К предполагаемой беатификации униатского митрополита Андрея Шептицкого

Митрополит Андрей (Шептицкий)Петрушко В. И., доктор церковной истории

К удивлению всех здравомыслящих людей папа Иоанн Павел II в 1998 г., когда уже начинал разгораться кризис в Косово, причислил к лику блаженных активного пособника хорватских фашистов-усташей кардинала Степинаца. К сожалению, прецедент создан, возможно его повторение. В настоящее время продолжается инициированный в Ватикане в 1954-55 г.г. беатификационный процесс греко-католического митрополита Андрея Шептицкого (1865-1944 г.г.), который являлся первоиерархом униатской церкви в Галиции в 1901-1944 г.г. В связи с этим Шептицкий уже именуется в официальных католических документах почетным титулом "Слуга Божий", усвоенным для тех, кто в ближайшее время должен быть причислен к лику блаженных. После этого в католической традиции возможно дальнейшее продолжение канонизационного процесса, итогом которого становится причисление к лику святых католической церкви. Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) проявляет большую активность в плане популяризации имени митрополита Андрея как едва ли не самого выдающегося униатского иерарха. В работах униатских авторов Шептицкий нередко предстает как духовный вождь всего народа, "Украинский Моисей", как часто его называют. Понять, кем в действительности был митрополит Андрей, быть может, помогут несколько документов, которые рисуют митрополита Шептицкого без идеологической косметики, наведенной нынешними апологетами унии.

Роман Мария Александр, граф Шептицкий, потомок известной с XIII в. фамилии русских бояр, впоследствии полонизированной и окатоличенной, уже в возрасте 35 лет становится митрополитом Галицким, главой греко-католической церкви (1). Именно Шептицкому обязано галицийское униатство своим возрождением и укреплением. Однако честолюбивый митрополит мечтает о дальнейшем продвижение унии на Восток, в пределы Российской империи. Это находит живейший отклик не только в Риме, но и в Вене, где надеялись на то, что продвижение униатства значительно облегчит аннексию восточных земель России в ходе ожидаемой мировой войны. В 1907 г. Шептицкий получает тайные полномочия на униатскую деятельность в России (2). В следующем 1908 г. Шептицкий получил подписанную папой грамоту, которой он утверждался примасом католиков восточного обряда Российской империи и даже получал право хиротонии униатских епископов для России без согласования с папской курией (3). Осенью 1908 г. митрополит под видом коммивояжера велосипедной фирмы тайно посетил Россию с целью расширения своей униатской агентуры (4).

С началом I мировой войны активность униатского митрополита возрастает еще более. Честолюбие тайного примаса русских католиков еще более подхлестывает Шептицкого: в случае победы он может надеяться на патриаршество всея Руси. Митрополит Андрей активно поддерживает акции австрийского правительства, направленные на формирование украинских военных подразделений - т.н. "сечевых стрельцов", - призывая их к исполнению воинского долга во имя габсбургской Австро-Венгрии (5). Уже в первые дни войны Шептицкий обращается к своей пастве с посланием: "Дорогие мои, в очень важное время ведется война между нашим цесарем и московским царем, война справедливая с нашей стороны. Московский царь не мог перенести, что в Австрийской державе мы, украинцы, имеем свободу вероисповедания и политическую волю. Он хочет забрать у нас эту свободу, заковать нас в кандалы. Будьте верны цесарю до последней капли крови" (6).

Правда, Шептицкий не считал за лицемерие еще в марте 1914 г. направить Николаю II тайное послание, в котором он уверял императора в своей верности и называл его "объединителем славянства" (7). Очевидно, граф желал подстраховаться на случай неблагоприятного для Австрии исхода войны.

