Фрески Карраччи из разобранной римской часовни воссоединились в своем родном городе после 200 лет изгнания

Выставка в Палаццо Барберини представляет 16 работ из цикла, посвященного св. Диего Алькальскому

 

РИМ. В начале XVII века богатый испанский банкир Хуан Энрикес де Эррера поручил итальянскому художнику Аннибале Карраччи (1560–1609 гг.) украсить свою семейную часовню в Риме. Вскоре после этого художник тяжело заболел и поручил своим помощникам под руководством Франческо Альбани завершить проект. Результатом совместных трудов художников стал богатый цикл фресок, сопоставимый по своему уровню с циклом росписей, созданных Карраччи для Палаццо Фарнезе в Риме всего несколькими годами ранее. Об этом сообщило издание The ArtNewspaper.

До недавнего времени современные зрители были вынуждены лишь мысленно представлять себе, как выглядел ансамбль фресок, посвященный святому Дидакусу (Диего) Алькальскому и изображающий как библейские сюжеты, так и бытовые сцены. Часовня Эррера в церкви Сан-Джакомо-дельи-Спаньоли была разобрана 200 лет назад, а работы Карраччи были сняты со стен и отправлены в Испанию для хранения в фондах двух разных музеев.

Теперь фрески воссоединились для того, что организаторы назвали «знаменательным трио выставок». После выставок в Национальном музее Прадо в Мадриде и Национальном музее искусства Каталонии (MNAC) в Барселоне росписи будут показаны в римском Палаццо Барберини. Выставка знаменует собой их грандиозное возвращение в город, в котором они были созданы.

«Мы думали о том, чтобы собрать фрески для этой выставки более 20 лет», — говорит Андрес Убеда из Prado, куратор выставки. – «Это великое неизвестное произведение в творчестве Карраччи. То, что оно сохранилось неповрежденным, означает, что теперь его можно изучать, исследовать и переоценивать».

Фрески и «Святой Дидакус из Алькалы, представляющий сына Хуана де Эрреры Христу» (около 1606 г.), впечатляющий запрестольный образ, созданный Карраччи для той же церкви, оставались в своем первоначальном виде до 1830 г. В том же году часовня была разрушена, а работы перенесены в церковь Санта-Мария-ин-Монсеррато-дельи-Спаньоли. В дальнейшем алтарь Дидакуса остался в этой церкви, а семь фресок были перенесены в Прадо и девять в MNAC. Еще три фрагмента отсутствуют.

Фрески, хранящиеся в Прадо, должны были быть восстановлены, прежде чем все работы могли быть воссоединены. Те фрески, что находятся в Барселоне и Риме, были отреставрированы несколькими годами ранее. По словам Убеды, Prado откладывал реставрацию долгие годы из-за нехватки ресурсов и опыта. В 2012 году музей, наконец, назначил внешнего эксперта для трехлетнего проекта восстановления.

По словам Убеды, организовать выставку с участием трех арт-институций в двух разных странах было «чрезвычайно сложно», однако «награда была велика». В каждом из залов 16 фресок представлены по-разному, что позволяет посетителям рассматривать их с разных точек зрения. В Мадриде работы выставлялись последовательно вдоль стен, а это означало, что посетители музея могли подойти поближе. В Барселоне они были расположены более абстрактно, на металлической сетке, которая создавала впечатление, что они парят в воздухе.

В Палаццо Барберини решили распределить работы в огромном зале Sala dei Marmi — пространстве со стенами высотой 16 метров — в попытках воссоздать размеры и планировку часовни Эррера. «Мы стремимся воссоздать первоначальные отношения между зрителями и произведениями», — говорит Фламиния Дженнари Сантори, директор Национальной галереи античного искусства, в которую входят Палаццо Барберини и Палаццо Корсини. – «Это один из немногих музеев, где можно устроить такую ​​выставку».

Даже после реставрации фрески находятся в «смешанном состоянии», говорит Убеда. Например, один фрагмент, изображающий святого Дидакуса, спасающего ребенка, заснувшего в духовке, был поврежден, когда изогнутый фрагмент был снят со стены и расплющен. Тем не менее, выставка доказала, что ученые ошибались, списав некоторые работы со счетов, говорит Убеда: «Они не в лучшей форме, но и далеко не уничтожены».

По словам Дженнари Сантори, выставка также проливает свет на работу Карраччи и его помощников — «величайшей мастерской в ​​Риме» — и особенно на центральную роль Альбани в ней. Как только Карраччи вышел из проекта, его помощники достигли «в высшей степени единого стиля»: свидетельство их самостоятельности, мастерства и мастерства.

«После его невероятных фресок в Палаццо Фарнезе помощникам Карраччи удалось быстро создать что-то столь же грандиозное», — говорит Дженнари Сантори. — «Это немалый подвиг».

 

Форумы