В 37-м томе «Православной энциклопедии» будет издана статья о Константинопольской Церкви

О работе над ней рассказал заведующий редакцией Восточных христианских Церквей И.Н. Попов

Накануне выхода в свет нового, 37-го, алфавитного тома «Православной энциклопедии» корреспондент «Седмицы.Ru» побывал в редакции Восточных христианских Церквей Церковно-научного центра «Православная энциклопедия». О работе редакции нам рассказал заведующий редакцией Илья Николаевич Попов. Кандидат исторических наук, преподаватель Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

— В повседневном обиходе мы называемся «Греческой редакцией», официальное же наше название — «Редакция Восточных христианских Церквей». Мы занимаемся всеми Православными, монофизитскими и несторианскими Церквями, которые существуют в Восточном Средиземноморье, на Ближнем востоке, частично на Кавказе, в общем, во всём регионе древнего Христианства. Редакция довольно крупная, через нас проходит примерно по полторы сотни статей, попадающих в каждый том энциклопедии. Редакция считается «объединенной», так как условно делится на два направления: историческое, которое отвечает за историю Церкви, разные историко-политические вопросы, и агиографическое, которое занимается святыми и их житиями.

В статьях исторического плана в основном речь идет о Римской империи как древнейшем государстве, на территории которого Христианство возникло и начало распространяться, и истории Византии. Мы также занимаемся ближневосточными проблемами. У нас есть арабисты, которые изучают эпоху мусульманского правления в регионе, то есть положение христиан на Ближнем востоке под мусульманской властью — в средние века и в современности. В основном мы сотрудничаем с московскими и питерскими специалистами. Это и византинисты, и школа арабистики; есть школа эфиопистики. Авторы из Армении соответственно пишут о своем регионе. Статьи о святых выделены в особую группу не только содержательно, но и в связи с различием в исходных материалах и источниках: здесь больше внимания нужно уделять работе с житиями, синаксарями, церковными календарями и т.д.

Но какого-то окончательного разделения труда у нас не существует. То есть мы делаем всё более или менее совместно, в зависимости от того, как удобнее организовать процесс работы над статьей. Я не могу сказать, что кто-то из сотрудников занимается исключительно агиографией, а кто-то только историей. Редакция остаётся чем-то единым, целым с точки зрения самого процесса работы со статьями.

— Как редакция осуществляет сотрудничество с представителями греческих Поместных Православных Церквей, с монофизитами и прочими восточными христианами?

— Какая-то часть статей обязательно пишется или рецензируется, как говорится, «на месте». В этом томе это касается, прежде всего, Коптской Церкви, и там у нас есть рецензенты, специалисты, помогающие подготовить соответствующие статьи.

— Сколько всего человек работают в вашей редакции на постоянной основе, сколько авторов с вами сотрудничает?

— Число авторов, честно говоря, точно назвать не могу. Постоянных авторов у нас около 30 человек. Но степень их активности, участия в работе энциклопедии тоже разнится, чаще всего — в зависимости от сюжетов, которые выпадают по алфавиту.

А в редакции у нас работают 6 человек, почти все кандидаты исторических наук.

— Можно подробнее коснуться подготовленных вашей редакцией статей, которые читателям предстоит увидеть в предстоящем 37-м томе?

— 37-й том вообще выглядит как «бенефис» Греческой редакции, так как на нашу долю выпал целый букет больших статей: «Константинополь» (история города, его памятников христианской культуры в византийскую эпоху) и «Константинопольская Церковь», да еще и «Коптская церковь», которая идёт практически сразу вслед за первыми двумя.

— То есть период истории Константинополя после османского завоевания будет отражен в отдельной статье «Стамбул»?

— Нет, мы пока предполагаем, что будет отдельный раздел в статье «Османская империя», которая планируется в будущем.

— Могли бы вы подробнее рассказать о статье «Константинопольская Церковь»?

— Что касается статьи о Константинопольской Церкви, то она в целом продолжает серию, типовых материалов, посвящённых Поместным Православным Церквям. Уже в первом алфавитном томе у нас была статья «Александрийская Православная Церковь», потом была «Антиохийская Православная Церковь», затем ещё несколько аналогичных материалов. Несколько лет назад вышла большая статья «Иерусалимская Православная Церковь». И вот сейчас мы дошли до Константинополя. Суть статей заключается в том, что мы знакомим читателя с основным ходом исторического развития этих Церквей. Кроме того, обычно даются отдельно тематические разделы — о литургической традиции, традиции богословия, характерной для данной Церкви, традиции канонического права. Все особенности, которые существуют в данных Церквях, мы стараемся рассматривать в своих статьях.

Но в данном случае, поскольку Константинопольская Православная Церковь, в общем-то, исторически наиболее близка к Русской Православной Церкви, и мы не можем сказать, что у нас существует какая-то отдельная от Константинополя традиция богословия или канонического права, а тем более — Литургии, мы не выносим эти темы в отдельные разделы.

