• Автор:
  • Крячко, Николай Николаевич, прот.

Крячко Н., прот. Архив Юго-восточного русского церковного Собора 1919 г. как источник по истории Русской Православной Церкви периода гражданской войны (продолжение)

Архив Юго-Восточного русского церковного Собора (ЮВРЦС) 1919 г., содержащий много ценного фактического  материала, до недавнего времени оставался практически не изученным источником по церковной истории в XX в.  В предыдущих публикациях я попытался дать обзор содержащихся в архиве материалов по 2-м, главным, на мой взгляд, аспектам деятельности ЮВРЦС: учреждение органа  временной высшей церковной власти на Юго-Востоке России в 1919 г. и взаимоотношение Русской Православной Церкви  с командованием Вооруженных сил Юга России (ВСЮР)[1]. В настоящей публикации я предполагаю рассмотреть связь ЮВРЦС с Поместным Собором Русской Церкви 1917–1918 гг. и ряд особенностей епархиальной жизни на юго-востоке России в 1919 г. в условиях изоляции от центральной церковной власти.

Тесная связь ЮВРЦС с Поместным Собором 1917–1918 гг. обнаруживается  при рассмотрении деяний ЮВРЦС с точки зрения соответствия  Ставропольского Собора своему   организационному образцу - Всероссийскому Поместному Собору и с точки зрения реализации его решений, как в работе самого ЮВРЦС, так и в деятельности Временного высшего церковного управления на юго-востоке России (ВВЦУ ЮВР). В ходе заседаний предсоборной комиссии ЮВРЦС, которая выполняла те же функции, что и Предсоборный совет Поместного Собора 1917–1918 гг., были выработаны «Проект положения о созываемом в г. Ставрополе Поместном Соборе» (см. документ № 24) и приложение к нему (см. документ № 25) – документы, аналогичные «Положению о созыве Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви в Москве 15 августа 1917 года» и проекту «Устава Поместного Собора Православной Всероссийской Церкви». Проект положения о созыве ЮВРЦС в отличие от близких к нему документов Московского Собора отличается краткостью, в первую очередь потому, что в некоторых частях прямо отсылает к документам Поместного Собора 1917–1918 гг.: «Собор действует применительно к наказу Всероссийского Священного церковного Собора» (см. документ № 24). В других пунктах положения зафиксированы изменения по сравнению с документами-образцами, вызванные местными реалиями. Так, вместо назначенных Всероссийским Собором для принятия решения 3 суток совещанию ЮВРЦС предоставлялись сутки, изменения в повестку дня могли вноситься по предложению не 30, а 10 членов Собора. На ЮВРЦС в сравнении с Поместным Собором 1917–1918 гг. было уменьшено количество отделов и число членов организационных структур: соборный совет сокращен вдвое (7 членов совета на ЮВРЦС против 13 на Поместном Соборе), количество отделов и комиссий уменьшено в 4–5 раз. При этом организаторы  ЮВРЦС стремились сохранить без изменений порядок работы распорядительных органов Собора, распределение в них должностей, способ принятия решений, порядок их документального оформления.  

Стремление устроителей ЮВРЦС копировать Поместный Собор 1917–1918 гг. проявилось, в частности, в названии областного по сути церковного собрания Поместным Собором (см. документы № 24, 25), в постоянных ссылках на «практику Всероссийского священного Собора»[2] при разрешении спорных вопросов, в скрупулезном документировании каждого, даже самого незначительного, этапа работы[3] по образцу документов Поместного Собора 1917–1918 гг. Следование процедуре Всероссийского Собора на ЮВРЦС порой принимало буквалистский характер. Например, при выборе члена ВВЦУ от мирян граф Апраксин и граф Мусин-Пушкин получили одинаковое количество голосов, предлагались разные решения этой коллизии – от перебаллотировки до автоматического включения графа Апраксина в ВВЦУ как участника Всероссийского Собора[4]. Вопрос был решен по примеру практики Поместного Собора 1917–1918 гг.— путем жеребьевки. Примечательно, что избранный после долгих споров граф Мусин-Пушкин, во-первых, не являлся членом ЮВРЦС, во-вторых, так и не принял участия в работе ВВЦУ[5].

Главным, что определило тесную связь ЮВРЦС с Поместным Собором 1917–1918 гг., был человеческий фактор. Из 58 членов ЮВРЦС 29 человек были участниками Поместного Собора. Авторитет этих людей был очень высок, что неудивительно, поскольку некоторые из них являлись членам Предсоборного совета Всероссийского собора, входили в его распорядительные органы, были активными участниками дискуссий 1-й сессии и даже членами Высшего церковного совета. Примечательно, что это были, как правило, представители белого духовенства и миряне: протопресвитер Г. И. Шавельский и протоиерей А. П. Рождественский, священник В. И. Востоков, профессор П. В. Верховской, князья Г. Н. и Е. Н. Трубецкие, граф П. Н. Апраксин и граф П. М. Граббе. Среди архиереев, участвовавших и в Ставропольском, и во Всероссийском Соборах, пожалуй, только архиепископ Димитрий (Абашидзе) был сколько-нибудь заметной фигурой. Свидетельством стремления членов ЮВРЦС к преемственности с Поместным Собором 1917–1918 гг. является обращение членов ЮВРЦС к соборному совету с просьбой к участникам Поместного Собора сделать в перерывах работы ЮВРЦС ряд сообщений «из жизни Всероссийского Собора», так как последние «способствовали бы установлению внутренней связи между работой Всероссийского и Поместного Соборов» (см. документ № 40).

Необходимость канонического обоснования своей работы отчетливо осознавалась организаторами ЮВРЦС. Чтобы быть правомочным, орган временного высшего церковного управления, как отмечал на организационном собрании протоиерей А. Рождественский, «должен быть организован на строго каноническом соборном начале», т. е. по решению «церковного областного Собора»[6]. Примеры областных Соборов были известны членам ЮВРЦС — это Всеукраинский и Сибирский (Сибирское соборное церковное совещание) церковные Соборы 1918 г. Первый был созван по благословению Святейшего Патриарха Тихона, а его решения утверждены Поместным Собором, второй же, хотя не имел одобрения высшей церковной власти, но и не был ею осужден. На эти Соборы косвенно указывал протопресвитер Г. И. Шавельский, отвечая на обвинения графа П. М. Граббе в неканоничности выработанного Ставропольским Собором высшего церковного управления и даже самого Собора: «Церковное управление подобной конструкции было установлено с ведома и благословения Св[ятейшего] Патриарха на Украине[7] и существует в настоящее время в Сибири»[8].

Опыт устройства высшего церковного управления на Украине был особенно близок учредителям ВВЦУ ЮВР. Так, из 11 архиереев – участников ЮВРЦС трое являлись членами Всеукраинского Собора: архиепископы Димитрий (Абашидзе) и Агапит (Вишневский), епископ Гавриил (Чепур). Закономерно поэтому, что на 2-м заседании предсоборной комиссии протоиерей А. Рождественский и священник Г. Ломако получили задание рассмотреть уже «выработанные положения о высшей церковной власти в России и Украинской Церкви»[9], чтобы представить свое мнение о круге обязанностей учреждаемого ВВЦУ. Однако,  это задание выполнить не удалось, так как достать многие документы Поместного Собора, в особенности неопубликованные деяния 3-й сессии, в то время в Екатеринодаре было невозможно, о чем протоиерей Рождественский и священник Ломако доложили на 3-м заседании предсоборной комиссии.

Будь ситуация с доступностью материалов Всероссийского Собора  иной, весьма вероятно, что каноническое обоснование учреждаемого ВВЦУ организаторы ЮВРЦС искали бы не в «Положении о временном высшем управлении православной Церкви на Украине», а в определении Поместного Соборе «О церковных округах»; также и наименования Юго-Восточного Собора «поместным» и «областным», часто встречающиеся в его протоколах, сменились бы на термин «окружной» как на более соответствующий сути события с церковно-правовой точки зрения. Согласно определению Поместного Собора от 7 (20) сентября 1918 г. об учреждении церковных округов в Российской Церкви, их число и распределение епархий по округам оставлялось на усмотрение ВЦУ[10]. Определение было принято после прений по докладу Тифлисского митрополита Кирилла (Смирнова) «О церковных округах». В докладе отмечалось, что если со временем Поместные Соборы станут явлением редким, то «средоточие всей соборной жизни естественно перейдет к окружным Соборам»[11].

Прослеживаются параллели между положениями доклада митрополита Кирилла и порядком созыва и работы ЮВРЦС. Например, помимо ежегодных церковно-окружных Соборов «обычного состава», т. е. с участием всех епископов округа, проектом определения Поместного Собора предусматривались в случае необходимости «церковно-окружные Соборы чрезвычайного состава», на которые кроме епископов должны были приглашаться «на основаниях, установленных для Поместного Собора, клирики и миряне от каждой епархии, участвовавшие в качестве членов на последнем Поместном Соборе»[12]. В ЮВРЦС помимо правящих и викарных епископов участвовали «находящиеся на территории, занятой Вооруженными силами Юга России, протопресвитер военного и морского духовенства, представители (по 2 пресвитера и по 2 мирянина) от местных епархиальных советов и от армии, пребывающие на означенной территории члены священного церковного Собора, а также по одному представителю от высшего командования и от казачьих войск: Донского, Кубанского и Терского»[13]. В статье 4-й проекта определения Поместного собора предлагалось устроить Ставропольский церковный округ из Донской, Ставропольской и Владикавказской епархий. Представители этих епархий составили большинство участников ЮВРЦС (помимо них также присутствовали делегаты от Сухумско-Черноморской епархии и члены Всероссийского Собора). 12-я статья проекта определения, в которой был определен круг полномочий церковно-окружного Собора, содержит в обобщенном виде большую часть повестки работы ЮВРЦС. Эти параллели являются если не доказательством рецепции определений Поместного Собора в деяниях ЮВРЦС, то, по крайней мере, свидетельством усвоения Ставропольским Собором не только буквы, но и духа Всероссийского Собора.

Очевидна параллель между решением ЮВРЦС о смешанном  составе ВВЦУ ЮВР (архиереи, клирики, миряне) и одним из вариантов устройства органов высшей церковной власти, рассмотренным на Поместном Соборе 7 декабря 1917 г. (пункт 1 определения о Священном Синоде и Высшем церковном совете). На Поместном Соборе неоднократно высказывалось мнение о том, что вместо создания под председательством Святейшего Патриарха двух учреждений — Священного Синода и Высшего церковного совета следует ввести представителей белого духовенства и мирян в Священный Синод, ограничив их участие в делах, подлежащих рассмотрению только епископами, подачей совещательного голоса. В качестве примера подобного строя приводилось управление в Черногорской и Карловицкой Церквах. На это член Собора П. И. Астров возражал: «Мне совершенно ясно, что маленькие Церкви – Черногорская и Карловицкая,– которые по пространству равняются какому-нибудь нашему уезду, могут иметь одно общее высшее учреждение. А для всей Русской Церкви нельзя опасаться двух учреждений… Если признается, что есть два рода дел, то должны быть сохранены два учреждения»[14]. Не той ли логике (малая Церковь – одно учреждение высшего церковного управления, большая Церковь – два органа ВЦУ) следовали участники ЮВРЦС, проголосовавшие за создание ВВЦУ — одного общего высшего управленческого учреждения, включающего как представителей духовенства, так и мирян?

Помимо главного вопроса – об учреждении и функционировании ВВЦУ Ставропольский Собор занимался насущными проблемами церковной жизни. В постановлениях, принятых по результатам работы отделов ЮВРЦС о высшем церковном управлении, об устройстве прихода, об учебных заведениях, о церковной дисциплине, мало заметно влияние определений Поместного Собора. Исключением являлись лишь отдельные положения доклада приходского отдела, утвержденного ЮВРЦС. В нескольких пунктах доклада предусмотрены меры по распространению в храмах и благочиниях «Приходского устава», принятого на Поместном Соборе[15]. Основной объем подготовленных в отделах Ставропольского Собора материалов был посвящен проблемам церковной жизни, связанным с теми условиями, в которых оказалась Церковь на юго-востоке России в 1919 г. Чрезвычайные обстоятельства, главные из которых — военное положение и изоляция от центральной церковной власти, с одной стороны, обострили проблемы, уже существовавшие в епархиях юга России до гражданской войны, с другой стороны, породили новые трудности. Протоколы пленарных заседаний, проекты постановлений и доклады, подготовленные в соборных отделах, обращения в адрес Собора и другие документы из архива ЮВРЦС дают представление об этих проблемах.

Власть в лице А. И. Деникина и других лидеров Белого движения деликатно, но настойчиво подталкивала православную Церковь к более деятельному участию в борьбе с большевизмом. Мощный социальный потенциал Церкви также мог стать решающим фактором в политической борьбе внутри идейно неоднородной антибольшевистской коалиции. Различные партии и общественные движения добивались благословения Церкви, искали ее признания. «Обращение совета Союза русских национальных общин в предсоборную комиссию» (см. документ № 26), «Приветствие центрального комитета партии Народной свободы» (см. документ № 30), «Заявление В. М. Скворцова» (см. документ № 39) иллюстрируют эту тенденцию. Безусловно, в стремлении заручиться поддержкой Церкви был не только политический расчет, но и искренняя убежденность в том, что только Церковь может «примирить своим благословением всех без различия положений и званий и призвать великим велением своим к забвению обид и прощению зла, молитве о любящих и ненавидящих нас, к единомолению и единослужению» (см. документ № 30). ЮВРЦС благосклонно и с пониманием внимал этим чаяниям, но был осторожен в выражении политических симпатий.

Встречное движение – призыв со стороны клириков и мирян Православной Церкви к активному участию в общественно-политической жизни – зафиксировано в «Обращении членов братства Святого Креста в Екатеринодаре в адрес ЮВРЦС» (см. документ № 27) и  в «Проекте устава братства Святого Животворящего Креста» (см. документ № 28). Православные христиане Екатеринодара, возглавляемые священником В. И. Востоковым, объединились в братство Святого Креста, чтобы бороться с революционно-социалистической идеей и большевизмом методами, которые не противоречат христианскому учению и православной традиции. Члены братства не только просили Ставропольский Собор благословить их начинание и утвердить устав, но и представили на рассмотрение Собора список «экстренных мер и средств для успокоения и возрождения России». «Обращение...» и  выдержано  в духе антикоммунистической риторики, характерной для Белого движения. Собор постановил передать представленные документы ВВЦУ.

Часть материалов ЮВРЦС посвящена церковным учебным заведениям. Как видно из «Обращения педагогического собрания Екатеринодарского епархиального училища» (см. документ № 29), «Протокола заседания отдела об учебных заведениях ЮВРЦС» (см. документ № 35), «Положений, принятые отделом об учебных заведениях» (см. документ № 36), «Доклада Ставропольского епархиального училищного совета» (см. документ № 41), ЮВРЦС не имел возможностей ликвидировать главную причину нестроений в этой сфере церковной жизни: содержание духовно-учебных заведений было не под силу церковной казне, внешнее же их финансирование было совершенно недостаточным в условиях, когда средств не хватало даже на военные нужды. Чрезвычайные обстоятельства заставили руководство ВСЮР реквизировать для потребностей армии помещения епархиальных учебных заведений. Перед членами ЮВРЦС стояла задача сохранить систему церковного образования и поддержать педагогов, продолжавших самоотверженно исполнять свой долг на общественных началах. Все, что могли в данных условиях сделать участники Собора, это ходатайствовать «перед Добровольческой армией о приеме всех духовно-учебных заведений, как мужских, так и женских, целиком на средства казны», а также просить командование Добровольческой армии «об освобождении от реквизиции в каждом городе хотя бы по одному зданию, дабы в нем иметь возможность заниматься в несколько смен»[16]. Такие же чрезвычайные материальные затруднения испытывали церковноприходские школы. . ЮВРЦС настаивал на возвращении церковноприходских школ Церкви с выделением для их содержания казенных средств. Введение в учебный курс нового предмета «Отчизноведение» и принятие мер по улучшению преподавания гомилетики – два решения ЮВРЦС собственно педагогического характера, принятые по предложению отдела «Об учебных заведениях».

