Русские списки Иверской иконы

Иверская икона Божией Матери. 1676–1677 гг. Иконописцы Георгий Зиновьев, Сергей Рожков (ГММК)Фрагмент статьи из т. 21 «Православной энциклопедии». Москва, 2009 г.

Привезенные в Россию в сер. XVII в. афонские списки И. и. оказали влияние на распространение ее рус. списков.

И. и. (Московская) в Иверской часовне у Воскресенских ворот

- список принесенной афонской иконы, чтимая московская святыня. С 1669 г. находилась в часовне. Сведения о времени написания иконы и имя иконописца не сохранились. Была изъята из закрытой в 1929 г. и позже уничтоженной часовни, документальные сведения о передаче иконы неизвестны.

На этой иконе в отличие от принесенных с Афона списков 1648 и 1655 гг. нет изображений в среднике полуфигур архангелов в кругах, а на полях - полуфигур апостолов. На фоне по сторонам нимбов воспроизводятся греч. надписи (как на афонской иконе 1648 г.), на цветных живописных плакетках - надпись твореным золотом: «Η ΠΟΡΤΑητηСΑ / ΤΩΝ ΗΒΗΡΩΝ / Η ΕΛΕΧ[ΟΥ]СΑ». Монограмма Богоматери заключена в густо-розовые медальоны. Иконография изображений в среднике Богоматери и Христа точно повторяет афонский список И. и. Получившие распространение в России с кон. XVII в., в XVIII-XIX вв. списки И. и. чаще воспроизводят не афонскую икону, а часовенный образ, чем объясняется отсутствие на иконах, восходящих к Московской И. и., изображений архангелов и апостолов.

По дореволюционным иллюстрированным изданиям, посвященным И. и. из Иверской часовни, трудно судить о точной дате ее написания, т. к. икона воспроизводилась в богатейшей жемчужной ризе с драгоценными камнями. Сохранилась уменьшенная копия, написанная известным московским иконописцем и реставратором В. П. Гурьяновым, выходцем из мстёры, с часовенной иконы в 1898 г. (частное собрание, Москва). В «Московском листке» и «Московских ведомостях» за 1898 г. сообщалось, что для написания неск. списков-копий (для г. Луцка и др.) с чудотворного образа в часовне снимали драгоценную ризу (сообщено автору В. Ф. Козловым). Копия Гурьянова содержит надпись по нижнему полю: «Сия святая икона, в меньшем размере точная копия Чудотворного образа Иверскай Божией Матери, находящейся в Москве в часовне Ея имени, что у Воскресенских ворот. Копировал Василий Гурьянов. 1898 года» (см.: Тарасов О. Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в имп. России. М., 1995. Ил. 51).

Этому списку в точности соответствует большого размера (143,8×107 см; липовая доска с ковчегом) И. и., поступившая в ГТГ в 1933 г. без указания происхождения. Икона атрибутирована Н. Е. Мнёвой как произведение мастера Оружейной палаты посл. четв. XVII в. (см.: Антонова, Мнева. Каталог. 1963. Т. 2. Кат. 955). Подтверждением подлинности иконы из ГТГ как святыни Иверской часовни служат характерные утраты в нижней части живописной поверхности, а также металлический полоз внизу для помещения иконы в специальную карету, перевозившую ее на молебны, и следы накладок для колец по торцам для продевания полотенец при поднятии иконы (о них упоминает И. С. Шмелёв в кн. «Лето Господне»). Др. подтверждением атрибуции иконы из ГТГ является фотография часовенной иконы, сделанная в 1929 г. и принадлежавшая архим. Серафиму (Суторихину; † 1979), с удостоверяющей надписью (см.: Радуйся, благая Вратарница...: Рассказы об Иверской иконе Божией Матери. М., 1997) (об атрибуции см. подробно: Гусева Э. К. Матушка Иверская // Памятники Отечества: Возрожденные святыни Москвы. М., 1997. № 37. С. 151-157; Она же. Матушка Иверская // Воскресная школа. 1999. № 39(11)).

