Преподобный Симон Воломский (комментарий в свете веры)

Преподобный Симон Воломский. Миниатюра из Жития (ГИМ, Синодальное собр., № 406, л. 1 об.). Конец XVII в.
Преподобный Симон Воломский. Миниатюра из Жития (ГИМ, Синодальное собр., № 406, л. 1 об.). Конец XVII в.

А. Н. Говорова

Преподобномученик Симон Воломский (18 сентября 1585 г.(1) – 12 июля 1641 г.) принадлежит к сонму местночтимых вологодских святых. Основным источником сведений о нем является Житие. Прп. Симон (в миру Симеон) родился вблизи Волоколамска, в вотчине Иосифо-Волоколамского монастыря. В 1606 г. окрестности Волоколамска сильно пострадали в результате боевых действий между правительственными войсками и армией И.И.Болотникова. Семья прп. Симона осталась без средств к существованию, а сам он отправился в Москву и поступил в ученики к портному. Обучившись ремеслу, преподобный ушел в Великий Устюг, а затем в Соловецкий монастырь, где прожил 3 года, работая портным. В монастыре преподобный «научися Божественному писанию». Затем он направился в Черногорский Макариев монастырь на реке Пинеге и в 1609 г.(2) принял монашеский постриг. Зная стремление прп. Симона к уединению, игумен Черногорского монастыря Макарий благословил его на пустынное житие. В поисках места для уединения преподобный побывал в Новгороде, Ладоге, Кореле, Москве, Вологде и добрался до Устюга. Здесь он услышал про пустынное место на реке Кичменге, (приток реки Юг) примерно в 65 км к юго-западу от Устюга, в Воломских лесах. Здесь 26 июля 1613 г. прп. Симон поставил небольшую келью, вокруг которой позднее вырос Крестовоздвиженский монастырь известный также как Симоно-Воломская пустынь.

5 лет провел прп. Симон в уединении, молясь и обрабатывая расчищенную им от леса землю. Живущие в близлежащих деревнях крестьяне помогали ему, подавая пропитание и семена для посева. Постепенно к подвижнику стала собираться братия. Некоторые из окрестных жителей с недовольством восприняли появление новой обители. Они всячески вредили прп. Симону, желая изгнать его. Тогда преподобный отправился в Москву, что бы получить разрешение на строительство монастыря. Царь Михаил Федорович дал ему жалованную грамоту, по которой прп. Симон получал во владение земли в радиусе 10 верст вокруг основанной им обители.

Постройка Крестовоздвиженской церкови церкви. Роспись на северной стене Крестовоздвиженской церкви (1760 г.)
Постройка Крестовоздвиженской церкови церкви. Роспись на северной стене Крестовоздвиженской церкви (1760 г.)

По возвращении подвижник построил на Воломах церковь в честь Воздвижения честного и животворящего Креста, однако ее почти сразу сожгли крестьяне. Прп. Симон вновь отстроил церковь и отправился в Ростов, где митрополит Ростовский и Ярославский Варлаам (3) 23 января 1620 г. рукоположил его в священнический сан и благословил освятить вновь построенную церковь. Однако крестьяне, претендовавшие на пожалованные прп. Симону угодья, не оставляли надежды его изгнать. 12 июля 1641 г. преподобный оставался в монастыре один, все иноки были в Устюге на праздновании памяти прп. Прокопия Устюжского. Зная об этом, крестьяне пришли в монастырь и стали требовать у преподобного царскую грамоту. Не получив желаемого, они начали пытать прп. Симона, а потом отсекли ему голову (4). Монахи похоронили преподобного с левой стороны от Крестовоздвиженской церкви.

Уже в 1645 г. началось местное почитание святого. Многие люди, благодаря молитвам прп. Симону, получали исцеление. В 1647/48 г. старец устюжского Архангельского монастыря Исаия Гольцов написал икону святого. Новый образ создал в 1681 г. иконописец Михаил Гаврилович Чистый (5). Эту икону торжественно встретили в монастыре и поместили на гроб святого, где он находился до начала XX в., а после разорения церкви был утрачен.

