• Источник:
  • Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru

Безопасность или безмятежность? Как лондонские храмы отвечают на террористические угрозы

Храмы стремятся сохранить общедоступность при разумной безопасности

 

ЛОНДОН. Вместе с последним терактом на Лондонском мосту, в Британии произошли уже три крупных теракта за три месяца, и потому храмы пытаются найти разумный баланс безопасности, безмятежности и бдительности, не втягиваясь в «режим страха», который стремятся создать террористы, сообщает christiantoday.

Недавно преподобный Джон Холл (John Hall), декан Вестминстерского аббатства, распространил обращение под названием «Обеспечение безопасности наших храмов, соборов и аббатств». Холл, в частности, отметил, что служба безопасности аббатства прошла проверку и укрепление с помощью столичной полиции, но священноначалие стремится не превращать молитвенные дома «в подобие крепостей». В частности, в храме решили не устанавливать ограждения и вертушки типа тех, которые охраняют доступ к Вестминстерскому дворцу (и палатам парламента). «Мы знаем, что у аббатства нет иммунитета от возможных нападений, - говорит Холл. – Нам нужно поддерживать церковную открытость и гостеприимство, но и определенную безопасность».

Впрочем, в аббатстве появился профессиональный руководитель службы охраны, а также был расширен штат охранников, которые традиционно именуются здесь «дворовой стражей». Также стали более обычными осмотры сумок посетителей и проверки ручными металлоискателями. «Наши прихожане и посетители довольны мерами безопасности, - говорит декан. – Они вполне понимают и приветствуют проверки, осознавая их значение для собственной безопасности».

Элистер Кэлтон (Alistair Calton), недавно назначенный руководитель службы безопасности Вестминстерского собора, отмечает, что в последнее время у крупнейших лондонских соборов возник «тренд» к назначению профессионалов в службы охраны и поиску возможных слабостей этих служб. Кэлтон замечает, что служба безопасности в храме в чем-то парадоксальна: «Традиционная система безопасности чинит препятствия людям, а задача церкви в том, чтобы их привлекать». Он также отмечает парадоксальность отношения людей к безопасности: «С одной стороны, люди рады мерам безопасности, потому что хотят чувствовать себя защищенными. С другой стороны, чуть только они заметят избыток этих мер в ответ на какие-то события, они сразу пугаются и начинают чувствовать себя уязвимыми. То есть важно охранять людей так, чтобы не вызывать у них тревогу, и чтобы не нанести урон атмосфере храма как места духовного убежища и покоя».

Меры безопасности в храмах имеют три уровня: предотвращение угроз, быстрая реакция на инциденты, и смягчение возможного вреда. При этом, как подчеркивает Кэлтон, важно не нагнетать «режим страха», а «строить культуру сознательного отношения к рискам» и учить прихожан, на что им следует обращать внимание. Важно при этом соблюдать разумную меру, чтобы системы безопасности не бросались в глаза в соборе.

«Мы ведь служащие собора, места душевного умиротворения – открытого и гостеприимного молельного дома. Если мы переборщим с нашей системой безопасности с ее слежкой и досмотрами, мы рискуем внести разлад в атмосферу безмятежности и покоя, которую создает собор, - говорит Кэлтон. – Люди приходят сюда, чтобы задуматься о своей жизни, о мире и своих отношениях с Господом… и если вдруг окажется, что служба безопасности мешает думам и богослужению, мы нанесем ущерб миссии собора». Кое-какие меры принимаются открыто, но многие из них невидимы, но при этом высоко действенны. «Безопасность и безмятежность должны сосуществовать в этом месте, - говорит Кэлтон, - причем многие не заметят никакой разницы в церковной жизни с наращиванием наших систем, и в этом-то и состоит наша цель».

Стремление Кэлтона, профессионала охранной службы, сохранить храмовую атмосферу покоя и не привнести в нее дух тюремного застенка, разделяет и Исаак Атвин (Isaiah Atwiine), старший служащий охраны храма Святого Мэтью в Вестминстере. Он говорит, что новейшие средства безопасности – внутреннее видеонаблюдение, специальные двери и электронные входные системы – были установлены еще до мартовского теракта. «Мы всегда стремились к максимальной открытости храма, - говорит Атвин. – Он открыт весь день, и мы бережно относимся к сохранению его атмосферы молитвы и умиротворения, а наши средства и действия предельно скрыты от глаз. После терактов серьезных изменений в режиме безопасности не произошло, но бдительность и осторожность прихожан, конечно, повысилась».

В храмах страны в целом и Вестминстера в частности не заметны какие-то признаки страха и, несмотря на усиление мер безопасности, они всячески сберегают атмосферу святого, безопасного и безмятежного убежища для души, каковым должен быть всякий храм. «Одна из сильных сторон нашей общины, нации и всей страны в том, что мы просто продолжаем делать то, что должно, - говорит Атвин. – Мы внутренне собираемся, объединяемся и работаем, не позволяя затянуть себя в воронку страха. Священнослужитель не может вести богослужение, если он запуган. Служба охраны возводит свои барьеры, а церковь, наоборот, видит свое назначение в том, чтобы рушить барьеры в душах и между людьми. Это именно то, что мы пытаемся сделать».

 

Форумы