В Англии издана книга «Женщины-художницы в царствование Екатерины Великой»

Исследование рассматривает вклад Российской императрицы в развитие русской культуры как мецената

 

ЛОНДОН. Российская императрица Екатерина II Великая (1729–1796 гг.) даже на фоне нынешней истории русофобии, поразившей страны Европы, по-прежнему привлекает всеобщий интерес замечательными достижениями своего царствования. Ее обширные усилия по укреплению и расширению своей власти сопровождались не менее масштабными мерами, направленными на созидание своего имиджа просвещенной правительницы на протяжении всего ее 34-летнего правления.

В то время как это не было редкостью среди ее современников-монархов, которые правили подвластными им народами, вели кровопролитные войны и тратили огромные суммы на культурное покровительство, Екатерина Великая была женщиной-правительницей, завоевавшей свой престол путем узурпации в результате цареубийства своего мужа императора Петра III. Ее художественное покровительство стало важной частью ее, в конечном итоге, успешно реализованных усилий, направленных на создание своего образа как «русской Минервы».

Историками и искусствоведами был проведен значительный комплекс научных исследований, посвященных поощрению Екатериной культурного обогащения России и особенно ее непосредственному вмешательству в процессы, связанные с развитием искусства и науки в стране.

В новой книге Розалинды Полли Блейксли «Женщины-художницы в царствование Екатерины Великой» рассматривается вклад женщин-художниц в достижение императрицей Екатериной II своих целей. Блейксли опубликовала множество работ по истории дореволюционного русского искусства, в том числе отмеченную наградами книгу «Русский холст: живопись в имперской России, 1757–1881» (Йель, 2016). Ее богатый опыт отражен в уверенной презентации предмета, которая объединяет впечатляющий объем визуальных, документальных и научно-исследовательских материалов, сообщает Тhe Аrt Newspaper.

Центральной темой книги являются сложные отношения между полом, искусством и меценатством в царствование Екатерины Великой.

В первых двух главах рассматривается личный, политический и культурный контекст, в котором Екатерина утвердилась при русском дворе, сначала как жена наследника престола, а затем как правительница. Эти главы иллюстрируют использование Екатериной образов и покровительства как части ее политической стратегии.

В то время как ее предшественница, императрица Елизавета Петровна (годы правления 1741 – 1762 гг.), учредила Императорскую Академию художеств в 1757 г., именно Екатерина Великая увеличила ее ресурсы и регулярно покровительствовала ей, так что с 1764 г. она функционировала как ведущий институциональный центр русской художественной деятельности.

В том же году Екатерина II приобрела свою первую крупную коллекцию произведений искусства — в общей сложности 225 произведений, лучшие из которых впоследствии легли в основу собрания Эрмитажа в Санкт-Петербурге.

После этого в других главах исследуется карьера женщин-художниц, чьи работы были заказаны или куплены в этот период русскими меценатами во главе с самой императрицей.

Личное отношение Екатерины Великой к женщинам-художницам и их работе — один из главных аспектов книги. Упоминая свою обширную коллекцию в переписке с бароном Фридрихом Мельхиором фон Гриммом, Екатерина писала (хотя и мимоходом): «Я не знаток. Я просто жадная». В то же время, ее подход к коллекционированию и заказу произведений искусства явно делал значительный упор на отражение статуса и престижа.

В этом отношении Екатерина не проявляла особой склонности отдавать предпочтение творчеству женщин-художниц именно из-за их пола. Наоборот, она много читала и консультировалась по поводу возможных покупок и меценатства с опытными консультантами, среди которых был Дени Дидро и другие коллекционеры произведений искусства из российской элиты, такие как князья Дмитрий Голицын и Николай Юсупов. Проще говоря, Екатерине хотелось получить все самое лучшее, что могло отразиться на ее образе и принести ей славу.

Такой подход императрицы Екатерины к искусству означал, что ее привлекали работы как известных, так и начинающих художниц, будь то часть купленных коллекций или заказы, сделанные по чьей-то рекомендации.

