Иконное собрание Иверского монастыря

Иверская икона Божией Матери

По материалам статьи из т. 20 «Православной энциклопедии». Москва, 2009 г.

Иконное собрание Иверского монастыря остается в отличие от собраний икон др. афонских обителей малоизученным; к 2009 г. оно не имело ни каталога, ни специального исследования. Произведения иконописи экспонировались наряду с памятниками др. мон-рей Св. Горы на выставке, приуроченной к провозглашению в 1997 г. Фессалоники культурной столицей Европы. Опубликованные иконы из И. м. принадлежат к критской школе иконописи XV-XVII вв. Наиболее известной является икона сер. XV в. «Успение прп. Ефрема Сирина». Такой извод был разработан, вероятно, в поздневизант. искусстве и унаследован иконописью и монументальным искусством поствизант. времени (см. иконы сер. XV в. из собрания Греческого Патриархата в К-поле, Византийский музей, Афины, в росписи парекклисиона Трех святителей в метеорском мон-ре Варлаама (1637)). Как и в др. композициях, на иконе из И. м. событие представлено в неск. сценах, превращающих иконное повествование в подобие экфрасиса. В центре на переднем плане - одр с телом преподобного, вокруг к-рого собрались монахи разных возрастов, в т. ч. отшельники (во власяницах), схимники. Они участвуют в погребальной службе: держат свечи, читают, а также прощаются со святым, припадая к его гробу. По сторонам центральной сцены представлены отшельники, населяющие пещеры, столпник, к-рый поднимает наверх какую-то ношу, монахи, занятые переписыванием книг. Все они получают весть о смерти прп. Ефрема.

Интересны живые, почти жанровые детали, показывающие, как монахи, покидая горы, пустыни, пещеры, движутся к месту погребения преподобного: кто-то идет, опираясь на костыли в виде скоб, кого-то несут более молодые иноки на спине или на носилках, кто-то едет на осле или даже на медведе. Подобные композиции служили не только прославлению великого сир. монаха, но и своеобразной энциклопедией древнего правосл. монашества. Особенностью иконы из И. м. в сравнении с др. образцами того же извода, прежде всего с критской иконой, написанной, вероятно, ок. 1457 г. (Византийский музей, Афины), является отсутствие процессионной иконы Божией Матери «Одигитрия» над гробом преподобного, а также использование не золотого, а цветного пейзажного фона, с далекими зеленоватыми силуэтами гор и крепостными сооружениями у их подножия.

Произведением критской школы, повторяющим стиль и технику мастера Феофана Критского, является также небольшая икона с образом Христа во гробе в изводе «Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи» 1-й пол. XVI в. Полуфигура Христа, полуобнаженного, со сложенными крестообразно руками, возвышается над саркофагом розового цвета, слева к лику Спасителя приникла Богоматерь, обнимающая Его за плечи. Позади Христа виден Крест с надписью: (A)S(I)L(EUS) T(HS) D(O)X(HS) (Царь Славы). В живописи ликов и торса Спасителя обильно использованы высветления, что создает эффект свечения, особенно заметный на золотом фоне иконы.

