Александрийская Православная Церковь. Османский период. 1517-1798 гг.

Господь Иисус Христос и св. Мина. Икона. VI-VII вв. из мон-ря Бауит (Париж. Музей Лувр)

Фрагмент статьи из т. 1 «Православной энциклопедии». Москва, 2000 г.

С захватом К-поля (1453) тур. господство в течение столетия распространилось на Ближ. Востоке, в Юго-Вост. Европе, а также на Африканском континенте. В 1517 г. Египет, завоеванный турками, стал одной из провинций Османской империи. Во главе его стояли присылавшиеся из Стамбула паши, к-рые опирались на размещенные в стране янычарские корпуса. Отстраненным от власти мамлюкам удалось сохранить значительное влияние в егип. администрации и армии. В течение неск. десятилетий внутреннее положение страны оставалось стабильным, но с кон. XVI в. началась полоса смут и мятежей, в ходе к-рых османские паши утратили реальную власть, а на первые роли выдвинулись мамлюкские беи. С сер. XVII в. различные группировки вели кровавую междоусобную борьбу за лидерство. Самым выдающимся мамлюкским предводителем был Али-бей аль-Кабир (1767-1773), стремившийся отделиться от Османской империи и возродить независимый султанат. Восстание Али-бея потерпело поражение, однако и после этого власть Высокой Порты в Египте оставалась призрачной, реальный же контроль над страной продолжали оспаривать друг у друга мамлюкские кланы.

Положение христиан в османском Египте определялось традиц. установками мусульм. права, предусматривавшего неполноправный статус зиммиев при сохранении свободы вероисповедания и внутренней автономии их общины (миллета). В целом османы были более веротерпимы, чем правившие до них мамлюки; в Египте же положение зиммиев оставалось наиболее благоприятным по сравнению с др. провинциями. Немусульмане, как и в ср. века, играли заметную (а иногда и монопольную) роль в нек-рых видах торговли, финансах, налоговой службе. Особенно укрепились позиции христиан при Али-бее, к-рый, руководствуясь политическими соображениями, позволил христианам вытеснить из егип. экономики тур. и евр. торговцев и финансистов. Между различными немусульм. общинами и внутри каждой из них разворачивалось ожесточенное соперничество за влияние на мамлюкских беев; одни группировки возвышались, др. подвергались опале, но в целом христиане сохраняли доминирующее положение в экономической жизни Египта.

По сравнению с др. христ. конфессиями роль православных в этом противоборстве была незначительной (за отдельными исключениями, как, напр., купец из Дамиетты Михаил Фахр, финансовый советник Али-бея). Отчасти это объясняется малочисленностью правосл. общины. Она состояла как из коренных жителей - арабов, греков, поселившихся в Египте после 1517 г., так и из приезжавших на время в страну греч. и сир. купцов. Посетивший Египет в 1651 г. рус. мон. Арсений (Суханов) сообщал, что в Каире постоянно живут 600 правосл. арабов и греков, а вместе с приезжими их насчитывается ок. 1 тыс. чел. В 30-40-х гг. XIX в. наблюдатели оценивали численность правосл. общины в 2-5 тыс. чел. (включая иностранных подданных, временно проживавших в Египте). Для сравнения можно указать, что коптов в это время насчитывалось 150-160 тыс. Большинство православных жили в Каире, Александрии и Дамиетте, незначительные общины существовали в Розетте (араб. Рашид) и Суэце.

