Свт. Геннадий Новгородский и Геннадиевская Библия

4/17 декабря - день памяти святителя Геннадия, архиепископа Новгородского, ученика прп. Савватия Соловецкого, борца с ересью жидовствующих. По его инициативе был создан первый в истории славянской кириллической письменности полный свод библейских книг Ветхого и Нового Заветов, известный как Геннадиевская Библия.
 


Святитель Геннадий Новгородский

Фрагмент статьи из т. 10 «Православной энциклопедии». Москва, 2005 г.

Геннадий (Гонзов или Гонозов, в схиме Галактион?; 1-я четв. XV в.- 4.12.1505, московский Чудов мон-рь), свт. (пам. 4 дек., в 3-ю неделю по Пятидесятнице - в Соборе Новгородских святых, в воскресенье перед 26 авг.- в Соборе Московских святых, в субботу между 31 окт. и 6 нояб.- в Соборе Карельских святых), архиеп. бывш. Новгородский и Псковский.

Г. принял монашество, очевидно, в Спасо-Преображенском Валаамском муж. мон-ре, где его духовным отцом был прп. Савватий Соловецкий. Об этом Г. рассказал в кон. XV в. буд. соловецкому игум. Досифею: «Саватие, началник вашь, старець ми был, аз у него в послушании бых немало время и вем достойна житием старца велика и свята» (Дмитриева. Житие Зосимы и Савватия Соловецких. С. 280). Несмотря на то что исследователи часто датируют уход прп. Савватия с Валаама на Соловецкие о-ва 1426 г. (Там же. С. 226), ранняя редакция Жития прп. Савватия, автором к-рой был Спиридон (Савва), дает основание считать эту дату временем поселения прп. Савватия в Валаамском мон-ре (дата помещена в начале жития, где повествуется о переходе прп. Савватия из Кирилловой Белозерской обители на Валаам). В таком случае Г. мог подвизаться в Валаамской обители под духовным руководством прп. Савватия в кон. 20-х или даже в 30-х гг. XV в., тем более что общепринятая в лит-ре дата кончины прп. Савватия (1435) в первоначальной редакции его жития отсутствует.

Между 1471 и 1477 гг. Г. стал архимандритом московского Чудова в честь Чуда арх. Михаила в Хонех муж. мон-ря (предшественниками Г. были архим. Феодосий, в дек. 1471 хиротонисанный во епископа Рязанского, а также, возможно, Никандр, упоминаемый единственный раз в грамоте Г. (недатированной) периода архимандритства последнего - АСЭИ. Т. 3. № 44. С. 64-65). Первое упоминание Г. в летописи связано с пожаром в Кремле 16 февр. 1477 г., когда «в 7 час нощи у Михаилова Чюда згоре трапеза да архимандритова кельа Генадиева» (ПСРЛ. Т. 25. С. 309; ср.: Т. 12. С. 169). Впрочем, возможно, Г. назван уже в заголовке послания митр. Филиппа I нареченному Новгородскому архиеп. Феофилу 22 марта 1471 г.: «Грамота другая ходила с Генадом» (РИБ. Т. 6. № 102. Стб. 721). Если признать, что это первое упоминание Г., то он принадлежал к окружению митр. Филиппа и уже в нач. 70-х гг. XV в. был причастен к новгородским делам. В 1483 г. Г. заложил в Чудовом мон-ре каменную ц. во имя свт. Алексия с трапезной (после назначения на Новгородскую кафедру Г. поручил окончить строительство братьям Юрию и Дмитрию Мануиловичам Траханиотам). В качестве архимандрита Чудова мон-ря Г. упоминается в 2 сохранившихся в подлинниках актах, касающихся землевладения Чудова мон-ря на Яузском мытище. Грамоты не имеют четкой датировки, время их составления определяется периодом архимандритства Г. (АСЭИ. Т. 3. № 43. С. 64; № 44. С. 64-65).