С 2002 г. в реставрационной мастерской ГТГ А. И. Собаршовой ведется реставрация иконы. Многочисленные утраты в ее нижней части были залиты воском (способ церковной реставрации), живопись неоднократно поновлялась, что свидетельствует об активном использовании иконы в богослужебной практике. После снятия загрязнений открылась поверхность с частичной масляной записью, под к-рой по авторскому слою живописи сделаны прописи темперой, возможно XVIII в. Пробы показали неравномерную сохранность первоначального слоя. По наблюдениям Собаршовой, фон иконы был более светлым (охра золотистая). Рус. надписи под плакетками, дублирующие греческие (Вратница/Иверская /Милостивая ), сделаны по поновленному темперой фону (в наст. время его решено оставить).

На лике Богоматери были небольшие темперные прописи (частично удалены), не нарушающие характер личного письма. Фрагменты ранней живописи в изображении ранки на подбородке Богоматери не обнаружены (оставлены фрагменты прописей). Мафорий Богоматери был яркого вишневого тона (сохр. в незначительных фрагментах, оставлена темперная пропись более светлого тона с черным рисунком складок). Цвет хитона и чепца зеленый с голубовато-бирюзовым приплеском. Кайма горловины хитона и зарукавья холодного розово-сиреневого тона. В пределах первоначального контура прописана кайма мафория с изображениями драгоценных камней и жемчужин.

Лучше сохранилась авторская живопись в изображении Младенца Христа. Хорошей сохранности лик по типу и характеру личного письма обнаруживает близкое сходство с ликом Богомладенца на подписных иконах Георгия Зиновьева из ц. св. Иоанна Предтечи в Староконюшенном пер. (ГИМ, музей «Новодевичий монастырь») и из собора Спаса Нерукотворного (Верхоспасского) Большого Кремлевского дворца (1676-1677, ГММК; см. ниже). Изображению на этих иконах также близко живописное решение одежд Богомладенца: густо-зеленый хитон с фрагментарно сохранившимся золотым растительным орнаментом и розово-оранжевый гиматий с аналогичным рисунком ассиста.

На нимбах - голубой приплеск по темперной прописи, выполнен в 2 тона, к наружному краю более насыщенный, вокруг голов светлый. В участках нимба Богородицы, соприкасающихся с мафорием, просматриваются, возможно, первоначальные фрагменты розового тона.

Красочный слой нижнего поля иконы, по к-рому могла идти авторская надпись, практически не сохранился.

Почитаемый в ц. Воскресения Христова в Сокольниках образ, находящийся под сплошной поздней ризой, по-видимому, является одной из запасных икон Иверской часовни, появившихся там в период, когда храм принадлежал обновленцам (сведения получены автором от С. И. Четверухина, сына нмч. Илии, последнего настоятеля ц. свт. Николая в Толмачах). Другая запасная икона вывезена из часовни французами и находится в Париже, в ц. Трех святителей на ул. Петель; выкуплена у антиквара русскими эмигрантами в 1932 г. по благословению митр. Евлогия. На иконе удостоверяющая надпись: «Написася сия икона с настоящей чудотворной иконы Иверской Божией Матери, что у Воскресенских ворот в Москве» (сведения собраны членом парижского общества «Икона» А. С. Мерзлюкиным и предоставлены автору президентом об-ва «Икона» З. Е. Залесской). Списки И. и. существуют также в Елоховском Богоявленском соборе, в ц. свт. Николая Чудотворца в Кузнецах (ранее почитаемый образ в ц. вмч. Георгия на Всполье, по приделу именуемой иногда ц. в честь Иверской иконы Божией Матери), в храме-трапезной прп. Сергия Радонежского в Троице-Сергиевом мон-ре - все они требуют уточнения атрибуции.