Тем не менее, в конце июля 1914 г. Шептицкий как сенатор участвует в тайном совещании в Вене, где его просят подготовить рекомендации относительно политики австро-немецкого командования на случай оккупации Украины. Граф выполнил это поручение правительства и создал грандиозный проект, который в равной мере учитывал и запросы Австрийской монархии, и прозелитические интересы Ватикана, и личные амбиции митрополита. Вот текст этого документа (с незначительными сокращениями):

"Как только победоносная австрийская армия пересечет границу Украины, перед нами встанет тройная задача: военной, социальной и церковной организации страны. Решение этих задач должно <...> содействовать предполагаемому восстанию на Украине, но также для того, чтобы отделить эти области от России при каждом удобном случае как можно решительнее, чтобы придать им близкий народу характер независимой от России и чуждой царской державе национальной территории. Для этой цели должны быть использованы все украинские традиции, подавленные Россией, чтобы возродить их в памяти и ввести в сознание народных масс так метко и точно, чтобы никакая политическая комбинация не была в состоянии ликвидировать последствия нашей победы.

I

Военная традиция должна быть построена на традициях запорожских казаков (отсюда и "сечевые стрельцы" в память о Запорожской Сечи - В.П.). <...> Самый выдающийся военачальник мог бы после великой победы быть наречен нашим кайзером "гетманом Украины" <...> (на роль будущего "гетмана" впоследствии был выдвинут австрийскими властями эрцгерцог Вильгельм Габсбург, который также перешел в униатство и стал именоваться на украинский манер - Василем Вышиванным - за ношение украинских вышитых сорочек - В.П.).

Он мог бы в ранге походного командира или фельдмаршала получить определенную автономию в рамках нашей военной администрации, чтобы создавать верные военной администрации кадры, среди которых могли бы найти себе место восставшие украинцы. Национальный характер должен проявиться в названиях воинских должностей (атаманы, есаулы, полковники, сотники), далее - в обмундировании, воинских группах и т.п. Гетману должно быть позволено отдавать "универсалии" (приказы и обращения) к армии и народу, назначать есаулов, атаманов и др. К нему должен быть приставлен человек, знакомый с историей Украины, который мог составлять официальные бумаги, помогать советом, словом и делом. Подобная военная организация легко распространилась бы на всю страну, а также могла бы способствовать и регулированию движения украинцев.

II

В продолжение войны должна быть принята во внимание также правовая и социальная организация, чтобы доказать населению, сколь многие направления русского законодательства были несправедливы и угнетали его. Наряду с провозглашением свободы, терпимости и т.д. (основные законы) должна быть также опубликована австрийская Конституция (в аутентично популяризованном украинском переводе) и всевозможные другие австрийские своды законов. Комиссия из австрийских и русских (украинских) юристов должна будет подготовить суммарную кодификацию. В первую очередь должны быть рассмотрены те стороны общественной и частно-правовой жизни, в которых украинцы - народ - массы чувствуют себя наиболее угнетенными.

III

Церковная организация должна преследовать ту же самую цель - Церковь на Украине необходимо по возможности полнее отделить от Российской. Оставляя в стороне доктрину, сферу догматики, было бы необходимо издать серию церковных распоряжений, например: об отделении Украинской Церкви от Петербургского Синода, о запрещении молиться за царя, о необходимости молиться за цесаря. Вместе с тем, великорусские московские святые должны быть удалены из календаря и т.д. Все эти декреты должны быть изданы авторитетом церковным, а не исходить от гражданской или военной власти - чтобы таким образом избавиться от российской системы. Также было бы абсолютно нецелесообразно устанавливать Синод (по образцу Петербургского Синода). Митрополит Галицкий ("и всея Украины") мог бы этими декретами устанавливать то, что согласно с фундаментальными принципами Восточной Церкви и традициями Митрополичьего престола и было бы одобрено военной администрацией.

Я как митрополит мог бы это сделать, поскольку в соответствии с каноническими правилами Восточной Церкви и традициями моих предшественников имею право, подтвержденное Римом, пользоваться данной властью во всех сферах. Если начерченный мной план будет принят - а так оно, наверное, и будет, - на Украине будет установлен единый центр духовной власти и Церкви как организма, представляющего собой невидимое целое. И он будет целиком отделен от Российской Церкви.

