• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

В Гватемале индейцы майя на праздник создают из цветных опилок уличные ковры со священными образами

Эта местная католическая традиция выросла из древней культуры майя

 

ВАШИНГТОН. В Гватемале индейцы майя на праздник создали из цветных опилок уличные ковры со священными образами – эта местная католическая традиция выросла из древней культуры майя, пишет religionnews.

Убальдо Санчес трудился на коленях на улице вместе с 15-летним племянником Кевином и еще двумя десятками мастеров майяского племени мам, создавая из цветных опилок образ Иисуса на фоне ярко-голубого неба и прочие красочные образы. Труды начались в 5 часов утра на католическую Страстную пятницу (29 марта) близ католического храма Святого Сердца. Художники изготовили многоцветный ковер «альфомбра де асеррин» с католическими образами и древними символами майя. Работа над 27-метровым ковром завершилась к двум часам дня, после чего некоторые мастера, которые называют себя «гуате-майя», остались охранять его до захода солнца, когда по ковру прошла процессия прихожан, собравшихся на богослужения Страстной пятницы, и затоптала красочные шедевры.

Традиция подобных уличных ковров существует в Гватемале и прочих странах Латинской Америки. В Гватемале их готовят на каждое воскресенье в период Великого поста и под шествия Страстной недели. Ковры-альфомбра – старинная традиция племени мам, обитающего в южной Мексике и в западных горах Гватемалы. Неудивительно, что Санчес привез это искусство в США более 20 лет назад. Джулия Санчес, его сестра, считает, что очень важно научить ее троих детей, родившихся в США, изготовлению альфомбры, поскольку тем самым они усваивают и несут в следующее поколение наследие предков, наряду с прочими племенными традициями вроде игры на маримбе.

«История альфомбры плохо документирована, и нам приходится по мере возможности возрождать ее с помощью Санчеса и других мастеров, – говорит Иоланда Алькорта (Yolanda Alcorta), эксперт по латиноамериканскому искусству. – Мы знали бы о них больше, если бы не испанский священник XVI века, который повелел сжечь большую часть письменных памятников майя. Различные теории связывают этот вид искусства с древним майяским обрядом рассыпания цветов под ноги владыкам, а также иными обрядами, привезенными из Испании».

«Творческий труд мастеров гуате-майя на Страстную пятницу весь наш приход считает огромным благословением, – говорит отец-францисканец Эмилио Биоска Агуэро (Emilio Biosca Agüero), пастор храма Святого Сердца. – Страстная пятница великий и волнующий день, когда вспоминаешь о страстях и смерти Христа, а яркая краткая красота и гибель альфомбры символичны, они напоминают, что жизнь духа на этом не заканчивается. Альфомбра раскрывает величие и красоту жертвенной любви, славит неизбежное воскресение, напоминает, что даже в страданиях и смерти есть надежда».

Многие художники гуате-майя выросли в гватемальском департаменте Кецальтенанго, где альфомбрас издревле делают из цветов, сосновых иголок и фруктов, а позже стали применять и цветные опилки. «Мои первые Страстные пятницы в США показались мне бесцветными и какими-то полумертвыми, – вспоминает Санчес. – Люди шли на церковную службу, и на этом все заканчивалось, все возвращались на работу. Я в то время много рисовал, создавал скульптуры и фрески. Моя картина «Новый рассвет» вошла в коллекцию Белого дома при президенте Бараке Обаме. Однажды священник собора Святого Томаса Мора в Арлингтоне, штат Виргиния, заказал мне картину, а я впервые предложил ему и приходу сделать на праздник альфомбру для церкви. Без праздничных красок ваш праздник выглядит унылым, сказал я ему». С тех пор древняя традиция привилась и распространилась. Мастера теперь готовят альфомбры для целого ряда католических церквей, и не только для них. Им довелось создавать альфомбры для Национального музея американской истории (National Museum of American History), для фольклорного фестиваля (Folklife Festival), для ряда собраний в Смитсоновском институте, и по многим другим заказам.

Иоланда Алькорта, соучредитель некоммерческой организации Raíces Culturales Latinoamericanas, занимающейся возрождением латиноамериканского искусства, рада растущей популярности этого древнего народного творчества. «Мастера альфомбры становятся по-настоящему востребованными и уважаемыми, – говорит Алькорта. – При этом не только они, но и многие другие иммигранты из Гватемалы обретают благополучие, а с ним и время для искусства, возрождения народных обычаев и обрядности. Создание ковров на Страстную пятницу для них благословенный труд, служение и проявление веры».

«В Соединенных Штатах, где многие отвращаются от веры, красота альфомбры трогает сердца и за пределами церковных стен, – говорит отец Биоска. – Когда мастера гуате-майя работают, многие зачарованно следят за процессом и удивляются, что столько времени и труда тратится для шедевра, живущего считанные часы и обреченного на гибель. Многие спрашивают художников – неужели вам не жаль, что поток людей пойдет по альфомбре и уничтожит ее? А для нас теперь альфомбра в Страстную пятницу – дань одной из многих традиций, которые наши разноплеменные прихожане чтят в семьях. Содействуя единению веры и культуры, мы следуем изречению святого Иоанна Павла II: «Вера, которая не становится культурой, не принимается полностью, не продумывается глубоко и не воплощается в жизнь».

Во время праздничного шествия художники гуате-майя смешались с прихожанами и сами прошли по своему красочному ковру. «Все это правильно и хорошо, – говорит Санчес. – Мы создаем все это в жертву Господу».

+

Форумы