Во всем правосл. Патриархате в XVI - нач. XIX в. было 8 храмов - в Каире, Александрии, Розетте и Дамиетте - и 2 мон-ря, св. Саввы в Александрии и вмч. Георгия в Каире, где размещалась резиденция Патриарха. Духовенство было немногочисленно и, как правило, малограмотно; в 1843 г. насчитывалось 23 клирика греч. и араб. происхождения. Своей паствой управлял фактически сам Патриарх, при к-ром иногда имелось несколько титулярных архиереев (в документах XVII-XVIII вв. встречаются епископ Фиваидский, митрополиты Мемфисский и Ливийский), к-рые иногда назначались для управления мон-рями и имениями, пожертвованными Александрийскому престолу господарями Молдавии и Валахии (поступления от этих имуществ составляли существенную статью дохода Патриархата). Из-за малочисленности правосл. населения Церковь постоянно находилась в тяжелом финансовом положении и жила благодаря поддержке др. Вост. Патриархатов и помощи от правосл. государей, прежде всего из России.

Службы велись на греч. языке, с нек-рыми повторениями по-арабски. Греч. и араб. были офиц. языками, употреблявшимися в Патриархате (в проповедях, при оглашении документов и т. п.). Все Патриархи были греч. происхождения, в кон. XVI - 1-й пол. XVII в. среди них преобладали выходцы с Крита. Многие из них до вступления на Александрийский престол занимали архиерейские кафедры в К-польском Патриархате. Избрание очередного Патриарха осуществлялось, как правило, по указанию его предшественника, с согласия егип. клира и паствы; рукоположение происходило в Египте или в одном из соседних Патриархатов. Миряне принимали активное участие в жизни АПЦ. Они были объединены в торгово-ремесленные корпорации, возглавлявшиеся старейшинами греч. и араб. происхождения (архонтами, шейхами). Верхушка правосл. общины поддерживала духовенство материально и в свою очередь влияла на церковные дела и избрание Патриархов. Внутренняя жизнь АПЦ обычно не омрачалась конфликтами, связанными с борьбой за Патриарший престол, и была самой спокойной по сравнению с др. поместными Церквами Востока. Исключение составили 10-е гг. XVIII в., когда оспаривали власть Патриарх Самуил и митр. Клавдиупольский Косма, буд. Патриарх (1723-1736).

От покорителя Палестины и Египта султана Селима I (1512-1520) Патриарх Иоаким получил фирман, утверждавший его Патриаршие привилегии и защищавший от произвола гражданских властей. Хотя этот документ не сохранился, о его содержании можно судить на основании древнейшего из дошедших до нас фирманов, данного Александрийскому Патриарху Матфею Псалту (1746-1766). Патриарх имел абсолютную власть над всеми клириками и монахами, поставлял, а в случае необходимости удалял из Египта архиереев, был хозяином храмов и мон-рей, имел право решать бракоразводные, наследственные и прочие споры своей паствы (причем тур. власти не имели права вмешиваться в эти дела). По политическим мотивам Высокая Порта запрещала лат. пропаганду среди православных. Патриарх Иоаким пользовался правом беспрепятственного передвижения не только по территории Египта, но и за его пределами. В 1526 г. он присутствовал в Иерусалиме на Соборе под председательством Вселенского Патриарха Иеремии I, на к-ром был осужден митр. Иоанникий, незаконно захвативший в 1526 г. К-польский престол. Патриарх посещал и Синай, где в 1529 г. построил храм во имя арх. Михаила.

Как уже было отмечено, т. н. синайский вопрос на протяжении веков был яблоком раздора между Иерусалимской и Александрийской Церквами. Издревле Синай находился в юрисдикции Иерусалимского Патриархата, к-рый усмотрел в сооружении Александрийским Патриархом храма на Синае покушение на свои права. Хотя Патриарх Иоаким неск. раз (в 1530 и 1542) официально отказывался от претензий на мон-рь вмц. Екатерины, в 1540 г. Иерусалимский Патриарх решил восстановить на Синае архиепископскую кафедру, чтобы ограничить возможности Александрии вмешиваться в дела обители. Однако вскоре, воспользовавшись недостойным поведением очередного Синайского епископа, Патриарх Иоаким настоял на соборном решении об упразднении архиепископского сана игумена Синайской горы (1561) и снова стал выступать в роли покровителя мон-ря. Окончательно этот вопрос был решен в К-поле на Соборе 1575 г., где снова была учреждена кафедра Синайского (архи)епископа, избиравшегося монахами и утверждавшегося Иерусалимским Патриархом.