Определенное число епископов, а именно те, которые родом из Великороссии, и те, которые откажутся присоединиться к унии, должны быть устранены и заменены другими - теми, кто признает украинские и австрийские убеждения. Рим бы согласился в этом случае на эти распоряжения и назначения. Восточные Патриархи, оплаченные из средств правительства, также одобрили бы их.

Оставляя народу все, что могло бы быть ему дорого в виде обрядов и обычаев, освобождая клир от тяжкого ярма синода и консистории и обращая клир от его полицейской и политической деятельности до чисто церковной и христианской сферы, можно надеяться на универсальное согласие и послушание.

Таким образом, единство Украинской Церкви будет сохранено или достигнуто, а ее отделение от Российской Церкви будет решительно и полностью утверждено. Канонические основания для таких действий с католической точки зрения являются благоприятными, а с точки зрения восточного православия они легальны, логичны и не требуют объяснения.

На все это я мог бы получить подтверждение из Рима, или, если быть более точным, я в значительной степени уже закончил приготовления. Православие Церкви не было бы уничтожено. Оно должно быть сохранено во всей его полноте. Нужно только очистить его самым радикальным образом от московского влияния" (8).

Как видно из приведенного текста, "Украинский Моисей" абсолютно лоялен к австрийской монархии Габсбургов и отнюдь не помышляет ни о какой самостийности для Украины, предлагая для нее лишь куцую автономию в пределах Австро-Венгрии.

Однако, планам Шептицкого не суждено было воплотиться в жизнь. Русская армия стремительно наступала, и уже 3 сентября 1914 г. российские войска вступили во Львов (9). 19 сентября митрополит Андрей был выслан в Россию (10). Вскоре из Киева униатский митрополит направляет письмо императору Николаю II, содержание которого способно вызвать немалое удивление после всего, цитированного выше. Письмо написано, как указывает в нем Шептицкий, по поводу "успехов российской армии и воссоединения Галичины с Россией, за что трехмиллионное население Галичины с радостью приветствует российских солдат, как своих братьев" (11). Здесь есть такие строки: "Православно-католический митрополит Галицкий и Львовский, от многих лет желающий и готовый ежедневно жертвовать свою жизнь за благо и спасение Святой Руси и Вашего Императорского Величества, повергает к ногам Вашего Императорского Величества сердечнейшие благопожелания и радостный привет по случаю завершающегося объединения остальных частей Русской Земли" (12).

Перемены, происшедшие в настроениях "Украинского Моисея" за месяц с небольшим были столь разительны, что Государь на полях письма митрополита собственноручно начертал лаконичный ответ: "Аспид" (13). При этом Николай II еще ничего не подозревал о существовании выше изложенного плана переустройства Украины, черновик которого был обнаружен в тайнике под свято-Юрским собором во Львове в феврале 1915 г. 27 июля 1916 г. министр внутренних дел Штюрмерг направил Николаю II донесение по поводу обнаруженного документа, в котором кратко излагались его основные положения. В связи с этим последовала еще одна резолюция Государя в адрес Шептицкого: "Какой мерзавец!" (14).

Чтобы лучше представить себе духовный облик митрополита Андрея, необходимо обратиться к еще одному периоду его деятельности - времени II мировой войны. Всего лишь несколько штрихов. Львов был занят гитлеровцами 30 июня 1941 г. А уже 1 июля Шептицкий обращается к своей пастве с исполненным ликования обращением к пастве по поводу этого события (15). 5 июля последовало еще одно пастырское послание митрополита Андрея. Его тон был еще более возвышенным: "По воле всемогущего и всемилостивого Бога начинается новая эпоха в жизни нашей родины. Победоносную немецкую армию, занявшую уже почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага. В этот важный исторический момент призываю вас, отцы и братья, к благодарению Бога, верности Его Церкви, послушанию властям и усиленному труду. Чтобы отблагодарить Всевышнего за все, что Он нам дал, и умолить о милости на будущее, каждый душепастырь отслужит в ближайшее воскресение по получении этого призыва благодарственное богослужение и после песни "Тебе Бога хвалим" провозгласит многолетие немецкой армии и украинскому народу" (16). В августе 1942 г. униатский митрополит в своем очередном послании к греко-католической пастве благословил трудиться на благо Рейха в воскресные и праздничные дни (17).