Летописи свидетельствуют о покровительстве, к-рое оказывал Г. в 70-80-х гг. XV в. вел. кн. Иоанн III Васильевич, и о поддержке Г. позиции вел. князя. В ходе конфликта Иоанна III с митр. Геронтием, начавшегося в 1479 г. в связи с тем, что митрополит, освящая вновь построенный Успенский собор в Кремле, «не по солнцу ходил со кресты около церкви» (ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. Стб. 313), на стороне вел. князя из духовенства выступили только Ростовский архиеп. св. Вассиан I (Рыло) и Г. Иоанн III в свою очередь вступился за чудовского архимандрита в его конфликте с митр. Геронтием в 1482 г. В том году крещенский сочельник пришелся на воскресный день и Г. разрешил братии Чудова мон-ря пить богоявленскую воду после еды. Митр. Геронтий счел это серьезным нарушением и хотел наказать Г., скрывшегося в покоях вел. князя. По требованию митрополита Г. все-таки был выдан и посажен в ледник под митрополичьей палатой. Освобождение Г. стало следствием ходатайства вел. князя и бояр. Причина конфликта заключалась в следовании различным богослужебным уставам: митр. Геронтий руководствовался предписаниями Иерусалимского устава, Г.- Студийского, ранее употреблявшегося на Руси. Свидетельством доверия вел. князя к Г. можно считать также тот факт, что при нем в Чудовом мон-ре жил сведенный в 1480 г. с престола Новгородский архиеп. Феофил - последний архиерей, избранный новгородцами. Возможно, через архиеп. Феофила Г. познакомился со сложными обстоятельствами церковной жизни в бывшем до 1478 г. независимым Новгороде.

Геннадиевская Библия. 1499 г.

Геннадиевская Библия

По материалам статьи из т. 10 «Православной энциклопедии». Москва, 2005 г.

Геннадиевская Библия, первый в истории слав. кириллической письменности полный свод библейских книг Ветхого и Нового Заветов, ставший основой печатных изданий Библии на восточнослав. землях. Составлен в 90-х гг. XV в. в Новгороде по инициативе архиеп. Геннадия (Гонзова). Наиболее ранняя сохранившаяся полностью рукопись библейского кодекса датирована 1499 г. (ГИМ. Син. № 915, на 1007 листах in folio, в кожаном на досках переплете). Рукопись написана мелким полууставом кон. XV в., писцы - Василий Иерусалимский, Гридя Исповедницкий, Климент Архангельский (на л. 1 об. - запись о времени создания рукописи и о писцах). На л. 1 новой пагинации, в начале кн. Бытия,- миниатюра в заставке: прор. Моисей. Наименование Г. Б. в узком смысле сохранилось именно за этим списком, в широком смысле под Г. Б. подразумевается новгородский вариант первой рус. рукописной Библии. Работой по созданию рукописи ГИМ. Син. № 915 (как, очевидно, и составлением библейского кодекса) руководил Герасим Поповка. В создании Г. Б. принимали участие Д. Герасимов, Власий Игнатов, католич. мон. Вениамин, а также др. сотрудники Геннадиевского лит. кружка (см. в ст. Геннадий (Гонзов)).

Исследователи высказывали различные мнения о причинах создания в Новгороде полного библейского свода. Прот. А. В. Горский считал, что стимулом к этому послужила борьба архиеп. Геннадия с ересью жидовствующих. Этой же т. зр. придерживался Я. С. Лурье. И. Е. Евсеев полагал, что создание Г. Б. на основе Вульгаты знаменовало победу католич. пропаганды в области издания и толкования Свящ. Писания. Между тем очевидно, что тенденция к созданию свода библейских книг отчетливо проявляется в восточнослав. книжности с сер. XIV в., в XV в. библейские рукописи различного состава становятся весьма многочисленными. Появление в Европе печатных Библий стимулировало интерес к этому типу книги в слав. среде (немногим позже Г. Б. появляются печатные библейские «книжицы», изданные на церковнослав. языке в Праге Ф. Скориной).