После почти 80-летнего первосвятительского служения 119-летний старец Иоаким скончался в ореоле святости (в наст. время в АПЦ поставлен вопрос о его канонизации). Епитрахиль и пастырский жезл этого Патриарха были ок. 1593 г. отправлены в Россию в качестве дара Александрийского престола.

Включение Египта в состав Османской империи значительно усилило связи между Александрийским престолом и др. Вост. Патриархатами. Многие Патриархи едва ли не большую часть своего правления проводили за пределами Египта, принимая участие в делах К-польской Церкви или собирая милостыню на поддержание своего престола в дунайских княжествах. К эпохе Патриарха Иоакима относятся первые контакты Александрийского Патриархата с Россией. В 1523 г. Патриарх направил делегацию в Москву к вел. кн. Василию III с просьбой оказать материальную помощь АПЦ, а в 1556 г. посольство Патриарха и Синайского архиепископа с аналогичными целями отправилось к царю Иоанну IV Грозному; помимо проч. Иоаким ходатайствовал перед царем об освобождении из-под ареста прп. Максима Грека. В обоих случаях помощь была оказана. Иоанн Грозный передал щедрые денежные пожалования всем Вост. Патриархам через своего посланца, Василия Позднякова, к-рый в 1559 г. встречался в Египте с Патриархом Иоакимом и оставил описание состояния вост. Православия той эпохи.

В течение последующих полутора столетий после этого Александрийский Патриархат поддерживал достаточно тесные связи с Москвой, получая из России значительные пожертвования пушниной, деньгами, церковной утварью. Без этой поддержки (как и средств, получаемых из дунайских княжеств и др. частей правосл. мира) бедная и малочисленная АПЦ не могла бы выжить в мусульм. окружении.

После Иоакима АПЦ возглавлял Патриарх Cильвecтр (1569-1590). В 1574 г. он познакомился в Иерусалиме с молодым ученым с Крита Мелетием Пигасом, получившим образование в Падуанском ун-те. Сильвестр убедил Мелетия служить Александрийскому престолу и рукоположил во диакона и священника АПЦ. В этот момент положение христиан в Египте было довольно тяжелым. Поражение тур. флота при Лепанто от союзных сил Венеции, Испании и Италии (1571) вызвало погромы егип. христиан, описанные в одном из писем Мелетия Пигаса. Активизировала прозелитскую деятельность Римская Церковь, распространяя различные сочинения, создавая католич. школы и пытаясь склонить вост. христиан к принятию григорианского календаря, что категорически отвергли Патриарх Иеремия К-польский и Патриарх Сильвестр. Мелетий Пигас, в то время протосинкелл Александрийского Патриарха, составил Александрийский томос, где доказывалось, что реформа календаря противоречит установлениям Др. Церкви.

В правление Патриарха Сильвестра Египет посетили 2 рус. посольства, доставившие пожертвования АПЦ - И. Мишенина и Т. Коробейникова (1582-1583) и М. Огаркова и Т. Коробейникова (1593). Через первое посольство царь Иоанн Грозный просил Патриарха прислать в Россию ученого монаха, знающего латынь. Патриарх отправил в Москву Мелетия Пигаса, прекрасного знатока лат. языка, патристики и схоластики, но тому не удалось попасть в Россию, т. к. он надолго задержался в К-поле.