Обращался Шептицкий и непосредственно к Гитлеру. Так, например, он отправил ему поздравительное письмо по случаю взятия немецко-фашистскими войсками Киева. Вот его текст:

"Его высокопревосходительству, фиреру Великонемецкой империи Адольфу Гитлеру. Берлин. Рейхсканцелярия.

Ваша Экселенция! Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре - Киевом!.. Видим в Вас непобедимого полководца несравненной и славной Немецкой армии. Дело уничтожения и искоренения большевизма, которое Вы, фирер Великого Немецкого Рейха, поставили себе целью в этом походе, обеспечивает Вашей Экселенции благодарность всего Христианского мира. Украинская греко-католическая церковь знает об истинном значении могучего движения Немецкого народа под Вашим руководством... Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа.

С особым уважением Андрей, граф Шептицкий - митрополит" (18).

Шептицкий возглавил также еще одну крайне неприглядную акцию униатского духовенства - его активное участие в формировании в 1943 г. дивизии СС "Галичина", в состав которой набирались украинцы-галичане (19).

Как пример коллаборационизма Шептицкого в годы немецкой оккупации можно привести еще один документ. Это подписанное лично Шептицким 1 января 1944 г., почти накануне вступления советских войск в Галицию, обращение к руководству греко-католической общины Преображенского храма во Львове (настоятелем храма в это время был протопресвитер Гавриил Костельник, впоследствии инициатор Львовского Собора 1946 г. и возвращения униатов Галиции в лоно Православия). Оно предельно лаконично: "Митрополичий Ординариат поручает отдать колокола, когда явится чиновник с возом и людьми. До 15 января 1944 г. дело должно быть улажено" (20) - речь идет о сдаче колоколов немецким властям на переплавку для нужд фронта.

Особого внимания заслуживает имевшая место в военные годы переписка Шептицкого с монахинями-василианками из т.н. "контемпляционного" монастыря св. Илии в селе Суховоля вблизи Львова. Эти монахини (их было в монастыре всего 17 человек) находились в состоянии экзальтации и нередко имели т.н. "видения" (зачастую весьма своеобразного свойства), о которых подробно докладывали митрополиту. Одна из василианок - Авксентия Иванович - 3 августа 1941 г. докладывала митрополиту о якобы бывшем видении ей Самого Господа Иисуса Христа, Который дал ей возможность "увидеть и принимать живое участие в коронации Гитлера, что наполнило душу и сердце непередаваемой радостью и счастьем" (21). 19 августа 1941 г. Авксентия описала в письме к Шептицкому еще более оригинальное видение "трех пророков" - самого митрополита в образе "князя украинского" и по сторонам его, как на Фаворе, "вождя Гитлера в образе святого Ильи" и папу римского "в обличье пророка Моисея". (22). Как видим в этой "контемпляционной иерархии" Шептицкий оказался на месте Христа - выше самого римского понтифика.

Еще одно послание Авксентии содержит следующее пожелание Гитлеру, якобы высказанное через нее Самим Господом: "Чтобы был истинным вполне католиком, связанным с папой, который мог бы дать ему все нужные религиозные предписания, а в конце наложить на его голову золотую корону и наименовать Его Царем всей Европы". Одновременно рядом еще одно пожелание: "Желаю, чтобы немецкое войско ничего не щадило в России, ни городов, ни замков, ни сел, ибо Господь не хочет, чтобы там что-нибудь осталось...(возникает вопрос, что это за кровожадный "Господь" являлся Авксентии? На Христа уж очень мало похож - вебмастер)" (23).