Основной объем материала Г. Б. извлечен из слав. рукописей, имевшихся в кон. XV в. в Новгороде, библейские тексты представлены в поздних редакциях, распространенных в рус. традиции. Тексты, вошедшие в Г. Б., по времени происхождения делятся на неск. групп. Книги кирилло-мефодиевского перевода: Псалтирь (в Киприановской редакции), Четвероевангелие и Апостол (в Афонской редакции нач. XIV в.). Книги, восходящие к мефодиевскому переводу, выполненному ок. 885 г.: 1-4 Царств, Иова, Притчи, Екклесиаст, Иисус Сирахов, пророков Софонии (Главы 2-4), Аггея, Захарии и Малахии, Апокалипсис. Книги, переведенные в эпоху царя Симеона (885-927) в Болгарии: Восьмикнижие и книги пророков Исаии, Иеремии (Главы 26-45, 52), Иезекииля (Главы 1-44, 47-48), Даниила, Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии (Гл. 1). Восточнослав. переводы XII в.: Есфирь (Главы 1-9) и Песнь Песней. Переводы с латыни, выполненные в Новгороде для Г. Б. в кон. XV в.: книги 1-2 Паралипоменон, 1 Ездры, Неемии, 2-3 Ездры, Товита, Иудифь, Есфирь (Главы 10-16), Премудрости Соломона, Иеремии (Главы 1-25, 46-51), Иезекииля (Главы 45-46), 1-2 Маккавейские. Порядок расположения книг в кодексе, разбивка на главы, отдельные указания параллельных мест заимствованы из печатного издания лат. Библии (Вульгаты). Большинство пророческих книг, Песнь Песней, книга Иова и Апокалипсис сопровождались в слав. рукописной традиции толкованиями, к-рые были отброшены при составлении Г. Б. Выполнено это было, однако, не всегда аккуратно, в результате чего отдельные слова и выражения из толкований оказались включенными в библейский текст. Кроме библейских текстов Г. Б. содержит дополнительные статьи: предисловия к отдельным книгам, месяцеслов, астрономические и хронологические таблицы, «зрячую» пасхалию на 1493-1561 гг. (начало утрачено).

Переводы с латыни в составе Г. Б. Книги и части книг, к-рые составители Г. Б. не обнаружили в слав. рукописной традиции, были переведены с латыни мон. Вениамином, предположительно бенедиктинцем из Эммаусского мон-ря в Праге, пришедшим в Новгород в составе миссии монахов-доминиканцев. Перевод Вениамина был завершен 1 авг. 1493 г., как об этом свидетельствует запись в рукописи 60-х гг. XVI в. РНБ. Погод. № 84 (Л. 360 об.), содержащей все тексты, переведенные для Г. Б. с латыни (Погодинский сб. - копия автографа перевода, единственная рукопись, сообщающая имя переводчика; запись свидетельствует о переводе Вениамином 1-2 Маккавейских книг, все др. переводы Г. Б. атрибутируются ему предположительно). Кроме библейских текстов с латыни были переведены предисловия блж. Иеронима к соответствующим книгам и ст. «Все Священное Писание разделяется на два Завета». Переведенные с латыни тексты сопровождаются многочисленными комментариями на полях, для составления к-рых были использованы лат. толкования на библейский текст Николая Лиры (по нюрнбергскому изд. «Biblia cum postillis Nicolai de Lyra» А. Кобергера 1485 или 1487), Иоганна Мархесина («Mammotrectus super Bibliam»), а также статьи из лат. толкового словаря «Vocabularius breviloquus» И. Рейхлина. Предисловие и оглавление Г. Б. переведены с нем. оригинала, для чего было использовано кёльнское издание Библии 1478 г.

Использование лат. оригинала для восполнения недостающих частей Свящ. Писания было закономерным. На Руси в это время почти не знали греч. языка (неск. десятилетий спустя прп. Максим Грек вынужден был делать переводы с греч. на латынь, с латыни на церковнослав. язык переводили приставленные к нему помощники, в их числе - Д. Герасимов и Влас Игнатов, ранее участвовавшие в составлении и переводе отдельных книг Г. Б.). Кроме того, в кон. XV в. не было печатной греч. Библии, полные рукописные кодексы были большой редкостью.