После кончины Патриарха Сильвестра на престол вступил Мелетий Пигас (1590-1601). Активная проповедническая деятельность, догматико-полемические сочинения и организаторский талант создали ему огромный авторитет. 2-я пол. 80-х - нач. 90-х гг. XVI в. отмечены усилением рус. дипломатической активности на Ближ. Востоке в связи с учреждением в Москве Патриаршества и необходимостью получить на это согласие Вост. Патриархов. Мелетий Пигас занимал в данном вопросе сдержанную позицию, т. к. Патриаршество на Руси было учреждено без его согласия. В 1592 г. Мелетий прибыл в К-поль, где в 1593 г. под председательством Вселенского Патриарха Иеремии II при участии 3 Вост. Патриархов и 40 архиереев обсуждался вопрос об учреждении на Руси Патриаршества, а также об осуждении нововведений Рима относительно времени празднования Пасхи. Мелетий, председательствовавший на Соборе, одобрил учреждение нового Патриаршества, но отказался признавать за Московским Патриархом третье место в диптихе Патриарших престолов, как того хотели на Руси.

В условиях смут и нестроений, сотрясавших в кон. XVI в. Вселенский престол, Мелетий Пигас, глава второго по диптиху Патриархата, в какой-то мере взял на себя духовно-политическое лидерство на правосл. Востоке. Его деятельность простиралась на все страны восточнохрист. мира - от России до Эфиопии. Известно ок. 300 его писем и посланий, посвященных различным церковным и политическим вопросам и адресованных на Украину, Крит, в Молдавию, Сирию, Венецию и т. д. Особое внимание Патриарх уделял положению в Юго-Зап. Руси, где иезуиты активно насаждали унию. В 1593 г. он отправил туда в качестве экзарха своего племянника и буд. преемника на Александрийском престоле Кирилла III Лукариса, ставшего ректором Острожской академии и едва избежавшего ареста, когда после принятия Брестской унии (1596) начались преследования православных. В 1597 г. Мелетий поддержал решения правосл. Брестского Собора (см. Брестские Соборы) и долгие годы вел активную переписку с вождями Православия на Украине, особенно с кн. К. К. Острожским. Патриарх занимался вопросом объединения с коптами и эфиопами, среди к-рых также активно вели пропаганду иезуиты. Мелетий сумел убедить копт. патриарха Гавриила отойти от пролатинской ориентации.

После кончины Иеремии II (1595) православные К-поля с согласия османских властей обратились к Патриарху Мелетию с просьбой возглавить Вселенский престол, однако александрийцы грозили силой удержать его в Египте, и Мелетий вынужден был уступить просьбам своей паствы. Однако он все же согласился на временное окормление К-польской Церкви, к-рую оставил после избрания на Вселенский престол Матфея II (1598-1602). Чрезмерные труды подорвали здоровье Патриарха, и он скончался в возрасте 52 лет.

В правление Мелетия снова обострился синайский вопрос. Элементы самостоятельности, заложенные в статусе местного епископа, проявились в кон. XVI в., когда Синайская обитель, получавшая отовсюду богатые пожертвования и ставшая сильной и влиятельной, стремилась к полной независимости. Избранный в 1593 г. Синайский еп. Лаврентий, желая выйти из-под власти Иерусалима, принял поставление не от Иерусалимского Патриарха, а от 2 епископов Антиохийского престола и в дальнейшем вел себя как автокефальный архиерей. Патриарх Мелетий способствовал тому, что в итоге Лаврентий принес покаяние и признал над собой власть Иерусалимского Патриарха. Обострение в отношениях с синайскими монахами произошло уже в правление Александрийского Патриарха Кирилла Лукариса (1601/02-1620). В 1607 г. еп. Лаврентий начал совершать богослужения на Каирском подворье Синайского мон-ря. Богатый храм подворья, казавшийся дворцом по сравнению с Патриаршим собором, привлекал множество верующих, что лишало Александрийскую Патриархию последних доходов. Патриарху Кириллу неск. раз удавалось добиться соборного отлучения Лаврентия, и в конце концов синаиты закрыли церковь на Каирском подворье.

