О российском присутствии в Бари

Памятник святителю Николаю возле храма-подвоворья

Подворье Русской православной церкви в городе Бари у мощей святителя Николая (храм святителя и чудотворца Николая и странноприимный дом) было возведено в 1913–1917гг. на народные средства по проекту архитектора А.В.Щусева для окормления многочисленных русских паломников и православных верующих в Италии.

В конце XIX – начале ХХ века в связи с возникшими трудностями пребывания в Бари православных паломников руководство Императорского православного палестинского общества (ИППО) приняло решение о строительстве в этом месте странноприимного дома. В феврале 1911г. был приобретен участок земли площадью 1,2 га для постройки храма во имя святителя Николая и дома паломника. Закладка первого камня состоялась 9 мая (22 мая) 1913г., и к концу 1917 г. строительство дома паломника было в целом завершено.

Проект строительства был утвержден императором Николаем II, который, еще будучи цесаревичем, в 1892г. посетил Бари и базилику св.Николая. Строительные работы осуществлялись под наблюдением ИППО. Строительный комитет номинально возглавляла великая княгиня Елизавета Федоровна, курировал проект товарищ оберпрокурора Синода князь Н.Д.Жевахов. Возведение русского православного храма во «граде Барском» было с ликованием встречено всеми верующими Русской православной церкви.

После октября 1917 г. и последующей за ним Гражданской войны подворье было заброшено, немногочисленные его насельники не имели достаточных средств для поддержания его в должном состоянии. Кроме того, возобновленное в СССР Палестинское общество в 20–30 гг. прошлого века заявило о своих правах на барийскую недвижимость и через суд добивалось удовлетворения своих требований. Князь Жевахов, проживавший в то время в помещениях подворья, проиграл судебную тяжбу, но задним числом оформил передачу всей недвижимости городским властям Бари.

С 1936 г. единственным собственником русской недвижимости в Бари является муниципалитет. В договоре, однако, закреплено положение о том, что храм может быть использован православной церковью только в культовых целях.

В 30-х – начале 40-х гг. ХХ века храм номинально находился в ведении Синода Русской зарубежной церкви.

С 1946 по 1969 г. подворье находилось под юрисдикцией западноевропейского экзархата (т.н. парижская юрисдикция).

В 1969–1998 гг. подворье вновь оказалось под юрисдикцией Зарубежной церкви.

В середине 90-х годов Русская православная церковь в связи с многократно возросшим потоком паломников из России и других стран СНГ в Бари к мощам святителя Николая обратилась к властям города с просьбой передать Московскому патриархату верхний храм подворья и часть помещений странноприимного дома для организации представительства Русской православной церкви и паломнического центра. В результате переговоров 23 ноября 1998г. в Москве священноначалием Русской православной церкви и мэром Бари был подписан договор о передаче верхнего храма и некоторых других помещений подворья в постоянное пользование Московскому патриархату (всего около 1200 кв.м). В декабре 1998 года определением Священного Синода Русской православной церкви настоятелем подворья был назначен священник Владимир Кучумов.

В апреле 2001г. в Москве в Отделе внешних церковных сношений были подписаны поправки к договору 1998г., в соответствии с которыми подворью передается ряд новых помещений в бывшем доме паломника. В ноябре 2001г. мэрия Бари ратифицировала оба договора, и дополнительные помещения были немедленно переданы подворью.

В настоящее время комплекс (около 8 тыс. кв.м) является собственностью города. В нем расположены помещения подворья Московского патриархата (верхний главный храм св.Николая с жилыми и подсобными помещениями, комнаты и залы в доме паломника – на основании договора о безвозмездном пользовании, Зарубежной церкви (нижний храм св.Спиридона (крипта – бывшая ризница) с жилой комнатой и два домика в саду на основании договора князя Н.Д.Жевахова с мэрией Бари от 1936–1937гг.), а также городские офисы в бывшем доме паломника (районная управа, паспортный стол, социальный центр и детский сад).

