• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Профессор канонического права усматривает грядущий «конец света для канонического права» в реформах папы Франциска

Папа "вводит новые нормы единолично", в обход законодательных департаментов Ватикана

 

БОЛОНЬЯ. Профессор Болонского университета, доктор церковно-канонического права, провидит грядущий «конец света для канонического права» в реформах Папы Франциска, который давно уже вводит новые канонические нормы самовольно и единолично, в обход законодательных департаментов Ватикана, сообщает catholicnewsagency.

В течение восьми лет с момента своего избрания, Папа Франциск проявил себя весьма активным законодателем. Помимо его широко обсуждаемых и явных реформ, он занимается еще и многими другими, далеко не столь явными, изменениями в церковных канонах и правилах.

Внося эти изменения, папа Франциск чаще всего действует единолично. При этом он игнорирует департаменты Ватикана, несущие ответственность за обсуждение новых норм и их приведение в соответствие с действующими канонами. Такова главная мысль недавно изданной книги, а ее общее послание еще шире и заключается в том, что понтифик не только произвольно меняет ряд правил и процедур, но и подрывает тем самым все здание канонического права. Книгу под названием «Нововведения в церковной нормотворческой деятельности: конец света для канонического права?» выпустила в свет Джеральдина Бони (Geraldina Boni), профессор церковно-канонического права Болонского университета, которая с 2011 года служит консультантом Папского совета по законодательным текстам.

Книга, пока доступная читателям только на итальянском языке, включает четыре главы. Первая из них излагает историю Папского совета по законодательным текстам – дикастерии Ватикана, ответственной за правильное толкование церковных догматов и канонов. Во второй главе приводятся свидетельства прогрессирующей «маргинализации» дикастерии, ее упорного отстранения от нормотворческой деятельности. В третьей главе разъясняется миссия и цели дикастерии. А в четвертой главе профессор излагает свое видение реформ, которые необходимы для возвращения дикастерии на подобающее ей центральное место в системе нормотворчества.

В книге приводится хроника постепенного отстранения Папского совета от исполнения возложенных на него обязанностей, когда его все чаще лишали права голоса в обсуждении серьезных канонических реформ и использовали только в единичных случаях по мере надобности. Книга также дает глубокий анализ метаморфоз нормотворческой деятельности при понтификате папы Франциске. Профессор Бони подробно анализирует многие новые нормы – от мер по борьбе с «кризисом жестокого обращения» (эвфемизм для церковной педофилии) до новых правил аннулирования браков – и показывает, как разрушение системы сдержек и противовесов, ранее гарантированных Папским советом, породило множество проблем с трактовкой церковных догматов, канонов и правил.

Итальянский журнал Il Regno отметил в 2017 году, что папа Франциск издал на 50% больше церковных законов, чем Бенедикт XVI, причем за вдвое короткий срок. Своевольная законодательная деятельность папы Франциска достигла своего пика, когда он четырежды вмешивался в идущее судебное разбирательство возможных злоупотреблений в управлении средствами Государственного секретариата Ватикана – когда издал один за другим четыре скороспелых рескрипта, изменяющие правила деятельности такового.

Профессор Бони считает, что подобная самовольная законодательная деятельность привычна для папы Франциска. Профессор воспринимает ее очень болезненно – фактически ее книгу можно считать криком боли, к которому присоединяются многие другие эксперты канонического права, наблюдающие непредсказуемые поступки папы, который легко вводит и столь же легко отменяет церковные нормы и правила, не заботясь об обоснованности решений и их соответствии рамкам единой канонической структуры.

Бони отмечает, что папа Франциск неуклонно «централизует нормотворческую деятельность». Он давно уже не обращается в Папский совет по законодательным текстам за так называемыми строгими «аутентичными» толкованиями и экспертизами законов, а потому такой самовольный и небрежный подход неизбежно затрудняет понимание и толкование новых норм. В качестве примера она приводит тему виновности епископов, подозреваемых в «халатности или небрежении своими обязанностями в случаях жестокого обращения», как указано в документе motu proprio 2016 года «Подобно любящей матери». Этот документ, как указывает профессор Бони, фактически передает право на установление фактов епископского «небрежения» местным конгрегациям Ватикана.

Она приводит при этом мнение архиепископа Джузеппе Шакки (Giuseppe Sciacca), секретаря Верховного трибунала Сигнатуры (Supreme Tribunal of the Signatura) о том, что подобное делегирование обязанностей вниз «означает, что на долю Дикастерии остается лишь экспертиза «серьезных свидетельств» небрежения, выбор процедуры и определение сроков рассмотрения дел». «Благоразумие не позволяет нам упускать из виду опасности подобного привлечения местных конгрегаций, – предупреждает архиепископ. – Получив столь мощный инструментарий, конгрегации вполне могут использовать его на ложные или неблаговидные цели, если в них существуют серьезные разногласия с епископом или расколы внутри местного епископата». Мнение архиепископа Шакки – лишь один из примеров поддержки, оказываемой профессору Бони многими церковными прелатами и правоведами.

Бони – далеко не первый эксперт канонического права, выражающий беспокойство в более или менее специальных текстах по поводу опасностей «централизации нормотворческой деятельности» в церкви. В упрощенном виде вопрос сводится к следующему: если Папский совет по законодательным текстам фактически отстраняется от его функций вместе с каноническим правом, кто будет выполнять функции надзорного органа при проверке соответствия новых норм и правил существующей законодательной базе?

Правоведов особо настораживают «утечки информации» о грядущей коренной перестройке Римской курии, которая мало кому внушает оптимизма. Так, новый «Молитвенный Евангелиум» (Praedicate Evangelium ) – апостольская конституция, регулирующая миссии и функции куриальных учреждений – низведет Папский совет до статуса «канцелярии». Это означает, по словам профессора Бони, что «каноническое право более не будет сковывать законодательную деятельность папы».

Книга-расследование профессора Бони вызывает много открытых вопросов. К примеру, возникает вопрос – останется ли некая правовая определенность, или же все законодательное здание перейдет во власть верховного законодателя, без колебаний меняющего существующие нормы и вводящего новые статьи в ответ на сиюминутную ситуацию, когда оказывается, что существующие правовые рамки сковывают его? Или еще вопрос – что заставляет понтифика действовать подобным образом? Ответ, по мнению Бони, можно найти в Evangelii gaudium, «программном» апостольском наставлении нынешнего папы, увидевшем свет в 2013 году. Два главных принципа того документа – «время важнее пространства» и «реальность важнее идей».

Вот по этой причине папа и запускает те или иные процессы, не слишком заботясь об их последствиях. Недаром он любит повторять, что нельзя сдерживать себя «рассуждениями о том, что так было всегда». Нынешний папа не склонен к строить долгосрочные незыблемые планы действий, поскольку придает главное значение текущей реальности. Потому и коренная реформа Римской курии строится и проводится «на ходу», как отметил кардинал Марчелло Семераро (Marcello Semeraro) в своем интервью журналу Il Regno, когда занимал пост секретаря Папского совета кардиналов.

Понтифик, по сути дела, остается верным этому своему «прагматичному подходу» и в области законодательной деятельности. Эта легковесность вызывает тревогу у Бони и других экспертов канонического права. Если церковные законы и правила столь легко и непродуманно принимаются, отменяются и корректируются, как можно создать согласованную законодательную базу? По этой причине новая книга не ограничивается лишь проблемой маргинализации дикастерии по законодательным текстам, а обращается к более широкой проблеме – а именно к угрозе крушения всей системы канонического права.

 

Форумы