Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Попечительского совета Фонда по сохранению и развитию Соловецкого архипелага

27 октября в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Кирилл и заместитель председателя Правительства России Д.Н. Чернышенко возглавили заседание Попечительского совета Фонда. Святейший Владыка обратился к участникам заседания со вступительным словом.
Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Попечительского совета Фонда по сохранению и развитию Соловецкого архипелага

27 октября 2023 года в Патриаршем зале Трапезных палат кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и заместитель председателя Правительства Российской Федерации Д.Н. Чернышенко возглавили заседание Попечительского совета Фонда по сохранению и развитию Соловецкого архипелага. Святейший Владыка обратился к участникам заседания со вступительным словом.

Уважаемый Дмитрий Николаевич! Уважаемые участники нашего собрания, члены Попечительского совета! Братья и сестры!

Я сердечно всех приветствую на очередном нашем заседании. Хотел бы напомнить, что Фонд был создан в 2018 году и состав его Попечительского совета был тогда утвержден Президентом Российской Федерации. С того времени совет, к сожалению, ни разу не собирался, и сегодня мы присутствуем на первом его заседании.

Полагаю, что Попечительский совет должен не только контролировать деятельность Фонда, но и выступать в роли координационного центра, где мы могли бы обсуждать проблемы, связанные с Соловками, принимая во внимание потенциал этого собрания и высокую квалификацию его участников. И, конечно, очень важно, чтобы мы обеспечивали слаженную работу, содействуя тому, чтобы и на федеральном, и на региональном, и на местном уровне органы власти могли взаимодействовать на Соловках с монастырем и государственным музеем-заповедником.

В свое время Администрация Президента Российской Федерации одобрила концепцию «Пяти ключей», предполагающую обязательное согласование основных вопросов сохранения и развития архипелага со стороны Правительства Российской Федерации, администрации Архангельской области, муниципалитета, а также монастыря и музея. Надеюсь, что в рамках деятельности Попечительского совета мы сможем реализовывать эту концепцию.

Сегодня нам предстоит обсудить различные вопросы развития Соловецкого архипелага, главным из которых является темп реставрации. Вот что вызывает озабоченность, и я просил бы принять активное участие в обсуждении, с тем чтобы выйти на какие-то разумные решения.

Реставрационные работы должны учитывать специфику Соловков. Здесь не только веками совершалось монашеское делание, но и претерпевали страдания и приняли смерть за Христа, за Божию правду сотни новомучеников и исповедников Церкви нашей, как причисленных к лику святых, так и не прославленных пока Церковью. Как мы говорим, «имена Ты, Господи, Сам веси», — потому что многие имена исчезли из памяти.

Мне это место особенно близко. Я уже говорил о том, что там был заключен мой дед, он чудом остался жив. Попал туда, потому что боролся с обновленческим расколом — защищал церковь, когда началась кампания закрытия и уничтожения храмов. Он был светским человеком, машинистом на железной дороге, но глубоко верующим; организовал целые группы людей, которые защищали храмы от закрытия, но в конце концов оказался на Соловках.

И не просто на Соловках. Самым страшным местом тогда была Секирная гора. Это был штрафной изолятор, и те, кто попадал на Секирную гору, обратно не возвращались. В любое время года, до ледостава, узники Секирной горы связывали плоты из деревьев, которые затем отправлялись в Англию. В то время на Соловках был хороший, дорогой лес — сейчас такого уже нет. Лес валили и связывали плоты, именно в бухте у Секирной горы. Люди работали по пояс в ледяной воде, а потом поднимались наверх, в храм. На втором этаже храма деревянный пол, но не всех и не всегда туда пускали, а на первом этаже пол каменный, и люди в октябре месяце, выйдя из воды, «обсыхали» на этом полу…

Обычно неделя, десять дней — а потом крупозное воспаление, и люди умирали. Но дед остался жив, и потому начальство приняло решение не возвращать его в Соловецкую тюрьму, где было очень много заключенных, — его же будут спрашивать, потому что никто никогда с Секирной горы не возвращался, а он, конечно, будет рассказывать... И вот для того чтобы он не распространял «зловредную» информацию, его отправили на материк, в Кемь. А после Кеми, как дед рассказывал нам, он прошел 46 тюрем и семь ссылок практически по всей стране. Остался жив, в 1954 году принял священный сан и прожил до 93 лет — вот такой крепкий был у меня дед.