В настоящее время вопрос о формах возможной передачи российской стороне подворья включен в повестку дня российско-итальянского диалога на высшем уровне.

Кремлин.Ru. Официальный сайт Президента России

Русской Православной Церкви передан весь комплекс православного храма св. Николая Чудотворца в Бари

БАРИ. Премьер-министр Италии Романо Проди сообщил журналистам о том, что принято решение вернуть России весь комплекс православного храма Святителя Николая в Бари и прилегающего к нему подворья.

Настоятель подворья Русской Церкви в Бари священник Владимир Кучумов подтвердил, что решение о передаче российской стороне православного храма и дома паломников в Бари принято «окончательно и официально».

По его словам, Президент РФ Владимир Путин, посещая в среду 14 марта храм, заверил представителей Русской Православной Церкви, что «он берет под свое покровительство все работы по благоустройству нашего подворья». Президент также поблагодарил муниципалитет города Бари за содействие в передаче храма в ведение Русской Церкви.

«Это прекрасный пример духовного единения двух стран», - сказал В.Путин, обращаясь к мэру Бари Микеле Эмилиано после посещения храма.

В ходе осмотра церкви глава Российского государства поставил свечку и приложился к образу св. Николая Чудотворца. Его примеру последовал и премьер-министр Италии.

Настоятель храма подарил Президенту РФ икону с частицами мощей Святителя Николая, а Р.Проди — изображение церкви в 1920-е годы, а также фотоальбом с ее современными фотографиями.

Седмица.Ru

* * *

     
  Святой престол над мощами свт. Николая в крипте базилики в Бари  
 
Святой престол над мощами свт. Николая в крипте базилики в Бари
 
 

А. А. Дмитриевский

Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы святителя Николая Мирликийского в Бар-граде

(По изданию Высочайше учрежденного Барградского комитета, СПб., 1915г.)

I.Почитание святителя Николая в России и Италии

Великий угодник Христов, святитель и чудотворец Николай, архиепископ Мирликийский (в Малой Азии), святостью своей высоко аскетической жизни, глубоким христианским смирением, исключительной щедростью и любовью к тайному милостынедательству бедным и в тяжелых обстоятельствах жизни обретающимся, стяжал себе великую любовь и почитание еще при жизни среди своей паствы. Его горячая ревность о чистоте веры православной и неусыпное рачение о спасении чад Христовой Церкви, наипаче же вверенных его отеческой благопопечительности, засвидетельствованы были открыто и безбоязненно на Первом Вселенском Соборе среди 318 отцов, где находился и святитель Мирликийский Николай, когда из уст злочестивого Ария, пресвитера Александрийского, он услыхал хуления о Сыне Божием. С этого времени слава о мужественном поборнике Православной Церкви пронеслась по всей вселенной и сопутствовала ему до самой его блаженной кончины, которую искренними горячими слезами оплакала любящая его паства, лишившаяся в нем попечительного отца-руководителя, скорого помощника в бедах и нуждах и защитника вдов и сирот и всех в жизни обездоленных.

Мощи святителя Христова, прославленные истечением многоцелебного и благоуханного мира, были честно и торжественно погребены в мраморной раке в величественной соборной Сионской базилике, созданной трудами и заботами родного дяди святителя Христова Николая, в ее нижней полутемной части. Здесь это великое драгоценное сокровище православного христианского мира оставалось сокрытым даже от взоров усердных почитателей и непрестанных молитвенников, обращавшихся за помощью и предстательством у Престола Отца Небесного к святителю Николаю, особенно во все то время, когда город Миры Ликийские и вся Малая Азия попали под владычество нечестивых агарян (около 1036 г.), разрушивших и сам величественный христианский храм - место вечного покоя великого угодника Христова. И только по особому Промыслу Божию не без соизволения святителя Христова Николая его многоцелебные и мироточивые мощи благочестивыми обитателями итальянского града Бари — греками, — были извлечены из-под спуда, явлены всему христианскому миру, торжественно ими перевезены на корабль и положены сначала в храм св. Предтечи, а отсюда перенесены в нынешнюю базилику, созданную папой Урбаном II в честь святителя Николая.