Проблема оживления приходской жизни волновала многих членов ЮВРЦС – более половины из них были записаны в приходской отдел (см. документ № 34). Главнокомандующий ВСЮР Деникин в приветственной речи на 1-м заседании ЮВРЦС назвал задачу устроения православного прихода второй по значению после устроения церковного управления[17]. 3 документа из архива ЮВРЦС дают представление о том, как участники Собора пытались решить данную задачу. В тезисах доклада И. В. Никанорова содержатся конкретные предложения по превращению православного прихода в деятельную не только церковную, но и общественную единицу: введение должности приходских инструкторов, организация при приходах союзов православной молодежи и детских союзов, создание учреждений приходской кооперации, кредитования, взаимопомощи и благотворительности и др.  (см. документ № 32). Главные тезисы доклада священника В. Свенцицкого созвучны, местами повторяют и дополняют положения доклада Никанорова (см. документ № 33). Часть предложений Никанорова и Свенцицкого вошла в проект постановления, подготовленный приходским отделом на заседании 21–22 мая 1919 г. (см. документ № 31).

В отделе «О церковной дисциплине» главной темой стало нарушение церковных правил «как выходцами из Турции греческими священниками, так и священнослужителями вообще» (см. документ № 37). Обстановка военного времени привела к ситуации, когда священники-греки — беженцы из Турции и русские священники — беженцы из Советской России совершали богослужение и требы без разрешения местных архиереев. Собор утвердил предложенные отделом меры к устранению этих беспорядков.

Еще одной острой проблемой церковной жизни на юго-востоке России в 1919 г. было бедственное положение Церкви в Закавказье. Этот вопрос обсуждался в отделе «О высшем церковном управлении» и на пленарных заседаниях ЮВРЦС. Скромные ресурсы Собора не позволяли решить эту проблему, однако члены ЮВРЦС сделали все от них зависящее, чтобы облегчить участь православных русских в Закавказье. Собор принял решение оказать «немедленно денежную помощь путем сбора пожертвований, самообложений и ассигнований епархиальными собратьями... обратиться от имени Собора с особым посланием к православному русскому населению Грузии»[18] и ходатайствовать перед властями о возвращении здания Ардонской семинарии или возмещении Владикавказской епархии его стоимости. Последним деянием ЮВРЦС было утверждение окончательного состава ВВЦУ ЮВР (см. документ № 43).

 

ПРИМЕЧАНИЯ


 

[1] Крячко Н. Н., свящ. Учреждение Временного высшего церковного управления на Юго-Востоке России в 1919 г. // Вестник церковной истории. 2008. № 1(9). С. 5–55; он же. Архив Юго-Восточного русского церковного Собора 1919 г. как источник по истории Русской Православной Церкви периода гражданской войны // Вестник церковной истории. 2012. № 1/2(25/26). С. 158–216.

[2] Крячко Н. Н., свящ. Учреждение Временного высшего церковного управления… С. 33.

[3] Например, документы № 5, 34, 38, 39, 42, 44. Из неопубликованных – проекты ответных телеграмм на имя лиц и учреждений, приславших приветствия ЮВРЦС (ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 2, д. 4, л. 26–26 об., 56).

[4] Крячко Н. Н., прот. Архив Юго-Восточного русского церковного Собора 1919 г… С. 186.

[5] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 1, д. 27, л. 14 об., 37, 38 об., 39, 40, 50.

[6] Крячко Н. Н., свящ.Учреждение Временного высшего церковного управления… С. 14.

[7] Согласно проекту Положения о временном Высшем управлении православной Церкви на Украине, принятому Собором Украинской Церкви 9 июля 1918 г., получившему благословение Святейшего Патриарха Тихона и утвержденному Поместным Собором 7 сентября 1918 г., «непрерывно действующими исполнительными органами высшего церковного управления православной Церкви на Украине» являлись Собор всех правящих епископов Украинской Церкви, созываемый не менее одного раза в год (ст. 2.6 и ст. 2.7) и Высший церковный совет, состоящий из «трех епископов (сверх митрополита Киевского), четырех клириков (в том числе одного псаломщика) и шести мирян, причем клирики и миряне избираются Украинским церковным Собором на три года (ст. 2.8)» (Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Вып. 4. М., 1994. С. 16, 18 (репринт)).

[8] Крячко Н.Н., свящ.Учреждение Временного высшего церковного управления… С. 35.

[9] Там же. С. 20.

[10] Собрание определений и постановлений… Вып. 4. С. 14.

[11] Архивные документы священномученика Кирилла (Смирнова), митрополита Казанского, из фонда митрополита Арсения (Стадницкого) 1907–1918 / Публ. О. Косик, Н. Суховой, Н. Тягуновой // Богословский сборник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Вып. 13. М., 2005. С. 259.

[12] Там же. С. 261.

[13] Крячко Н. Н., свящ.Учреждение Временного высшего церковного управления… С. 16–17.

[14] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Т. 4. Деяния XLI–LI. М., 1996. С. 154.

[15] Крячко Н. Н., прот . Архив Юго-Восточного русского церковного Собора 1919 г…

[16] Там же. С. 185.

[17] Крячко Н. Н., свящ.Учреждение Временного высшего церковного управления… С. 26.

[18] Крячко Н. Н., прот . Архив Юго-Восточного русского церковного Собора 1919 г… С. 201–202.


 

Документы предсоборного периода Юго-Восточного русского церковного Собора

 

№ 24[1]

 

Проект Положения о созываемом в г[ороде] Ставрополе Поместном Соборе

 

(Л. 11) 1. Созываемый Собор именуется Южно-русским Поместным церковным Собором.

2. Собор действует применительно к наказу Всероссийского Священного церковного Собора.

3. Состоящее при Соборе, согласно наказу его, епископское совещание, в случае несогласия с тем или иным постановлением Собора, обязано заявить об этом Собору[a] в)в течение суток со времени[b] поступления, на рассмотрение епископского совещания, данного постановления Собора.

г)4. Члены Собора вносят свои предположения и заявления подают председателю Собора за подписью десяти лиц[c].

5. Президиум Собора состоит из одного председателя – епископа; трех товарищей председателя – одного епископа, одного пресвитера и одного мирянина; одного секретаря и одного помощника товарища[d].

6. Для предварительного рассмотрения вопросов, подлежащих решению Поместн[ого] Собора, при Соборе образуются отделы. На первых порах должно быть образовано 5 отделов: 1) редакционный – для редактирования соборных постановлений; 2) о Высшем церковном управлении; 3) о приходе; (Л. 11 об.) 4) по составлению посланий Собора и 5) об учебных заведениях духовн[ого] ведомства. Образование других отделов и комиссий зависит от Собора.

7. Полномочия членов Собора проверяются соборной Канцелярией при выдаче членам Собора входных билетов и о результатах проверки Канцелярия докладывает Собору, который поручает окончательную проверку документов президиуму Собора или одному из членов президиума.

Председатель предсоборной комиссии протопр[есвитер] Г. Шавельский.

Делопроизводитель Е. Махароблидзе[e].

 

№ 25[2]

 

Приложение к Положению о Пом[естном] Соборе

 

(Л. 13) 1. Члены Собора получают суточные[f] по 50 руб[лей] в сутки и проездную плату на Собор и обратно по стоимости проездного билета I класса.

 

2. Расходы на выдачу суточных денег и проездной платы членам Всер[g][оссийского] ц[ерковного] Собора от епархий, не входящих в состав территории, занятой вооруженными силами на юге России, а также представителям не от епархий отнести за счет 50 тысяч рублей, ассигнованных в распоряжение протопресвитера на созыв Поместн[ого] Собора.

 

[3.] Остальным же членам Всерос[h][сийского] ц[ерковного][i] Собора и представителям[j] от епархий, входящих в состав названной территории, указанные расходы возмещаются из сумм этих епархий.

 

Председатель предсоборной комиссии протопр[есвитер] Г.Шавельский. Делопроизводитель Е. Махароблидзе[k].

 

№ 26[3]

 

12 мая 1919 г. – Обращение совета Союза русских национальных общин в предсоборную комиссию с комментарием на полях протопресвитера Шавельского

 

 

(Л. 10) Союз русских национальных общин, 1919 года мая 12[l] дня, № 4, г[ород] Екатеринодар. В Ставропольскую предсоборную организационную и распорядительную комиссию.

 

Совет Союза русских национальных общин имеет честь донести до сведения Ставропольской предсоборной организационной и распорядительной комиссии, что, согласно своему постановлению от 10 мая с[его] г[ода] и постановлениям соединенных собраний представителей сего Союза совместно с членами Кубанского союза христиан-трезвенников в Екатеринодаре от 7-го мая, Трудового христианского братства в Новороссийске от 14 мая уполномочены – члены Союза – екатеринодарский протоиерей миссионер о. Н. Розанов, Н. Н. Львов, В. М. Скворцов, Н. Г. Панченко и новороссийский священник Д. Пыжов – составить из себя депутацию и отправиться в гор[од] Ставрополь на торжество открытия церковного Поместного Собора для принесения церковному Собору приветствия от имени Союза и испрошения соборного благословения на развертывающуюся в крае культурно-просветительную, прогрессивно-национальную деятельность, этой новой общественной организации, стремящейся свою работу на благо народа русского, обосновать «на недвижимом камени» христианской веры и морали.

 

Совет почтительнейше просит комиссию включить в состав членов Собора или его отдела, где будут обсуждаться пути и мероприятия к оживлению церковно-приходской жизни в епархиях, и внести (Л. 10 об.) в число присутствующих торжество открытия церковного Собора депутацию Союза русских национальных общин, а если возможно, то и не отказать в предоставлении ей квартиры в отведенных для надобностей Собора помещениях.

 

За председателя совета Ив. Корвицкий. За секретаря диакон  Н. Соколов[m].

 

 

 

         д)Ввиду крайней ограниченности времени для занятий Собора церемониальная часть Собора, по моему мнению, должна быть сокращена до возможно меньших размеров и, прежде всего, должно быть ограничено выступление всяких депутаций. Включение новых членов в состав Собора следует наперед отвергнуть во избежание новых и новых попыток попасть в члены Собора, – попыток, рассмотрение которых отнимет у Собора много времени. Я полагал бы предложить Союзу общин послать на Собор письменное или телеграфное приветствие. Прошу предсоборную комиссию рассмотреть настоящую просьбу и о решении немедленно уведомить Союз чрез прот[оиерея] Н. Розанова.

 

         Угол Кирпичной и Медведов[ской][n]. Протопр[есвитер] Г. Шавельский. 16.V.1919[o].

 

№27[4]

 

16 мая 1919 г. – Обращение православных христиан города Екатеринодара в адрес ЮВРЦС

 

 

 

(Л. 9)[p] Южно-русскому церковному освященному Собору проживающих в г[ороде] Екатеринодаре чад православной Церкви сыновнее обращение[q].

 

В годину гонения на православную Церковь в России от безбожной советской власти среди неисчислимых скорбей, переживаемых нашею родиною, мы, православные христиане г[орода] Екатеринодара, пожелавшие объединиться в братстве Св[ятого] Креста, усердно просим молитв освященного Собора и благословения на открытие братства по проекту устава, прилагаемому к сему обращению.

 

Вместе с тем, как искренние чада Св[ятой] Церкви и верные граждане своего Отечества[r], измученного всякого рода разбойниками, мы не имеем права быть равнодушными и молчаливыми свидетелями ужасов нашей обманутой, поруганной, окровавленной, но безгранично дорогой нам родины, умоляем освященный Собор выслушать нас о путях и средствах ко спасению страны, которые, применить к жизни немедленно, по нашему убеждению полезно и необходимо.

 

В марте 1917 года над Россией разразилось страшное несчастье: восторжествовала безбожная, безнародная, злая революция, ее совершили: кучка интеллигентных русских вероотступников, или ослепленных честолюбцев, многочисленные агенты еврейства от масонских (Л. 9 об.) организаций, опираясь на жадную развращенную часть обманутых народных масс, в то время как настоящий, трудящийся, честный народ недоумевающе безмолвствовал, а от его руководителей и защитников: духовенства, администрации, общественных деятелей и военачальников не раздалось ни  решительного громкого протеста, ни ясного основательного разбора принциповкак самой революции, так и материалистического социализма, во имя которого она главным образом и действовала. Так поработила революция несчастную Россию! Страна православная головокружительно была сброшена с основ христианских, на которых выросла и знала хорошие, благополучные годы, на скользкие рельсы холодного бездушного социализма и по ним безудержно покатилась в пропасть анархии к преждевременной могиле. Дико, яростно в оргиях уличных под красным кровавым знаменем справил революционный кагал свое торжество, бесстыдно оскорбляя святыню христиан – великий пост и важнейшую его седмицу – крестопоклонную, и принялся со звериною алчностью за разрушение всей страны, расхищение всех ее сокровищ.

 

Революция свергла царя, которому Россия присягала, кричала ура, за которого молилась Богу во всех церквях и будто бы вручила власть[s] народу, на самом же деле разменяла царскую власть на власть комиссаров, преимущественно из евреев, и вместо самодержца православного, управлявшегося в своей деятельности основными законами государства Российского, расплодила тысячи (Л. 10) деспотов, тиранов по всем уголкам страны, управляющихся в своей деятельности или декретами вероотступника Ленина, палача всероссийского Лейбы Бронштейна-Троцкого, или же собственным произволом пронизанным ненавистью к христианской и русской культуре.

 

Революция обещала стране свободу , а на самом деле дала рабство, худшее татарского ига и крепостного права. Освободила тюрьмы от преступников до уголовных включительно, но переполнила их невинными гражданами. Кричала против смертной казни, но напоила страну потоками крови зарезанных не только мужчин, но и женщин, детей. Обещала свободу слова, но задушила всю печать кроме социал-коммунистического всенародного обмана. Обещала свободу совести, но обрушилась гонением на св[ятую] православную Церковь; хвалилась свободою собраний, но всякие собрания инако с нею мыслящих, даже религиозные крестные ходы, беспощадно разгоняет, а иногда расстреливает; обещала свободу личности, а декретами о социализации женщин, детей, выселением из родных домов ни в чем неповинных семейств надругалась над самыми священными и законными чувствами и правами человеческой личности; хвалилась неприкосновенностью жилищ, но благословила своих агентов преступников и хулиганов врываться в дома граждан безнаказанно их грабить, насиловать, арестовывать, избивать…

 

Революция истерически обещала стране войну а)до победного конца[t] со внешним врагом, но одарила ее небывалым всемирным пожаром; обещала (Л. 10 об.) народу мир, хлеб, но насытила его пулями и истомила голодом, холодом; сулила благополучие, а уничтожила собственность, ограбила не только капиталиста, или помещика, но и у крестьян сводит со двора лошадей, коров, отнимает лишний пуд хлеба, добытый тяжким трудом.

 

Революция хвалится заботами о трудящемся народе, а на самом деле развращает этот народ посулами ему быть сытым на чужой счет; обещала решить земельный вопрос, но одни поля оставляет пустыми, а другие засевает бесчисленными преждевременными могилами; обещала решить рабочий вопрос, но превратила миллионы обманутых рабочих в безработное стадо нищих; кричала о прогрессе и культуре, а воротила страну к варварству; у православных воинов отняла крест, но возложила на них масонскую звезду, отняла у них[u] добрый, старый русский флаг, а под сатанинским красным знаменем, символом крови, гонит их штыками и пулеметами на подневольную братоубийственную бойню; запрещает народу петь святую молитву «Спаси Господи люди Твоя» и заставляет петь безбожный интернационал, пущенный в оборот евреями не имеющими родины, чтобы вытравить в сердцах народов любовь к Богу, к родине, к семье, ко всему чем стоят и живут государства, чтобы постепенно обратить народы в жалкое стадо рабов для будущего интернационального царя, названногов Св[ященном] Писании антихристом. Словом, наша революция распяла и пригвоздила ко кресту страданий все Божие, честное, мирное, (Л. 11) трудящееся, но дала простор, свободу и преимущество злу, пороку, преступлению и лености… Такова наша революция, которой однако еще праздники справляют государственные учреждения и в честь торжеств которой школы не учатся… Доколе же, Господи, будет висеть над опозоренной страною столь жестокое ослепление?!