Следует учесть также, что о Константинопольской Церкви, традициях византийского Православия, традициях греческих Церквей рассказывает множество частных статей, которые посвящены отдельным вопросам, темам, персоналиям. Поэтому статья о Константинопольской Церкви имеет очень много «закурсивленных» понятий, персонажей, каждому из которых посвящен отдельный материал в разных томах «Православной энциклопедии».

Таким образом, статья, посвящённая Константинопольской Церкви, получилась с одной стороны, несколько «проще», чем мы обычно делали по другим Поместным Церквям, но с другой стороны, её сложность заключается в том, что она представляет собой как бы сложную сеть отсылок. Их несколько сотен в тексте статьи, и они позволяют уточнять и конкретизировать самые разные вопросы.

— Учитывая нынешние довольно сложные отношения между Московской Патриархией и Фанаром, какие трудности возникли при создании данной статьи?

— Я бы не сказал, что были какие-то особенные трудности, связанные именно с проблемами во взаимоотношениях между Церквями. Мы гораздо чаще сталкиваемся с трудностями чисто научно-информационного характера. Есть проблемы, которые трудно осветить, потому что трудно найти нужных специалистов по каким-то отдельным вопросам. Иногда бывает трудно создать какой-то удобоваримый, сжатый и в тоже время понятный текст по тем или иным конкретным проблемам.

Я бы не сказал, что какие-то конфликты, которые существуют между Поместными Церквями, как-то существенно влияют на нашу работу. Надо учесть, что определённые противоречия существуют уже давно, не одно десятилетие, они лишь получили некоторое обострение в последние годы. То есть это не какая-то абсолютно новая тема. Конечно, мы не уходим от освещения конфликтных ситуаций, фиксируем и различные подходы к каким-то проблемам. Ведь жизнь церковных сообществ — не застывшая раз и навсегда данность, но живая деятельность, в которой есть место и конфликтам, и спорам.

Изучая историю любой Церкви в любую эпоху, человек имеет возможность видеть, что церковная жизнь, в общем-то, всегда была не безоблачной. Были и противоречия, и конфликты между светской и церковной властью во всех странах. Были и трения между отдельными Поместными Церквями. Это естественный процесс бытия Церкви в любую эпоху.

— А какие были проблемы в плане источников информации во время работы над статьёй о Константинопольской Церкви? Для вас лично что-нибудь новое открылось, когда вы занимались этим материалом?

— Сказать, что открылось что-то принципиально новое, не могу. Основной, наиболее важной частью статьи была работа над разделами по истории Константинопольской Церкви в XIX и ХХ веках. В отличие от эпохи древности, которая более-менее уже давно изучена, при изложении истории Константинопольской Церкви нового и новейшего времени, конечно, мы сталкиваемся с тем, что существует очень много еще не изученных аспектов.

Наши авторы работали в архивах, в том числе — в архиве ОВЦС, собирали информацию по зарубежной периодической печати, что, в общем, всегда необходимо при работе с современным материалом, который касается последних двух-трех десятилетий. Ведь многие вопросы получают в той или иной мере освещение в прессе, а затем в течение последующих десятилетий, как правило, еще не успевают стать предметом научного исследования. Обычно проходит некоторое время, меняются поколения, и уже у новых людей, которые приходят в науку, появляется потребность разбираться в этом еще не слишком далеком прошлом.

Поэтому самой сложной была работа с современными разделами статьи о Константинопольской Церкви, которые касаются событий ХХ века. Здесь чем ближе к современности, тем сложнее, потому что информация становится всё более отрывочной, она еще никем не проанализирована, никем не собрана воедино. Многие вещи становятся яснее, укладываются в какую-то схему, когда из этого материала ты должен создать в первом приближении некий обобщающий текст, чтобы передать эти знания читателям.

Поэтому я считаю, что в статье о Константинопольской Церкви наиболее важными, с точки зрения научной новизны, являются разделы по ХХ веку и особенно — по последним десятилетиям. Наша новая статья — попытка, пожалуй, впервые изложить историю Константинопольской Церкви от начала и до наших дней, что собственно до нас прежде не делалось. До этого делались только какие-то заметки, в которых информация излагалась слишком обобщённо. Мы же постарались сосредоточиться на вопросах современности более подробно. Так получилось, что у нас примерно треть всей статьи посвящена XIX — ХХ векам, а «древности» излагаются более общо, в большей степени благодаря отсылкам на другие отдельные статьи.

— То есть, можно сказать, вы заложили определенный фундамент для изучения истории Константинопольской Церкви в ХХ веке?

— Я бы не сказал столь пафосно, что это прямо-таки фундамент. Но с другой стороны, у нас получилось создать некую отправную точку для дальнейших исследований именно в направлении новой и новейшей истории Константинопольской Церкви. Хоть мы изначально не ставили перед собой такую задачу — сконцентрироваться на современных проблемах. Но когда авторы занялись этими вопросами, выяснилось, что многое непонятно, не изучено до сих пор, и всё это требует внимательного изложения, потому что системной информации об этом практически нигде не найдёшь. Так что научная новизна статьи заключается преимущественно в этих последних главах.

Беседовал Александр Киселёв

Форумы