Вспоминаю о нем сейчас, потому что он очень много рассказывал о Соловках, о священниках, которые там были, о том, как они служили на пеньках Литургию. О том, как он общался с нашими выдающимися иерархами, которые были там заключены. Поэтому у меня в памяти живое свидетельство о том, чем были Соловки в самое тяжелое время, и отсюда, конечно, личное отношение к этому месту.

Вспоминаю также, как мы с мамой первый раз приехали на Соловки. Это было в 1960-е годы, и, конечно, никакой монашеской жизни там не было. Я был совсем молодым человеком в то время. Вышел из обители, направился в сторону кладбища, а навстречу некий гражданин, и я по молодости спрашиваю: «Я интересуюсь историей, не подскажете, где здесь расстрелы производились?» Он на меня посмотрел и спрашивает: «А ты случайно не поп?» Я говорю: «Нет». «Расстрелы? А зачем тебе это надо?» Отвечаю: «Просто так, надо же знать, как советская власть боролась с врагами народа». — «Ну да, правильно. Туда зайдешь, где усадьба, храм, а за храмом — небольшой дворик и стенка. Вот у этой стенки мы их и отправляли на тот свет».

В последний раз, когда я был на Соловках, я нашел это место. Действительно, страшный дворик, темный, очень мрачный. Когда я подошел к стенке, я увидел следы от пуль — значит, то самое место. И попросил владыку Порфирия, чтобы это место было обустроено, чтобы оно стало местом паломничества и молитвы. Потому что здесь погибали люди, становясь новомучениками Церкви Русской.

Теперь позвольте мне вернуться к нашей теме. Конечно, реставрационные работы у нас идут недостаточно интенсивно. За минувшие четыре года, то есть с 2019 по 2022 год, фонд завершил реставрацию только двух зданий из 155 — речь идет о храме преподобного Германа и Никольской башне — при общем объеме федерального финансирования на данный период в размере 2 млрд. 750 млн. рублей. На начало этого года фонд заключил 58 договоров на разработку проектно-сметной документации по 140 объектам культурного наследия на сумму 1 млрд рублей. Стоимость реставрационных работ по этим объектам составляет 10 миллиардов. Учитывая, что проектно-сметная документация устаревает через три года, потребуется выделять дополнительные средства на ее корректировку.

Очень попросил бы Ольгу Борисовну Любимову, министра культуры, взять под контроль темпы реставрации на Соловках. Нужен именно личный контроль. У нас так все работает, может, зависит от нашей национальной психологии: чтобы достичь цели, кто-то обязательно должен взять вопрос под личную ответственность. Поэтому очень просил бы Вас взять под особый личный контроль эту очень важную тему.

Конечно, нам представляется важным определить единого подрядчика, чтобы все реставрационные работы осуществлялись одной командой людей, чтобы все они работали в тесном контакте с Министерством культуры и, конечно, с Церковью.

9 ноября 2022 года Президент Российской Федерации подписал указ № 809 об утверждении основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей. В связи с этим Министерство культуры проводит большую работу по идентификации икон и иных музейных ценностей религиозного назначения, находившихся и находящихся в экспозициях и запасниках государственных музеев. Очень большая и важная работа, Ольга Борисовна. Давно мы мечтали о том, чтобы наконец-то внимательно посмотреть на все запасники, зафиксировать, поставить под контроль. В запасниках не меньше сокровищ, чем в экспозициях, и, конечно, очень важно организовать работу по составлению полного каталога предметов музейного фонда, в том числе относящихся к истории Соловецкой обители, и рассмотреть вопрос об их передаче в Соловецкий монастырь.

Государственной охране на Соловках подлежит не только культурное, но и природное наследие, включая лесной фонд, флору, фауну архипелага. И важно определить надлежащую форму охраны природного наследия как путем установления режимов и регламентов религиозно-исторического места, так и путем проработки вопроса о наделении отдельных зон архипелага статусом особо охраняемой природной территории. Я бы очень просил Министерство природных ресурсов и экологии подключиться к этой работе. Вообще, нам очень важен режим, регламент и вообще описание того, что есть религиозное и историческое место с точки зрения сохранения тех художественных, архитектурных и прочих сокровищ, которые в этих местах находятся. Уважаемый Дмитрий Николаевич, как мне известно, Вами создан оперативный штаб для решения вопросов сохранения развития Соловецкого архипелага, и ряд заседаний штаба был посвящен проблеме регламентации туристических и паломнических поездок на Соловки. Вопрос очень и очень важный. С одной стороны, необходимо, чтобы люди знакомились с Соловками, чтобы прикасались к этой истории — героической, трагической истории. Но, с другой стороны, все, что на Севере, — очень хрупко, и должна быть определенная регламентация посещения Соловецкого архипелага.