Сер. XVI в. датируются 2 храмовые иконы кафоликона И. м.: Богоматерь «Одигитрия» и Христос Всевидящий (PANTEPOPTHS - Пантепопта). Богоматерь с Младенцем изображена традиционно для данного извода: по пояс, с Младенцем на левой руке, правой указует на Него, Младенец, в одеждах, покрытых золотым ассистом, благословляет правой рукой, в левой держит свиток, Его ножки чуть приподняты одна над другой, ступни приоткрыты. В верхних углах иконы - полуфигуры архангелов Михаила и Гавриила. Иконы имеют золотые фоны и рельефные нимбы, напр. на нимбе Богоматери между цветочными изгибами размещены круглые медальоны с символами евангелистов. Иконы из кафоликона И. м. имеют большое сходство с иконами подобных изводов из Великой Лавры, написанными в 1535 г. Феофаном Критским. Поэтому обе иконы атрибутируют как работы этого мастера, созданные между 1535 и 1545 гг., когда он работал над росписью кафоликона мон-ря Ставроникита. Образы Христа и Богоматери являются повторением классических типов, созданных в позднепалеологовский период визант. искусства: рисунок ликов и драпировок отличается классической правильностью, чистотой передачи пластической формы, что особенно очевидно на иконе Христа Всевидящего. Изображение Его благородного облика восходит к визант. иконе Христа из собрания ГЭ (1363), но без чрезмерной штриховой белильной разделки и напоминает монументальные пластические образы искусства XIII в. На раскрытом кодексе в руках Христа помещен текст из Евангелия от Матфея (Мф 11. 28-29). Чрезвычайно важны эпитеты, к-рые сопровождают изображения на храмовых иконах кафоликона И. м. Названия икон Божией Матери «Одигитрия» и Христа Всевидящего восходят, вероятно, к названиям прославленных икон визант. столицы. Почитание к-польской иконы в мон-ре Одигон было широко известно паломникам, посещавшим Царьград, оно также нашло отражение в распространении списков этой иконы, в т. ч. с наименованием «Одигитрия», на территории правосл. Балкан и на Руси. Образ Христа Всевидящего повторяет извод или наименование иконы, к-рая могла почитаться в к-польском мон-ре с таким посвящением, основанном близ мон-ря Пантократор в кон. XI в. Анной Далассиной, матерью имп. Алексея I Комнина (в наст. время мечеть Эски-Имарет-джами). Подобная обитель должна была иметь иконы, исполненные столичными мастерами, ставшие на закате империи объектом почитания в т. ч. за пределами столицы. Возможно, в этом храме почитались иконы Христа разных изводов, но под общим эпитетом «Пантепопта». Еще один пример использования такого же наименования, но рядом с изображением Спасителя, сидящего на престоле, известен на резной иконе позднепалеологовского времени (2-я пол. XIV в., музей Метрополитен - см.: Byzantium: Faith and Power (1261-1557): Cat. of Exb. N. Y., 2004. N 354).

К сер. XVI в. принадлежат и 2 части храмового эпистилия, где изображено 6 сцен Страстного цикла: «Тайная вечеря», «Умовение ног», «Моление в Гефсимании», а также сцены «Поцелуй Иуды», «Христос перед Анной и Каиафой», «Отречение ап. Петра». Композиции вписаны в арки, исполненные в высоком деревянном рельефе, с цветочными бутонами над «колонками» аркады. По иконографии и стилю фрагменты эпистилия аналогичны подобным же произведениям Феофана Критского из кафоликона мон-ря Анапавса в Метеорах (1527), Великой Лавры (1535) и мон-ря Ставроникита (1546). Краски достаточно темных оттенков, в т. ч. в живописи ликов, создают резкий контраст с сияющей киноварью, к-рой исполнены одежды нек-рых персонажей, и с золотом фона и резьбы.

Из трапезной И. м. происходят 2 украшенные иконными изображениями доски, вытянутые по вертикали и, видимо, представлявшие собой створки врат или иконного киота, интересные с т. зр. не только почитания отдельных икон Христа и Божией Матери, но и памяти о мирянах, помогавших И. м и украшавших его. На левой створке в верхней части представлена Богоматерь с подписью: H ELPIS CRISTIANWN (Надежда христиан), по типу - вариант иконографии Богоматери Параклисис: она обращена на 3/4 вправо, ко Христу, ее правая рука чуть поднята, в левой, поднятой высоко,- свиток с текстом. На правой створке в верхней части - фронтальная полуфигура Христа с Евангелием в руках, с подписью: O FILANQRWPOS (Человеколюбец). На левой створке внизу изображена полуфигура молодого человека в красных одеждах с золотыми орнаментами, золотым поясом; он без усов и бороды, с длинными локонами, его правая рука поднята, взгляд обращен вверх, к Богоматери, в опущенной левой руке высокая шапка с перетянутой золотым шитьем тульей. На правой створке, под образом Христа, представлен мужчина средних лет с темными волосами и округлой бородой, также в орнаментированной одежде, с прорезными рукавами, ко Христу поднята его правая рука, а левая с головным убором опущена. Фигуры юноши и мужа вписаны в арки сложной стрельчатой формы, опирающиеся на розовые колонны. Исследователи высказывали разные т. зр. относительно этих изображений, связывая их с ктиторами мон-ря. Архим. Герасим (Смирнакис) полагал, что на правой створке представлен прп. Иоанн-Торникий, а слева - юный имп. Василий II Болгаробойца; створки происходят из кафоликона И. м., украшенного в 1680 г. Г. Милле, Ж. Паргуар и Л. Пти атрибутировали эти изображения груз. правителям Ашотану и его сыну Иессею и считали створки частью декорации ц. Пресв. Богородицы «Портаитиссы», ктитором к-рой был Ашотан. А. Ксингопулос, основываясь, вероятно, также на стиле створок, характерном для посл. четв. XVI в., отождествил мужчину и юношу с валашскими господарями Михней II (1577-1583; 1585-1591) и его сыном Раду Михней (1611-1616; 1620-1623). Это мнение находит подтверждение в том, что на юж. стене кафоликона сохранились ктиторские изображения, подобные тем, что на иконах: воеводу Михню и его сына Раду сопровождают игумен мон-ря Гавриил и иверский зограф Марк, видимо инициаторы росписи и украшения собора. Лица ктиторов имеют обобщенные, хотя и портретные, узнаваемые черты: нежные - в лице отрока, крупные - в лице зрелого мужа. Орнаменты их одежд переданы «портретно» и воспроизводят узоры, напоминающие об одеждах визант. императоров: в орнаментике кафтана юноши использованы медальоны в форме квадрифолиев с вписанными фигурами золотых двуглавых орлов - эмблемой визант. правящей династии и знаком к-польских мастерских.