В правление Кирилла Лукариса Александрийский Патриархат достиг наибольшего влияния на христ. Востоке. В этот период Александрийский Патриархат оказался в эпицентре конфликтов, связанных с проникновением на Ближ. Восток с Запада противоборствующих западнохрист. конфессий - протестантизма и католичества. Внутри Вост. Православия возникли соперничавшие группировки, поддерживавшие ту или др. доктрину. Первые контакты православных Востока с протестантами восходят ко 2-й пол. XVI в.; считается, что Мелетий Пигас относился к ним доброжелательнее, чем к католикам, хотя и не разделял протестант. воззрений. Новый Патриарх продолжил начатое Мелетием активное противодействие католикам, зачастую прибегая к союзу с их главными противниками - протестантами. Кирилл Лукарис пошел по пути сближения с протестантами значительно дальше, за что позже его прямо обвиняли в кальвинизме. Он поддерживал тесные отношения с англ. королями Яковом I (1603-1625) и Карлом I (1625-1649) и с Кентерберийским архиеп. Эбботом, посылая в Англию ценные дары (в т. ч. переданный королю «на сохранение» Александрийский кодекс Свящ. Писания). В 1617 г. Кирилл отправил на учебу в Оксфорд Митрофана Критопула, в лице к-рого надеялся получить достойного наследника на Александрийском престоле, способного противостоять католич. натиску. Впрочем, ближайшие преемники Кирилла - Герасим Спарталиот и Митрофан Критопул - достаточно сдержанно относились к протестантам и отклоняли их попытки к сближению. В 1638 г. Патриарх Митрофан подписал соборное осуждение прокальвинист. «Исповедания веры», написанного Кириллом Лукарисом. Борьба с протестант. увлечениями в греч. Православии продолжалась еще неск. десятилетий, но Египет уже оставался в стороне от этой полемики.

Как и Мелетий, Патриарх Кирилл нек-рое время управлял Вселенской Церковью (1612), но по проискам католиков вынужден был покинуть К-поль. После кончины Патриарха Тимофея II (1620) Синод единогласно избрал Кирилла Лукариса на Вселенский престол, а на Александрийскую кафедру был поставлен Герасим I Спарталиот (1620-1636), философ и богослов, знаток древнегреч., лат., евр. и араб. языков. Он полностью разделял взгляды Кирилла Лукариса в вопросе отношения к католицизму, поддерживал такие же тесные отношения с др. правосл. Церквами. В частности, он помог погасить огромный долг Патриарху Иерусалимскому Феофану (1608-1644), поддерживал материально Кипрскую Церковь, несмотря на то что финансовое положение самой Александрийской кафедры оставляло желать лучшего.

Патриарх Герасим трижды отправлял послания с просьбой о пожертвованиях в Россию, в т. ч. с известным паломником Василием Гагарой. В 1624 г. посланник рус. царя Михаила Феодоровича (1613-1645) передал Герасиму «на поминовение» 140 р. В следующем году Патриарх просил помощи и для Синайского мон-ря. В 1632 г. в Москву направилась делегация АПЦ с письмами Патриарха Герасима, в к-рых он жаловался на трагическое положение своей Церкви. В 1634 г., находясь в К-поле, Александрийский Патриарх получил из Москвы 200 р. на помин души почившего Патриарха Московского Филарета. Отношения с Москвой касались и вопросов богословского характера. В 1623 г. Герасим писал царю Михаилу, что к молитве на водоосвящение не следует прибавлять слова «и огнем» (см. Дионисий (Зобниновский)), в 1632 г. в Россию прибыл протосинкелл АПЦ Иосиф в качестве учителя греч. языка и переводчика церковных книг и полемических сочинений.

По смерти Герасима Александрийским Патриархом был избран Митрофан Критопул (1636-1639), за время своего краткого правления не успевший должным образом послужить престолу ап. Марка. В кон. 1637 г. он, оставив в Каире Патриаршим эпитропом иером. Мелетия, уехал в К-поль, где встретился с Кириллом Лукарисом, к-рый вел в то время жестокую борьбу с католиками. Захвативший после этого К-польский престол Кирилл Контарис угрожал Митрофану и Феофану Иерусалимскому репрессиями за отказ сослужить с ним. Очевидно, угрозы возымели действие, поскольку оба Патриарха согласились участвовать в Соборе 24 сент. 1638 г., осудившем Кирилла Лукариса за кальвинизм. Митрофан умер в нач. 1639 г., отравленный, по слухам, людьми Контариса.