 

Теперь большинство русского народа и общества уже поняло ужасы совершившейся катастрофы, трепещет от нее, старается избыть ее, но, к сожалению, винит в ней пока, главным образом, одних[v] большевиков, но причина катастрофы лежит глубже большевизма: большевики только усердные ученики революции, и они как подвижники социализма лишь скоро и решительно прилагают к жизни то, что писали в своих теориях основатели, так называемого научного социализма, и то, что наши доморощенные социалисты в течении 10 лет истерично выкрикивали за казенный счет с трибуны Государственной думы… Разве время власти Керенского не было скатом для России в пропасть большевизма? Не при Керенском ли началось насилие над Церковью: увольнение без суда архипастырей с кафедр, или отнятие у Троицкой лавры типографии,созданной на народные приношения для печатания религиозной литературы, в пользу самозваной русской республики для издания ожесточающей народ социалистической литературы… Не при Керен (Л. 11 об.) ском ли погибла дисциплина армии. А петлюровщина на Украине, внесшая безвластие и распущенность в народные массы разве не была подготовкой к скорому торжеству большевизма?  Кто поручится, что и в южно-русскихобластях увлечение некоторых общественных деятелей и части народных масс социализмом[w] не послужит почвой для развития и здесь большевизма, если своевременно не будет остановлено разумною и твердою властью

 

Да, большевизм есть только зрелый плод на социалистическом древе, и ныне обманутый революцией русский народ вкушает этот плод, прихлебывая его собственной кровью и слезами. Отсюда ясно, чтои бороться с большевизмом совершенно успешно можно только при борьбе с причинами его породившими: надо вырвать с корнем из русской почвы социалистическое дерево, тогда исчезнут и его плоды, если же только обрывать плоды, а дерево оставить спокойно сидеть в русской почве[x], то скоро на смену оборванных вырастут новые, может еще горшие, плоды[y]. Необходимо русскому обществу и народу сейчас же дружно и решительно ринуться от Карла Маркса ко Христу, от лжи к истине, от мрака к свету! Только в том случае Россия спасется от гибели, если она очнется от чар социалистической утопии, и снова, как при Св[ятом] Патриархе Гермогене, встарь твердо станет на православно-христианские основы жизни. (Л. 12) Чуткие к страданиям Родины сыны России уже объединились в сильные добровольческие армии и самоотверженно ведут напряженную борьбу за ее спасение, но наряду с неизбежной физической борьбою, для полной победы над разрушителями страны и для полного благополучия народа сейчас же необходима борьба нравственная за поруганные христианские идеалы и за оплеванные революцией испытанные, крепкие устои государственные. Наряду с мечем воинским должен блеснуть и меч духовный ярко, решительно, меч правды святой, пора светом этого меча вразумить обольщенные народные массы, чтобы они поняли весь объявший их сатанинский обман и прекратили бы безумное, слепое сопротивление созидательным государственным трудам… Но кто кроме церковного Собора, слившего в себе нравственные силы областей свободных от большевистской тирании, может блеснуть измученной России светлым мечом правды? Отдельные лица если бы и пожелали то сделать, то могли бы оказаться и недостаточно влиятельными и недостаточно убедительными в своих попытках. Вот почему изложивши причины страданий нашей Родины, мы сыновне усердно умоляем освященный церковный Собор выслушать и обсудить предлагаемые нами к успокоению и возрождению России[z] следующие экстренные меры и средства.

 

(Л. 12 об.) 1) Призвать русский народ к покаянию в пролитии крови царской, святительской и миллионов жертв из разных слоев населения за весь революционный период. 2) Дать надлежащую оценку принципам кровавой революции, доказавши ее глубочайшее противоречие евангельскому учению. 3) Объяснить народу противохристианскую природу социализма, примерами из жизни, выяснить его жестокое разрушение Церкви, государства, семьи, школы[aa]. 4) Объяснить настоящий смысл интернационала, вытравляющего из души человеческой все святое и обращающего народы в рабство масонского тайного международного правительства. 5) Решительно и определенно позвать народ на православные устои жизни, на которых он принципиально стоял до революции, подготовляя его к избранию земского собора из православных русских людей для избрания на нем христианской власти и для выработки государственных законов, опирающихся на евангельскую правду. 6) Голосом скорбящей, но любящей Матери Церкви позвать всех генералов, офицеров, солдат, сражающихся под руководством всероссийского палача Лейбы Бронштейна-Троцкого против своих же братьев, немедленно положить оружие и тем прикончить преступную бойню и загладить свое преступление пред Церковью и отечеством. (Л. 13) 7) Все выработанные на Соборе объяснения причин всероссийских бедствий и вразумительные[bb] обращения к народу напечатать в сотнях тысяч экземпляров на средства жертвователей, которые, крепко надеемся, среди исстрадавшихся русских людей найдутся в достаточном количестве, вменив в обязанность всем настоятелем монастырей и церквей огласить как соборные обращения, так и не оглашенное еще последнее октябрьское послание Святейшего Патриарха и с церковных кафедр и на приходских собраниях. 8) Всех духовных лиц, служащих и проживающих в южно-русских областях, призвать к деятельной проповеди как положительных истин христианских, так и к обличению утопий революции, социализма, коммунизма и проч. 9) Просить военачальников  всех частей войск, борющихся с полчищами Лейбы Бронштейна, увенчать воинские знамена Св[ятым] Крестом и объявить по войскам зов бороться прежде всего за гонимую Св[ятую] Церковь и за спасение распятой революцией России от жестокого ига еврейско-масонским организациям.

 

 

 

Г[ород] Екатеринодар, 1919 года, мая 16 дня. Вознесение на небо Господа нашего Иисуса Христа. Член Всероссийского церковного освященного Собора от Уфимской епархии г[орода] Москвы Космо-Дамианской в Таганке церкви настоятель священник Владимир[5][cc]

 

 

 

№ 28[6]

 

13 мая 1919 г.– Проект устава братства Святого Живторящего Креста

 

 

 

(Л. 8) В православной России от безбожной власти воздвигнуто гонение на святую Христову веру. Ясно, что здесь действует сам сатана чрез безнравственных, темных людей, а сатана и весь его род бесовский, по слову Спасителя, изгоняется молитвою и постом. История же христианской Церкви свидетельствует, что только Святым Крестом первый православный император Константин Великий победил язычников, гонителей святой веры. Ныне в России язычество возродилось и свирепое гонение на православную Церковь началось, и потому православные христиане, если действительно желают победить зло и достигнуть мирного благополучного жития, должны немедленно и дружно объединиться под знаменем Святого Животворящего Креста Господня во имя Святой Единосущной Троицы, Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

 

1. Члены братства Святого Креста обещаются перед Богом и совестью: а) вести беспорочную жизнь; б) добросовестно участвовать в Св[ятых] Таинствах и богослужении; в) читать и распространять слово Божие и вообще религиозную литературу; друг другу помогать (Л. 8 об.) нравственно и материально в скорбных и тяжелых жизненных обстоятельствах; д) и словом и делом по мере сил своих участвовать в защите святой православной веры, в помощи гонимым за святую веру и в борьбе с неверием, материалистическим социализмом и всяким насилием.

 

2) Братство Святого Креста: а) издает христианскую литературу соответственно потребностям народной души и переживаемым обстоятельствам; б) устраивает крестные ходы, лекции и просветительные беседы в духе евангельском; в) развивает возможность широкой помощи сиротам, бедным вдовам, беспомощным старцам; г) по примеру святого Сергия, благословившего в стане князя Дмитрия Донского двух послушников Пересвета и Ослябю, снаряжать отряды воинов на борьбу с гонителями Святой веры Христовой.

 

Знак братства – Св[ятой] Крест. Членских взносов нет, а существовать[dd] братство должно добровольными пожертвованиями. Управляется братство председателем, лицом в духовном сане и старейшими членами братства числом 12, избранными на общем собрании членов братства, к ним на том же собрании избираются 12 заместителей.

 

 

 

№ 29[7]

 

17 мая 1919 г. – Обращение педагогического собрания Екатеринодарского епархиального училища в адрес ЮВРЦС

 

 

 

(Л. 77)[ee] В Южнорусский церковный Собор педагогического собрания Екатеринодарского епархиального женского училища прошение.

 

Екатеринодарское епархиальное женское училище находится полтора года уже в крайне тяжелом положении. С начала 1918 года здание было занято партизанским отрядом, боровшимся с большевиками. После ухода партизан из г[орода] Екатеринодара, с марта месяца, училищное здание заняли большевики, которые поместили в нем свой лазарет. Так как другого помещения для классных занятий учениц и для пансиона нельзя было найти, то занятия прервались до половины мая месяца, когда удалось возобновить их в здании Кубанской войсковой женской гимназии. Занимались с 15 мая до июля. Но в виду крайне тревожного времени многие воспитанницы не явились на занятия. Закончили учебный 1917–[19]18-й год только 259 учениц из общего числа 528, не считая выбывших среди года по разным причинам.

 

С начала сего 1918–[19]19 учебного года, с приходом в г[ород] Екатеринодар Добровольческой армии, совет училища исходатайствовал у Краевого правительства, чтобы здание училищное никем не занималось и приступили было с конца августа месяца к внутренней побелке училищного корпуса, но в ночь с 3 на 4 сентября заведующий ведомством здравоохранения поместил в училище 200 раненных, привезенных с фронта. Несмотря на ходатайства совета пред Краевым правительством и войсковым атаманом и на обещания заведующего ведомством здравоохранения с октября месяца перевести лазарет из училищного здания в другое помещение, здание училищное не было освобождено от лаза (Л. 77 об.) рета Краевым правительством до декабря месяца, а с этого времени лазарет перешел в ведение Добровольческой армии и до сего времени остается в училищном здании. Когда выяснилось, что трудно надеяться на освобождение училищного здания от лазарета, тогда письменно было предложено всем ученицам, кои не закончили 1917-[19]18 го уч[ебного] года, являться к испытаниям, когда кому из них возможно будет, начиная с 23 октября 1918 года, по программам, составленным и разосланным им в июле месяце.

 

Испытания начались с 23 октября и происходили в комнате, отведенной в училищном здании для училищной канцелярии. За время с 23 октября по 20 апреля с[его]/г[ода] держали испытание 86 учениц из 269. Вместе с сим, чтобы спасти для воспитанниц училища учебный 1918–[19]19 год, составлены были краткие программы по предметам каждого класса, кроме первого, и разосланы были в январе месяце с[его]/г[ода] всем ученицам, перешедшим в высшие классы, с предложением дома готовиться по этим программам, для чего предложено было им взять из училищной библиотеки все нужные учебники и учебные пособия.

 

Программы рассчитаны были на время от Рождественских праздников до Пасхи, после Пасхи предположено было произвести испытание в пройденном по указанным программам и, если представится возможность, открыть классные занятия и продолжить учебные курсы. Не надеясь на освобождение училищного здания от лазарета и до конца сего учебного года, педагогический совет училища обратился в педагогический совет Кубанской войсковой женской гимназии с просьбой предоставить после Пасхи в распоряжение епархиального женского училища классные помещения и дортуары гимназии, на что получено было уведомление, что в гимназии занятия окончатся не раньше 20 мая, и епархиальному женскому училищу только с 25 мая будут предоставлены классные помещения и дортуары на 300 воспитанниц. Тогда, по постановлению совета училища, были составлены и разосланы дополнительные краткие программы на время с 15 апреля по 25 мая с тем, чтобы учениц собрать в здание гимназии к 25 мая, сделать проверку домашней их подготовки за время с января по 25 мая (4½ месяца) и продолжить с ним прохождение (Л. 77) учебных курсов путем классных занятий.

 

Вместе с сим совет училища обратился в соединенное собрание представителей от епархиальных организаций и духовно-учебных заведений Ставропольско-Кубанской епархии с ходатайством об ассигновании потребной суммы на открытие классных занятий для воспитанниц II-VIII класса училища с 28 мая по 15 июля, на полтора месяца, имея в виду повести учебные занятия по такому учебному плану, чтобы до каникул закончить учебные курсы по тем предметам, по каким они должны быть закончены по установленной программе в том или другом классе, перенеся незаконченные курсы по остальным предметам в следующие классы и вместе с тем произвести перевод воспитанниц в следующие классы и выпуск из VIII класса в зависимости от успехов, что представилось бы возможным сделать при успешности их домашней подготовки. Таким путем совет училища предполагал спасти для воспитанниц этот 1918–[19]19 учебный год. По данным канцелярии совета на классные занятия имеют явиться до 350 воспитанниц, кроме них могут прибыть для испытания не закончившие еще 1917–[19]18-го учебного года. Таковых по спискам значится до 150 воспитанниц.

 

Протоколы соединенного собрания, бывшего в г[ороде] Ставрополе, до сих пор в совет училища не поступили, но, по заявлению участников этого собрания, представителей от Кубанского епархиального совета – священников М. Конограя и И. Николайченко,– соединенное собрание постановило ассигновать потребную сумму на открытие классных занятий для воспитанниц II–VIII класса на месячный срок. Хотя месячный срок для занятий и стеснителен для более или менее основательного и успешного окончания учебных курсов, и особенно для надлежащего проведения установленных для воспитанниц выпускных классов практических занятий, но имея в виду, что нет другого выхода из создавшегося для воспитанниц училища чрезвычайно затруднительного положения, чтобы спасти учебный этот год и обеспечить возможность более или менее беспрепятственного дальнейшего образования, совет немедленно принял меры к организации классных занятий для воспитанниц и на месячный срок, для чего сделано в «Церковном (Л. 78 об.) вестнике» объявление о начале классных занятий и об условиях содержания пансионерок в общежитии. Заведующий хозяйственной частью училища священник И. Николайченко имел войти в переговоры с администрацией Кубанской войсковой женской гимназии по вопросу о содержании в пансионе, и разрабатывается подробный план месячных учебных занятий. Педагогический совет полагает, что такими мерами будет создана возможность родителям приблизительно 350 воспитанниц выйти из крайне затруднительного и безотрадного положения в котором дети их очутились с занятием училищного здания под лазарет.

 

Но в то время как педагогический совет училища изыскивает средства и меры, чтобы восстановить прерванные учебные занятия, наладить учебно-воспитательное дело в училище и обеспечить ученицам возможность дальнейшего более или менее беспрепятственного образования, кругом ходят слухи, вызывающие большую тревогу и опасение за будущую судьбу училища. Некоторыми из лиц епархиального духовенства распространяется слух, что на предстоящем епархиальном собрании поднят будет вопрос о закрытии Екатеринодарского епархиального училища и использовании училищного здания для других целей. Недавно стало известно, что комиссия по приисканию помещения для вновь открываемого Кубанского военного училища два раза уже обсуждала вопрос о том, что здание епархиального училища во многих отношениях является подходящим для помещения военного училища, по крайней мере на 2–3 года, до устройства собственного здания. Наконец, слышно, что и лазарет не намерен в скором времени освобождать занятого им училищного здания.