Буквальное следование лат. тексту являлось основным принципом перевода книг для Г. Б. Калькирование затрагивает как сферу лексики, так и сферу грамматики, в результате чего при переводе, в частности глагольных форм, появлялись искусственные образования: «вниден есмь» (лат. ingressus sum), «внидоша суть» (ingressi sunt), «насыщахомся есмы» (saturati sumus). Для обозначения направления движения переводчик часто использует дательный или винительный падежи без предлога, буквально копирующие лат. оригинал: «иде оттуду Газу» - «abiit inde Gazam» (1 Макк 11. 61); «внидошя двор» - «intraverunt curiam» (1 Макк 12. 3). Следствием буквализма являются грамматические несогласованности в слав. тексте, связанные с изменением при переводе числа или рода существительного, в то время как число или род зависящего от него прилагательного соответствует форме лат. оригинала.

В нек-рых случаях грамматический строй перевода отходит от лат. текста, возможно в целях архаизации языка. В слав. тексте часто употребляется дат. притяжательный, соответствующий лат. родительному притяжательному, порой в переводе рядом встречаются формы дательного и родительного притяжательного: «начало болезнем и мнозех стенаний» - «initium gemitus et copiosi suspirantium» (3 Езд 16. 18); «стада овець и скотом» - «greges ovium et armentorum» (2 Пар 32. 29). Возможно, также с целью архаизации переводчик несистематически использует слав. формы двойственного числа.

Принцип калькирования активно применяется и в сфере лексики. Зачастую переводчик прибегает к поморфемному переводу лат. слов: «корабляти» - «navigare» (3 Езд 4. 23); «подцаревич» - subregulus (3 Езд 6. 18); «подградиа» - suburbana (2 Пар 11. 14) и т. п. Стремлением буквально следовать лат. тексту обусловлен основополагающий для переводчика Г. Б. принцип лексической эквивалентности, т. е. передачи лат. лексемы одной слав., причем во внимание не принимаются полисемия и синонимия как церковнослав., так и лат. языка. Для существительных и прилагательных соответствия подбираются с учетом основы слова. При переводе глаголов за семантическую базу принимается чаще всего корень, однако в ряде случаев эту роль берет на себя приставка.

Лат. переводы Г. Б. несут на себе следы влияния и др. языков, в частности чешского, к-рое наиболее отчетливо прослеживается при передаче собственных имен. Лат. «b», как правило, передается через кириллическое «в», напр.: Balaana > Валаана (1 Пар 1. 49), Sennacherib > Сенахерив (2 Пар 32. 10), Thobias > Товиа (Тов 1. 23) и т. п. В позиции латинского «b» перед лабиализованным «u» в слав. соответствиях происходит выпадение звука, свидетельствующее о прочтении «b» как билабиального «w»: Jebusaei > Еусея (2 Пар 3. 1), Zabulon > Заулон (1 Пар 2. 1). Подобное произношение характерно для средневек. чеш. чтения лат. текстов, установившегося под влиянием франц. чтения. Лат. «g» перед гласными непереднего ряда, как правило, передается как «г»: Asiongaber > Асионговер (2 Пар 8. 17), Envagan > Енъвагана (2 Езд 8. 45) и т. п. Однако в этой же позиции зафиксировано отсутствие слав. аналога буквы «g»: Gazer > Jазер (1 Макк  5. 8) и Gabbai > Еваи (Неем 11. 8), последний пример соотносим с соответствием в чеш. переводе Библии (Praha, 1488): Gebbai. При передаче «g» в позиции перед гласными переднего ряда «г» зафиксировано наряду с «j»: Gersom > Герсонь (2 Пар 29. 12), Genthon > Енфон (Неем 10. 6), Agista > Аиста (3 Езд 5. 32). «H» получило 2 варианта отражения: «г»/«х» или отсутствие графемы: Hur > Гур (1 Пар 2. 20), Misahel > Мисагель (Неем 8. 4), Hore > Хоре (1 Пар 2. 43), Hiera > Хера (1 Пар 8. 7), Hus > Ус (1 Пар 1. 42), Heman > Емань (1 Пар 25. 1). Подобное прочтение «g», как и чтение «h», произносившегося в средние века лишь в герман. и западнослав. языках, вместе отражают чеш. способы прочтения лат. текстов и соответствуют отражению данных фонем в чеш. средневек. переводе Библии. Кроме того, для Г. Б. характерна передача лат. «u» через слав. «о» в заимствованных из латыни словах, напр. «кардос» (2 Пар 25. 18; лат. cardus), что также характерно для чеш. средневек. латыни. Встречающиеся в текстах лексические богемизмы часто сопровождаются рус. соответствиями на полях, напр.- к слову «м¼ста» (1 Пар 2. 23) дана глосса «городкы» (лат. oppida; ср. чеш. mмsto город).