Других сведений об основанном прп. Симоном монастыре сохранилось немного. В 1691 г. строитель Симоно-Воломской пустыни иеромонах Питирим подал архиепископу Великоустюжскому и Тотемскому Александру (6) челобитную о благословении на строительство церкви в честь Воскресения Христова. Следующее известие о монастыре относится к 1702 г., когда было составлено его описание. К этому времени строительство Воскресенской церкви было уже закончено. Ее поставили вместо часовни над мощами прп. Симона: «В той же церкви мощи и гробница преподобномученика Симона Воломского нового чюдотворца. Над ним образ его святый, на гробнице покров бархатной черный, крест круживной золотный. Кругом гробницы решетка железная луженая». В церкви имелась еще одна икона прп. Симона (вероятно та, которую написал Исаия Гольцов). Кроме того, изображение святого было помещено на одном из створов двери, ведущей к жертвеннику. В монастыре также хранились реликвии, связанные с именем прп. Симона: «ризы преподобнаго чудотворца Симона полотняные, оплечье выбойчатое без подкладки да и стихарь ево ж, чудотворцов, полотняной». Кроме Воскресенской церкви в монастыре была церковь во имя Казанской иконы Пресвятой Богородицы с трапезой и колокольней. Тот храм, который был построен прп. Симоном, не сохранился: к 1702 г. он сгорел или был разобран за ветхостью.

В 1702 г. в пустыни жили строитель иеромонах Иона и 3 монаха, 4 вкладчика с семьями, 3 работных людей, белый священник и единственный принадлежавший монастырю крестьянин-половник. В монастырской казне на момент переписи оказалось всего 3 алтына и 2 деньги. На момент описания насельники Симоно-Воломской пустыни испытывали крайнюю нужду: «кормятца на лесах своею работою, росчищают нивы и хлеб пашут. А на церковную нужду – на свечи, на ладон, и на вино церковное – збирают выходя из пустыни на Устюге и по волостем, и кто что даст. А одежду-де они носят общежительную, а покупают продав что, коли случится, бычка по дву, тем и исправляются с нуждею. Однако не следует забывать, что описания петровского времени носили фискальный характер, и насельники описываемых обителей не стремились демонстрировать свое имущество. С бедностью монастырской казны резко контрастирует богатство церковного убранства. К примеру, напрестольное Евангелие из Воскресенской церкви выглядело следующим образом: «На престоле святое Евангелие печатное в десть. Спреди средина Распятие и евангелисты серебряные резные золочены и у застежек наконечники серебряные, оболочено кругом бархатом зеленым виницейским травчатым, по обрезу золочено. Крест благословящей, Распятие и протчие лица святых серебряные, литые, кругом обложены серебром гладким басемным, золочены». Запрестольный образ Пресвятые Богородицы «Одигитрия» из этой церкви был «писан на полотне». Подобные живописные иконы на рубеже XVII–XVIII столетий были обычными для подмосковной царской резиденции Измайлово, но для затерянной в глухих северных лесах пустыни это было признаком если не богатства, то, по крайней мере, очень хорошего достатка. Была в обители и небольшая библиотека. Крупные расходы монастырь мог позволить себе и позднее. В 1760 г. вместо Воскресенской церкви над мощами прп. Симона была построена кирпичная Крестовоздвиженская церковь с северным приделом в честь Казанской иконы Божией Матери и колокольней (7). Эта церковь, частично разрушенная, сохранилась до настоящего времени (8). В 1764 г. обитель была упразднена (9). К тому ей принадлежал 71 крепостной крестьянин (10). Крестовоздвиженская церковь стала приходской; приход составляли 12 деревень (11).

Убийство прп. Симона. Роспись на западной стене Крестовоздвиженской церкви (1760 г.)
Убийство прп. Симона. Роспись на западной стене Крестовоздвиженской церкви (1760 г.)

