Фильм «Псковская Миссия» - новый проект Теле- кинокомпании «Православная энциклопедия»


О. Александр - Сергей Маковецкий, Матушка - Нина Усатова. Фотопроба к фильму "Псковская миссия"

В 2008 году Кинокомпания Русской Православной Церкви «Православная энциклопедия» по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II приступила к созданию полнометражного художественного игрового фильма, посвященного подвигу и трагической судьбе православного духовенства на оккупированной территории в годы Великой Отечественной войны под рабочим названием «Псковская миссия». Псковская миссия явилась самым крупным и самым хорошо организованным и принесшим многие добрые плоды движением священнослужителей и мирян - в целом, по размаху и интенсивности, это религиозное возрождение может быть названо «Вторым крещением северо-западной Руси». Трагической была судьба миссионеров и в годы оккупации и в послевоенное время.
Фильм снимается по роману Александра Сегеня «Поп», созданного по заказу «Православной Энциклопедии» на основе документальных материалов, предоставленных Церковно-научным центром. Права на экранизацию приобретены Кино-телекомпанией «Православная энциклопедия».
Режиссер фильма - Владимир Хотиненко, в главных ролях  - Сергей Маковецкий, Нина Усатова, Владимир Ильин, Кирилл Плетнев, Лиза Арзамасова.
Съемки картины Кинокомпания проводит в Пскове, Праге, а также на территории Республики Беларусь с начала июля по конец октября 2008 г.
Проект уже отмечен в прессе: Интерфакс, РИА Новости, ряд Интернет изданий сообщили о начале производства фильма.


ПСКОВСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ



С благодарностью в сердце мы
вспоминаем самоотверженное служение тружеников Миссии,
к нашей глубокой скорби, для большинства их ревностные
труды во славу Божию завершились трагическими репрессиями,
обрушившимися на них...

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II


Псковская Православная миссия действовала в годы Второй Мировой Великой Отечественной войны на оккупированной немецкими войсками территории Северо-Западных епархий России: С.-Петербургской, Псковской и Новгородской, а также Прибалтики. Быстрое возрождение церковной жизни на оккупированных германскими войсками территориях было явлением повсеместным и, как признают историки, сыграло значительную роль в изменении сталинской политики по отношению к Русской Православной Церкви во время войны.

 Псковская Православная миссия пришла в Северо-Западный край России, превращенный большевиками за 20 с лишним лет своего владычества в духовную пустыню, летом 1941 года и продолжала свое служение до зимы 1944 года. Инициатором создания Миссии был деятельный архипастырь - митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский), ставший в начале 1941 года также экзархом Латвии и Эстонии, и возглавлявший все епархии Православной Церкви в Прибалтике в годы войны. В условиях немецкой оккупации он сумел сохранить каноническое единство Прибалтийских епархий с Русской Православной Церковью. Любимый ученик митрополита Сергия Страгородского, он сохранил верность Церкви и Родине, несмотря на ярлык предателя, приклеенный ему по настоянию Сталина. Он был убит в конце войны, причем немцы утверждали, что агентами НКВД, а советские власти - что агентами гестапо. Потому что, молился и проповедовал во славу русского оружия.

Основу Псковской миссии составили русские священники из Рижской, а позже также Нарвской Эстонской епархий, - эмигранты, стремившиеся на помощь своей многострадальной родине. Миссия была организована в чрезвычайных военных обстоятельствах, и это наложило отпечаток на характер ее деятельности.

Первую группу миссионеров, прибывших в Псков, составили пятнадцать священников, в основном из Латвии, одним из них был отец Алексий Ионов: Они прибыли в Псков к вечеру 18 августа 1941 года, в канун праздника Преображения. Устроить, организовать приходскую жизнь стало задачей миссионеров. «Как легко проповедовалось на Родине! Как жадно слушали там пастырей. Как благодарили, не утомлялись!» - вспоминал об этих днях один из них.