В лат. переводах Г. Б. присутствуют также лексические и грамматические заимствования из сербохорват. языка. Характерной особенностью языка перевода является употребление сербохорват. форм родительного падежа мн. ч. существительных жен. рода: «въсходы горах» (Иф 4. 6).

На основании языковых данных большинство исследователей в нач. XX в. (А. И. Соболевский, Евсеев) считали переводчика Вениамина выходцем из Хорватии. В последние десятилетия получила распространение гипотеза о том, что Вениамин был чехом, а сербохорват. языковые элементы появились в переводе,  вслед. того что в Эммаусском мон-ре использовались списки Библии на хорват. изводе церковнослав. языка (в основанном хорватами-глаголяшами в Эммаусском мон-ре во все время его существования богослужение совершалось на хорват. изводе церковнослав. языка, использовались хорват. книги Свящ. Писания). В подтверждение этой гипотезы следует заметить, что сербохорват. элементы не встречаются в др., кроме библейских, атрибутируемых Вениамину текстах,- в «Слове кратком противу тех, иже в вещи священныя, подвижныя и неподвижныя, вступаются и отъимати дерзают» (публ.: Попов А. Н. Библиографические материалы. Вып. 21. М., 1901) и в переводе компиляции из сочинений Лактанция (публ.: Ромодановская В. А. Сочинения Лактанция в переводе русских книжников рубежа XV-XVI вв. // ТОДРЛ. 2003. Т. 54).

После завершения 1 авг. 1493 г. перевода библейских книг с латыни началось их распространение отдельными сборниками. Наиболее интересен в этом отношении 2-томник из б-ки Иосифова Волоколамского мон-ря (РГБ. Ф. 113. № 9, 11) новгородского происхождения, написанный одной рукой и датируемый 2-й пол. 90-х гг. XV в.,- единственный полный отдельный список лат. книг Г. Б., современный переводу. Манускрипт содержит запись: «Се тетрати писаны на Иосифа на Волок», свидетельствующую о целенаправленности распространения новых переводов из Новгорода по севернорус. мон-рям. Рукопись РНБ. НСРК Q 645, 90-е гг. XV в., представляет собой 16 плохо сохранившихся отдельных листов, вырезанных из единого блока, содержавшего книги 1-2 Езд и Неемии. Свидетельства бытования переведенных с латыни библейских книг в самостоятельных тетрадях сохранили неск. более поздних рукописей: ГИМ. Син. № 251 (Прем), ГИМ. Увар. № 521 (3 Езд), РНБ. Соф. № 1454 (21 гл. 1 Пар, книги Тов и Иф с предисловиями; до 1775 ркп. принадлежала Кириллову Белозерскому мон-рю).

Особое положение среди сборников лат. переводов занимает манускрипт РНБ. Погод. № 84 - список с черновика перевода лат. библейских книг. Порядок расположения текстов в Погодинском сб. неслучаен. Сборник начинается с Книги премудрости Соломона, отдельные чтения к-рой были известны по слав. Паримейнику, далее следуют восполняющие старый перевод главы из Книг пророка Иеремии и пророка Иезекииля,   затем остальные недостающие книги по порядку расположения их в Вульгате. Строго выдержанный порядок в рукописи, созданной более чем полстолетия спустя после появления своего протографа, является подтверждением того, что первоначально переведенные из Вульгаты книги существовали в едином томе, при распространении их произошло разделение на отдельные тетради, каковые, очевидно, предполагалось вплетать в уже существовавшие рукописи.