 

Все эти слухи глубоко волнуют всю педагогическую корпорацию, так как лицам учебно-воспитательного персонала с закрытием училища навсегда или временно, предстоит искать новую службу, чтобы иметь материальные средства для существования. Много тревожат эти слухи и воспитанниц-сирот и детей малосостоятельных родителей, которые едва ли будут иметь возможность за недостатком средств продолжать свое образование в других учебных заведениях. Несомненно, что эти слухи должны серьезно озабочивать и состоятельных родителей, дети коих обучаются в епархиальном женском училище, так как чрезвычайно трудно бу (Л. 79) дет размещать им своих детей, особенно учениц старших классов, в других учебных заведениях, которых в Кубанском крае совсем немного и в которых ежегодно отказывают в приеме многим и из подготовленных детей, за недостатком вакансий в соответствующих классах.

 

Все эти тревоги и опасения и побуждают педагогический совет училища обратиться с покорнейшей просьбой в Южно-русский церковный Собор взять под свою мощную защиту Екатеринодарское епархиальное женское училище и дать ему возможность с будущего учебного года продолжить в собственном помещении свое учебно-воспитательское дело, несомненно, весьма нужное и полезное для детей духовенства Кубанской епископии. Епархиальное духовенство затратило много средств на устройство этого училища, а педагогический персонал отдал много труда, энергии, сил, знаний и здоровья на благоустройство своего училища.

 

Екатеринодарское епархиальное женское училище является одним из лучших памятников культурно-просветительной деятельности духовенства и рассадником христианского просвещения в Кубанском крае. Вопросы воспитания детей-дочерей, будущих тружениц на ниве народного образования в духе христианской веры и жен[ff] – сотрудниц пастырей Церкви в их многосложной и в высшей степени серьезной и важной б)пастырской деятельности[gg] в наступившие и грядущие дни, требуют сохранить училище, оградить от посторонних на него притязаний и изыскать необходимые средства для дальнейшего его существования и процветания.

 

1919 года, мая 17 дня[hh]. Председатель совета протоиерей М. Воскресенский, инспектор классов протоиерей К. Троицкий, за начальницу училища М. Хованская, член совета училища от духовенства епархии священник Александр Фоменко. Преподаватели: протоиерей П. Руткевич, А. Петрова, Вл. Юшко, священник Николай Сперанский, Е. Бирюкова, М. Соколова, А. Лебедев, Л. Гончарова, М. Добромыслова, М. Остроумова, Ф. Лось[ii], А. Архангельская, А. Светлова, А. Сперанская…[jj], А. А.Федорова. Делопроизвод[итель]…[kk].

 

 

 

№ 30[8]

 

Приветствие в адрес ЮВРЦС от Центрального Комитета партии Народной свободы[9]

 

 

 

От имени партии Народной свободы члены ее Центрального Комитета приветствуют Южно-русский церковный Собор при начале его занятий. С тех пор, как приостановилась работа Всероссийского Собора и нарушилась связь остальной России с высшим церковным управлением в Москве, в жизни Церкви православной ощущается пробел, восполнять который выпадает на долю ныне созываемого южно-русского Собора. Но не только для дел церковных и благоустроения быта церковного, а для общего строительства возрождающейся России голос церковного Собора имеет великое значение. Дела внешнего созидания остались бы неодухотворенными, без просветляющего влияния Церкви, и без возрождения религиозного сознания не может быть и прочного возрождения России.

 

Эгоистические помыслы о делах материальных, стремление устроить жизнь на материальных началах привели к великому крушению и распаду, целительная сила духовных идеалов соединит всех высшей органической связью. Дух примирения и единства, который должен спаять воедино все классы населения, который в общем порыве покаяния, смирения и преданности воле Божией должен направить всех к великому делу возрождения Родины, всего глубже и полнее может быть внушен всем лишь словом Церкви, лишь призывами соборных грамот и посланий. Одна Церковь, объединяющая всех высшей, неземной связью, может примирить своим благословением всех без различия положений и званий и призвать великим велением своим к забвению обид и прощению зла, молитве о любящих и ненавидящих нас, к единомолению и единослужению.

 

В тяжкие дни общего уныния и смущения да вдохновит слово Церкви всех верных на подвиг жертвенного самоотречения во имя освобождения Церкви от гнета, государства от гибели, Родины от предательства. Да благословит Бог труды Собора на благо возрождающейся земли и укрепление в ней бодрости духа и силы веры.

 

Председатель Центрального Комитета партии Народной свободы кн[язь] П. Долгоруков.

 

 

 

 

 

Документы ЮВРЦС: списки, протоколы заседаний соборных отделов, проекты докладов, положения, принятые в отделах

 

 

 

№ 31[10]

 

21–22 мая 1919 г.– Протокол заседания Приходского Отдела ЮВРЦС

 

 

 

(Л. 70) 1919 года, мая 21/22 дня. В заседание прибыли председатель Приходского отдела Преосвященный Арсений, епископ Приазовский и Таганрогский, и члены Собора, записавшиеся для работы в Приходском отделе. Его Преосвященством открыто заседание, после чего им же предложено собранию избрать товарища председателя и секретаря. Собранием избраны: товарищем председателя священник отец Николай Карташов и секретарем Иван Никифорович Терещенко. Секретарем оглашен протокол № 4 Предсоборной комиссии в части его, касающейся приходской жизни, с указанием первых необходимых мер для оживления приходской жизни.

 

Далее собрание обратилось с просьбою к Иоасафу Всеволодовичу Никанорову, как лицу сведущему в вопросах приходской жизни и много лет работающему в этой области, сделать доклад о церковно-общественных задачах и круге деятельности приходов и их органа – церковно-приходского Совета. И. Никаноров изъявил согласие, предъявив председателю отдела в письменной форме основные тезисы своего доклада, при сем прилагаемые. Собрание членов Собора выслушало доклад И. В. Никанорова. По такому же предмету сделан доклад священником отцом Вален-б) [тином] (Л. 70 об.) Свенцицким, также предоставившим в письменной форме тезисы своего доклада, при сем прилагаемые. По предметам докладов собрание приступило к обмену мнений. В обсуждениях затронутых докладчиками вопросов и задачах приходской жизни приняли участие члены Собора: Ивановский, князь Г. Н. Трубецкой, священники Хандалеев, Красовский, Конограй и Карташов, генерал Левшин, тайный советник Рейнке и протопресвитер отец Григорий Шавельский.

 

После обмена мнениями и после всестороннего обсуждения затронутых докладчиками вопросов собрание постановило: признать крайнюю  необходимость[ll] скорейшего осуществления[mm] в жизни мер, начертанных приходским уставом, к подъему церковно-общественной деятельности приходских собраний как в смысле усиления благотворительной и просветительной их деятельности, так и в смысле развития учреждений взаимопомощи, способствующих материальному благополучию прихожан, для чего установить: 1) образование приходских отделов при Высшем Временном церковном управлении и епархиальных советах и организацию приходских инструкторов; 2) снабжение приходов уставами; 3) открытие повсюду церковно-приходских советов и соединение их в союзы; (Л. 70) 4) распространить доклад И. В. Никанорова путем печати; 5) предпринять издание популярных брошюр о приходе с извлечениями из приходского устава и практическими указаниями приходской работы; 6) устраивать периодические съезды благочинных и уполномоченных от церковно-приходских советов для обсуждения практических затруднений и недоумений при применении церковно-приходского устава. О проведении в жизнь сих первых начинаний к оживлению работы приходских собраний и церковно-приходских советов собрание вместе с тем постановило представить вниманию Поместного церковного Собора Юга России.

 

Епископ Арсений, протоиерей Николай Карташов, Иван Терещенко[nn].

 

 

 

№ 32[11]

 

Тезисы доклада И. В. Никанорова о приходской работе

 

 

 

(Л. 69) 1) К приходской работе должны быть привлечены все силы православного населения в полном разнообразии общественных положений, образовательного уровня, имущественного состояния, талантов и способностей.

 

2) Приходы должны объединяться в союзы[oo] для наилучшего при взаимной поддержке достижения целей приходской работы.

 

3) В приходах должна быть развита до высшего напряжения церковно-учительная работа, а вместе с тем приложены все усилия, чтобы начальная и средняя школы были сосредоточены в руках приходов и приходских союзов. В их же руках должны быть и внешкольные[pp] учреждения для внешкольного[qq] образования.

 

4) Для наилучшего воспитания христианской воли е)подрастающих поколений[rr] должны быть образованы союзы детские и союзы молодежи.

 

5) В приходах и союзах приходов должна быть развита и сосредоточена благотворительность всех видов: помощь больным, нетрудноспособным, инвалидам, сиротам и т. д.

 

(Л. 69 об.) 6) В приходах должны быть развиты все виды взаимопомощи: личная помощь друг другу, организованная помощь юридическая, медицинская и т. п. помощь кредитная в виде касс, обществ взаимного кредита, союза кредитных учреждений, приходского епархиального банка и т. д. – до организации всероссийского приходского банка и страховой кассы. Наряду с этим должны быть организованы потребительские лавки и склады, как для обслуживания нужд храмов (ладан, свечи, масло, вино), так и потребительских приходских лавок обычного характера.

 

7) Приходы и союзы приходов должны тщательно следить за всеми выборами в общественные и государственные учреждения и содействовать прохождению в их состав людей верующих и православной Церкви преданных.

 

8) Для надлежащего руководства и согласования приходской работы со всем ходом церковной жизни надлежит: а) образовать приходской отдел при высшем церк[овном] упр[авлении]; б) образовать приходские отделы в епархиальных советах; в) организовать штат приглашенных[ss] инструкторов; г) разработать практические наставления по устройству приходской жизни и работы во всех ее видах.

 

 

 

№ 33[12]

 

Доклад священника В. Свенцицкого на заседании Приходского отдела

 

 

 

(Л. 46) Жалкое состояние приходской жизни в значительной степени зависит от причин внутреннего порядка, т. е. от общего религиозно-нравственного состояния и пастыря, и мирян. Эти причины неустранимы[tt] бумажными постановлениями, хотя и здесь авторитетные указания Поместного Собора могут иметь некоторое значение. Но есть целый ряд причин устранимых, указать на которые я и считаю своим пастырским долгом: 1) перегруженность священников работой по исполнению треб; 2) плохая осведомленность как священников, так и мирян с приходским уставом; 3) неумение взяться за общественное дело; 4) отсутствие инициативы; 5) оторванность церковной организации от общ[ественной] жизни. Для устранения этих причин я предлагаю отделу принять и предложить на обсуждение Собора следующие меры.

 

1) Так как большинство священников южных епархий России непосильно перегружены работой по исправлению треб и для церковно-общественной работы у них не хватает ни времени, ни сил[uu], (Л. 46 об.) г)принять меры[vv] д)увеличить в больших приходах свящ[еннические] штаты[ww].

 

2) Многие священники, не говоря уж о мирянах, совершенно не знакомы с приходским уставом, совершенно не знают тех прав, которые предоставляются приходским советам. А те, которые знают, часто бездействуют по неумению приступить к общественной работе. Я предлагаю учредить при каждой епархии особые должности «приходских инструкторов», на обязанность которых возложить широкое осведомление населения с приходским вопросом, а также обязанность практических указаний в этом деле.

 

3) Отсутствие личной инициативы не исключает возможность плодотворной работы, если такая инициатива дана [сверху, поэтому][xx] я предлагаю: чтобы Собор поручил епархиальным Преосвященным указать подчиненному ему духовенству не только на желательность, но и на обязательность общественных начинаний[yy] в приходе. Причем за бездеятельность в этом направлении взыскивать с тою же строгостью, как и за нерадение в исполнении треб.

 

(Л. 47 об.)[zz] 5)[aaa] Для того, чтобы установить более тесную связь Церкви[bbb] с жизнью общественной необходимо начать[ccc] с разрешения приходами  продовольственного вопроса не дожидаясь его общегосударственного решения. Каждый приход должен сорганизоваться не только в духовную единицу, но и в общественную. А общественная единица должна базироваться на правильно организованном хозяйстве. При каждом приходе должны быть открыты кооперативы[ddd], причем можно с уверенностью сказать, что на поддержку их всегда пойдет правительственная власть и разрешением ввоза или вывоза продуктов и т. д. Для такого кооператива необходима регистрация прихожан, что будет сделано более успешно, чем при задачах чисто духовных, когда регистрируются лишь наиболее тесно связанные с церковью прихожане. Такая связь прихожан[eee] с материальной организацией при Церкви даст возможность Церкви выполнить целый ряд общ[ественных] задач, сейчас невыполняемых Церковью. Если, например, на поддержку армии понадобятся средства или…[fff] или иные сборы, приход легко может взять на себя это, разложив на каждого пользующегося правом получать дешевые продукты в приходском кооперативе. Если будут замечены какие-либо злоупотребления при доставке продуктов, борьба с этим всероссийским злом будет вестись не отдельным лицом, а организацией приходской или церковной. (Л. 47) Такая экономическая организация будет лучшим орудием в борьбе с социалистической пропагандой. А в моменты политической борьбы даст подготовленную общественной спаянностью церковную единицу для активного участия в политическом строительстве.

 

 

 

№ 34[13]

 

Список членов Приходского отдела

 

 

 

(Л. 68) 2. Отдел по вопросу об устройстве прихода[ggg].

 

Председатель: епископ Арсений; священник Михаил Конограй; свящ[енник] Валентин Свенцицкий; прот[оиерей] Михаил Капитонович Добровольский; прот[оиерей] Кирилл Окиншевич; прот[оиерей] Николай Карташов; член Екатеринодарского Окружного суда и член Кубанского епархиального совета Иван Никифорович Терещенко; Аббати Андрей Иванович, член Всеросс[ийского] Собора; Чернявский Василий, протоиерей, чл[ен] Нов[очеркасского] еп[архиального] сов[ета]; Хомяков Василий  Димитриевич, член Ставр[опольского] епарх[иального] совета; Никаноров Иоасаф Всеволодович, чл[ен] Петрогр[адского] епарх[иального] совета, тов[арищ] председ[едателя] братства приходов Петроградск[ой] епархии; Кожин о[тец] Василий, свящ[енник] Донск[ой] епархии; Лёвшин Дмитрий Федорович, генерал-майор; Павел Амплиевич Россиев, член Всероссийск[ого] Собора, председатель совета Сочинск[ого] Св[ято]-Никольского братства; граф Петр Николаевич Апраксин, член Всероссийск[ого] Собора от Москвы, церковный староста Ялтинской…[hhh] церкви; Владимир Игнатьевич Востоков, священник; Гаденко Константин Порфирьевич, полковник; Гладкий Иван Ефимович, войсковой старшина; (Л. 68 об.) кн[язь] Г. Н. Трубецкой; протоиерей Василий Хандалеев; священ[ник] Алекс[ей] Красовский; Александр Иосифович Ивановский; проф[ессор] Николай Матвеевич Абрамов; свящ[енник] Алексий Ногатырев; Виктор Владимирович Оппоков; архиепископ Димитрий; епископ Гермоген; протопр[есвитер] Г. Шавельский; проф[ессор] П. Верховской; свящ[енник] А. Николайченко.

 

 

 

№ 35[14]

 

22 мая 1919 г. – Протокол заседания Отдела об учебных заведениях ЮВРЦС

 

 

 

(Л. 74а) В заседании Отдела под председательством Преосвященнейшего Гермогена, епископа Аксайского, заслушано было прошение педагогического собрания Екатеринодарского женского епархиального училища, в котором Совет рисует крайне тяжелое положение училища, создавшееся вследствие занятия училищного здания под военные нужды. Результатом последнего было то, что в течение полтора[iii] года училище было лишено возможности организовать правильные учебные занятия; в частности, в 1918–1919 уч[ебном] году занятия совсем не проводились, а ученицам были разосланы краткие программы для домашнего прохождения учебных курсов, с тем чтобы после Пасхи  текущего года учениц вызвать в Екатеринодар и произвести испытания в знании пройденного. Кроме того, испрошены необходимые суммы из епархиальных средств для открытия классных занятий с воспитанницами II–VIII кл[ассов] на месячный срок с 28 мая в здании Войсковой женской гимназии. Много тревожит Совет училища известие о том, что здание предположено занять для помещения вновь открываемого Кубанского военного училища. В таком же точно положении оказалось и Ставропольское епархиальное женское училище: здесь также занятия не производятся полтора года, здание занято под заразный барак для военнопленных и ходит слух об использовании его для помещения сельскохозяйственного отделения политехникума.