Почитание мощей прп. Симона с закрытием обители не прекратилось. Священник И. Верюжский привел сведения о почитании святого на рубеже 1870–1880-х гг. В то время мощи прп. Симона почивали в приходской церкви под спудом. Над ними была устроена рака «с изображением на верхней доске ея св. преподобномученика, написаннаго Михаилом Григорьевым Чистым» (12). Уже после того, как Крестовоздвиженская церковь была обращена в приходскую, священник Антипа, который служил на приходе, решил тайно посмотреть на мощи преподобномученика. Для этого он собрал пономаря Феодора Попова и двух крестьян. Они целую неделю постились, молились и просили прп. Симона, чтобы он сподобил их видеть святые его мощи. Вечером после заката они тайно собрались в церковь и, снявши сень и гробницу, стали копать землю. Не успели крестьяне докопать до половины глубины могилы, как показалась вода, которая начала кипеть, как в котле, и подниматься кверху. Видя это, они тотчас начали засыпать могилу землей, а гробницу и сень поставили на прежнее место (13). Верюжский пересказал это чудо по имевшейся в его распоряжении рукописи. В известных сегодня списках Жития оно отсутствует. Продолжалось обустройство мест, связанных с памятью прп. Симона. В 1840 г. вокруг места убиения преподобного построили ограду. В ее основание были положены жернова, которые, по преданию, сам прп. Симон принес из села Стрельна в первые годы жизни на Воломах (14).

Почитали прп. Симона не только жители ближайших окрестностей монастыря. Житие свидетельствует, что уже в XVII столетии помолиться святому приходили люди с Чердыни, Важского и Тотемского уездов (судя по владельческим записям, один из списков Жития обращался в Тотемском уезде в середине XVIII в. (15)), и даже из г. Любима. Особенно же почитаемо имя прп. Симона было в Великом Устюге. Среди устюжан бытует предание, что тому, кто посетит Воломы, по молитвам преподобного прощается 40 грехов (16). Именно с этим городом связана большая часть сохранившихся списков Жития прп. Симона и его иконописных образов. В настоящее время в великоустюжском храме во имя св. Стефана Пермского хранятся 4 иконы прп. Симона, относящиеся к XVIII–XIX вв. На одной из них в полный рост изображены прп. Симон Воломский и св. прав. Прокопий Устюжский (17). В 2005 г. в молитвенный дом прихода прп. Симона Воломского леспромхоза Полдарса был передан образ, на котором представлены избранные святые с иконой Успения Пресвятой Богородицы. Предположительно она была написана для Успенского кафедрального собора Великого Устюга (18). Еще один образ прп. Симона находится в Вологде, в церкви свт. Николая во Владычной слободе (19). Уже в конце XIX – начале XX в. в Крестовоздвиженскую церковь, где покоятся мощи прп. Симона, вклады продолжали делать не только местные жители и устюжане, но и жители других регионов (20). Сохранились также сведения о том, что прп. Симона почитали на Украине (21).

Икона прп. Симона Воломского и св. прав. Прокопия Устюжского. (Хранится в великоустюжском храме во имя св. Стефана Пермского).
Икона прп. Симона Воломского и св. прав. Прокопия Устюжского. (Хранится в великоустюжском храме во имя св. Стефана Пермского).

В начале XX в. в комплекс церковных построек на Воломах кроме Крестовоздвиженской церкви и колокольни входили каменный дом, 3 дома для церковного причта, здание приходской школы, открытой в 1884 г. (при советской власти она продолжала работать, перестав считаться приходской), и небольшой амбар, который, по преданию, построил сам прп. Симон. Церковный причт состоял из 3 человек – священника, диакона и псалмовщика (22). Служивший в это время священник Василий Попов снискал любовь и уважение местных жителей, которых продолжал окормлять и после Октябрьской революции 1917 г. К мощам прп. Симона продолжали приходить в поисках исцеления больные люди (23). Целебными считались не только мощи, но и вода из «Симоновой курьи» – излучины Кичменги, протекающей рядом с церковью (24), а также росшая рядом с церковью береза, которую предание связывало с прп. Симоном. Она упоминается и в тексте Жития прп. Симона Воломского (25).