Вполне возможно, что все эти бредни в действительности были отнюдь не плодом экстатических "видений", но сочинялись в расчете на общеизвестный интерес Гитлера к разного рода оккультно-мистическим штучкам. При этом, как видно из слов самой Авксентии, правку в текст описаний "видений" вносил и сам Шептицкий : "Высылаю письмо к Г... для милостивого просмотра и исправления. Ваша Экселенция милостиво решит, годится ли оно, не следует ли его сократить или дополнить" (24). Шептицкий отсылал отчеты о "видениях" василианок лично Гитлеру. В частности, сохранилось одно из таких писем митрополита к фюреру в бывшем партархиве в Киеве (25). К сожалению, переписка Шептицкого с василианками, фрагменты которой были опубликованы в 1988 г. Климом Дмитруком, в настоящее время, вероятно, недоступна для исследования. В январе 1999 г. мной была предпринята попытка получить указанные архивные дела в ЦГИА Украины во Львове: увы, мне было заявлено, что их не могут отыскать.

В свете всех цитированных выше свидетельств довольно странным выглядит требование Украинской греко-католической церкви, с которым ее иерархи обращаются к властям, начиная с горбачевской перестройки и до сего дня - реабилитировать униатскую церковь. Требование это тем более непонятно, что никакого официального обвинения в отношении УГКЦ предъявлено не было. Были только аресты епископов и незначительного числа священников УГКЦ, а затем ее самоупразднение на Львовском Соборе 1946 г. Так что в этом смысле репрессии против униатов ничем не отличались от гонений на Православную Церковь, гораздо, впрочем, более масштабных. Однако требование какой-то специальной реабилитации УГКЦ выглядит совершенно специфически в свете ее реального пособничества немецким фашистам и украинским националистам-бандеровцам, а потому едва ли приемлемо.

Для характеристики духовно-нравственного облика митрополита Андрея также весьма показательным является и его письмо, направленное в Москву, на имя Иосифа Сталина. Датированное 10 октября 1944 г. оно начинается словами: "Правителю СССР, главнокомандующему и великому маршалу непобедимой Красной Армии Иосифу Виссарионовичу Сталину привет и поклон. После победоносного похода от Волги до Сана и дальше, Вы снова присоединили западные украинские земли к Великой Украине. За осуществление заветных желаний и стремлений украинцев, которые веками считали себя одним народом и хотели быть соединенными в одном государстве, приносит Вам украинский народ искреннюю благодарность. Эти светлые события и терпимость, с которой Вы относитесь к нашей Церкви, вызвали и в нашей Церкви надежду, что она, как и весь народ, найдет в СССР под Вашим водительством полную свободу работы и развития в благополучии и счастьи.

За все это следует Вам, Верховный Вождь, глубокая благодарность от всех нас. <...>".

В письме присутствуют такие весьма любопытные высказывания: "Эта любовь говорит нам в первую очередь принести Вам пожелания всякого блага и воздать надлежащую честь по словам Христа <<кесарево кесарю>>". Или, например, такие: "Видом покаяния является редкое качество большевиков, всегда умевших признавать вину, когда ее замечали" (26).

Послание это подписано наряду с митрополитом Андреем и епископом Никитой Будкой.

Как видно из приведенных документов, хотя униаты сегодня, как и во времена Шептицкого, продолжают шельмовать Русскую Православную Церковь за содействие императорской власти и лояльность по отношению к советскому режиму, политическая деятельность униатской церкви и лично ее предстоятеля - митрополита Шептицкого - не идет ни в какое сравнение даже с Декларацией митрополита Сергия (Страгородского). Какие уж там "ваши радости - наши радости" на фоне величественных панегириков, который митрополит Андрей (кандидат в блаженные католической церкви!) на своем долгом веку успел пропеть и Францу Иосифу, и Николаю II, и Адольфу Гитлеру, и Иосифу Сталину.