 

Но особенно тяжесть положения епархиальных женских училищ обуславливается отсутствием определенных источников (Л. 74а об.) их обеспечения: оба училища содержатся исключительно на местные средства из сумм свечного завода. Завод же сам теперь переживает кризис, запасов[jjj] воска нет, цены на него растут с каждым днем и легко может настать момент, когда завод остановится и, следовательно, иссякнет единственный источник средств для содержания епархиальных женских училищ. Поэтому на собрании епархиальных выборных организаций Ставропольско-Кубанской епархии предусматривалась возможность закрытия одного, а может быть и обоих женских училищ с начала будущего учебного года. Это, конечно, не может не вызвать тревоги в педагогических корпорациях, которым грозит опасность остаться без всяких средств к жизни.

 

Из сообщения Преосвященнейшего председателя Отдела выяснилось, что Донское епархиальное женское училище находится в ином положении: средства своего содержания оно получает[kkk] от войскового правительства, которое приняло на себя расходы по обеспечению учебного персонала, содержанию и ремонту части здания, назначенной для учебных занятий[lll]. При этом учебная часть передана в ведение министерства, которое назначает и лиц педагогического персонала. гЗдание училища считается собственностью епархии[mmm]. Для сирот и дочерей беднейших родителей устроен интернат, который содержится на епархиальные средства, на те же средства содержится и воспитательный персонал училища. гИнтернат находится в ведении и под управлением особого комитета под председательством священника[nnn]. В настоящее время поднят вопрос о принятии на войсковые средства и параллельных отделений училища, и есть основания надеется, что вопрос будет решен в положительном для училища смысле. Преосвященный председатель Отдела поставил вопрос о том, нельзя ли и другие епархиальные женские училища устроить на тех же основах, как и в Донской области. Отдел, согласившись с мнением председателя, нашел, что это единственный выход из создавшегося положения.

 

Из словесных объяснений членов отдела Я. Д. Сперанского и Якушева[ooo] выяснилось, что в лучших условиях оказались мужские духовно-учебные заведения: в Донской области и Ставропольской губ[ернии]. Они пользуются[ppp] казенными[qqq] кредитами, причем ассигнования выдаются не только на содержание (Л. 74б) учебного персонала, но и на содержание дома, воспитанников, канцелярии, больницы и по другим статьям расхода[rrr]. Ставропольское духовное училище, впрочем, пользуется казенными[sss] кредитами только на содержание учебно-воспитательного персонала, хозяйственные расходыи по содержанию воспитанников покрываются из местных средств. Ставропольская духовная семинария также пользуется ассигнованиями из местных средств в добавление к казенным кредитам (в 1919 г[оду] более 140 тысяч руб[лей]).

 

В менее благоприятном положении оказалось Екатеринодарское духовное училище, для которого отпуск казенных средств имеет случайный характер, каждый раз по особому ходатайству. Да и у других мужских духовно-учебных заведений нет уверенности в прочности своего положения, и потому Отдел нашел нужным проситьсвященный Собор возбудить надлежащее ходатайство о постоянном[ttt] отпуске казенных кредитовна содержание духовно-учебных заведений, не исключая и епархиальных женских училищ, причем в отношении штатов духовно-учебные заведения должны быть уравнены со светскими учебными заведениями.

 

2. Отдел слушал словесное заявление смотрителя Ставропольского духовного училища о том, что училищное здание предположено занять под команду выздоравливающих. Здание духовного училища – единственное из принадлежащих духовно-учебному ведомству зданий, которое в последнее время было свободно. Благодаря этому только и возможно было организовать учебные занятия для воспитанников духовной семинарии; в случае нужды можно было бы найти помещение и для занятий с воспитанницами епархиального женского училища. При этом выяснилось, что и в других епархиях все здания духовно-учебных заведений заняты или под лазареты, или под военный постой. Отдел постановил просить священный Собор возбудить ходатайство пред военною властью о том, чтобы в каждой епархии оставлено было свободным хотя бы одно здание для организации в нем учебных занятий питомцев духовной школы всех типов.

 

3. Отдел слушал словесное заявление представителя[uuu] Владикавказской епархии прот[оиерея] Малиновского о том, что Ардонская семинария взята у духовного ведомства (Л. 74б об.) правительством осетинского народа и обращена в гимназию для осетин. Владикавказским епископом Макарием возбуждено ходатайство о возвращении здания, но ответа на ходатайство не получено. Заслушав изложенное и признавая неправомерность действий осетинского правительства, отдел постановил просить священный Собор возбудить пред высшею военною и гражданскою властью [ходатайство] о возвращении духовному ведомству здания Ардонской духовной семинарии.

 

3. Отдел слушал словесное заявление члена Собора священника Красовского о необходимости введения в курс духовных семинарий особого предмета преподавания – «Красноречия»с целью развития в учащихся навыка к свободному изложению своих мыслей, что в деле проповедничества имеет огромное значение[vvv]. Преосвященный председатель отдела указал на финансовые затруднения, которые встретятся при осуществлении предложения о. Красовского. Отделу было также доложено, что вопрос, возбуждаемый о. Красовским, обсуждался на Всероссийском церковном Соборе, которым и вынесено определенное постановление о желательных[www] методах преподавания в духовных семинариях гомилетики (церковного красноречия). Отдел постановил предложить правлениям духовных семинарий принять меры к скорейшему проведению в жизнь постановления Всероссийского церковного Собора о методах преподавания гомилетики в духовных семинариях.

 

4. Отдел слушал доклад члена Собора М. М. Рейнкео введении в курс низших и средних духовно-учебных заведений «Отчизноведения». В основу доклада была положена мысль о том, что ослабление в русском человеке чувства патриотизма, которое с ужасающей ясностью обнаружилось в переживаемые нами дни, много зависит от незнания местности и страны, где живет человек. Чувство любви к Родине нужно воспитывать с самых малых лет; нужно научить человека е)знать и[xxx] любить прежде всего место, где он живет (улицу, село, город), постепенно расширяя его кругозор и доводя до мысли о долге любви к Родине. Докладчик ознакомил отдел и с программою «Отчизноведения» и методом преподавания, который он применял в с[еле] Геленджик[yyy]. Член Собора Сенько-Поповский внес предложение о желательности (Л. 75) преподавания «Отчизноведения» и в светских учебных заведениях. Смотритель Ставропольского духовного училища дополнил, что многое из изложенного М. М. Рейнке уже осуществляется в духовных училищах при прохождении курсов географии и природоведения, а по заявлению прот[оиерея] Малиновского и в высших учебных заведениях Терской области. Преосвященный председатель, признавая желательность введения преподавания «Отчизноведения», опять напоминает о финансовых затруднениях при осуществлении предложения М. М. Рейнке.

 

После обмена мнениями по возбужденному вопросу М. М. Рейнке предлагает следующую резолюцию: выслушав доклад члена Собора М. М. Рейнке о введении в низших и средних духовно-учебных заведениях нового предмета «Отчизноведения» с целью развития в учащейся молодежи чувства любви к Родине, без которого совершенно немыслима созидательная работа по государственному строительству, Отдел о духовно-учебных заведениях постановил: «признать введение “Отчизноведения” в качестве обязательного предмета преподавания весьма желательным не только в низших и средних учебных заведениях духовного ведомства, но и в тех низших и средних учебных заведениях других ведомств, в которых это преподавание еще не введено». Резолюция Отделом принята.

 

5. Отдел слушал словесный доклад Преосвященного Михаила, епископа Александровского, о положении церковноприходских школ в Ставропольской епархии[zzz]. Согласно указу Временного правительства, часть церковных школ перешла в ведение Дирекции народных училищ, а часть (около 150)осталась в ведении епархиального Училищного совета, так как Инспекция народных училищ отказалась принять эти школы без передачи в собственность Дирекции школьных зданий. Но оставшиеся в ведении епархиального Училищного совета церковноприходские школы оказались в крайне тяжелом положении:учителя с июля мес[яца] 1918 года не получали жалованья до самого последнего времени. Теперь благодаря ходатайству протопресвитера военного и морского духовенства Г. И. Шавельского отпущено 300.000 р[ублей] на полгода. Преосвященный докладчик находит своевременным возбудить ходатайство о возвращении от Дирекции народных училищ (Л. 75 об.) принятых ею церковноприходских школ, с тем чтобы на их содержание были отпущены казенные средства. Отдел постановил: просить священный Собор возбудить ходатайство о возвращении в ведение Церкви всех церковноприходских школ, находящихся на территории, освобожденной Добровольческой армией.

 

Председатель отдела[aaaa]. Секретарь Я. Сперанский[bbbb].

 

 

 

№ 36[15]

 

Положения, принятые Отделом об учебных заведениях ЮВРЦС

 

 

 

(Л. 76) 1. Ввиду того, что духовно-учебные заведения, имеющие своей задачей проведение христианских начал в жизнь и сознание общества[cccc], в то же время в своих учебных планах выдерживают общеобразовательный minimum, принятый в светских школах, и, следовательно, служат целям общего образования народа, просит Священный Собор возбудить надлежащее ходатайство об отпуске казенных кредитов на содержание духовно-учебных заведений, при чем в отношении штатов содержания[dddd] духовно-учебные заведения уравниваются с учебными заведениями светскими.

 

2. Епархиальные женские училища получают казенные кредиты наравне с министерскими женскими гимназиями, причем казенные ассигнования в потребной мере пополняются из местных епархиальных средств. Учебная часть, если того потребует Министерство народного просвещения, может быть передана в его ведение, воспитательная же и хозяйственная части остаются в ведении духовно-учебного начальства.

 

3. Просить священный Собор возбудить ходатайство перед Высшим командованием армии о том, чтобы в каждой епархии, находящейся на территории, освобожденной Добровольческой армией, было оставлено свободным хотя бы одно принадлежащее духовно-учебному ведомству здание для организации в нем занятий духовно-учебных заведений всех типов.

 

(Л. 76 об.) 4. Просить Священный Собор возбудить надлежащее ходатайство о возвращении духовно-учебному ведомству здания Ардонской духовной семинарии.

 

5. Признать введение «Отчизноведения» в качестве обязательного предмета преподавания весьма желательным не только в низших и средних учебных заведениях в)духовного ведомства[eeee], но и в тех низших и средних учебных заведениях других ведомств, в которых это преподавание еще не введено.

 

6. Просить священный Собор возбудить ходатайство о возвращении в ведение церкви всех переданных в ведение Дирекции народных училищ церковноприходских школ в местностях, находящихся на территории, освобожденной от ига большевизма, и с тем чтобы на их содержание были отпущены казенные средства.

 

 

 

№37г)

 

Протокол заседания Отдела о церковной дисциплине ЮВРЦС 22 мая 1919 года

 

 

 

(Л. 49) Председатель преосвященный Сергий, епископ Сухумский.

 

При открытии заседания Отдела преосвященный председатель предложил собранию избрать товарища председателя и секретаря Отдела.

 

Избраны: товарищем председателя протоиерей А.П.Малиновский, секретарем П.А.Россиев.

 

Засим Отдел заслушал донесение преосвященного председателя Святейшему Патриарху Тихону, от 1/14 марта 1919 года, по поводу донесения благочинного 2-го Сухумского благочиннического округа от 12/25 февраля текущего года №51 о несоблюдении турецко-поданными греками священниками постановления Российской Православной Церкви о времени совершения таинства брака.

 

После обмена мнениями Отдел постановил: «Отдел о церковной дисциплине полагает, что устранение нарушений церковных правил, производимых как выходцами из Турции греческими священниками, так и священнослужителями вообще, может быть сделано епископской властью при надлежащем ее проявлении. Епископская власть должна потребовать, чтобы все священнослужители, поселяясь в чужой епархии, являлись к епархиальному начальству с представлением своих документов и предупреждались, что без разрешения епархиальной власти никаких богослужений в чужих приходах они совершать не могут. Все совершители незаконных таинств должны быть запрещены в священнослужении; должно быть произведено расследование дела и передано высшему церковному управлению для суда над ними по правилам Св[ятой] Церкви. Это постановление распространяется и на тех, кто ранее совершил эти нарушения.»

 

Заслушано «Сыновнее обращение Южно-русскому церковному освященному Собору проживающих в г[ороде] Екатеринодаре чад Православной Церкви», подписанное священником о. Владимиром Востоковым и многими другими, с приложением «Устава братства Святого Животворящего Креста».

 

Постановлено: Передать в Отдел о высшем церковном  управлении, причем Отдел о церковной дисциплине выражает свое мнение о том, что чрезвычайно желательно, чтобы от имени Собора было составлено особое воззвание к православным людям с осуждением социализма как материалистического и противохристианского учения.

 

 

 

а)Председатель Епископ Сергий, товарищ председателя прот[оиерей] А.Малиновский, секретарь Павел Россиев

 

 

 

 

 

 

 

№38б)

 

Список членов Отдела о церковной дисциплине[16]

 

(Л.48)

 

3. Отдел о церковной дисциплинев)

 

1. Председатель епископг) Сергийд)

 

2. Граф Павел Михайлович Грабе

 

3. Черноморский вице-губернатор Леонид Александрович Сенько-Поповский

 

4. Священник Иоанн Козлов – от Ставроп[ольской] епарх[ии]

 

5. Протоиерей Владимир Львов

 

6. Сященник Владимир Лаванов

 

7. Прот[оиерей] Д.Смирнов

 

8. Прот[оиерей] В.Чернявский

 

9. Свящ[енник] В.И.Кожин

 

10. Прот[оиерей] Вл.Востоков

 

11. М.Рейнеке Мих. Мих.е)

 

12. Свящ[енник] Алекс. Красовский

 

13. Монах Полихроний

 

14. Протоиерей Петр Беловидов, Новороссийск

 

15.а)

 

16. Прот[оиерей] Кирилл Окиншевич

 

17. Кн[язь] Г.Н.Трубецкой

 

18. Член Екатеринодарского окружного суда и Кубанского епархиального совета Иван Никифорович Терещенко

 

19. Архиепископ Агапит

 

20. Председатель совета Сочинского Св.-Николаевского братства Павел Амплиевич Россиев

 

21. Епископ Гермоген

 

22. Архиепископ Димитрий

 

23. Епископ Гавриил

 

24. Сперанский Я.Д. – от Ставроп[ольской] епархии

 

25. Профессор П.Верховский

 

26. Прот[оиерей] А.Малиновский

 

27. Епископ Арсенийб)


ДОКУМЕНТЫ ЮВРЦС: ДОКЛАДЫ, ОБРАЩЕНИЯ, ЗАЯВЛЕНИЯ, ПОСТУПИВШИЕ В АДРЕС ЮВРЦС В ПЕРИОД ЕГО РАБОТЫ ОТ РАЗЛИЧНЫХ ЛИЦ И ОРГАНИЗАЦИЙ

 

 

 

 

 

 

 

№39а)

 

Заявление В.М.Скворцова

 

 

 

 (Л.44)б) Его Высокопреосвященству, председателю областного церковного Собора в Ставрополе члена депутации от собранияв) Союза русских национальных общин и Союза христиан-трезвенников,  тайного советника Василия Михайловича Скворцова заявление.

 

Состоя в нарочито командированной в Ставрополь для принесения приветствия церковному областному Собору от соединенного собрания представителей Союза рус[ских] нац[иональных] общин и Кубанского Союза трезвенников, а также от Новороссийского собрания представителей Союза и трудового братства, - Мы в поданном кратком письменном приветствии возбудили ходатайство о преподанииг) Собором благословения Союзу рус[ских] нац[иональных] общин на его новую в области культурнопросветительную, созидательную деятельность, причем представили устав Союза и протокол соединенного собрания, в котором подробно излагается история, задачи и характер названной общественно-народной организации.