Сохранились иконы, некогда принадлежавшие к числу личных моленных икон насельников мон-ря. Такова икона вмч. Димитрия Солунского (ок. сер. XVII в.), на нижнем поле к-рой имеется подпись, удостоверяющая, что эта икона - «моление раба Божия монаха Анфима». Святой изображен сидящим на троне, в полном вооружении, с луком за спиной, копьем в правой руке, мечом, зажатым под левой рукой и обращенным рукоятью вниз. На голове великомученика венец-стемма; по сторонам украшенного рельефным рисунком нимба - 2 медальона, на их красном фоне золотыми буквами воспроизведено имя святого, что напоминает принципы оформления драгоценной церковной утвари. Древний тип иконографии - святой, сидящий на престоле (известен по рус. иконе нач. XIII в. из Дмитрова, ГТГ), с венцом на голове, подобно правителю,- соответствует деталям убранства трона, имитирующего мрамор, и узор одежд. Жесты святого иные, чем на древнейшей рус. иконе, представляющей вмч. Димитрия как патрона рус. княжеского дома: тем, что меч вмч. Димитрия находится в ножнах, подчеркивается мирный характер св. воина. Испещренная мелкими узорами красная сорочка святого должна была напоминать об одной из реликвий Фессалоники - сорочке святого, впитавшей его кровь и еще с визант. времени являвшейся предметом поклонения для греков и русских.

В нач. XX в. Н. П. Кондаков видел в древней ц. вмч. Евстафия Плакиды, расположенной в «пустыни св. Афанасия» недалеко от И. м., 2 храмовые иконы XVII в. замечательной сохранности: икону Божией Матери «Одигитрия» с полуфигурами ангелов в среднике и с клеймами акафиста на полях и икону с поясными изображениями Христа Пантократора, Богоматери и св. Иоанна Предтечи в среднике в окружении сцен двунадесятых праздников на полях. Исследователь относил исполнение обеих икон к «молдо-влахийскому периоду греческой иконописи XVI-XVII вв.», отмечал сохранение древних иконографических деталей в композициях праздников, связанных с визант. традицией, напр. олицетворение Иордана в сцене «Богоявление».

К искусству Нового времени относятся неск. произведений, связанных с принадлежащим И. м. скитом св. Иоанна Предтечи и образами новомучеников. Это икона преподобномучеников Акакия, Игнатия и Евфимия со сценами из жизни на полях работы мон. Досифея из г. Печ в Сербии (ок. 1818). В среднике иконы находятся 3 фигуры молодых святых. Акакий держит в руках икону Воскресения Христова и финиковую ветвь, Игнатий - икону Христа и мученический крест, Евфимий изображен с пальмовой ветвью в правой руке и крестом в левой; голубой живописный фон имитирует небеса и пейзаж. Сцены верхнего и нижнего полей заключены в рамки, напоминающие барочную золоченую резьбу с картушами витиеватых форм. Еще одна икона, написанная темперой, посвящена нмч. Константину с о-ва Идра. Она создана мон. Анфимом в 1837 г. Святой в образе молодого монаха с крестом в руках представлен на фоне о-ва Родос, где он пострадал в 1800 г.