Императрица и ее двор в Санкт-Петербурге, а также российская элита предлагали богатый потенциал для покровительства и заказов, которые привлекли внимание известных европейских художниц, таких как Анжелика Кауфман и Элизабет Луиза Виже-Лебрен, или же помогали создать репутацию другим, таким, как, например, Мари-Анн Колло.

Работа Блейксли представляет собой глубокий и сложный анализ работ этих художниц, которые были куплены или заказаны русскими меценатами. Хотя Екатерина, естественно, в этом отношении имеет набольшое значение, покровительство художницам отражено и на примере других русских меценатов Екатерининской эпохи.

Книга дает разностороннее освещение избранного исследовательницей предмета. Те, кто уже знаком с творчеством таких крупных деятелей, как Кауфман и Виже Лебрен, тем не менее, найдут здесь новое понимание их связей с Россией. В главе, посвященной Анне Доротее Тербуш, представлены династические галереи Чесменского дворца, для которых художнице и ее брату Екатерина, родившаяся в Германии, поручила написать портреты королевской семьи Гогенцоллернов. Это увлекательный пример политизированного использования искусства Екатериной Великой, и, в отличие от некоторых других частных коллекций, этот дворец предназначался для посетителей, путешествующих из столицы в Царское Село.

Хотя большинство обсуждаемых в книге женщин-художниц были профессионалами, в работе также рассматривается невестка Екатерины II, великая княгиня Мария Федоровна, вышедшая замуж за будущего (хотя и недолговечного) императора Павла I в 1776 году, как пример художницы-любителя. При этом автор книги предостерегает от анахроничного понимания различия между художником-любителем и профессионалом.

В дополнение к ее широкому покровительству искусствам и работам в императорских резиденциях в Гатчине и Павловске, Мария Федоровна стремилась получить художественное образование в области гравировки и токарной обработки у местных и иностранных специалистов, в результате чего были созданы некоторые очень значимые произведения. Блейксли исследует, как покровительство и художественная деятельность Марии Федоровны отражали ее попытки утвердиться при русском дворе, не в последнюю очередь в связи с деятельностью самой Екатерины Великой.

Важным аспектом книги является исследование проблем и рисков, с которыми такие женщины-художницы сталкивались в своей карьере. Даже те, кому удалось зарекомендовать себя в качестве профессионалов, испытали на себе последствия обычного женоненавистничества, которое наложило на них определенные ограничения, например, в отношении формы и жанра работ, которые считались более подходящими для женщин, или в их признании и включении в ведущие художественные учреждения. Проблемное отношение Дидро — ведущего искусствоведа той эпохи и вышеупомянутого консультанта Екатерины Великой — к художнице Тербуш, когда она была в Париже, служит наглядным примером.

Тем не менее, в книге также рассматриваются новаторские подходы, с помощью которых женщины-художницы подошли к этим проблемам и справились с ними.

Еще одна проблема заключается в том, что эти иностранные художницы были во многом исключительными в российском контексте. Как признает Блейксли, прямых свидетельств о русских женщинах-художницах того периода относительно мало. Отчасти это связано с нехваткой доступных источников, но также отражает реалии: российские художественные институты стали разрешать женщинам присоединяться к ним только с середины 19 века.

Однако намерение Блейксли в этой книге состоит в том, чтобы собрать и представить то, что можно найти для этого важного переходного периода для женщин-художниц, и она подчеркивает присутствие русских женщин в художественной сфере, где это возможно.

Она также поднимает многие полезные вопросы об областях, в которых исследования продолжаются или необходимы.

В целом, эта привлекательная, доступная и прекрасно иллюстрированная книга представляет собой немалый вклад в изучение искусства и меценатства 18 века, особенно в отношении не только самой Екатерины, но и представителей российской элиты и их современников в остальной части России.

Книга Розалинды П. Блейксли «Женщины-художницы в царствование Екатерины Великой» выща в серии «Северное сияние», Лунд Хамфрис. Она содержит 152 страницы текста, 62 цветных иллюстрации.

Форумы