Последним священником, служившим в Крестовоздвиженской церкви, был о. Аркадий, которого арестовали в 1930 г. Свидетель этого события житель поселка Полдарса Великоустюжского района И.Ф.Вопиловский 1919 г.р. в 2000 г. рассказывал, что милиция приехала за о. Аркадием прямо во время службы. Однако местные жители предупредили священника об опасности. Женщины прямо в церкви переодели его и вывели незаметно для милиции. Он 3 дня скрывался в лесу, однако потом его поймали и увезли под конвоем. В 1934г. Крестовоздвиженскую церковь закрыли. По словам присутствовавшего при этом жителя Великого Устюга И.Н.Вопиловского 1927 г.р., «большой [колокол] упал и с него отвалился кусок» (26). В 1936 г. на Воломах был организован колхоз, здание церкви приспособили под склад, затем здесь размещался сельсовет. В 1970-х гг. воломские деревни были отнесены к числу «неперспективных, и с тех пор это место находится в запустении.

Крестовоздвиженская церковь (1760 г.) Современный вид
Крестовоздвиженская церковь (1760 г.) Современный вид

С начала 1980-х гг. Воломы и окрестные селения стали объектом исследования этнографических и фольклорных экспедиций. В 1983 г. здесь работала экспедиция Ленинградского государственного университета (27), летом 1990 г. район был обследован этнографической экспедицией Вологодского государственного педагогического института. В 1990-х гг. опросы местных жителей проводили краевед, редактор устюжской газеты «Советская мысль» А.А.Мартюков, научный сотрудник Института археологии РАН А.В.Алексеев, а также автор данной публикации. В 1995 г. в Симоно-Воломскую пустынь была направлена экспедиция Кичменгско-Городецкого краеведческого музея. Ее возглавили директор музея С.А.Щепелин и настоятель Казанского храма города Никольска Сергей Колчеев (+2003 г.). Летом 1996 г. в день памяти святого (12/25 июля), было совершено первое паломничество. Его участники искали место захоронения прп. Симона. По словам С.А.Щепелина (ныне настоятель Кичменгско-Городецкой церкви св. Александра Невского), когда из церкви вынесли бревна и мусор, слева от царских врат обнаружили мраморные плиты, обрамлявшие участок земли, не перекрытой каменной кладкой. По размерам и форме этого участка можно было предположить, что именно здесь находилась рака преподобного. Здесь же было найдено несколько резных деревянных фрагментов со следами краски. Протоиерей Сергий Колчеев, возглавивший работы по расчистке Крестовоздвиженской церкви, идентифицировал их, как элементы резной сени. Это место было обнесено оградой, а на стене алтарной преграды укрепили одну из плит пола, где о. Сергий написал: «Преподобномученик Симон Воломский 1586–1641. память 12/25 VII». В храме впервые после многих лет был отслужен молебен. Летом 1997 г. снова состоялось паломничество. Накануне дня памяти святого на Воломах побывал епископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан.

В 2000 г. в поселке Полдарса в 30 км от Волом был организован приход прп. Симона Воломского. По решению приходского совета, началось строительство храма во имя прп. Симона Воломского в Полдарсе и восстановление Крестовоздвиженской церкви на Воломах. Сейчас Крестовоздвиженская церковь на Воломах приписана к приходу прп. Симона Воломского. Паломничества к мощам преподобного на день его памяти стали ежегодными. В 2003 г. силами прихожан был произведен ремонт церкви. В 2003–2006-х гг. в день памяти преподобного в Крестовоздвиженской церкви совершались всенощная и литургия. Две из них совершил владыка Максимилиан. В последние годы в связи с аварийным состоянием части церковного здания литургию служить перестали. Сегодня в приходе прп. Симона ведется летопись, где фиксируются чудеса, продолжающие совершаться по молитвам святого.