К числу ремесленной продукции И. м. можно отнести отпечатанные с медных пластин бумажные иконки, напр. с образом св. Иоанна Предтечи, производившиеся в скиту св. Иоанна Предтечи.

Литература: Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. Спб., 1902. М., 2004р. С. 51, 97, 137, 138, 166-167, 256-258; Oѓ qhsauro€ toа 1Ag...ou 3Orouj. Qessalon...kh, 19972. S. 102-104, 108-115, 150-151, 194-196. Кат. 2. 33, 2. 39 - 2. 43, 2. 80, 2. 132 - 2. 133, 4. 9.

М. А. Маханько

Ризница. Богатство ризницы И. м., вход в к-рую без особого разрешения запрещен даже братии обители, отмечал еще в нач. XX в. Кондаков, когда ему показывали шитые епитрахили и облачения. Однако исследователь считал, что древности, связанные с вкладами груз. правителей, остались «под спудом» (Кондаков. 1902. С. 257). В наст. время о сокровищах ризницы И. м. можно составить представление лишь по единичным публикациям.

Древнейший оклад Евангелия в ризнице И. м. датируется XIV и XV вв. Это книга небольшого размера (21Ч14,6 см). Ее оклад составлен из серебряных позолоченных пластин с литым просечным орнаментом, к к-рым в центре каждой стороны присоединены чеканные пластины с рельефными изображениями «Сошествия во ад» (на лицевой стороне) и «Распятия» (на оборотной). Вокруг центральных рельефов крестообразно в кастах укреплены крупные камни. По стилю композиции близки к композиции на окладе иконы Божией Матери «Одигитрия» из мон-ря Ватопед (XIV в.). В наст. время пластины с сюжетными композициями датируются нач. XIV в., а орнаментальные - XV в.

Др. серебряный позолоченный оклад рукописного Евангелия 1578-1605 гг. связан с именем католикоса-патриарха Зап. Грузии Евфимия I (Сакварелидзе). Две вкладные надписи содержат обращение католикоса к Пресв. Богородице: «Панагия Портаитисса, помилуй в двух жизнях католикоса Евфимия». То, что оклад был задуман католикосом-патриархом как дар И. м., отражено и в иконографической программе. Поле разделено на 3 зоны, в каждой по 2 евангельских сюжета («Благовещение» и «Крещение Господне», «Рождество Христово» и «Преображение», «Сретение» и «Воскрешение Лазаря»). Наверху в центре представлена икона Божией Матери «Вратарница», стоящая на двери, изукрашенной полудрагоценными камнями. Чуть ниже перед дверью изображен в рост в молении католикос-патриарх, облаченный в крещатый саккос, с нимбом. В правой части 2 нижних зон изображены в рост основатели И. м.- преподобные Евфимий, Иоанн и Георгий Святогорцы. В нижней части композиции «Благовещение» помещены погрудные изображения великомучеников Феодора, Георгия и Димитрия. На оборотной стороне оклада - образы святителей Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, Василия Великого и Григория Богослова. Все надписи сделаны асомтаврули. Памятник может быть атрибутирован как работа мастеров Зап. Грузии, обращавшихся в этот период к архаизирующей визант. традиции XII-XIV вв. (напр., крест мастера Мамне, кон. XV в., Гелати - см.: Amirinashvili Sh. L'art des ciseleurs georgies. P., 1971. Il. 94-97). В И. м. Евангелие, очевидно, было доставлено посольством ивиритов, посетивших Грузию в 1592-1604 гг. Еще один оклад печатного Евангелия (Венеция, 1671) относится к нач. XVIII в. В его украшении использованы серебряные с позолотой скань и пластины с чеканными изображениями евангельских сюжетов. Вверху по сторонам расположенного в центре «Распятия с предстоящими» показаны символы евангелистов Луки и Марка, ниже - «Благовещение». В верхней части оклада - «Сретение» и «Рождество Христово», в нижней - «Крещение» и «Воскрешение Лазаря». В композиционном размещении этих сюжетов отмечают сходство с памятниками из Бачковского мон-ря, выполненными в мастерской Пловдива. Возможно, оклад был сделан на подворье И. м.- в Роженском мон-ре близ Мелника.