Настоящее событие, совершившееся в 1087 году, по словам церковной песни, было «светлым торжеством» не только для одного маленького итальянского города Бари и проживавших в нем благочестивых греков, выходцев из Византии, но и с ними «ликовствовала и вся вселенная», ясно понимая, что чтимому угоднику Божию был найден подобающий и честный покой. Сюда-то непрерывной волной и потекли с того времени благочестивые паломники от запада и севера, чтобы достойно и праведно величать святителя и у гроба его черпать силу и утешение в несении креста, какой посылается Провидением каждому из них.

     
  Свт. Николай. Новгородская икона, нач. XVI в.  
 
Свт. Николай. Новгородская икона, нач. XVI в.
 
 

В почитании сего святителя соревнуют между собой церкви западная и восточная в одинаковой почти мере, но особенно близок и дорог этот милостивый заступник и благомощный покровитель обитателям града Бари, где обретаются его мироточивые мощи, и русскому боголюбивому православному народу, который с самого принятия христианства воспылал особенной горячей любовью к святителю Христову Николаю Чудотворцу. Торжественная служба на день перенесения мощей святителя, по мнению некоторых наших ученых, была составлена якобы русским иноком Печерской обители Григорием или даже русским митрополитом Ефремом в 1097 году. Но кто бы ни был вдохновенным творцом этой службы, одно несомненно: что он легко мирится с тем, что «мирская страна молчит» (стихира на литии), лишившись своего «хранителя», и, забыв о печальных трениях между восточной и западной церквами, спокойно взирает на то, что мироточивые мощи святителя находятся в «латинском языке» (3-й тропарь 1-й песни Канона) или «в латынех» (1-й тропарь 9-й песни). Таким образом, у мироточивой гробницы с мощами святителя Христова Николая в Бари на самых же первых порах их пребывания здесь объединились в чувствах первых глубокого благоговейного почитания и молитвенного горячего чествования сего святителя сосредоточенно-вдумчивая Святая Русь и жизнерадостная Италия. Град Барский, населенный не одними греческими выходцами, но в большей части природными итальянцами, «радовался», видя у себя драгоценные мощи св. Николая, а Русская Церковь, составляющая часть «всей вселенной», «ликовствовала» с ним, имея в виду, что святые мощи изъяты из рук нечестивых агарян и находятся среди христиан - горячих почитателей великого угодника Христова.

     
  Внутренний двор базилики свт. Николая в Бари  
 
Внутренний двор базилики свт. Николая в Бари
 
 

Как же и чем можно объяснить это исключительное благоговейное почитание святителя Христова у нас, русских, и у итальянцев?

Причина этого кроется в присущей обеим народностям глубокой религиозности, проникающей во все стороны их жизни и деятельности, и любви к пышной церковной обрядности. Личные качества святителя, восхваляемые составителями его жития и описывателями многоразличных чудес, явленных им по молитвам к нему обращающихся, пришлись по душе впечатлительным и горячо отзывчивым на все доброе и прекрасное народам — русскому и итальянскому. В чудном старческом лике святителя Христова Николая наш художник сумел отпечатлеть все отличительные черты облика зрелого русского человека с лицом, окаймленным небольшой густой с проседью бородой, со спокойным любовным взором, с широким челом, изборожденным легкими складками, — признак глубокой думы. Простой же русский народ в своем стремлении приблизить к себе святителя Христова — грека, уроженца города Патары, пошел еще дальше и постарался обрусить его даже в одеянии. По его представлениям, св. Никола зимний должен быть в «шапке»-митре, а летний Никола — с открытой головой.