Этапы работы по составлению Г. Б. прослеживаются при анализе рукописного наследия Геннадиевского лит. кружка. 13 рукописей из 21 манускрипта, непосредственно связанного с работой над Г. Б., датируются 80-90-ми гг. XV - 1-м пятилетием XVI в. и имеют новгородское происхождение; они отражают различные этапы работы над созданием полного библейского свода.

Одной из наиболее ранних рукописей является Толковый Апокалипсис (РНБ. Солов. № 1049/1158), кон. 80-х гг. XV в. На полях листов 6-7 приведены параллельные лат. фрагменты к тексту Апокалипсиса (1-6-й стихи 1-й гл.), толкования лат. соответствиями не сопровождаются. На сегодняшний день это единственный известный, связанный с Г. Б. манускрипт, лат. записи в к-ром выполнены латиницей (обычно лат. слова и тексты передавались кириллицей). Лат. фрагменты написаны опытным писцом, хорошо владевшим лат. графикой и принадлежавшим к чеш. или нем. школе. С определенной осторожностью можно утверждать, что эти фрагменты представляют собой единственный известный ныне автограф переводчика Вениамина, отражающий один из этапов сверки слав. переводов с Вульгатой. Рукопись Толкового Апокалипсиса в 1493 г. (после завершения работы над переводами с латыни для Г. Б.) была отправлена из Новгорода на Соловки, о чем свидетельствуют запись на л. 90 об. и экслибрис игумена Соловецкого мон-ря Досифея (расположение экслибриса на поле говорит в пользу того, что рукопись была исполнена не по заказу соловецкого игумена, но передана ему после завершения).

К нач. 90-х гг. XV в. относится новгородское Пятикнижие (РНБ. Кир. -Бел. № 2/7) с многочисленными исправлениями на полях, сделанными по лат. тексту и учтенными в Г. Б. В сб. РНБ. Погод. № 77 (новгородский, нач. 90-х гг. XV в., в состав сборника входят книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, 1-4 Царств, Есфирь) запись о несовпадении текста 17-й гл. 1 Цар с Вульгатой сопровождается переведенной с латыни вставкой, не включенной, впрочем, в Г. Б. Очевидно, в то же время или немного раньше появилась рукопись Толковых пророчеств (ГИМ. Чуд. № 184(14)), также происходящая из Геннадиевского кружка, в к-рой сохранились редакторские пометы относительно несоответствия лат. текста славянскому (записи сделаны напротив текстов Иез 47, Иер 25, 52, Вар 1, 5, Посл Иер 6, Дан 13, 1). Все эти заметки были учтены в Г. Б.

Следующий период работы над переводами с латыни отражен в Толковых пророчествах (РНБ. Солов. № 694/802), датированных 1492 г. и выполненных по заказу иером. Досифея. Слав. текст Толковых пророчеств в этой рукописи восполнен недостающими главами Книг пророка Иезекииля (Главы 45-46) и пророка Иеремии (Главы 1-25, 46-52). Тетради с недостающими главами написаны иными почерками, нежели основной текст, и не вошли в потетрадную нумерацию - слав. текст, по всей очевидности, был дополнен новым переводом уже после того, как основная работа была выполнена. Вставленные позже тетради с переведенными с латыни главами Книги пророка Иеремии присутствуют и в др. рукописи Толковых пророчеств (РГБ. Ф. 304/I (ТСЛ), № 63, сер. 90-х гг. XV в.). Дополнения главами 45-46 Книги пророка Иезекииля и главами 46-52 Книги пророка Иеремии выявлены еще в 2 новгородских рукописях Толковых пророчеств (РНБ. F. I. 460 и РГБ. Ф. 304/I (ТСЛ), № 89), обе - кон. 90-х гг. XV в. Перевод 1-25-й глав Книги пророка Иеремии в эти списки включен не был, на соответствующем месте обе рукописи сохранили редакторские пометы.