Примечания:

1. Цегельский Лонгин. Митрополит Андрей Шептицкий. Львов. 1995, с.18-19.

2. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам'янець Подiльський. 1996, с. 21-22.

3. Там же, с. 22.

4. Донесение директору департамента духовных дел Н.П.Зуеву о поездке митрополита Шептицкого осенью 1908 г. в Россию с целью распространения унии. ЦГИА СПб, ф. 821, оп. 125, д. 3310, л. 32-35.

5. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам'янець Подiльський. 1996, с. 29-30.

6. ЦГИА во Львове, ф. 146, оп. 8, д. 82, л. 2-3 (перевод с укр.).

7. ЦГИА во Львове, ф. 201, оп. 46, д. 1807, л. 18.

8. подлиниик - в Haus-Hof und Staatsarchiv. Politishe Abteilung, Вена, Австрия; цит. по нем. тексту из книги: Семен. В.Савчук i Юрiй Мулик-Луцик. Iсторiя Украiнськоi Греко-Православноi Церкви в Канадi. т.2, Winnipeg. Canada. 1985. c. 611-612.

9. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам'янець Подiльський. 1996, с. 30.

10. Митрополит Андрей Шептицький. Життя i дiяльнiсть. Документи i матерiали. 1899-1944. т.1. Церква i церковна еднiсть. Львiв. 1995, с. ХХI.

11. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам'янець Подiльський. 1996, с. 31.

12. опубликовано в газете "Новое время", Петроград, август 1917; цит по: Семен. В.Савчук i Юрiй Мулик-Луцик. Iсторiя Украiнськоi Греко-Православноi Церкви в Канадi. т.2, Winnipeg. Canada. 1985. c. 619.

13. Там же.

14. ЦГАОР, Москва, ф. 102, д.131, л.А лист 106.

15. "Сурма" (видання головного проводу ОУН). Львiв. 1941. 2 липня.

16. ЦГИА во Львове, ф. 358, оп. 1, д. 11, л. 25 (перевод с укр.).

17. "Львiвськi архiепархiальнi вiдомостi". Львiв. 1942. N7-8, с. 165-166.

18. Бывший ПА ИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 57, оп. 4, д. 338, л. 131-132 (нем. яз.).

19. Добош Олексiй, прот. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Кам'янець Подiльський. 1996, с. 101-102.

20. "До Гр. кат. Парохiальному Уряду Церкви Преображення Госп. у Львовi". Документ цитируется в переводе с украинского. Подлинник находится в частном собрании во Львове. Автору была предоставлена возможность снять с него ксерокопию.

21. ЦГИА во Львове, ф. 201, оп. 4"Б", д.2662, л. 13-14 (цит по: Дмитрук К.Е. "Униатские крестоносцы: вчера и сегодня". М. Политиздат. 1988, с.270).

22. ЦГИА во Львове, ф. 201, оп. 4"Б", д.2662, л. 21 (цит по: Дмитрук К.Е. "Униатские крестоносцы: вчера и сегодня". М. Политиздат. 1988, с.270).

23. ЦГИА во Львове, ф. 201, оп. 4"Б", д.2663, л.1-4, 9-10 (цит по: Дмитрук К.Е. "Униатские крестоносцы: вчера и сегодня". М. Политиздат. 1988, с.272).

24. ЦГИА во Львове, ф. 201, оп. 4"Б", д. 2665, л. 1 (цит по: Дмитрук К.Е. "Униатские крестоносцы: вчера и сегодня". М. Политиздат. 1988, с.271).

25. Бывший ПА ИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 57, оп. 4, д. 338, л. 137 (нем. яз.).

26. Архив Президента РФ, ф. 3, оп. 60, д. 9, л. 94-95.

Источник: Ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института (материалы),1999,с.374-380)

Форумы