Наоборот, итальянский художник, придав лику святителя Николая мягкие черты благодушного старца итальянца, в одеянии епископского сана католической церкви, окружил его маленькими детьми, простирающими к ему свои нежные ручки, желая выразить в этом присущую итальянцам любовь к семейной жизни и детям.

Нисколько не удивительно, что чествование сего святителя у того и другого народа выражается далеко неодинаково. Итальянцы празднуют день свт. Николы шумными народными крестными ходами с парадами войск, с хорами музыкантов и с роскошным освещением городских улиц и площадей электрическими фонарями и разноцветными лампочками, ибо этого требует живой, веселый характер итальянского народа. Величаво, но спокойно и благоговейно в своих благолепных храмах, посвященных его имени и во множестве рассеянных по необъятному лицу Русской земли, празднует тот же день русский богоносный народ длительными всенощными богомолениями, торжественными архиерейскими богослужениями, величественными крестными ходами и распеванием детьми коляд (в Малороссии) в честь св. Николая с припевом: «Святый Николай, всему миру помогай».

Нередко во имя той же любви и глубокого почтения к свт. Николаю русский набожный человек с котомкой за плечами и с посохом в руке на праздник в честь свт. Николая идет за сотни верст к обители, где чествуют чудотворные древние иконы сего милостивца святителя, или даже презирая все трудности пути и полное незнание нравов и обычаев итальянского народа и неумение с ним вступить в живой обмен мыслями, шествует спокойно к мироточивому гробу святителя Христова и перед ним под непонятный для него язык латинских молитв и песнопений изливает там свои наболевшие скорби и сердечные туги. Этот страдный крестоносный подвиг паломничества к мощам святителя Николая, как знак высокого молитвенного почитания сего угодника Божия, присущ православному русскому человеку настолько, что в этом подвиге объединяются и Великий Государь богохранимой Российской державы, и юный князь императорской крови, только что покинувший школьную скамью и всецело готовый по единому слову Державного Вождя восприять мученический венец на поле ратном за славу и благоденствие дорогой родины, и русский ученый, и богобоязненный купец, и трудолюбивый земледелец. Для всех идущих к этому святому гробу готово высокое нравственное удовлетворение и трогательное до слез душевное утешение, омрачаемое лишь одним печальным сознанием, что у гроба дорогого святителя нет места дивным песненным хвалениям на родном языке с русским священником.

     
  Окошко под престолом над мощами свт. Николая в крипте базилики свт. николая в Бари.(Мощи находятся под окошком на расстоянии ок.90 см.)  
 
Окошко под престолом над мощами свт. Николая в крипте базилики свт. николая в Бари.(Мощи находятся под окошком на расстоянии ок.90 см.)
 
 

Но и русский, и итальянец, объединенные любовью к святителю Христову Николаю, несмотря на далекое пространство, их разделяющее, на разность их верований, несходство их природного характера, невозможность за незнанием языка, войти в живое непосредственное общение, были проникнуты издавна чувствами сердечности и взаимного тяготения друг к другу. Ужасное мессинское землетрясение и человеколюбивая самоотверженная отзывчивость наших моряков в это время вызвали в итальянском народе чувства живой благодарности и усугубили существовавшие доселе дружеские чувства к России. Эти чувства, как увидим ниже, с особой выразительностью высказались, когда высочайше учрежденный Барградский комитет на приобретенном им месте заложил первый камень русского в Бар-граде храма во имя свт. Николая и странноприимницы при нем. С самого начала нынешней беспримерно тяжелой войны итальянский народ проявил к России весьма благожелательные чувства, объявив строгое невмешательство и приняв на себя защиту русских подданных в пределах Оттоманской империи. Русские, захваченные войной в пределах Германии, Австрии и других стран и возвращавшиеся в свое отечество через Италию, встречали повсюду в ней гостеприимство и полное сочувствие. Все это, по молитвам великого предстателя и покровителя России и Италии святителя Христова Николая, завершилось ныне самым дорогим для нас и навсегда незабвенным событием: в ночь накануне 9 мая, день памяти перенесения мощей свт. Николая, Италия открыто объявила себя союзницей России и стала на защиту права и справедливости с державами Тройственного соглашения против жестоких и коварных угнетателей народов - немцев и швабов.