Распространение Г. Б. Наряду с распространением в отдельных списках книг, переведенных для Г. Б. с латыни, в кон. XV в. библейский кодекс переписывался целиком. Этим временем датируется фрагмент полного библейского свода (2-й т. 3-томника) БАН 33. 10. 4, имеющий общий протограф с полным списком Г. Б. ГИМ. Син. № 915. Однако рукописи неск. отличаются по составу: БАН 33. 10. 4 содержит переведенное с латыни Житие блж. Иеронима (л. 38; публ.: Ромодановская В. А. Рассказ о блаженном Иерониме в русской рукописной Библии XV в. // ТОДРЛ. Т. 57. СПб., [в печати]; в тексте жития присутствуют черты, свойственные древнейшим его лат. редакциям, к XV в. сохранившимся в хорват., венг. и чеш. лит-рах; можно предположить, что в Новгород листок с текстом жития был привезен Вениамином).

Полное или частичное копирование Г. Б., активно шедшее после 1493 г., прервалось в 1504 г. в связи с удалением архиеп. Геннадия с кафедры и со ссылкой его в Чудов мон-рь. Интерес к Г. Б. как к полному библейскому кодексу возродился в 50-х гг. XVI в., возможно в связи с зарождением на Руси книгопечатания. Известно 3 полных списка Г. Б., относящиеся к 50-60-м гг. XVI в.: Иоакимовская Библия (ГИМ. Син. № 21, написана в 1558 мон. суздальского Спасо-Евфимиева мон-ря Иоакимом по заказу царя Иоанна IV Васильевича), ГИМ. Увар. № 652 (50-60-е гг. XVI в.) и ГИМ. Син. № 30 (60-е гг. XVI в.). 2 первых списка тождественны по составу с наиболее ранним полным списком Г. Б. ГИМ. Син. № 915; кодекс ГИМ. Син. № 30 восходит к рукописи БАН. 33. 10. 4. Текстологические данные свидетельствуют о том, что библейские кодексы XVI в. написаны с др. оригиналов, нежели список 1499 г., что позволяет говорить как минимум о 2, а скорее о неск. первоначальных списках полной рус. Библии.

При издании Иваном Фёдоровым в 1580/81 г. Острожской Библии была использована несохранившаяся копия Г. Б., полученная из Москвы. Отдельные тексты были заново переведены с греческого, нек-рые книги отредактированы, исключены комментарии, предисловия блж. Иеронима и дополнительные статьи.

Изд.: Библия 1499 г. и Библия в синод. переводе. Т. 4: Псалтирь. М., 1997; Т. 7: Господа нашего Иисуса Христа Св. Евангелие от Матфея, Марка, Луки, Иоанна. М., 1992; Т. 8: Деяния св. Апостолов; Послания св. Апостолов Иакова, Петра, Иоанна, Иуды; Послания св. Ап. Павла; Апокалипсис. М., 1992; Т. 9: Прил.; Науч. описание. М., 1998.