 

(Л.44 об.) Имея ввиду, что при обсуждении приходского вопроса и в частности о живой пастырской проповеди на выдвигаемые переживаемым моментом темы церковно-общественного, или выражаясь языком гомилетики – публицистическогод) характера, а также – о заведении в приходах, согласно с 73 п[ункта] ц[ерковного] устава приходского, - религиозно-нравственных чтений и бесед, - Собору неминуемо придется коснуться принципиальной стороны и дать свои руководящие указания по вопросу, для многих пререкаемому, о так называемой политике на церковной кафедре.

 

Казалось бы надлежит разобраться, какие вопросы – суть действительно политика, недостойные священной кафедры церкви и приходских учреждений, а какие вопросы общественной - народной и государственной жизни переживаемого момента – повелительно требуют освещения живым словом евангельской правды и е)самою жизни Церкви возносятсяе) на высоту ееж) кафедры.

 

В частности, что надлежит (Л.45) предпринять, чтобы церковно-приходские учреждения  (собрания, советы, благотворительные и просветительные учреждения, съездыз) и беседы) были действенными органами христианского примирения идейно политически расколовшихся, и)мстящих и человеконенавистничествующих одноприхожани)  и  чтобы приходские учреждения содействовали в делек) мобилизации здоровых моральных сил народа, необходимых для идейного строительства новой жизни Родины.

 

В связи с заявлением о благословении Союза рус[ских] нац[иональных] общин, - имею честь заявить о своей готовности по вышеизложенным вопросам – сделать доклад Собору в соответственном заседании и просил бы допустить к участию в обсуждении приходского вопроса в отделе, на правах кооптации сведущих лиц.

 

1919 г. мая 20 дня. Тайный советник В.Скворцов.

 

 

 

 

 

 

 

№40а)

 

Обращение членов ЮВРЦС в Соборный Совет

 

 

 

(Л.96) Признаем весьма желательным, чтобы Поместный Собор обратился к присутствующим членам Всеросс[ийского] Собора с просьбой сделать во время передышек между работамиб)  ряд сообщений «из жизни Всеросс[ийского] Собора».

 

Эти сообщения способствовали бы установлению внутренней связи между работой Всерос-[сийско]го и Помест-[но]го Соборов.

 

в)М.Рейнеке, свящ[енник] Владимир Лаванов, прот[оиерей] П.Беловидов, прот[оиерей] В.Львов, Л.Сенько-Поповский, Д.Левшин, П.Якушев, гр[аф] Граббе, Терещенко, Сперанскийг).

 

 

 

 

 

 

 

№41д)

 

Доклад Ставропольского епархиального Училищного совета

 

 

 

(Л.80)е) Церковному Поместному Собору в губ[ернском] гор[оде] Ставрополе Ставропольского епархиального Училищного совета доклад.            

 

В силу постановления Временного Правительства, от 20 июня 1917 г., все учебные заведения разных ведомств должны были быть объединены в ведомстве м[инистерства] н[ародного] п[росвещения].

 

В изменение и дополнение действующих узаконений Временное правительство постановило:

 

Для действительного и планомерного осуществления всеобщего обучения, все начальные училища, включенные в школьные сети или на которые отпускаются средства из казны на содержание их или на вознаграждения преподающим, в том числе и церковные начальные ведомства православного исповедания., а также церковно-учительские и второклассные школы, передаются в ведомство м[инистерства] н[ародного] п[росвещения]. Все кредиты из казны, отпускаемые ныне по сметам всех ведомств на нужды народного образования, на начальные училища, в том числе на церковные: начальные, учительские и второклассные школы, на училищные советы: при  Св[ятейшем] Синоде, епархиальные и на их отделения, на содержание наблюдателей церковных школ, на школьно-строительные надобности, а равно и суммы церковно-школьного строительного Фонда имени Императора Александра III, перечисляются в смету министерства народного просвещения.

 

Сообщая означенное постановление епархиальным училищным советам отношением от 19 июля 1917 года за №309, синодальный Училищный совет со своей стороны указал: епархиальным училищным советам и уездным отделениям надлежит ныне же озаботиться передачей представителям м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  или уполномоченным от него органам местного самоуправления второклассных школ, а так же тех из начальных церковных школ, которые включены в школьную сеть или хотя не включены в эту сеть, но получают из казны средства на содержание их или на вознаграждение преподающих.

 

Передача школьных зданий, принадлежащих на праве собственности монастырям, церквам, братствам, попечительствам и проч. в постоянное или временное пользование, может состояться не иначе, как по особым в каждом отдельном случае соглашениям местных органов м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  или органов местного самоуправления с сими собственниками, дабы дать возможность школам беспрепятственно продолжать свои занятия в течение наступающего учебного года.

 

Передача школьного имущества производится заведующими школами, причем в передаче второклассных школ должен принимать участие кроме заведующего второклассной школой хотя бы один из членов совета школы.

 

О передаче составляется в каждом отдельном случае особый акт, который должен заключать в себе подробное перечисление передаваемого имущества и который должен быть подписан лицом как передающим, так и принимающим школу. К акту должны быть приложены письменные уполномочия представителей м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  или его уполномоченных  на передачу школы; акты эти представляются в епархиальный Училищный совет.

 

Передав (с 20 июля) в распоряжение м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  состоящие на главном казначействе церковно-школьные кредиты, Училищный совет при Святейшем Синоде просил епархиальные училищные советы передать, по сношении с местными Казенными палатами, состоящие на их счетах церковно-школьные кредиты как по смете Св[ятейшего] Синода (§2 ст.4 §10 ст.1-4, §11 ст.1), так и сверхсметные (§ особый последний) равно суммы церковно-строительного Фонда имени Императора Александра III путем кредитных расписаний в распоряжение директоров народных училищ, которыми и будет в дальнейшем времени производится расходование сих кредитов как на школы, так и на другие нужды церковно-школьного дела (содержание канцелярий епархиальных училищных советов, епархиальных и уездных наблюдателей и проч.) впредь до особого распоряжения.

 

Эти указания впоследствии были несколько изменены. Указ Святейшего Правительствующего Синода, от 24 октября 1917 г. №30, гласит: «Во исполнение постановления Священного Собора Православной Российской Церкви, Святейший Синод определяет: предложить епархиальным Преосвященным разъяснить духовенству и мирянам, что церковные школы являются для православной церкви незаменимым способом распространения христианского просвещения и христианского воспитания и, в случае пере- (Л.81) дачи ныне существующих церковных школ из ведения церкви, церковь неизбежна вынуждена будет открывать свои школы вновь. Поэтому необходимо здания, имущества и капиталы, принадлежащие школам сохранить в ведении церкви. Церкви, монастыри, братства, попечительства и другие церковные организации, являющиеся ныне собственниками школ, не должны передавать школьных зданий, имуществ и капиталов в собственность м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  или других учреждений, но могут только уступать помещения и имущества передаваемых школ во временное пользование, на основании письменных договоров аренды, на срок не более одного учебного года, и при том лишь при крайней необходимости.

 

Для обсуждения вопроса о передаче церковных школ Кубанской области 18 сентября 1917 г. в гор[оде] Екатеринодаре под председательством директора народных училищ Кубанской обл[асти] состоялось заседание съезда отцова) председателей уездных отделений Ставропольского епархиального Училищного совета, отцов наблюдателей церковных школ и господб) инспекторов народных училищ Кубанской области.

 

В виду того, что по вопросу о сдаче-приеме школ в[едомством] п[равославного] и[споведания] нельзя издать одного общего и обязательного для всех школ, вполне исчерпывающего все стороны их жизни распоряжения, так как чуть не каждая школа в своей жизни и, в особенности, со стороны материального обеспечения имеет свои чисто местные особенности, Съездом было признано необходимым в первую очередь принять меры к организации местных комиссий, которые бы всесторонне осветили приемлемые для обеих сторон условия передачи школ в[едомства] п[равославного] и[споведания] в ведение м[инестерства] н[ародного] п[росвещения].

 

Состав комиссии намечен таков: 4 члена от министерства народного просвещения, а именно: 1 и 2) два лица от педагогического персонала (инспектор высшего начального училища, заведующий  двухклассным училищем или вообще лица по уполномочию дирекции) и 3 и 4) два лица от школьного попечительства (в том числе обязательно представитель местной администрации – станичный, хуторный атаман, старшина и т.п.) и 4 члена от в[едомства] п[равославного] и[споведания]:  1) заведующий  школой (священник), 2) настоятель церкви, 3) ктитор, 4) представитель от местной церковной организации. (Л.81об.)

 

Примечаниев): в случае отсутствия особогог) настоятеля, в состав комиссии  входит одно лицо от учащего персонала или от причта.

 

Комиссии должны были организоваться тотчас же по издании директором народных училищ циркулярного по сему распоряжения. Из своего состава закрытой баллотировкой комиссия выбирает председателя и секретаря. Задачи комиссии – всесторонне осветить на месте вопрос о передаче школ в[едомство] п[равославного] и[споведания] в ведение м[инестерства] н[ародного] п[росвещения] и протокол по сему представить районному инспектору, а копию с него уездному наблюдателю церковно-приходских школ.

 

В случае обнаружения каких-либо затруднений, все материалы посему передаются на совместное обсуждение и заключение районного инспектора и уездного наблюдателя, с привлечением к участию в работе заинтересованных сторон.

 

После того, как инспекторами будут собраны все материалы местных комиссий, вновь имеет быть созван директором общий съезд инспекторов и наблюдателей для общей сводки материалов и составления заключения (акта) о передаче школ от в[едомства] п[равославного] и[споведания] в ведение м[инестерства] н[ародного] п[росвещения].

 

Все кредиты, отпускаемые до настоящего времени на нужды церковно-приходских школ должны были до 1 января 1918 года оставаться в ведении и распоряжении в[едомства] п[равославного] и[споведания], так как при недостатке рабочих рук у инспекторов произойдет задержка в расчете денег, что особенно тяжело отзовется на положении учащего персонала церковно-приходских школ.

 

В виду того, что распоряжение о передаче школ в[едомства] п[равославного] и[споведания] получено на месте уже после того, как учебный 1917/1918 г. начался, съезд признал необходимым временно, впредь до передачи школ м[инестерству] н[ародного] п[росвещения], не нарушать ход их занятий, а руководительство ими оставить временно за уездными наблюдателями церковно-приходских  школ.

 

29 января 1918 г. в гор[оде] Екатеринодаре состоялся вторичный съезд отцов председателей уездных отделений Училищного совета, отцов наблюдателей церковных школ и господ инспекторов народных училищ Кубанской области.

 

Этот съезд обсудил только вопросы, нетерпящие отлагательства, а все остальные отложил до следующего съезда.

 

Было выяснено, что лишь в немногих местах организованные комиссии по передаче школ вынесли те или другие постановления; в других местах соглашения не достигнуто, а из большинства населенных пунктов сведений от комиссии не получено. И съезд счел долгом донести до сведения епархиального Училищного совета, его отделений, отцов заведующих и приходских советов о необхо-(Л.82) димости безотлагательного разрешения на местах чрез комиссии вопроса о переходе школ, хотя бы без зданий и школьного инвентаря, в ведение дирекции.

 

С января 1918 г. кредитами, открывавшимися епархиальному Училищному совету по Екатеринодарской Казенной палате, совет не распоряжался и содержание учащим церковных школ Кубанской области не высылал.

 

Из полученного в епархиальном Училищном совете незначительного числа актов, явствует, что в одних местах комиссии составлялись правильно, школьное здание, инвентарь и все имущество сдавались–принимались в бесплатное пользование до конца 1917/1918 уч[ебного] года или вообще на срок не дольше одного учебного года; подробно выяснялись вопросы о возникновении церковных школ, постройке для них здания и приобретении школьного инвентаря; в других местах представители ведомства православного исповедания уступать здания церковных школ м[инестерству] н[ародного] п[росвещения] совершенно отказывались, оставляя эти здания для своих церковно-общественных надобностей; в некоторых местах комиссии постановляли, чтобы при передаче школьных зданий были возвращены местной церкви затраченные ей на их постройку, ремонт и оборудование средства; в некоторых местах приходили к заключению о бесплатном переходе в полное ведение м[инестерства] н[ародного] п[росвещения]  и школьного здания и всего школьного имущества; кроме того, кое-где передавались и денежные средства; есть акты, в коих о школьном здании ничего не упоминается.

 

Такой же малый по количеству и разнообразный по содержанию материал имеется и отделениях совета, и, как это усматривается из протокола заседания вторичного съезда 29 января 1918 года, такой же материал был до того времени и в распоряжении дирекции народных училищ Кубанской области.

 

Для детальной разработки и общей сводки этого материала и заключения акта об окончательной передаче церковных школ Кубанской области м[инистерст]-вуа) н[ародного] п[росвещения] предположенным первым съездом бывшим 18 сентября 1917 г., общего съезда созвано не было, общего акта о передаче заключено не было, а потому не было тогда и достаточного основания утверждать, что все церковные школы полностью, со зданиями имуществом состоят,  в ведении дирекции народных училищ Кубанской области. Дело передачи было далеко не оформлено и незакончено.

 

Ожидая этого окончания епархиальный Училищный совет не делал распоряжения о разассигновании открываемого в его распоряжение по Ставропольской Казенной Палате казенного кредита на содержание церков- (Л.82 об.) ных школ и только в июне месяце с[его]г[ода], желая не потерять означенного кредита, когда Ставропольская Советская власть собиралась лишить епархиальный Училищный совет права распоряжаться казенными кредитами, перевел в распоряжение Кубанской дирекции по §10 ст[атье]3 сметы Св[ященного] Синода 1918 года – 114011 рублей.

 

Далее всякие сношения с Кубанской областью прекратились и только в половине августа 1918 года, с вступлением в Ставрополь Добровольческой армии, явилась возможность для епархиального Училищного совета обсудить общее положение церковно-школьного дела в Кубанской области. 4 сентября 1918 года Училищный совет, после ознакомления с докладами по сему вопросу бывшего епархиального наблюдателя, командированного для этой цели в гор[од] Екатеринодар, вынес такое постановление. «Дело передачи  м[инистерству] н[ародного] п[росвещения] церковных школ Кубанской области, начатое Ставропольским епархиальным Училищным советом и Кубанской дирекции на основании постановления Временного правительства, от 20 июня 1917 года и согласно последовавшим за сим указаниям департамента м[инистерства] н[ародного] п[росвещения] на имя директора народных училищ со одной стороны и Училищного совета при Св[ятейшем] Синоде на имя епархиальных училищных советов – с другой по обстоятельствам пережитого Северным Кавказом момента к настоящему времени не закончено. Материалы по сему делу не все собраны, а собранные надлежащим образом не разработаны и им не сделано общей сводки подлежащими господами  инспекторами народных училищ и отцами наблюдателями церковных школ Кубанской области и не заключено требуемого акта о передаче. Если епархиальным Училищным советом путем переписки с подлежащими Казенными палатами с 1 января 1918 г. и переданы дирекции народных училищ Кубанской области казенные кредиты на жалование учащим церковных школ области, то лишь до некоторой степени дирекция может считать состоящими в своем ведении только учащих и учащихся церковных школ, школьные же здания, имущества и капиталы по прежнему составляют собственность подлежащих церквей, причем здания и имущества уступлены ими лишь во временное пользование. В виду сего епархиальный Училищный совет признает положение церковных школ в Кубанской области неопределенным и у него нет достаточных данных для решения вопроса, следует ли продолжать начатое дело передачи, или его следует прекратить.

 

С одной стороны, по докладу Ставропольского епархиального наблюдателя церковных школ И.П.Зилитинкевича, от 3 сентября 1918 года №42, на Кубани восстанавливаются законы, изданные до 25 сентября 1917 года, т.е. до большевистского переворота; тогда постановление Временного правитель(Л.83)ства, от 10 июня 1917 года, о передаче церковных школ м[инистерству] н[ародного] п[росвещения] должно оставаться в силе и при первой же возможности начатое дело передачи должно быть доведено до своего конца. В таком смысле имеются сведения  и в Ейском отделении совета.