Э. К. Гусева

Списки И. и. работы царских иконописцев

посл. трети XVII в. многочисленны, они предназначались для царских хором или были выполнены по заказу царской семьи. Неск. больших местных икон были написаны для кремлевских храмов, 3 из них сохранились. В 1676-1677 гг. для иконостаса собора Спаса Нерукотворного (Верхоспасского) Большого Кремлевского дворца (в наст. время находится в трапезной собора) жалованным иконописцем Оружейной палаты Георгием Зиновьевым и костромичом Сергеем Рожковым была выполнена местная И. и., о чем сообщается в надписи на ее нижнем поле: «Писал сий образ Богородичен Георгий Зиновьев, архангелов же и апостолов писал Сергей Костромин». Икона является одной из наиболее точных копий афонского списка 1648 г. И. и. работы Ямвлиха, к к-рой близка по пропорциям и размеру доски (135×83 см), положению и абрису фигур в среднике, рисунку складок и распределению цвета на одеждах Богоматери и Христа, наличию полуфигур 12 апостолов на полях. В углах средника также помещаются круглые медальоны с полуфигурами ангелов в облаках, и надписи на фоне расположены в точном соответствии с образцом. Однако в греч. надписях русский живописец допустил ряд неточностей: Η[Ι] ΠΟΡΤΑΗ[Τ]ΗСΑ ΤΩΝ ΗΒΗΡΩΝ. Монограмма Богоматери (ΜΡ ΘΥ) помещена в красные медальоны. Полуфигуры апостолов на узких полях заключены не в картуши, а в прямоугольные клейма с чередующимися розовыми и светло-зелеными фонами. Одно из отличий иконы от ее списка состоит в манере ее исполнения. Так, И. и. Ямвлиха написана более жестко и графически определенно, с повышенной орнаментальностью, особенно в разделке фона. В живописном стиле списка, характерном для царских изографов, видна попытка передать «живоподобие» в личном письме, со смягченными округлыми формами, с плавными переходами от освещенных участков к теневым, вслед. чего даже рана на лике Богоматери выявлена меньше, чем на афонской иконе. Отсутствие золотого фона (фон средника голубой, полей - темно-зеленый) говорит о намерении поместить икону под оклад. Об этом свидетельствует и надпись на нижнем поле: В[о]кладе весу(9)унтов. Оклад, выполненный, очевидно, одновременно с иконой, серебряный, золоченый, гладкий, с чеканными надписями в картушах, повторяющими живописные, отсутствует лишь надпись: «Η ΕΛΕΟΥСΑ». Оклад покрывает только фоны, венцы в среднике и на полях гладкие, с чеканными розетками. Икона вставлена в деревянную резную позолоченную раму.

Кириллом Улановым в составе икон для нового иконостаса (1698-1699) верхнего, Похвальского придела Успенского собора Московского Кремля была написана местная И. и. (ГММК). В ее правом нижнем углу видна подпись: «ЗСЗ (1699.- Авт.) году писалъ Кирилл Уланов». Заказ мог исходить от царской семьи, а именно от царицы Прасковьи, вдовы царя Иоанна V Алексеевича, на что указывает выделение образа вмц. Параскевы среди соименных царской семье святых на др. местной иконе из того же иконостаса - «Богоматерь на престоле, со святыми» (Осташенко. 1984. С. 147-162; Словарь. 2003. С. 670, 673). Эта икона отличается от иконы работы Ямвлиха меньшим размером (128,5×90 см) и иконографией. На ней воспроизведен только средник почитаемого греч. образца, однако в отличие от него рус. иконописец свободно расположил полуфигуру Богоматери в светло-голубом пространстве фона, на котором из надписей помещены лишь золотые монограммы Богоматери и Христа, нет и изображений ангелов в медальонах. В остальном детали иконографии повторяются точно, изменен только цвет гиматия Христа - розовый с золотой разделкой твореным золотом вместо охристого, и усилена драгоценная орнаментальная отделка одежд Богоматери: драгоценных кайм и зарукавий, золотых звездочек на хитоне и чепце. Нимбы золотые. Доска без ковчега, с узкими темно-оливковыми полями и черной опушью по краю. Живописную манеру Уланова в сравнении с письмом И. и. Зиновьева отличают большая плотность и высветленность освещенных участков личного письма и более контрастные сопоставления с теневыми темно-оливково-коричневыми участками. В изображении одежд художник использовал обильную разделку графично трактованных складок золотым ассистом.