Лит.: Гор­ский, Не­вос­тру­ев. Опи­са­ние. Отд. 1. С. 1-164; Со­бо­лев­ский А. И. Пе­ре­вод­ная ли­т-­ра Мо­с­к. Ру­си XIV-XVII вв. СПб., 1903. С. 183-189, 254-259 (СбОРЯС; Т. 77, № 1); Евсеев И. Е. Геннадиевская библия 1499 г. М., 1914; Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начала XVI в. М.; Л., 1960. (по указ.); он же. К вопросу о «латинстве» Геннадиевского лит. кружка // Исслед. и мат-лы по древнерус. лит-ре: Сб. ст. / Под ред. В. Д. Кузьминой. М., 1961. С. 66-77; Freidhof G. Vergleichende sprachliche Studien zur Gennadius-Bibel (1499) und Ostroger Bibel (1580/81): Die Bücher Paralipomenon, Esra, Tobias, Judith, Sapientia und Makkabäer. Fr. /M., 1972; idem. Problems of Glossality in Newly Transl. Parts of the Gennadius and Ostrog Bibles of 1499 and 1580-1581 // Medieval Russian Culture. Berkeley e. a., 1984. P. 341-364. (CalifSS; 12); Wimmer E. Zu den katholischen Quellen der Gennadij-Bibel // Forschung und Lehre: Abschiedssch. zu Joh. Schrцpfers Emeritierung u. Festgruss zu seinem 65. Geburtstag. Hamburg, 1975. S. 444-458; Miller D. B. The Lubecker Bartholomaus Ghotan and Nicolaus Bulow in Novgorod and Moscow and problem of early Western influences on Russian culture // Viator: Medieval and Renaissance Studies. Berkley, 1978. Vol. 9. P. 395-412; Ко­прее­ва Т. Н. За­пад­ные ис­точ­ни­ки в ра­бо­те нов­го­род­ских книж­ни­ков кон. XV - на­ч. XVI в. // Фёдо­ров­ские чт., 1979. М., 1982. С. 138-152; Лёвочкин И. В. Кодикологическая характеристика Геннадиевской библии // Фёдоровские чт., 1981. М., 1985. С. 90-96; Смирнова Э. С. Лицевые рукописи Вел. Новгорода, XV в. М., 1994. С. 133-136, 387-392 и др.; Алексеев А. А. Библейская филология в Новгороде Великом // Новгород в культуре Др. Руси. Новгород, 1995. С. 22-33; он же. Текстология слав. Библии. СПб., 1999. (по указ.); Платонова И. В. О переводческой технике в Геннадиевской библии 1499 г. // Славяноведение. 1997. № 2. С. 60-74; она же. Риторика средневек. перевода: (Геннадиевская Библия 1499 г. как первый опыт церковнослав. грамматического перевода) // Эволюция грамматической мысли славян, XIV-XVIII вв. Сб. ст. М., 1999. С. 83-108; Ромодановская В. А. Критерий «лексической эквивалентности» при переводе второканонических книг Вульгаты в Геннадиевской библии 1499 г. (на примере 1 Мак) // Чт. по истории и культуре древней и новой России: Мат-лы конф. Ярославль, 1998. С. 51-53; она же. Распространение переведенных с латыни частей Геннадиевской библии. [Ст. 1]. Рукописи 15 -1-й трети 16 в. // Источники по рус. истории и лит-ре: Средневековье и Новое время. Новосиб., 2000. С. 6-28; [Ст. 2]. Сборник РНБ. Погод. № 84 // Общественная мысль и традиции рус. духовной культуры в ист. и лит. памятниках XVI-XX вв. Новосиб., 2005. С. 256-266; она же. О целях создания Геннадиевской библии как первого полного рус. библ. кодекса // КЦДР: Севернорус. мон-ри. СПб., 2001. С. 278-305; она же. Об источниках и характере энцикл. глосс Геннадиевской библии (1499 г.) // ТОДРЛ. 2001. Т. 52. С. 138-167; она же. Заметки о переводе «латинских» книг Геннадиевской библии 1499 г.: библ. текст и энцикл. глоссы // ТОДРЛ. 2004. Т. 56. С. 235-250; она же. Опыт анализа латинской фонетики в древнерусских переводных текстах (на примере «латинских» книг Геннадиевской библии) // Tљcnh grammatik»   (Искусство грамматики). Новосиб., 2004. Вып. 1. С. 427-439; Thomson Fr. J. The Slavonic Translation of the OT // Interpretation of the Bible. Ljubljana; Scheffield, 1998. P. 605-920; Библия в духовной жизни, истории и культуре России и правосл. слав. мира: К 500-летию Геннадиевской Библии: Сб. мат-лов междунар. конф., Москва, 21-26 сент. 1999 г. М., 2001.

В. А. Ромодановская









Тропарь и кондак свт. Геннадию Новгородскому

Тропарь, глас 5

Уподобился еси древним отцем, святителю отче Геннадие, Священныя Книги собрав и еретики посрамив, ревность по Бозе показуя, паству оградил еси, моли и ныне Христа Бога мир Церкви даровати и спастися душам нашим.

Кондак, глас 4

Яко незлобивых наставника кроткаго и лживых обличителя дерзновеннаго Церковь почитает тя, святителю Геннадие, темже и вопием к тебе с любовию: простоты нам даруй, дух и умиления и во исповедании правом соблюди неврежденны души наша.

Форумы