 

С другой же стороны, как доносит то же Ейское отделение, от 26 августа 1918 года №401, ему сообщает с мест, что начальство Кубанского Казачьего войска все распоряжения, изданные после 28 февраля 1917 года, считает недействительными. Бывшие церковные школы опять переходят в ведение церковной власти, т.к. постановление Временного правительства от 20 июня 1917 года именно таково и свою силу теперь теряет.

 

Протоиерей станицы Ирклиевской  о. Сергиев вновь принял школу в свое заведывание и по школьным делам обращается к Ейскому Отделению.

 

Официальное и точное выяснение действительного положения церковно-школьного дела на Кубани и отношения Кубанского Краевого правительства к дальнейшей судьбе церковно-приходских школ области и является в данный момент очередной и неотложной задачей.

 

Принимая во внимание совершающееся ныне строительство жизни Кубанского Края и сложившийся определенный взгляд Кубанского Краевого правительства, что вся жизнь Кубанского Края во всех ее проявлениях должна находить разрешение в Кубанских же учреждениях, каковое обстоятельство вызвало временное предоставление Его Высокопреосвященством, функции епархиального управления Екатеринодарскому  епархиальному совету во главе с Преосвященным Иоанном, епископом Кубанским и Екатеринодарским. Ставропольский епархиальный Училищный совет, оставляя за собой естественно принадлежащую ему инициативу в настоящем деле, полагает, все изложенное в настоящем журнале для соответствующего выяснения и принятия надлежащих мер к урегулированию церковно-школьного дела Кубанской области и организации управления школами предоставить Его Преосвященству, Преосвященнейшему Иоанну, епископу Кубанскому и Екатеринодарскому препроводить ему и самый журнал, по утверждении такового Его Высокопреосвященством, Высокопреосвященнейшим Агафодором, архиепископом Кавказским и Ставропольским».

 

Препровождая это постановление Кубанскому епископу, епархиальный Училищный совет мыслил, что находящемуся в гор[оде] Екатеринодаре его отделению следовало бы предоставить права епархиального Училищного совета и что этот Кубанский Училищный совет, как местный и находящийся в (Л.83 об.) непосредственной близости к учреждениям высшего правления, примет на себя выяснение и окончательное решение вопроса о дальнейшей судьбе церковной школы в крае.

 

Но Кубанский епархиальный Училищный совет нашел, что учреждение самостоятельного Кубанского епархиального совета не вызывается жизненными обстоятельствами, что для такового учреждения  нет никаких оснований, что Ставропа)[ольский] епархиальный Училищный совет по прежнему должен обсуждать как нужды Ставропольской губ[ернии], так и Кубанской обл[асти] и что на нем должна лежать забота по составлению необходимых смет и по возбуждению различных ходатайств, в каковой своей деятельности  он может давать поручения Екатеринодарскому отделению, а в Кубанский епархиальный совет обращаться, в случае, надобности, за содействием.

 

После этого Ставропольский епархиальный Училищный совет вошел в сношение с ведомством народного просвещения Кубанского Краевого правительства и, изложив историю дела о передаче ему церковных  школ, просил его выяснить, признает ли Кубанское правительство необходимой в области церковную школу и будет ли отпущен им кредит на содержание учащего персонала ее наравне с учащим персоналом начальных училищ м[инестерства] н[ародного] п[росвещения], или же все церковные школы немедленно должны быть окончательно переданы в[едомству] н[ародного] п[росвещения].

 

В ответ на этот запрос Училищный совет получил копию приказа №13 в[едомства] н[ародного] п[росвещения] от 10 сентября 1918 года следующего содержания: «Церковно-приходские школы Кубанского Края, согласно закону Временного правительства от 20 июня 1917 г. /Правит[ельственный] Вестн[ик] 1917 г. №№89 и 133/ переходят в ведомство народного просвещения и принимаются станичными хуторскими обществами, о чем должен быть постановлен соответствующий приговор. Учителя тех церковно-приходских школ. которые перешли уже в ведомство народного просвещения с 1 августа 1918 года будут получать из средств Краевой казны по 170 руб. в мес[яц] наравне с учителями начальных школ ведомства; учителя еще не перешедших школ будут удовлетворены таким же денежным довольствием со дня перехода школы в в[едомство] н[ародного] п[росвещения].

 

Школьные здания тех церковно-приходских школ, которые не переданы ведомству, а закрыты переходят в ведение станичных обществ и могут последними быть предоставлены лишь для вновь открываемых школ. Что касается наблюдателей над церковно-приходскими школами, то выдача им содержания из средств казны прекращается».

 

(Л.84) Составлять сметы на содержание церковных школ Кубанской области и входить с ходатайством к Кубанскому Краевому правительству об отпуске на них кредита а)теперь ужеа) не было смысла. Положение учащих церковных школ в это время было самое разнообразное и в очень многих случаях крайне тяжелое, ибо в ожидании перехода школы учащие по нескольку месяцев оставались без содержания.

 

А в деле перехода встречалось много недоуменных вопросов  и неопределенное положение церковных школ затягивалось. Например, от Баталпашинского отделения получено было телеграфное донесение о том, что инспектор народных училищ отказывается принимать церковные школы без зданий и имущества. Все прежде составленные акты о такой передаче возвращены им, как составленные неправильно. Учащие, 3 месяца не получая содержания, голодали.

 

Имея в виду указ №30 от 24 октября 1917 г. из Св[ятейшего] Правительствующего Синода и то обстоятельство, что школьные здания и имущество составляют собственность церквей Кубанского Края, вопрос этот Ставропольский епархиальный Училищный совет передал Кубанскому епархиальному совету. Последний ответил, что он вошел в сношение с Кубанским Краевым правительством, выразив свой протест против отбирания как вообще школ, так в особенности зданий и имуществ, что вопрос этот находится в стадии разрешения, а председателю Баталпашинского отделения предложено удовлетворить учащих пока из местных средств.

 

В конце марта с[его] г[ода] Кубанский епархиальный совет сообщил, что протест его по поводу отобрания церковных школ в Крае пока никаких практических результатов не дал и вопрос об этих школах в настоящее время находится в неопределенном положении. Краевое правительство, по-видимому, намерено пересмотреть свои распоряжения по этому вопросу, но до сего времени еще не пересмотрело. Школы, за немногим исключением перешли в ведомство народного просвещения, а вопрос, остаются ли за церковью здания и имущества школ, для Краевого правительства, очевидно, остается, пока открытым, хотя в некоторых местах и здания, и имущества школ захвачены обществами.

 

В таком неопределенном положении остаются церковные школы в Кубанской области и теперь.

 

По делу о передаче церковных школ в Ставропольской губернии Ставропольский епархиальный Училищный совет начал переписку с существовавшими тогда уездными земскими и городскими управами.

 

(Л.84 об.) Самая передача пошла весьма и весьма медленно. На местах, со стороны приходских советов, в ведение коих перед тем перешли было церковные школы, последовали отказы в передаче, о чем составлялись соответствующие акты – протесты. Из имеющихся в епархиальном Училищном совете таких протестов можно выяснить, и общие причины отказа в передаче. Там, например, говорилось: «В заботах о будущем поколении наша обязанность приложить все силы, все влияние, чтобы развить в детях наших все доброе. Мы сознаем, что только в церкви и в Св[ятом] Евангелии найдут они истину и свое счастье и что только через нашу церковную школу они получат в этом духе свое первоначальное образование, а посему отказываемся от передачи нашей церковно-приходской школы в ведение земства и оставляем ее за собой, как церковно-приходскую школу… и обязуемся содержать ее на местные средства.»

 

Или в другом месте: «Находя, что для воспитания детей в духе православной церкви и для внушения религиозно-нравственных истин православной веры приходу необходимо иметь свои приходские школы, совет постановил: оставить приходские школы в заведовании прихода и возбудить ходатайство перед земской Управой, чтобы на содержание местных церковно-приходских школ земство отпускало такие же средства, как и на содержание земских, в виду того, что и в приходских школ обучаются дети таких же плательщиков земского налога, как и в земских. Если в приходе не найдется средств на содержание двух школ, то содержать хотя бы одну. Если же, в крайнем случае, в силу необходимости передача школ состоится, то передать их с таким условием, чтобы в этих школах обязательно преподавался закон Божий, церковно-славянское чтение и пение».

 

Все подобные акты-протесты епархиальный Училищный совет представлял на благоусмотрение Училищного совета при Св[ятейшем] Синоде. Прямого ответа оттуда получено не было, но можно думать, что упомянутое выше определение Священного Собора Российской Церкви и указ Св[ятейшего] Правительствующего Синода, от 24 октября 1917 года №30, является отражением этого голоса православного народа с мест. А голос этот свидетельствует об особом взгляде православного верующего народа на церковную школу. Ценится сам дух и постановка воспитывающей  церковной школы.

 

И вот, при таком настроении на местах, несмотря на неоднократное подтверждение, передача церковных школ в Ставропольской губернии подвигалось туго. Из пяти уездов Ставропольской губ[ернии] только в одном (Л.85) Благодарнинском передача всех церковных школ полностью была произведена к концу 1917 года. Другие уездные земские управы –Александровская и Святокрестовская – успели принять только незначительную часть церковных школ надлежащих уездов.

 

С водворением в Ставропольской губернии советской власти и с упразднением ею земства и городских управ, приемка церковных школ продолжалась исполнительными комитетами уездных крестьянских советов и исполнительными комитетами городских советов народных депутатов.

 

Были приняты церковные школы гор[ода] Ставрополя и Ставропольского уезда.

 

В конечном итоге к настоящему моменту в ведении Ставропольского епархиального Училищного совета  числится  около ста пятидесяти начальных школ и 2 второклассные.

 

Все остальные школы – Благодарненского уезда, Ставропольского и части Святокрестовского считаются переданными м[инистерству] н[ародного] п[росвещения] и содержание их прошло по смете дирекции народных училищ.

 

С изгнанием советской власти с вступлением в гор[од] Ставрополь доблестной Добровольческой армии очередной и неотложной задачей являлось выяснение вопроса о дальнейшем положении в Ставропольской губернии церковной школы.

 

Уездных земств в тот момент не существовало, передача церковных школ органам местного самоуправления – земствам – была начата, как выше указано, в силу постановления Временного правительства, от 20 июня 1917 г.

 

Приказом же №2  вр[еменно] и[сполняющего] д[олжность] Ставропольского военного губернатора все, изданные после 27 февраля 1917 г., распоряжения аннулированы. И постановление Временного правительства от 20 июня 1917 года о передаче церковных школ, как изданное после 27 февраля 1917 г., или должно было потерять свою силу и, следовательно, все уже переданные церковные школы должны были возвратиться снова в ведение церкви, причем возвратиться с теми ассигнованиями, которые уже были разрешены на них военною властью по смете дирекции народных училищ в Ставропольской губернии. Тогда потребовалось бы восстановление всех наблюдательских должностей, деятельности уездных отделений и дополнительное ассигнование потребных на это кредитов.

 

Или же, как целесообразное и отвечающее действительным пользам населения, означенное постановление должно было сохраниться и дело передачи церковных школ должно было быть доведено до конца. Тогда остальные цер (Л.85 об.) ковные школы надлежало бы немедленно передать представителям м[инистерства] н[ародного] п[росвещения].

 

В этом смысле от Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Агафодора, архиепископа Кавказского и Ставропольского последовало письмо на имя г[осподина] Ставропольского военного губернатора, с ходатайством о полном восстановлении в губернии церковной школы, а епархиальным Училищным советом 1 сентября 1918 г. были препровождены в Финансовую комиссию хозяйственного отдела для рассмотрения и представления на утверждение сметы расходов на содержание оставшихся у него церковных школ и церковно-школьной инспекции.

 

Общий вопрос о дальнейшей судьбе церковной школы в Ставропольской губернии и вопрос о содержании учащих за сентябрь-декабрь 1918 года выяснился только в январе сего 1919 года.

 

Содержанием за сентябрь-декабрь 1918 года учащие церковных школ были удовлетворены за счет остатков по смете м[инистерства] н[ародного] п[росвещения], образовавшихся на 1 января 1919 года.

 

На 1919 год Училищным советом была составлена и представлена по принадлежности особая смета, так как в силу распоряжения Временного управления делами н[ародного] п[росвещения]при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России, от 25 января с[его] г[ода] за №9, те церковные школы, которые до настоящего года не были переданы в ведение м[инистерства] н[ародного] п[росвещения], должны быть оставлены в духовном ведомстве.

 

Означенная смета еще и до сего времени не утверждена. Учащие церковных школ 4 месяца оставались без содержания, ведя все это время обычные занятия.

 

30 апреля с[его] г[ода] было получено телеграфное уведомление, что жалованье учащим церковных школ согласился провести протопресвитер Шавельский, а 7 мая с[его] г[ода] из Екатеринодара получена телеграмма № 21762 от начальника сметно-казначейской части Управления финансов о том, что Управлением сделано по К[азначейству] распоряжение – впредь до утверждения сметы выдать немедленно учащим церковных школ и инспекции содержание за январь-апрель с[его] г[ода] и единовременное пособие к празднику Св[ятой] Пасхи.

 

Что последует дальше, пока неизвестно.

 

Вот история церковной школы в Ставропольской епархии со времени издания постановления Временного правительства, от 20 июня 1917 г., и до настоящего момента. (Л.86) Налаженное церковно-школьное дело выбито из колеи, подвержено случайностям и поставлено в неопределенное и крайне тяжелое положение. Ставропольский епархиальный Училищный совет не имеет высшего органа, который вел бы сношение с органами высшего командования, был бы связующим звеном, посредником и защитником правовых и материальных интересов церковных школ и церковно-школьных работников.

 

Об изложенном Ставропольский епархиальный Училищный совет честь имеет доложить церковному Поместному Собору в г[убернском] г[ороде] Ставрополе и почтительнейше ходатайствует, не признает ли Собор необходимым и полезным для религиозно-нравственного воспитания народа полное восстановление в Ставропольской епархии церковной школы, с возвращением епархиальному Училищному совету всех уже переданных м[инистерству] н[ародного] п[росвещения] церковных школ, с отпуском на содержание их потребных кредитов от казны и с предоставлением Училищному совету права открывать таковые же школы и вновь. По признанию Священного Собора Православной Российской Церкви, церковные школы являются для православной церкви незаменимым способом распространения христианского просвещения и христианского воспитания и без них существовать она не может.

 

а)Председатель Совета Михаил епископ Александровский; ректор семинарии протоиерей В.Иванов; члены совета: священник Иоанн Козлов, препод[аватель] Дб)., препод[аватель] Ф. Крючков, делопроизводитель Добросовестный. 

 

22 мая 1919 года. № 273

 

 

 

 

 

 

 

№42в)

 

Заявление члена ЮВРЦС священника И. Николайченко

 

 

 

(Л.93)г) Его Высокопреосвященству председателю Южно-русского Поместного

 

церковного Собора члена Собора от Кубанской епископии свящ[енника] Иоанна

 

Николайченко заявление.

 

Мною получена телеграмма из г[орода] Екатеринодара извещающая меня о предложении большой партии парафина и оберточной бумаги для Екатеринодарского епархиального отделения свечного завода. Заместителя у меня не имеется, который бы мог (Л.93 об.) вступить с предложившими в переговоры, телеграфом снестись яснод) не представляется возможным, а поэтому немедленное присутствие мое в г[ороде] Екатеринодаре необходимо, вследствие чего прошу Ваше Высокопреосвященство разрешить мне оставить заседания Собора и выбыть завтра в г[ород] Екатеринодар.

 

Свящ[еник] И.Николайченко

 

1919 года мая 22 дня.