Указанная Митрофаном перед смертью кандидатура Иоанникия, митр. Веррийского, была отклонена Кириллом Контарисом, очевидно под влиянием латинян. К-польский Патриарх выдвинул кандидатуру своего учителя Николая Кларонцана, добродетельного и ученого мужа. Николай, вступивший на Александрийский престол с именем Никифор (1639-1645), большую часть своего Патриаршества провел в Валахии и Молдавии, оставив в Египте своего эпитропа, еп. Арсения. Патриарх собирался посетить Москву, но тур. власти не разрешили ему выехать в Россию.

В это время вновь обострились отношения Александрийского престола с синаитами, требовавшими предоставить им возможность совершать службы на своем подворье в Каире. Воспользовавшись отсутствием Никифора, синаиты получили разрешение от К-польского Патриарха Парфения I служить в храме подворья, поминая при этом имя предстоятеля Александрийского престола. Но когда Патриарх Никифор вернулся в Египет, Парфений вынужден был отменить свое разрешение. Вопрос о Синайском подворье, оставшись нерешенным, достался новому Александрийскому Патриарху Иоанникию (1645-1657). Синайский еп. Иоасаф сумел заручиться покровительством влиятельных лиц, прежде всего молдав. господаря Василия Лупу. Под его давлением К-польский Патриарх Иоанникий II разрешил синаитам проводить богослужения в Каире (1651). По жалобам синайских монахов Александрийский Патриарх Иоанникий подвергался преследованиям тур. властей и в авг. 1652 г. был даже на неск. дней арестован. Однако в следующем году ситуация изменилась: турки конфисковали и разграбили синайское подворье, а К-польский престол, воспользовавшись свержением господаря Василия, вновь стал поддерживать Александрийского Патриарха. Иоасаф Синайский был вынужден уступить (1654): после того как подворье было возвращено синаитам, службы там прекратились.

Патриарх Иоанникий неоднократно посылал свои грамоты в Россию; в них он не только испрашивал царскую милостыню, но и писал о политических событиях на Востоке, приветствовал наступление на Польшу и даже пытался влиять на выработку внешнеполитической стратегии Москвы. В ответ продолжала приходить денежная помощь. В 1645 г. царь Алексей Михайлович прислал дары и 1 тыс. р. О плачевном состоянии АПЦ повествует посетивший в 1651 г. Египет рус. мон. Арсений (Суханов), к-рый встретился с Патриархом Иоанникием 10 сент. 1651 г. и беседовал с ним по литургическим и каноническим вопросам. По его словам, в Александрии был один мон-рь св. Саввы, в одной части монастырского храма служили православные, а в др. имелось 2 престола, на к-рых служили католики. В Старом Каире был один храм св. Георгия и проживало ок. тысячи правосл. христиан. В 1652 г. Патриарх Иоанникий открыл здесь первую греч. школу и больницу.

Патриарх Паисий (1657 - ок. 1678) был первым из Александрийских Первосвятителей, посетивших Россию. В 1666 г. он прибыл в Москву, где принял активное участие в деле Патриарха Никона. Вместе с Макарием III Антиохийским Паисий председательствовал на заседаниях Большого Московского Собора 1666-1667 гг., санкционировал осуждение Никона и отлучение старообрядцев (см. Старообрядчество), а также решение вопросов о разграничении прерогатив светской и духовной властей. Паисий покинул Москву лишь в 1669 г. Участие Патриарха Паисия в процессе над Никоном, много сделавшим для усиления греч. влияния в России, было негативно воспринято многими вост. иерархами. К-польский Патриарх Парфений IV даже низложил Паисия, ссылаясь на его многолетнее отсутствие в Египте, однако егип. христиане воспротивились этому решению, под воздействием рус. дипломатии и Иерусалимского Патриарха Нектария (1661-1669) оно было отменено, и султан Мехмед IV снял с Патриарха возведенные против него обвинения.