     
  Базилика святителя Николая в Бари  
 
Базилика святителя Николая в Бари
 
 

II.Восстановление древней Сионской базилики и сооружение временного русского храма во имя святителя Николая в Мирах Ликийских

Глубокое благоговейное почитание святителя Христова Николая русским народом и непрекращающееся тяготение сего последнего к его мироточивым нетленным мощам послужили причиной для зарождения в России так называемого мирликийского вопроса, перешедшего затем в барградский, ныне, благодарение Богу, близящийся к своему благополучному разрешению.

В начале 1850 года известный русский паломник-писатель А.Н. Муравьев на обратном пути из Иерусалима в Россию случайно посетил место подвигов и блаженной кончины святителя Николая Чудотворца, запустелый город Миры Ликийские и в нем печальные развалины древнего Сионского храма, где первоначально почивали мощи свт. Николая Чудотворца до перенесения их в 1087 году в Бар-град. Пораженный убожеством этих драгоценных и близких русскому сердцу развалин, А.Н. Муравьев воспылал горячей ревностью во что бы то ни стало приобрести их в собственность России с целью восстановить древний храм на этом месте высоких архипастырских подвигов и вечного упокоения в течение нескольких веков свт. Николая, Мирликийского Чудотворца.

А.Н. Муравьев, с благословения приснопамятного Московского митрополита Филарета, коему он поведал свое благочестивое намерение, и с разрешения Святейшего Синода скоро собрал в России путем щедрых пожертвований необходимую сумму и приобрел, однако, не на свое имя, что было воспрещено турецкими законами, а на имя одного из местных поселян не только развалины древнего храма, но и прилегавший к нему значительный земельный участок, входивший отчасти в черту давно упраздненной и полуразрушенной крепости. Начавшаяся в 1856 году Крымская война помешала приступить к восстановлению храма, но после ее окончания А.Н.Муравьев вновь принялся за это благое дело. В 1860 году при деятельном участии французского архитектора Зальцмана на древних развалинах возникла полутемная, в нижнем этаже бывшего Сионского храма, небольшая русская церковь во имя свт. Николая Чудотворца. Признавая необходимым закрепить мирликийские владения за Россией, А.Н. Муравьев обратился к тогдашнему русскому послу в Константинополе графу Н.П. Игнатьеву, близко принявшему под свое покровительство в целом объеме весь мирликийский вопрос, с просьбой оказать ему свое мощное содействие в этом трудном деле. Хотя граф Н.П. Игнатьев являлся в ту пору противником земельных приобретений иностранцев в Турции, однако, несмотря на это, он взялся ревностно за дорогое ему русское народное дело. Ввиду того, что ему лично, как занимавшему высокое положение в Турции, и по указанным выше основаниям, было неудобно закрепить мирликийские владения на свое имя, то он сделал это на имя своей тещи — княгини А.М. Голицыной.

Но и на этом незабвенный русский государственный деятель на Востоке не остановился, а пожелал задуманное благое начинание довести до благополучного конца. С этой целью граф Н.П. Игнатьев испросил у Святейшего Синода в 1876 году разрешение на производство повсеместного в России сбора пожертвований на восстановление в Мирах древней Сионской базилики свт. Николая Чудотворца. Сбор этот производили прибывшие для этого афонские иноки. В это время в Петрограде на Песках возводилась часовня в память чудесного избавления Государя Императора Александра II от злодейского покушения в 1867 году в Париже. Сборщики — афонские иноки — склонили строителей-жертвователей приписать эту часовню к Русской мирликийской церкви свт. Николая Чудотворца с обращением ее доходов на восстановление в Мирах древней базилики с сохранившейся в ней гробницей святителя. Вскоре последовало со стороны Святейшего Синода надлежащее разрешение на указанную передачу часовни свт. Николая на Песках. С 1880 года часовня перешла в ведение Петроградского епархиального начальства, хотя за ней и сохранено было по-прежнему назначение собирать пожертвования на восстановление мирликийской базилики свт. Николая. Спустя ровно 25 лет часовня эта в 1905 году была перестроена и обращена в Николо-Александровскую церковь.