В ризнице хранится и вклад царей Петра I и Иоанна V Алексеевичей - напрестольное Евангелие в литом окладе рус. работы из позолоченного серебра с драгоценными камнями (вес Евангелия ок. 40 кг). На поле его верхней крышки, украшенном растительным орнаментом, помещены изображения в картушах. В углах с 4 сторон - пишущие евангелисты, вокруг центральной композиции «Воскресение - Сошествие во ад» расположены 14 евангельских сюжетов из жизни Пресв. Богородицы и Христа. Вверху - образ Господа Саваофа. Надписи в картушах славянские. При кажущейся традиционности композиций, сохранивших общую схему изводов, в каждой из них заметно влияние зап. иконографической традиции. Так, в пространственном решении появилась перспектива или обозначен дальний план, детали интерьеров изобилуют такими нюансами, как мягко спадающие складки балдахинов или тщательная разработка оконных переплетов, и т. д. Однако в целом, несмотря на барочную стилистику, проявляющуюся также в характере орнаментов и форме фигурных ромбовидных картушей, оклад композиционной плотностью напоминает произведение древнерус. ювелирного искусства - лицевое Евангелие из Успенского собора Московского Кремля. В 1823 г. Евангелие было заложено под крупную сумму турку Эмин-аге из Корчи, к-рый не только вернул его в целости по выплате кредита, но каждый день возжигал перед ним свечу.

Интерес представляет серебряный позолоченный потир 1587/88 г. На его чаше в чеканном рельефе показаны сюжеты 12 праздников. Композиции представлены в 2 регистрах и отделены друг от друга линией в виде насечки, имитирующей витую проволоку, они последовательно читаются в хронологии евангельских событий, начиная с нижнего регистра. По венцу чаши идет литургическая надпись на греч. языке. Стоян разделен пополам «яблоком» с орнаментом, напоминающим вост. мотивы оформления, и закреплен в литом в виде высокого купола поддоне, на к-ром в 8 секторах изображены серафимы. Вся конструкция установлена на фигурное основание, разделенное на 10 секторов, в каждом выгравированы поясные изображения святых. Орнаментальные полосы, разделяющие секторы поддона и основания, соотносятся по характеру исполнения. Различающиеся по технике и стилистике верхняя и нижняя части потира, возможно, могли быть исполнены в разное время.

Лаконично внешнее оформление серебряного позолоченного потира кон. XVI в. По верху чаши идут в шахматном порядке в 2 ряда крупные гнезда с заправленными в них драгоценными камнями красного и зеленоватого цветов. Стройность расширяющегося книзу стояна подчеркнута рельефными витыми линиями. Объемное «яблоко» так же украшено камнями, самые крупные из к-рых расположены посередине, поддон плоский, фигурный.

Два выносных креста к-польской работы, резной деревянный 1676 г. и живописный 1679 г., сходны по форме (заправлены в оправу и закреплены на ручке), и оба, согласно надписям на ручках, являются вкладом патриарха К-польского Дионисия IV Муселимиса. На напрестольном резном деревянном кресте в золотой сканой с финифтью оправе (1707) изображены следующие сцены: в средокрестии представлено «Крещение Господне», в верхней части - «Благовещение», в нижней - «Преображение», в правом и левом крыльях представлены 2 пишущих евангелиста с персонификациями Премудрости Божией, в 13 медальонах в окладе по контуру креста - полуфигурные изображения Христа, Богоматери и святых. Резные части креста находят аналогии в подобных же работах афонских мастеров-резчиков XVI-XVII вв. (напр., кресты 1669 и 1671 гг. из мон-ря Ксиропотам). Оправа креста, как следует из вкладной надписи на внутренней стороне, была создана московскими мастерами тщанием Акакия из Галатисты, настоятеля иверского подворья - мон-ря свт. Николая Чудотворца «Большая глава» в Москве. Еще один напрестольный крест, также резной в основе (с изображением «Рождества Христова» в центре, «Благовещения» вверху, евангелистов по сторонам), в сканой оправе с эмалями и цветными стеклами-вставками, согласно надписи, был создан для архиеп. Галактиона Элассонского мастером Иоанном Франге из Доменикона в Фессалии.