 

 

 

 

 

№43

 

{55}

 

СПИСОК

 

Членов Временного Высшего Церковного Управления, избранного на Юго-Восточном Русском Церковном Соборе в г[убернском] г[ороде] Ставрополе 22–23 Мая 1919 года

 

 

 

Председатель ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ МИТРОФАН, Архиепископ Донской и Новочеркасский (единогласно). 48 гол[осов] *

 

Члены: Высокопреосвященнейший ДИМИТРИЙ, Архиепископ Таврический и Симферопольский (39 гол[осов])

 

Преосвященный АРСЕНИЙ, Епископ Ростовский и Таганрогский (28 г[оло­сов])

 

Протопресвитер Г. И. Шавельский (40 голосов)

 

Профессор Протоиерей А. П.Рождественский (31 гол[ос])

 

Ординарный Профессор Донского Университета П. В. Верховской (30 голосов)

 

Граф В. В. Мусин-Пушкин (27 гол[осов]).

 

 

 

КАНДИДАТЫ К НИМ :

 

Преосвященный Гавриил Епископ Челябинский и Троицкий (45 г[олосов])

 

Преосвященный Макарий, Епископ Владикавказский и Моздокский (44)

 

Преосвященный Михаил Епископ Александровский (37 гол[осов])

 

Протоиерей Гр. Ломако (30 гол[осов])

 

Протоиерей Вл. Лаванов (27 гол[осов])

 

Профессор Н. М. Абрамов (2 4** гол[осов])

 

Граф П. Н. Апраксин (42 гол[оса]).

 

ПРИМЕЧАНИЕ : В случае отказа гр[афа] В. В. Мусина-Пушкина от звания члена Вр[еменного] В[ысшего] Ц[ерковного] Управления, по постановлению Собора, членом такового считается Гр[аф] П. Н. Апраксин, как получивший при баллотировке в члены одинаковое с Гр[аф] В. В. Мусиным-Пушкиным число голосов (27), вследствие чего окончатальный(sic) выбор между ними был решен жребием.

 

 

 

Верно. Секретарь Собора Проф. П. Верховской

 

 

 

ГА РФ Ф.Р-3696, оп. 1, д. 1, л. 55. Машинописная копия («под копирку»). В конце документа надпись рукой П. В. Верховского «Верно» и его же автограф.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№44

 

 

 

Проект адреса архиепископу Агафодору (Преображенскому), принятого ЮВРЦС на пленарном заседании 23-го мая 1919 г.

 

{94}

 

 

 

Выше Высокопреосвященство,

 

дорогой Отец и  Архипастырь!

 

 

 

С глубокой радостью приняли мы призыв Твой прибыть в г. Ставрополь на южно-русский  * Церковный Собор. Быстротекущая и бурная жизнь настоятельно требовала этого Собора, и Ты, Божий Старец, немощный телом, но бодрый духом, чутко уловил это требование и взял на себя почин в этом святом деле. Да будет благословенно имя Твое!

 

Прибыв в Твой епархиальный кафедральный ** город, мы, члены Собора, встретили здесь самое теплое гостеприимство и привет. Но особенно утешило {94об.} нас духовное общение с Тобою, Святитель Божий. Твое предстояние в торжественном богослужении, Твое почетное председательствование на нашем Соборе невольно переносили мысль нашу в апостольскую древность. Вспоминалась священная и трогательная старость великого апостола любви Иоанна Богослова, которого приносили в церковь Божию, когда он не мог уже ходить  ослабел силами силы его ослабели, но которого одно присутствие, почти молчаливое, одушевляло и просветляло верующих лучше  не меньше многих наставлений.

 

И нами, взиравшими на Тебя, живо чувствовались единство и связь Церкви наших дней с Церковью апостольской. {95}

 

Мир и бодрость вселялись в сердца; укреплялась решимость в полную меру поработать во славу Божию и на пользу Церкви Христовой.

 

Имя Твое, Высокопреосвященнейший Владыко, давно почетно и славно в Церкви Русской. Она знает Тебя, как наставника миллионов детей в Законе Божием при посредстве составленных Тобою книг. Она ценит Тебя, как щедрого жертвователя на нужды духовного просвещения и как выдающегося благотворителя. Паства Твоя всегда почитала Тебя, как мудрого руководителя и любвеобильного Отца. И теперь, на склоне дней  в вечернюю поружизни Твоей, Ты еще раз совершил большое {95 об.} церковное дело — созвал южно-русский Юго-восточ­ный Церковный Собор.

 

Земной поклон Тебе, славный иерарх, и за Твои заботы о нас в настоящие дни, и за весь великий жизненный труд Твой.

 

Да будет милостив Господь Бог Твой, да укрепит Он силы Твои на многая
лета.

 

 

 

 

 

23 мая 1919 г.

 

г. Ставрополь

 

ГА РФ Ф.р-3696. Оп.1. Д.1. Л.94-95об. Рукопись. Сверху надпись:  «Проэкт  адреса, Архиепископу Агафодору, составленного по поручению Членов <неразборчиво> Собора Протоиереем Николаем Карташевым».

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


[a] Далее зачеркнуто: не позднее следующего дня по.

[b] Фраза написана над строкой.

[c] Фраза вставлена между строк.

[d] Слово исправлено из: помощника.

[e] Заверительные подписи — автографы.

[f] Слово написано над строкой.

[g] Часть слова написана над строкой.

[h] Часть слова написана над строкой.

[i] Сокращенное слово написано над строкой.

[j] Слово написано над строкой.

[k] Заверительные подписи – автографы.

[l] Число вписано в машинописный текст от руки.

[m] Заверительные подписи — автографы.

[n] Прочтение слова предположительное.

[o] Автограф протопресвитера Шавельского.

[p] Помета в левом верхнем углу документа: в отд[ел] о ц[ерковной] дисц[иплине].

[q] Здесь и далее подчеркнуто в документе.

[r] Слово написано над строкой.

[s] Слово вписано в строку.

[t] Фраза вписана в строку.

[u] Слово написано над строкой.

[v] Слово написано над строкой.

[w] Слово написано над строкой.

[x] Слово написано над строкой

[y] Слово вписано в строку.

[z] Слово написано над строкой.

[aa] Далее вписано в строку и зачеркнуто: социалистическими утопиями.

[bb] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[cc] Далее текст обрывается.

[dd] Слово написано над строкой.

[ee] На листе в верхнем левом углу имеется рукописная помета: «Уже просили Пред[седателя] Особ[ого] Совещ[ания] об освобождении по одному (хотя бы) зданию дух[овных] уч[ебных] завед[ений] для занятий».

[ff] Слово напечатано над строкой на машинке.

[gg] Фраза напечатана над строкой на машинке.

[hh] Дата написана от руки.

[ii] В документе фамилия написана неразборчиво, прочтение предположительное.

[jj] Следующая фамилия в документе написана неразборчиво.

[kk] Далее в документе фамилия написана неразборчиво. Все заверительные подписи – автографы.

б) Перенос слова не закончен.

[ll] Далее зачеркнуто: принятие мер к.

[mm] Окончания исправлены от руки в каждом слове фразы: крайнюю необходимость скорейшего осуществления.

[nn] Заверительные подписи — автографы.

[oo] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[pp] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[qq] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[rr] Фраза написана над строкой.

[ss] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[tt] Окончания исправлены от руки в каждом слове фразы: эти причины неустранимы.

[uu] Далее зачеркнуто карандашом: <неразборчиво> так как, с другой стороны, <неразборчиво> епархии переполнены священниками беженцами из местностей занятых большевиками, я предлагал бы учредить временные священнические штаты, <неразборчиво>.

[vv] Вписано над строкой карандашом. Далее зачеркнуто карандашом: такие меры, носящие временный характер не могли бы  тяжело отразиться на материальной обеспеченности местного духовенства, т.к. викариатства учреждались бы лишь в непосильно больших приходах, где доходы более чем достаточны. Во-вторых  эта мера освободила бы часть времени у местного священника и дала бы ему возможность с большей энергией отдаться церковно-общественной работе, и в-третьих  эта мера решила бы тяжелый вопрос о нашем безучастном отношении к трагической судьбе голодающего духовенства.

[ww] Фраза вписана над строкой карандашом.

[xx] Плохо читаемый фрагмент, добавлено по смыслу.

[yy] В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[zz] В документе продолжение текста на листе 47 об., окончание - на листе 47.

[aaa] Вписано над строкой: 4).

[bbb] Слово вписано над строкой.

[ccc] Далее в документе вычеркнута строка.

[ddd] Слова подчеркнуты в документе.

[eee] Слово вписано над строкой.

[fff] Далее неразборчиво.

[ggg] Подчеркнуто в документе.

[hhh] Далее одно слово написано неразборчиво.

[iii] Так в документе.

[jjj] Слово написано над строкой.

[kkk] Далее в документе зачеркнута фраза: из войсковой казны.

[lll] На полях напротив 1-й строки абзаца написана цифра «2», которая трижды подчеркнута.

[mmm] Предложение написано над строкой.

[nnn] Предложение написано над строкой.

[ooo] Фамилия написана над строкой.

[ppp] Здесь и далее слова подчеркнуты в документе.

[qqq] Слово написано над строкой.

[rrr] На полях напротив 1-й строки абзаца написана цифра «1», которая дважды подчеркнута.

[sss] Слово написано над строкой.

[ttt] Написано над строкой вместо зачеркнутого: дальнейшем.

[uuu] Далее зачеркнуто: Терской области.

[vvv] На полях напротив 1-й строки абзаца написана цифра «3», которая дважды подчеркнута.

[www] Слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

[xxx] Написано над строкой.

[yyy] Слово написано неразборчиво, прочтение предположительное

[zzz] На полях напротив 1-й строки абзаца написана цифра «4», которая трижды подчеркнута.

[aaaa] Подписи председателя отдела нет.

[bbbb] Подпись Я.Сперанского – автограф.

[cccc] Слово написано над строкой.

[dddd] Так в документе.

[eeee] Написано над строкой.

г) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.2, д.4, л.49. Рукопись.

а) Заверительные подписи – автографы.

б) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.2, д.4, л.48. Рукопись.

в) Заглавие написано и подчеркнуто простым карандашом.

г) Далее зачеркнуто слово: Гавриил.

д) Слово вписано в строку.

е) Так в документе.

а) Далее зачеркнуто: Никаноров Иоасаф Всеволодович, чл[ен] Петрогр[адского] епарх[иального] сов[ета].

б) На обороте листа 48 имеется рукописная помета простым карандашом: Епископ Арсений.

а) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.2, д.4, л. 44-45. Рукопись, автограф В.М.Скворцова.

б) На документе имеются рукописные пометы простым карандашом - в верхнем левом углу листа 44: «в отдел о Приходе»; на обороте листа 45: «Преосв[ященному] Арсению».

в) Слово вписано в строку.

г) Так в документе.

д) Здесь и далее слова подчеркнуты в документе.

е) Фраза вписана в строку.

ж) Далее зачеркнуто: церковной. 

з) В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

и) Так в документе.

к) Слово вписано в строку.

а) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 96. Рукопись.

б) Слова подчеркнуты в документе.

в) Заверительные подписи - автографы.

г) Следующая фамилия  написана в документе неразборчиво.

д) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 80-86 об.  Машинопись.

е) На листе 80 документа в левом верхнем углу имеются рукописные пометы простым карандашом: «К делам Отдела Дух[овных] Уч[ебных] Заведений»; чуть ниже: «Распоряжения сделаны».

а) Здесь и далее в документе вместо слова «отцов» используется аббревиатура: о.о.

б) Здесь и далее в документе вместо слова «господ» используется аббревиатура: г.г.

в) Слово подчеркнуто в документе.

г) Так в документе.

а) Окончание дописано в строке чернилами от руки.

а) Часть слова вписана в строку от руки чернилами.

а) Слова вписаны в строку от руки чернилами.

а) Заверительные подписи - автографы.

б) Далее  в документе фамилия написана неразборчиво.

в) ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 93-93 об. Рукопись, автограф Николайченко.

г) На листе 93 в верхнем поле документа имеется рукописная помета простым карандашом: «22 Мая 1919 г. Разрешается. А.М.»

д) В документе слово написано неразборчиво, прочтение предположительное.

  * Рукописная вставка над строкой. — Примеч. мое.

** Зачеркнута цифра 2 и вписана 4. — Примеч. мое.

  * Здесь и далее зачеркнуто так же как в оригинале. — Примеч.  мое.

**Здесь и далее курсивом выделены вставки над строкой в оригинале. — Примеч. мое.

 

 


[1] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 1, д. 1, л. 11 – 11 об. Рукопись. Положение о созываемом в г. Ставрополе Соборе существует в деле в виде рукописного подлинника с исправлениями протопресвитера Шавельского ( л. 11 – 11 об .) и рукописной копии с надписью и заверяющей подписью Махароблидзе в конце документа : «Скрепа делопроизводителя Махароблидзе» (л.12-12 об.).

 

[2] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 1, д. 1, л. 13. Приложение к положению о Поместном Соборе существует в деле в виде рукописного подлинника с исправлениями Махароблидзе (л. 13) и рукописной копии с надписью и заверяющей подписью Махароблидзе в конце документа: «Скрепа делопроизводителя Махароблидзе» (л.14). На обороте копии (л.14 об.) надпись: еп.Михаилу.

 

[3] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 1, д. 1, л.10-10 об. Машинопись. На полях документа (л. 10) протопресвитером Шавельским оставлен рукописный комментарий.

[4] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 2, д. 4, л. 9-13. Рукопись.

[5] Автором «сыновнего обращения» являлся член ЮВРЦС священник Владимир Востоков. В деле имеются так же несколько листов (л.13 об.-14 об., л. 22-25) с подписями под обращением, всего числом более 200. Среди подписей автографов членов ЮВРЦС замечено не было.

[6] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 2, д. 4, л. 8-8 об. Рукопись.

[7] ГА РФ, ф. Р–3696, оп.1, д.1, л.77-79. Машинопись.

[8] СВОБОДНАЯ РЕЧЬ, Екатеринодар, среда 25 мая (6 июня) 1919 г. №112.

[9] Центральный комитет партии Н ародной С вободы – осколки руководящего ядра партии кадетов, ЦК которой после разгрома ее конференции (26-29 мая 1918г., Москва) осуществленного ВЧК,  возглавлял на территориях действия ВСЮР князь П.Д.Долгорукий.

[10] ГА РФ, ф. Р–3696, оп. 1, д. 1, л. 70-71. Рукопись. На первом листе (л.70) документа в правом верхнем углу имеется рукописная помета простым карандашом: докл[адчик] Карташов. В том же деле есть машинописная копия (л.72-72 об.) протокола без заверительных подписей с карандашной пометой в конце документа: 6) предложить Преосвященным пользоваться  всевозможными происходящими по благочиниям и в епархиях собраниями для постоянного обсуждения и решения местных приходских дел.

[11] ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 69 - 69 об. Рукопись. Автограф И.В.Никанорова. В нижнем поле документа помета: Законность; на полях слева и справа – римские цифры.

[12] ГА РФ, ф. Р-3696, оп.2, д.4, л. 46 - 47 об. Рукопись. На листе 46 документа имеются рукописные пометы - в верхнем поле документа: «в приходской отдел»; в левом верхнем углу: «№1».

[13] ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 68 - 68 об. Рукопись. Документ был составлен членами отдела путем собственноручного ( или нескольких членов отдела - за себя и за других)  внесения в список своих фамилий и некоторых других сведений, касающихся их церковного и общественного положения, поэтому неоднороден по форме записи, употребляемым сокращениям, знакам препинания и т.п. Судя по подписи председателя,  епископа Арсения (Смоленца), заглавие документа написано им же.

[14] ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 74а - 74а об., 74б - 74б об., 75  - 75 об. Рукопись.

[15] ГА РФ, ф. Р-3696, оп.1, д.1, л. 76-76 об.  Рукопись.

[16] Список был составлен аналогично документу №34 (см. предыдущую сноску).

 

Форумы