По окончании Русско-Турецкой войны 1877-1878 годов, когда пользовавшийся громадным влиянием на Ближнем Востоке граф Н.П. Игнатьев к своему посту не вернулся, положение мирликийского вопроса сразу же и весьма резко изменилось. Вселенский патриарх, который до этого времени воздерживался от какого-либо вмешательства в мирликийское дело, воспользовавшись тем, что во время войны афонские иноки, которым поручено было временно заведовать храмом в Мирах Ликийских, покинули русские мирликийские владения, немедленно послал туда греческое духовенство и передал храм и земельный участок при нем Писидийскому митрополиту. Турецкое правительство признало действия вселенского патриарха правильными и выдало в 1879 году ему даже особое тескере, где объявлялось, что мирликийская церковь не может быть передана русским по соображениям военно-стратегического характера.

Исчерпав все средства к обратному получению захваченных мирликийских владений и не видя возможности подвинуть дело личным влиянием, граф Н.П. Игнатьев от имени княгини Голицыной передал в 1886 году права на церковь и земельные участки в Мирах покойному Великому Князю Сергию Александровичу как Августейшему председателю Императорского Православного Палестинского общества, рассчитывая при его содействии добиться благоприятного разрешения мирликийского вопроса. Вскоре после сего, в сентябре 1888 года Святейший Синод, желая сосредоточить мирликийское дело в одном месте, передал Палестинскому обществу собранный на восстановление храма в Мирах Ликийских капитал, достигший к тому времени 73046 рублей 32 коп. В целях дальнейшего постепенного возрастания на указанный предмет денежных средств Святейший Синод вместе с тем приписал к Обществу и саму часовню, в которой Великий Князь Сергий Александрович принял на себя с соизволения Государя Императора звание ее ктитора.

В Бозе почивший великий князь пожелал вновь возбудить вопрос о возвращении в русское владение церкви и земельных участков в Мирах, поручив все это дело Императорскому Православному Палестинскому обществу. К глубокому сожалению, все меры, принятые Обществом в этом направлении, не имели никакого успеха. Со стороны Турции возникло даже подозрение к русскому правительству, которому приписывалось намерение этим путем создать военный оплот в Средиземном море. Такие измышления, невзирая на всю их невероятность, были приняты, однако, Турцией с доверием под влиянием страха перед Россией после победоносной войны ее в 1877-1878 годах. Это привело к тому, что турецкое правительство признало за русским владением в Мирах важное военное значение. В 1891 году турецкий государственный совет постановил считать приобретенные Россией в Мирах земли потерявшими своих владельцев ввиду того, что со времени приобретения они не обрабатывались русскими и посему подлежащими, согласно существующим в Турции законам о земельной собственности, отчуждению в пользу государства.

После такого решительного постановления высшего турецкого правительственного учреждения ни у кого уже не оставалось даже слабой надежды восстановить мирным путем утраченные Россией права на мирликийские владения, и таким образом все заботы о достойном возвеличении памяти великого угодника Христова святителя Николая, естественно, должны были лечь на Бар-град, где покоятся его мироточивые мощи, тем более что мало-помалу выяснилось в подробностях то крайне затруднительное во многих отношениях положение, в каком нередко оказываются многие из русских паломников, направляющихся в город Бари для поклонения мощам святителя.

Форумы