По-видимому, в кон. XVII в. была исполнена большая местная икона (ГММК; 144×105 см) из ц. Черниговских чудотворцев, находившейся у Тайницких ворот Московского Кремля. После 1770 г. ее разобрали, мощи святых Михаила Черниговского и боярина его Феодора 21 нояб. 1774 г. торжественно перенесли в Архангельский собор, И. и. из бывшей ц. Черниговских чудотворцев поместили в диаконник Архангельского собора, где вплоть до нач. XX в. она находилась в одноярусном резном позолоченном иконостасе (в настоящее время в Успенском соборе). И. и. была украшена медной посеребренной ризой с 2 медными чеканными золочеными венцами, сделанной в 1833 г. на средства старосты собора Федора Старшина и Гавриила Блохина и вызолоченной в 1839 г. (Извеков. 1916. С. 34, 39, 89). В 1808 г. икону реставрировали, в наст. время она со мн. утратами находится под записями и почерневшей олифой. Пробные расчистки на левых руках Богоматери и Христа, а также на фоне в правом верхнем углу, сделанные в 2007-2008 гг. Л. И. Гущиной, позволяют судить об иконографии и о времени создания образа. Этот список воспроизводит только средник афонской И. и. Ямвлиха, как и икона Уланова, но в его верхних углах помещаются 2 круглых медальона с изображениями ангелов. Судя по силуэту фигуры Богоматери, плавно расширяющемуся книзу, но оставляющему свободное пространство светло-голубого фона, икона и по иконографии близка к иконе Уланова (сохранность иконы не позволяет провести более детальный анализ). Икона также написана на доске без ковчега, с узкими оливковыми полями.

Еще одна И. и. (1688) была обнаружена в 1984 г. в муромском Благовещенском соборе, на ней имеется авторская подпись: «Писал сей образ Пресвятые Богородицы Иверская москвитин изограф Иван Дмитриев сын Попов» (Белоброва. 1996. С. 238; Словарь. 2003. С. 501). Образы в среднике имеют шитые облачения и металлические венцы, на полях размещены полуфигурные и ростовые изображения святых более позднего времени.

Ряд И. и. известен по документам Оружейной палаты. Так, в 1670 г. Симоном Ушаковым была исполнена для царя Алексея Михайловича И. и. (Словарь. 2003. С. 693), в том же году был сделан обратный перевод иконы, вошедший в состав Сийского иконописного подлинника (РНБ ОЛДП. F. 88. Л. 385 об.), а в 1671/72 г. он написал И. и. для местного ряда Спасо-Преображенского собора Н. Новгорода. Этой иконой благословили митр. Филарета при поставлении на Нижегородскую кафедру, о чем свидетельствует надпись на медной дощечке: «7180 года писал сей образ на Москве государев иконописец пимин Федоров по прозванию Симон Ушаков в великий Нижний Новгород по обещанию в соборную церковь Боголепнаго Преображения Господня при первоначальнике великом господине преосвященнейшем Филарете, митрополите нижегородском и алаторском, а отпущен сей образ с ним великим господином, егда первее иде прияти свой святительский престол» (Макарий (Миролюбов). 1857. С. 20-21). Спиридон Григорьев в челобитной царю от 3 дек. 1675 г. о принятии его в жалованные иконописцы Оружейной палаты упоминает 2 принесенные им в Оружейную палату иконы Богородицы - Корсунскую и Иверскую (Словарь. 2003. С. 166). В окт. 1678 г. Рожкову было поручено написать «в церковь великомученицы Екатерины - к образу Пресвятыя Богородицы Иверския на деревянном киоте с лица во главе и ниже подписи, и по столбцам - образы Святыя Живоначальныя троицы и дванадесятные праздники и святых разных» (Там же. С. 534). Наибольшее число копий И. и. принадлежит кисти Зиновьева. В 1678 г. он со своим учеником Евфимием написал 3 И. и.: 2 происходят из московских храмов св. Иоанна Предтечи в Староконюшенном пер. (ГИМ, музей «Новодевичий монастырь») и свт. Власия Севастийского (ГМИР), 3-я - из Ризположенского мон-ря в Суздале, находится под записью (ГВСМЗ) (Там же. С. 230, 233). Еще один небольшой (43,5×30,3 см) список И. и. XVI в., принадлежавший к реликвиям груз. царей, был поновлен Зиновьевым в 1686 г. Этот древний список был украшен золотым окладом с жемчугом, драгоценными камнями и эмалевыми медальонами. В 1870 г. его приобрел имп. Александр II, в 1922 г. из дворцового имущества он поступил в Гос. Оружейную палату (Там же. С. 233).