Из России в И. м. был прислан серебряный подсвечник в виде прорастающего из сосуда с рельефными изображениями лимонного дерева в натуральную величину, с 30 позолоченными лимонами и 7 подставками для свечей (1819). В 1830 г. И. Каподистрия отказался принять эту реликвию на нужды гос-ва ввиду ее исторической ценности и возвратил обители.

По преданию, древнейшим из хранящихся в И. м. облачений считается саккос визант. имп. Иоанна I Цимисхия (969-976), украшенный узорами с изображением львов и двуглавых орлов. Однако скорее всего это архиерейское облачение относится к XV в.

Среди облачений рус. работы сохранился орарь (ок. 1676) из пунцового бархата, на к-рый нашиты металлические медальоны круглой и трапециевидной формы. В круглых медальонах помещены чеканные изображения Христа, Божией Матери (в типе «Влахернитисса»), архангелов, евангелистов, пророков (Давида, Захарии, Аарона, Моисея), апостолов Петра и Павла. В надписях упоминаются архим. Соломон, Мария и Михаил из рода Романовых. Саккос патриарха К-польского Дионисия IV Муселимиса, исполненный в Вене во 2-й пол. XVII в. из золотой парчи с цветочным шелковым шитьем и украшенный эмалевыми медальонами с Деисусом и изображением 12 апостолов, был поднесен патриарху в 1682 г. господарями Шербаном Кантакузино и св. Константином (Брынковяну) и впосл. подарен им И. м. Большой омофор (XVII в.) из белого атласа декорирован 4 крестообразными медальонами с шитыми композициями «Распятие», «Снятие с креста», «Сошествие во ад» и «Успение Пресв. Богородицы». На лицевой части помещен круглый медальон с изображением Христа Еммануила в окружении 2 ангелов.

Интересна также шитая палица (1699), вложенная в И. м. иеродиак. Саввой и некой Марией. Исполненная безыскусно, она выделяется составом лицевых изображений. В центре вышито «Успение Пресв. Богородицы» - храмовый праздник кафоликона И. м., по углам - сцены из НЗ: «Рождество Христово», «Распятие Господне», «Сошествие во ад» и «Вознесение». Под композицией «Успения Пресв. Богородицы» в центре вышиты 3 иконы, вероятно почитаемые в И. м. По сторонам более крупной по размеру иконы, воспроизводящей извод иконы Божией Матери «Портаитиссы», также изображены Богоматерь с Младенцем. Под каждой иконой находится ткань-пелена, к левой иконе припадает муж. фигура, около правой стоит женская. Все 3 иконы вышиты на голубом фоне, как будто парят над водной гладью, что должно напоминать об обстоятельствах обретения «Портаитиссы» (Смирнова Э. С. «Смотря на образ древних живописцев...»: Тема почитания икон в искусстве средневек. Руси. М., 2007. С. 43, 45).

К более поздним работам относятся т. н. мантия сщмч. Григория V, патриарха К-польского, и алтарная завеса с вышитой золотом композицией «Успение Пресв. Богородицы» (работа золотошвейки Кокконы Оролога из Фессалоники, 1819).

В произведениях резьбы и в инкрустации резных поверхностей перламутром, древесными шашками очевидно влияние вост. орнаментики, о чем свидетельствует инкрустированная дверь 1589 г. из кафоликона И. м.

Литература: Кондаков Н. П. Памятники христ. искусства на Афоне. Спб., 1902. М., 2004р. С. 257; Oѓ qhsauro€ toа 1Ag...ou 3Orouj. E„konografhmљna ceirТgrafa. 0AqБnai, 1975. T. 2. S. 18-19, 22; Oѓ qhsauro€ toа 1Ag...ou 3Orouj. Qessalon...kh, 19972. S. 342-344, 368-369, 374, 382-385, 388-389, 394-395, 398-399, 410-411, 449-450. Кат. 9. 20, 9. 34, 9. 37, 9. 45, 9. 47, 9. 52, 9. 56, 9. 57, 9. 60, 9. 69, 11. 2, 11. 5; BlacopoЪlou-Karamp...na 0E. 1Ier¦ Monѕ 0Ib»rwn: Crusokљnthta Ґmfia ka€ pљpla. "Agion "Oroj, 1998.

Э. В. Шевченко

Ссылки по теме
Форумы