы могут продавать свои товары только оптом, а не в розницу, отражало боязнь повышения цен и говорило о страхе английских купцов перед иностранной конкуренцией. Палата общин высказалась также за продление статута 1483 г., запрещавшего иностранцам ввозить в Англию шелковый товар. Стремясь помочь английским ремесленникам, работающим во вспомогательных или отделочных отраслях, этот парламент принял статут, запрещавший иностранным купцам ввозить товары домашнего обихода.

В апреле 1484 г. умер сын Ричарда. Когда на следующий год умерла жена короля Анна, начали ходить слухи о намерении короля Ричарда жениться на Елизавете Йоркской, его племяннице, пущенные, весьма возможно, самим королем с целью выведать отношение к этому его сторонников. Когда же друзья Ричарда восприняли весть с ужасом, он заявил, что не собирается вступать в этот брак. Трудность положения была не только в том. что невеста была его кровной родственницей, но и в том, что она в свое время была объявлена незаконной дочерью Эдуарда IV.

Тем временем во Франции очень радушно принимали англичан-эмигрантов; там нашли приют Генрих Тюдор, его дядя Джаспер Тюдор и многие другие враги Ричарда III. В Англии понимали, что на континенте собирается большая сила, и ожидали французского нашествия. Ожидали и восстания недовольных в самой Англии всю зиму и весну 1484/1485 г.

Правительство было вынуждено тратить большие деньги на содержание военных отрядов и флота, что быстро опустошало казну. Король вымогал деньги у кого только мог, и весной 1485 г. он уже имел 20 тыс. фунтов стерлингов.

В мае 1485 г. король Ричард III покинул столицу и в течение всего лета ездил по Англии: собирал войска, налаживал охрану побережья и доставал деньги (займы).

В то же время Генрих Тюдор энергично готовил восстание своих сторонников, а йоркисты, приверженцы Эдуарда IV, помогали ему в этом. Особенно большим влиянием пользовался отчим Генриха Тюдора Стэнли.

1 августа 1485 г. Генрих отплыл из Харфлёра (поблизости от Руана). Регентша Франции Анна дала ему 60 тыс. франков, 1800 наемников и небольшой флот. Вместе с Генрихом в Англию отправились Джаспер Тюдор, граф Оксфорд, Эдуард Вудвиль и многие рыцари и сквайры как ланкастерской, так и йоркистской партии. Экспедиция высадилась в Милфорд-Хей-вене в Уэльсе 7 августа 1485 г. Помимо королевского знамени, Генрих Тюдор поднял и уэльское, что привлекло к нему уэльских дворян. Генрих пошел к городу Шрусбери и был впущен туда горожанами. Многие города и дворяне ряда графств обещали ему помощь, но к моменту битвы при Босворте у него было не больше 5 тыс. человек.
Узнав о вторжении Тюдора, Ричард III начал вызывать к себе баронов, но лорды юга и запада к нему не явились. Стэнли поднял против Ричарда Ланкашир и Чешир. Сын Стэнли находился в заложниках у Ричарда, и король угрожал, что казнит его.

Войска Стэнли, Генриха Тюдора и короля Ричарда встретились у Босворта. Ричард III приказал Стэнли идти к нему, тот не повиновался, и король отдал приказ о казни его сына. Однако казнь, вопреки воле короля, отложили, и наследник Стэнли был спасен.

Когда началось сражение и Стэнли напал на королевские войска, они разбежались с криком «Измена!». Ричард III, хотя ему дали коня, отказался бежать, заявив, что умрет королем Англии. Он сражался до последней возможности. В конце концов короля окружили враги. Ему был нанесен смертельный удар по голове боевым топором. Разбитая корона свалилась с его шлема. Ее нашли в кустах боярышника и тут же возложили на голову подоспевшего Ричмонда — Генриха Тюдора. Вместе с королем Ричардом погибли и его немногочисленные сторонники: Ратклиф, герцог Норфолк, Перси и около тысячи других представителей знати.

В этой последней битве войн Роз участвовали уже немногие бароны, большинство их было перебито до этого.

Войны Роз были закончены. Это была жестокая борьба двух баронских клик, вокруг вожаков которых группировались соответственно своим личным и династическим интересам остальные бароны и рыцари. Горожане почти не принимали непосредственного участия в борьбе, отделываясь выплатой денежных поборов. Политические симпатии городов, а также новых дворян клонились к Йоркской партии. Это объяснялось тем, что в ней, и в частности в Эдуарде IV, видели людей, которые способны установить твердую власть и прекратить смуту.

Гибель большей части баронства в войнах Роз безусловно сыграла положительную роль, способствуя прекращению феодальных усобиц и расчистив путь для развития нового дворянства и буржуазии. Генрих Тюдор стал королем Англии, хотя его династические права на престол были весьма слабыми. Его возвышению помогли прогрессивные элементы — джентри и буржуазия, его поддержали Лондон и парламент. Генрих Тюдор женился на наследнице йорков Елизавете (дочери Эдуарда IV) и положил основание новой династии, династии Тюдоров. Англия вступила в эпоху абсолютизма.

Развитие культуры в XV в.

XV век ознаменовался рядом новых явлений в области духовной культуры. Прежде всего — это увеличение числа классических школ, где преподавание велось на латыни, и университетских коллегий. Распространение образования было связано с увеличением числа рукописных учебных книг, произведений классиков, церковной литературы (хотя иметь английскую библию было запрещено: это было признаком приверженности к лоллардизму).

С 1477 г. Уильям Кэкстон (1422—1491) начал печатать в Англии книги на английском языке. Он издал «Кентерберийские рассказы» Чосера, переводы классиков, «Смерть Артура» Мэлори (на английском языке) и ряд других произведений. Помимо печатания книг, Кэкстон много переводил на английский язык. Вслед за кэкстоновской возникают и другие типографии.

Введение книгопечатания сыграло огромную роль в развитии литературного английского языка и английской литературы.

В XV столетии в английских городах получают большое распространение театральные представления на паперти соборов и на площадях: миракли, мистерии и моралите, устроителями и участниками которых были сами горожане.

В обстановке баронских усобиц, разорения и смуты развитие английской национальной культуры шло непрерывно и быстро, что было совершенно естественно на фоне успехов промышленности, расширения внешней торговли, расцвета коммерческого хозяйства в поместьях новых дворян.

Форумы