Перед отъездом из Москвы Паисий помимо денежного пособия получил царскую жалованную грамоту, на основании к-рой монахи обителей св. Саввы в Александрии и вмч. Георгия в Каире получили право испрашивать милостыню в России. В 1678 г. Патриарх Паисий ушел на покой.

Вместо него был избран Парфений I (1678-1688), к-рый бо́льшую часть своего Патриаршества провел в разъездах, собирая средства для своей Церкви. В 1682 г. он по просьбе царя Феодора Алексеевича дал согласие на прощение Патриарха Никона. Преемником Парфения, погибшего во время землетрясения в Смирне, стал Герасим II (1688-1710), бывш. митр. Касторийский. В ходе борьбы против католич. учения о пресуществлении Честных Даров он начал произносить на литургиях слова Господа «приимите, ядите» тайно, а слова призывания Св. Духа «и сотвори убо хлеб сей» - громко. На это последовала отрицательная реакция К-польского Патриарха Гавриила III, к-рый просил Александрийского Патриарха отказаться от новшеств. Герасим также много путешествовал с целью сбора средств; будучи в 1692 г. в Валахии, он обратился к рус. царю Петру I за помощью для мон-рей АПЦ.

При Петре I получение помощи было официально упорядочено. В 1735 г. указом императрицы Анны Иоанновны были установлены «палестинские штаты» - фонд, из к-рого раз в 5 лет Вост. Патриархам и мон-рям выплачивалось по 500 р. Однако в силу внешнеполитических причин (русско-тур. войн) эти суммы поступали нерегулярно.

По воле Патриарха Герасима его преемником стал в 1710 г. митр. Ливийский Самуил Капасулис, но К-польский Патриарх Киприан выдвинул на Александрийский престол митр. Клавдиупольского Косму II , к-рый, совершив в Патриаршем соборе собственную интронизацию, в течение неск. лет оспаривал у Самуила Патриарший престол. Чтобы поправить финансовое положение АПЦ, Патриарх Самуил вынужден был обращаться за помощью к англ. королеве Анне Стюарт (1702-1714) и папе Клименту XI; последний будто бы утвердил его Патриархом после того, как тот в присутствии францисканцев подписал лат. вероисповедание. В 1713 г. вторично занявший К-польский престол Киприан оправдал Самуила от возводимых на него обвинений и в янв. 1714 г. писал Хрисанфу Иерусалимскому, что невиновность возвращенного на Александрийский престол Патриарха доказана и объявлена с амвона.

По смерти Самуила, одним из последних дел к-рого было признание учреждения в России Святейшего Правительствующего Синода (1723), на Александрийский престол вернулся находившийся на покое Косма II (1723-1736). После него Патриархом был избран Косма III (1737-1746), бывш. митр. Писидийский, имевший прекрасного помощника в лице архим. Матфея Псалта, избранного в его преемники по Александрийской кафедре (1746-1766), несмотря на несогласие Патриарха Паисия II К-польского. Для погашения долга тур. властям Патриархия нуждалась в средствах, к-рые поступали из Молдавии, Венеции и России. Из тех же источников брались деньги на ремонт Патриарших резиденций в Александрии и Каире, храмов и Патриаршей б-ки.