Источники: Рай мысленный. М.: Иверский мон-рь, 28 окт. 1658 - 3 авг. 1659. Л. 35-48; Иоанникий (Галятовский), архим. Небо Новое. Львов, 1665. Л. 101 об.- 107; Повседневных дворцовых времен государей царей и великих князей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича записок. М., 1769. Ч. 2. С. 219; Подлинные акты, относящиеся к Иверской иконе Божьей матери, принесенной в Россию в 1648 г. М., 1879; Сергий (Спасский), архим. Иверская святая и чудотворная икона Богоматери на Афоне и списки ее в России. М., 1879; Книга хожений: Зап. рус. путешественников XI-XV вв. М., 1984. С. 125-126, 304-305; Павел Алеппский. Путешествие. 2005р. С. 445-448.

Литература: Макарий (Миролюбов), архим. Памятники церк. древностей в Нижегородской губ. СПб., 1857. (ЗРАО; Т. 10); Леонид (Кавелин), архим. Ист. очерк Иверской Святоозерской обители в ее патриарший период (с 1653 по кон. 1666 г.) // Акты Иверского Святоозерского мон-ря, 1582-1706. СПб., 1878. (РИБ; 5); Каптерев Н. Ф. Рус. благотворительность мон-рям св. горы Афонской в XVI, XVII и XVIII ст. // ЧОЛДП. 1882. Май. С. 455-490; Силин П. М. Ист. описание Валдайского Иверского Святоезерского 1-кл. Богородичного мон-ря. СПб., 1885, 19012. С. 27; Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. СПб., 1902. М., 2004р. С. 166-167. Табл. XVII, 2; он же. Иконография Богоматери. СПб., 1915, 1998р. Т. 2. С. 214-216; Успенский. Царские иконописцы. 1910. Т. 2; Лихачев Н. П. Ист. значение итало-греч. иконописи: Изображения Богоматери. СПб., 1911. С. 13-16; Извеков Н. Д., прот. Моск. придворный Архангельский собор. Серг. П., 1916; Μαμαλάκης Ι. Π. Το ´Αϒιον ´Ορος (´Αθως) δια μέσου των αιώνων. Θεσσαλονίκη, 1971; Осташенко Е. Я. Иконостас Похвальского придела Успенского собора Моск. Кремля // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 1984. [Вып. 4]: Произведения рус. и зарубежного искусства XVI - нач. XVIII в.; Γεράσιμος (Σμυρνάκης), ἀρχιμ. Τὸ ῞Αϒιον ῎Ορος. ῞Αϒιον ῎Ορος, 1988; Holy Image, Holy Space: Icons and Frescoes from Greece. Athens, 1988. P. 235-236. Pl. 79; Буланин Д. М. Сказание об иконе Богоматери Иверской // СККДР. 1989. Вып. 2. Ч. 2. С. 362-365 [Библиогр.]; Ebbinghaus A. Die Altrussischen Marienikonen - Legenden. B.; Wiesbaden, 1990. S. 56-60; Греческо-рус. связи сер. XVI - нач. XVIII в.: Греч. док-ты моск. хранилищ: Кат. выст. / Сост.: Б. Л. Фонкич. М., 1991. С. 17. № 15; Поселянин. Богоматерь. 1994. С. 211-216; Steppan T. Überlegungen zur Ikone der Panhagia Portaitissa im Kloster Iwiron am Berg Athos // Sinnbild und Abbild: Zur Funktion des Bildes. Innsbruck, 1994. Bd. 1. S. 23-49; Греч. документы и рукописи, иконы и памятники прикладного искусства моск. собраний: Кат. выст. / Сост.: Б. Л. Фонкич. М., 1995. С. 43, 46-47; Поствизант. живопись: иконы XV-XVIII вв. из собр. Москвы, Cергиева Посада, Твери и Рязани: Кат. выст. Афины, 1995. Кат. № 81. С. 223-224; Кат. № 82. С. 224-225; Кат. № 96. С. 228-229; Skhirtladze Z. The Portaitissa Icon at Iveron and the Jakeli Family of Samtskhe // Bull. of British Byzant. Studies. 1995. Vol. 21. P. 40-41 (на груз. яз.); Белоброва О. А. Икона Богоматерь Иверская в России // ТОДРЛ. 1996. Т. 49. С. 237-253; она же. Очерки рус. худож. культуры XVI-XX вв. М., 2005. С. 324-339; Евсеева Л. М., Шведова М. М. Афонские списки «Богоматери Портаитиссы» и проблема подобия в иконописи // Чудотворная икона в Византии и Др. Руси / Ред.