Изучение Жития прп. Симона Воломского началось в 1870 г., когда И.Н.Некрасов обратил внимание на древнейший из известных на сегодняшний день список из Синодальной библиотеки (28). В.О.Ключевский отметил, что текст начинается предисловием Пахомия Логофета к Житию митрополита Алексия в переработке «его псковского биографа Василия или какого-нибудь другого подражателя Пахомия» (29). А.Н.Власов рассмотрел Житие как литературный памятник. Он предположил, что текст был написан на заказ одним из устюжских книжников (30). М.Д.Каган обобщила сведения о Житии, накопленные к началу 1990-х гг. (31) Г.В.Маркелов выявил 4 описания прп. Симона в иконописных подлинниках (32). Мною были освещены отдельные вопросы иконографии прп. Симона и опубликованы фольклорные материалы, собранные до 2000 г. (33) Ю.В.Шведова изучила лингвистические особенности памятника. Она показала, что отдельные черты памятника сближают его, скорее, с московской традицией, чем с севернорусской (34). Отмеченные еще Ключевским достоверность и подробность Жития позволили использовать его данные в исторических исследованиях (35).

Наиболее ранний из сохранившихся списков жития (ОР ГИМ, Синод. собр., № 406, л. 1–60) датируется концом XVII в. Большая часть рукописей относится к XVIII в. (РГАДА, ф. 196, собр. Мазурина, № 604, л. 1–107, начало XVIII в.; РГБ, ф. 354, Вологодское собр., № 75, 1-я половина XVIII в. (36); Каргопольский краеведческий музей, № 132, КП 12867, 30 к., л. 1–93, 1-я треть XVIII в.; РГБ, Великоустюжское собр., ф. 122, № 35, л. 15–40, конец XVIII в.; БАН, Устюжское собр., № 51, л. 1–47, конец XVIII в. (37); РНБ, собр. Титова, № 4149, конец XVIII в.; СПб ИИ РАН, ф. 238, оп. 1, № 254, л. 1–22, XVIII в.). 3 списка датируются XIX в. (РНБ, собр. Титова, № 4178, л. 1–13 об.; БАН, 32.9.8; частное собрание А.А.Мартюкова (38), частное собрание М.А.Козулиной (39)). Еще один список 1745 г., хранившийся в библиотеке устюжского кафедрального собора (№ 19, л. 1–22), упоминает П.М.Строев (40). Соотнести его с каким-либо из выявленных на данный момент рукописей не удалось. Утрачен также список XIX в., которым пользовался И.Верюжский, с 26 чудесами преподобного (41). В известных на сегодняшний день списках более 23 чудес не встречается. Цитируемые Верюжским сведения из этой рукописи уникальны. Некоторые параллели они находят в устной традиции почитания святого, зафиксированной в ходе фольклорных экспедиций.