Пропаганда католиков, выступавших против употребления за литургией квасного хлеба, побудила Патриарха Матфея организовать диспут по этому вопросу, в к-ром позицию православных защищал Евстратий Аргентис, составивший также «Синтагму против опресноков» (1760). С целью предотвратить попытку укоренения в Египте унии он вел переговоры в 1751 г. с рус. послом в К-поле А. Обрезковым, к-рому писал также и по эфиоп. вопросу: негус Иясу II и его мать Марта обратились к правосл. Александрийскому Патриарху с просьбой прислать в Эфиопию грамотного священника-богослова, а также деяния 7 Всел. Соборов. Матфей послал в Эфиопию миссию во главе с иером. Стефаном, к-рый построил там школу, планировал соорудить правосл. храм, и просил содействия рус. правительства в деле установления Православия в Абиссинии (Святейший Синод РПЦ, рассмотрев этот вопрос лишь через 17 лет, направил его в архив).

В это время шли споры о перекрещивании инославных христиан, к-рые не были крещены через троекратное погружение во имя Св. Троицы; в 1756 г. решение об обязательности перекрещивания подписали 3 Патриарха: Кирилл V К-польский, Матфей Александрийский и Парфений Иерусалимский. В 1758 г. Александрийский Патриарх издал также ряд постановлений, предостерегавших христиан от обращения в тур. суды и рекомендовавших решать споры между христианами только через Церковь. В том же году он дал благословение на строительство правосл. храма в Лондоне. В 1766 г. Патриарх Матфей оставил Александрийский престол и удалился на Афон в Кутлумушский мон-рь.

Следующий Патриарх Киприан (1766-1783), рекомендованный в преемники самим Матфеем, восстановил в Каире греч. школу и поставил особого архиерея, к-рый решал текущие вопросы в отсутствие Патриарха. С 1780 г. Синайский мон-рь прекратил получать средства от Александрийского Патриархата. Это привело к обострению отношений синаитов с Александрией.

Следует отметить, что благодаря неутомимым трудам своих выдающихся Первосвятителей АПЦ сумела выдержать тяжелые испытания. Зачастую у Патриархов не было средств, чтобы совершить поездки по приходам, да и самих правосл. христиан в Александрии в кон. XVIII в. едва насчитывалось 200 семей. Различные стихийные бедствия, как, напр., чума 1791 г., сокращали немногочисленную паству.

Ист.: Радзивил Н. Х. Путешествие по святым местам и в Египет. СПб., 1787; Григорович-Барский В. Странствия... по святым местам Востока с 1723 по 1747 г. СПб., 1885. Ч. 1-2; Поздняков В. Хождение... по святым местам Востока, 1558-1561 гг. СПб., 1887; Арсений Суханов. Проскинитарий, 1649-1653. СПб., 1889; Коробейников Т. Хождение, 1593-1594 гг. СПб., 1889; Гагара В. Житие и хождение в Иерусалим и Египет, 1634-1637. СПб., 1891; Материалы для истории архиепископии Синайской горы. СПб., 1908-1909. Т. 1-2; РГАДА. Ф. 52 [«Греческие дела»].

Лит.: Воронов А. Синайское дело // ТКДА. 1871. № 5. С. 330-401; 1872. № 2. С. 273-315; № 7. С. 594-668; Малышевский И. Александрийский Патриарх Мелетий Пигас и его участие в делах Русской Церкви. К., 1872. Т. 1-2; Гиббенет Н. Историческое исследование дела Патриарха Никона. СПб., 1884. Ч. 2; Лебедев А. П. История греко-восточной церкви под властью турок. От падения Константинополя (1453 г.) до настоящего времени. Серг. П., 1896-1901. Т. 1-2; Соколов И. И. Очерки истории православной греко-восточной церкви в XIX в. СПб., 1901; он же. Избрание Патриархов Александрийской Церкви в XVIII и XIX столетиях. Пг., 1916; Овсянников Е. Константинопольский Патриарх Кирилл Лукарис и его борьба с римо-католической пропагандой на Востоке. Новочеркасск, 1903; Sidarouss S. Les Patriarcats dans l'empire Ottoman, spécialement en Égypte. P., 1907; Каптерев Н. Ф. Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях. Серг. П., 1914; Philipp Th. The Syrians in Egypt, 1725-1975. Stuttg., 1985.

Ссылки по теме
Форумы