-сост.: А. М. Лидов. М., 1996. С. 352-362; Фонкич Б. Л. Чудотворные иконы и священные реликвии Христианского Востока в Москве в сер. XVII в. // Очерки феодальной России. М., 2001. Вып. 5. С. 70-97; он же. Чудотворные реликвии Христианского Востока в Москве в сер. XVII в.: Икона Иверской Богоматери. М., 2004 [текст грамот на греч. и рус. яз.]; он же. О писце грамоты царю Алексею Михайловичу о привозе в Москву иконы Иверской Богоматери // Монфокон: Исслед. по палеографии, кодикологии и дипломатике. М.; СПб., 2007. С. 513-524; Севастьянова С. К. Мат-лы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». СПб., 2003; Словарь рус. иконописцев XI-XVII вв. / Ред.-сост.: И. А. Кочетков. М., 2003. С. 233, 535; Ченцова В. Г. Икона Иверской Богоматери: еще раз об интерпретации архив. док-тов, 1647-1648 гг. // Вторые чтения памяти проф. Н. Ф. Каптерева: Мат-лы. М., 2004. С. 28-32; она же. Антоний Ксиропотамит - писец грамоты царю Алексею Михайловичу о привозе в Москву иконы Иверской Богоматери // Монфокон. М.; СПб., 2007. С. 480-512; Чеснокова Н. П. Святыня и политика: к идее визант. наследия в России сер. XVII в. // СВ. 2008. Вып. 69(4). С. 27-42.

Т. В. Толстая

Иконы со Сказанием об Иверской иконе

Наиболее ранним вариантом иллюстрации Сказания об И. и. является афонская икона, принадлежавшая царевне Софии Алексеевне. О почитании И. и. в России и знакомстве с посвященными ей произведениями письменности на рубеже XVII и XVIII вв. свидетельствуют иконы, созданные для церквей Русского Севера, напр. Иверская икона Божией Матери, с историей и чудесами» (1-я треть XVIII в., АОМИИ, см.: Иконы рус. Севера: Шедевры древнерус. иконописи в собр. Архангельского музея. М., 2007. Т. 2. Кат. 196. С. 372-382; Смирнова. 2007. С. 169, 182). Художественная манера исполнения выдает мастера, работавшего в Оружейной палате или испытавшего сильное влияние ее изографов. Изображение в среднике близко к 1-му списку И. и.- иконе 1648 г. работы Ямвлиха: голова Богоматери слегка наклонена к Младенцу, Его головка чуть откинута назад, сходны драпировка, жесты рук и положение ножек Богомладенца. Зеленый фон средника и клейм составляет торжественный, праздничный контраст киновари, использованной в медальонах с подписями в верхних углах средника, а также в разделке одежд и архитектуры в композициях клейм. Стиль исполнения образа свидетельствует о влиянии барочных принципов - подписи к клеймам размещены в картушах-медальонах, расположенных симметрично на полях,- и о манере «живоподобия», распространенной в столичной иконописи 2-й пол. XVII в.: лики правильных пропорций имеют закругленные черты, пухлые щеки, большие глаза, личное исполнено пластично, с подчеркнутой подрумянкой и легкими высветлениями; взгляды Пресв. Богородицы и Младенца устремлены на молящегося. Состав чудес воспроизводит ту версию Сказания, где главным героем является отрок-сирота, наследник купца из страны «Сиверской», лишившийся всего наследства, за исключением семейной иконы, к-рую он опускает на воду. Став странником, отрок со временем приходит в монастырь, куда чудесным образом по воздуху и воде переместилась его икона и где он впосл. принимает постриг.