Примечания

1. В тексте Жития по древнейшему списку (ОР ГИМ, Синод. собр., № 406) говорится: «Отец наш священномученик Симон родися в лето 7094 году, септеврия в 18 день на память святаго преподобнаго отца нашего Евъмения, епископа Гортунскаго». При пересчете на летоисчисление от Рождества Христова получается 1585 г. В списке РНБ, собр. Титова, № 4178 годом рождения святого обозначен 1586-й. Без сомнения, это ошибка, которая связана с тем, что при пересчете даты на летоисчисление от Рождества Христова не учитывалось, что в конце XVI и XVII столетиях новый год начинался с 1 сентября и для событий сентября–декабря от даты сотворения мира следует отнимать не 5508, а 5509 лет. Из Жития следует, что прп. Симон родился в 1-й год царствования Феодора Ивановича, вступившего на престол в 1584 г., и, следовательно, не позднее 1586 г. Ошибочная дата попала и в исследования. См.: Верюжский И., свящ. Исторические сказания о жизни святых подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею Церковью и местночтимых. Вологда, 1880. С. 648 и другие.
2. В списке ОР ГИМ, Синод. собр., № 406 датой пострига назван 118 г. На месте, где должны быть день и месяц, в рукописи пробел. В списке РНБ, собр. Титова, 4178, л. 4.об. и рукописи из частного собрания Мартюкова указано, что это событие произошло 25 октября. Таким образом, годом пострига должен быть 1609 г. Однако в Каргопольском списке Жития (Каргопольский краеведческий музей, № 132, КП 12867, 30 к, л. 15–15 об.) указан июнь. В этом случае годом пострига должен быть 1610 г. Точную дату можно восстановить, принимая во внимание возраст пострига прп. Симона, который все списки определяют в 24 г. Этого возраста преподобный достиг в 1609 г. Следовательно, правильной датой следует считать 25 октября. В литературе обычно фигурирует 1610 г. (Филарет (Гумилевский), архиеп. Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. Изд. 3. СПб., 1882. (май, июнь, июль, август). С. 376-377; Верюжский И., свящ. Указ. соч. С. 650).
3. Варлаам (Старорушин), митрополит Ростовский и Ярославский в 1619–1652 гг.
4. Верюжский приводит предание о том, что убийцами прп. Симона были крестьяне Толстиковы из ближайшей к монастырю деревни Овсянниково (Верюжский И., свящ. Указ. соч. С. 663). Записи фольклорных экспедиций конца XX в. зафиксировали эти рассказы с существенными подробностями. Сараевский школьный учитель и краевед М. Р. Рыбин, уроженец деревни Овсянниково, рассказывал, что Воломы, где обосновался прп. Симон, издавна были овсянниковскими сенокосами (Говорова А. Н. Симонова память // Живая старина. 2000. № 3(27). С. 40). О причине конфликта рассказал также А. Н. Милашич: «Вот он стал строить часовенку... стал устраиваться. Из Овсянникова там мужики ловили птиц. Делали склубцы… [слопцы – капканы, ловушки для лесных птиц и мелких зверей. – А. Г.], поставят такой какой-то - одна бревешка, птица зайдет, уронит подпору, и ее пришибет. Они, значит, решили, что… от него надо избавиться... Эти, фамилия Толстиковы» (Там же. С. 41). Зафиксированы и другие рассказы.
5. И. А. Кочетков отождествляет Чистого с устюжским иконописцем Михаилом Гавриловичем Юговым (Словарь русских иконописцев XI–XVII веков / Под ред. И. А. Кочеткова. М., 2003. С. 773).
6. Александр, архиепископ Великоустюжский (1685 г. – 19 июля 1699 г.).
7. Сведения о постройке церкви и ее освящении (1761 г.) содержатся в клировой ведомости 1909 г. (Великоустюжский филиал Государственного архива Вологодской области (далее – ГА ВО), ф. 364, оп. 1, ед. хр. 7778, л. 577).