Узнав о пребывании Миссии во Пскове, стали появляться ходоки и из более отдаленных мест - просить священников в приходы. Поруганные храмы восстанавливало само население, церкви ремонтировались быстро. Так как Миссия находилась на территории России, в новооткрытых храмах за богослужениями поминали митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), в чьей епархии служили миссионеры. Это подчеркивало, что Миссия - часть Русской Церкви и снимало возможное недоверие к священникам, приехавшим из-за границы.

С немцами миссионерам приходилось считаться по принципу: из двух зол выбирай меньшее. «Что немцы - зло, никто из нас не сомневался. Ни у кого из нас не было, конечно, никаких симпатий к завоевателям «жизненного пространства» нашей родины. Глубокое сострадание и сочувствие к бедствующему народу, нашим братьям по вере и по крови, - вот что наполняло наши сердца», - такова была позиция миссионеров.

Самым значительным церковным событием того времени была передача Церкви чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. Икона была спасена из горевшего храма в Тихвине при участии немецких солдат и передана Церкви немцами, которые постарались использовать передачу в пропагандистских целях.

Особым делом священников-миссионеров стало окормление русских военнопленных. Поддерживать их словом, утешать, убеждать в том, что необходимо верить в помощь Божию и, уповая на эту помощь, выжить; исповедать их, причащать, крестить, а порой и совершать богослужения в лагерных условиях (в ряде лагерей удалось открыть храмы) - все это было первостепенной задачей и большим подвигом священников Миссии.

Религиозная политика немцев на оккупированных территориях определялась, вероятно, несколькими соображениями: во-первых, дарованием религиозной свободы (в контрасте со сталинским террором) достигалась пропагандистская цель; во-вторых, ставилась цель умиротворения и получения симпатий местного населения; в-третьих, у Германии имелись православные союзники (Румыния, Болгария); в-четвертых, в Германии существовало т. н. «православное лобби» как из числа русских и остзейских немцев, русских эмигрантов, так и в самой немецкой среде. Жизнь всех религиозных общин (в том числе православных) как в самой Германии, так и на оккупированных ею землях жестко контролировалась. Но и в этих условиях удавалось достичь многого. Миссия признавалась частью Русской Православной Церкви, а не автономной церковной структурой - это было важным достижением экзарха в борьбе за независимость русских православных приходов. С ростом Миссии ухудшались отношения митрополита Сергия с немцами, такой успех в их расчеты не входил. Весной 1944 г., когда советские войска стояли уже на границах Прибалтики, а кое-где и перешли их, многим был ясен исход войны, окончание ее (явно не в пользу Германии) было лишь вопросом времени, - 28 апреля 1944 года экзарх митрополит Сергий был убит. Машина, в которой он ехал по пути из Вильнюса в Ригу, была расстреляна на шоссе близ Ковно людьми в немецкой военной форме. С ним были убиты его шофер и двое сопровождавших. Расследование было крайне поверхностным. Осенью 1944 года началось восстановление советской власти в Прибалтике и жизнь сотрудников Миссии вступила в новый этап - мученический. Все они, кроме нескольких, ушедших на Запад, были арестованы органами НКВД. Им инкриминировалось «сотрудничество с оккупационными властями». И вскоре в советские концлагеря пришла новая плеяда православных мучеников - сотрудники Псковской миссии. Многие из них погибли, те же, кто дожил до освобождения, вернулись в родные места, где возобновили свое служение.

Один из участников Миссии закончил свои воспоминания надеждой, что история Миссии станет известна русским людям в России: «Миссия закончила свою деятельность в Псковском краю в феврале 1944 года. Все оставшиеся в Прибалтике миссионеры большевиками были арестованы и сосланы в Сибирь на верную смерть. Это мученики Миссии. Своим подвигом они свидетельствуют всему миру, что Миссия творила подлинно церковное дело. Не сомневаюсь, что деятельность Православной миссии в северо-западных областях России в свое время будет отмечена и на страницах будущей истории Русской Церкви».

Форумы