По замечанию Э. С. Смирновой, среди произведений поствизант. иконописи именно извод И. и. с клеймами Сказания составляет исключение (Смирнова. 2007. С. 182), но в целом как явление характерен для рус. культуры. Однако подобные иконы существовали не только в России, но и в Болгарии, прежде всего в тех храмах и обителях, которые были так или иначе связаны с афонским Иверским мон-рем. Этим обстоятельством Э. Бакалова объясняет создание иконы (посл. четв. XVIII в.), привезенной из Иверского мон-ря на его подворье - Роженский мон-рь в честь Рождества Пресв. Богородицы близ Мелника. О почитании этой иконы (или о частичном воспроизведении оригинала) свидетельствуют исполненные в металле венцы, очелье мафория и руки Богоматери и Младенца. По сторонам средника, где помещен образ Богоматери с Младенцем, расположены 10 клейм, иллюстрирующих тот вариант Сказания об И. и., где повествуется о благочестивой вдове, об эпохе иконоборчества, о прибытии иконы по морю в Иверский мон-рь, о явлениях Богоматери мон. Гавриилу и о почитании И. и. в монастыре. В живописи Балкан цикл представлен также росписями 1774 г. в нартексе парекклисиона ц. Пресв. Богородицы Портаитиссы в Иверском монастыре. По составу сюжетов и их иконографии, прежде всего первых 6 сцен, росписи чрезвычайно близки к иконе из Роженского мон-ря. Вероятно, это родство объясняется не только тесными контактами Иверского монастыря с его подворьем, но и тем, что, согласно надписи на иконе, ее автор - мон. Иаков Ивирит. К иконе из Роженского мон-ря восходит икона XIX в. из Трявны (музей в Велико-Тырнове), к-рая проще по художественному исполнению, однако интересна тем, что помимо сюжетов Сказания имеет в нижней части воспроизведение панорамного вида афонского Иверского мон-ря, возможно взятого с гравюры.

За живописной традицией в основном следуют и гравюры XVIII-XIX вв. (Papastratos D. Paper Icons: Greek Orthodox Religious Engravings, 1665-1899. Athens, 1990. Vol. 1, 2. N 453, 455; Гравюра Греческого мира. 1997. С. 16, 21, 23. № 6а-б, 30, 37). Чудо обретения И. и. прп. Гавриилом, с крестным ходом идущим к морю из врат мон-ря, помещается также на гравюрах, изображающих Иверский мон-рь или панораму Афона (Гравюра Греческого мира. 1997. С. 20-21. № 26). К болг. примерам И. и. со Сказанием принадлежит литография XIX в. из мон-ря в Арбанаси.

Лит.: Bakalova E. Zwei Ikonen der Muttergottes Portaitissa (von Iviron) in Bulgarien // ϪΧΑΕ. 1993/1994. Περ. 4. Τ. 17. Σ. 347-358; Гравюра Греческого мира в моск. собраниях: Кат. выст. М., 1997; Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев...»: Тема почитания икон в искусстве Средневек. Руси. М., 2007.

Э. П. И.

Ссылки по теме
Форумы