В ходе осуществления всего того, о чем мы говорим, никак нельзя допустить дополнительную застройку Соловков объектами туристической инфраструктуры, что неминуемо приведет к превышению существующей нормы антропогенной нагрузки на архипелаг, которая составляет 35-40 тысяч человек в год. Все хрупко на Севере. В лес заходишь, видишь маленькие деревца и понимаешь, какая хрупкость. Мы не думаем об этой хрупкости, когда заходим в подмосковный лес. А там деревце маленькое, тоненькое, и ему уже много лет — сломал это дерево, и жизнь прекратилась... Все на Севере очень хрупкое, и поэтому очень важно обеспечивать максимальную защиту и природы, и всех рукотворных ценностей.

При этом я поддерживаю предложение по обеспечению круглогодичного пребывания туристов и паломников на Соловках, поскольку это будет способствовать равномерному распределению туристического потока и антропогенной нагрузки. Сейчас все сконцентрировано только на летние месяцы, но было бы правильно, чтобы люди могли посещать Соловки круглогодично, потому что зимой у этих мест есть своя особая притягательная сила. Кроме того, посещая Соловки зимой, понимаешь, каким же великим подвигом было строительство обители и само пребывание на архипелаге.

Особое внимание хотел бы обратить на крайне неудовлетворительное состояние канализационных сетей, а также водоснабжение на Соловках. Впервые этот вопрос был поставлен в 2011 году, с тех пор прошло более десяти лет. Однако до сих пор Архангельская область, ссылаясь на различные причины и факторы, к сожалению, не привела в порядок коммуникации на Соловках. Состояние поселка также оставляет желать лучшего. Жилой фонд находится фактически в аварийном состоянии. Муниципальные и земельные участки отчуждаются лицам, не проживающим на Соловках. Хотелось бы в связи с этим попросить губернатора Архангельской области Александра Витальевича Цибульского внести конкретные предложения по изменению ситуации.

Эта хрупкость Соловков очевидна даже по крайне неудовлетворительной картине всего, что связано с проживанием людей на Соловках. Мы говорим о заключенных, об их страданиях, о бараках. Но когда посмотришь на то, как сейчас люди живут? Ведь это совсем другой уровень жизни по сравнению с материком. И местные жители, даже чисто визуально соприкасаясь с туристическими группами — а чаще всего приезжают люди более или менее обеспеченные, — могут сравнить хотя бы по внешнему виду образ жизни тех, кто приезжает, со своим собственным. Такие контрасты очень неблагоприятно влияют на атмосферу вокруг Соловков, особенно на отношение местного населения к посещающим, а через это, к сожалению, и к монастырю. Не всегда самые лучшие отношения. Поэтому повышение уровня жизни, организация быта имеет, я думаю, большое общественное, моральное и культурное значение. Эти контрасты работают против самой идеи, которая заключается в том, чтобы показать Соловки во всей их красоте. Видя замечательные строения прошлого, задаешь себе вопрос: почему в прошлом все это можно было создать без машин и механизмов? Почему же сегодня нельзя обеспечить достойный уровень жизни, бытовых услуг для всех тех, кто там постоянно проживает? Хотелось бы в связи с этим, опять-таки, попросить губернатора Архангельской области Александра Витальевича Цибульского внести конкретные предложения по изменению ситуации. И очень бы просил, чтобы началось движение по решению тех задач, о которых сейчас было сказано.

На заседании присутствуют руководители и представители крупных российских компаний. Очень прошу вас откликнуться на призыв оказать помощь Соловецкому архипелагу в рамках существующих благотворительных программ, которые сегодня будут также представлены вашему вниманию. Хотел бы отметить, что пожертвования предлагается перечислять на счет Фонда, при этом их расходование на нужды Соловков должно контролироваться советом Фонда и нашим Попечительским советом. На последнем бы я тоже очень настаивал: чтобы вся бухгалтерия, вся отчетность проходила через наш Попечительский совет, ведь, не владея финансовой информацией, невозможно ничего планировать, оценивать. Поэтому важно, чтобы мы уделили внимание также финансовой составляющей.

Благодарю за внимание и желаю всем нам плодотворной работы.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Последние публикации раздела
Форумы