8. Сейчас Крестовоздвиженская церковь бывшей Симоно-Воломской пустыни представляет собой кирпичное, со следами побелки, руинированное здание. Ее первоначальная композиция включала основной объем храма, трапезную с северным приделом, и колокольню. При строительстве был использован большемерный кирпич (храм – 32х17х8,5 см, колокольня – 27х13х8 см). В настоящее время трапезная с приделом полностью разрушены, завершения храма и колокольни разобраны. Двухсветный четверик храма, обладающий приземистыми пропорциями, был перекрыт сомкнутым восьмилотковым сводом с граненым барабаном главки, что характерно для устюжской архитектурной школы, а также подтверждается наличием угловых тромпов, сохранивших фрагменты свода. Пониженная, пятигранная в плане, апсида перекрыта коробовым сводом. Трапезная, судя по следам примыкания ее стен, была сдвинута от продольной оси к северу, а придел выступающей алтарной частью закрывал треть северного фасада храма. С западной стороны композицию завершала колокольня, 1-й ярус которой был частично закрыт трапезной. С уверенностью можно сказать, что храм не перестраивался. Интерьер сохранился с большими утратами. Пол выложен каменными плитами (53х49х5 см). Стены оштукатурены. Настенные росписи сохранились частично, и сейчас представление о них можно составить в основном по фотографиям и описаниям, сделанными мною в 1997-1998 гг. Каждый сюжет изображает сцену из Жития прп. Симона и заключен в гипсовую раму. В росписях их создатель изобразил именно эту церковь, построенную в 1760 г. От колокольни в настоящее время остались 2 яруса. Первый по высоте соответствует 1-му ярусу четверика храма. Он перекрыт коробовым сводом и отделен от 2-го городчатым карнизом, более простым, чем в четверике храма. Размер кирпича и упрощенный декор говорят о том, что колокольня строилась позже основного объема храма.
9. Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. 2. СПб., 1892. № 735. С. 102.
10. Амвросий (Орнатский), архиеп. История Российской Иерархии. Ч. III. 1811. С.607.
11. Великоустюжский филиал ГА ВО, ф. 364, оп. 1, ед. хр. 7778, л. 586 об.
12. Верюжский И., свящ. Указ. соч. С. 659.
13. Там же. С. 663.
14. Там же. С. 654.
15. Каргопольский краеведческий музей, № 132, КП 12867, 30к, л. 91 об.
16. Говорова А. Н. Симонова память. С. 41.
17. На 1-й иконе из храма во имя св. Стефана Пермского в Устюге изображены в полный рост прп. Симон Воломский и св. прав. Прокопий Устюжский. Икона относится к началу XIX в. (иконы, находящиеся в Устюге, датированы сотрудником Великоустюжского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Л.Н.Сыровацкой). Работа устюжского мастера. Доска, левкас, темпера. Размеры: 115х57 см. Надпись киноварью: «Св. правед. Прокопий устюж. чудотв. Препод. Симонъ Воломс. чудотв.». Одежда св. Прокопия, помещенного мастером слева, состоит из двух накидок – белой и ярко-красной. Правое плечо оголено, рука прижата к груди. В левой руке св. Прокопий держит 3 кочерги. Прп. Симон (справа) изображен в мантии и зеленой епитрахили. Руки его сложены на груди, голова обнажена. Борода седая, округлая, окладистая, волосы вьются по плечам, взгляд опущен. Фоном служит голубое небо в белых и золотых облаках. Сверху по центру, в облаках, помещено фронтальное поясное изображение благословляющего Христа. По обе стороны от него ИС, ХС под титлом. Орнамент в углах иконы характерен для XIX в. Нимбы и детали орнамента позолочены. 2-я икона датируется концом XIX в. На ней также изображены в полный рост прп. Симон Воломский и св. прав. Прокопий Устюжский. Доска, левкас, темпера. Размеры: 54,5х47 см. От первой она отличается более примитивной манерой исполнения. Надпись: «Св. прав. Прокопий Устюж. чуд. Св. Преп. Симон Воломский». 3-я икона датируется концом XVIII – началом XIX в. Надпись киноварью: «Преп. Симон Воломский чудотв.». Доска с двумя врезными шпонками, паволока, левкас, темпера. Размер 58х44,5 см. Работа устюжского мастера. Изображение поясное. Правая рука прп. Симона прижата к груди, в левой – грамота. Золотой нимб тонко очерчен киноварью. По всему периметру темной краской проведена линия, имитирующая лузгу. Поля коричневые. Справа и внизу по краю доски утрачен красочный слой. На 4-й иконе прп. Симон изображен молящимся перед иконой Богородицы Одигитрия. Доска, левкас, темпера. Серебряный оклад. Чеканка, гравировка. Размер иконы 29,5х24,5 см. Датируется XVIII в. Из-под оклада видны лики и кисти рук прп. Симона Воломского и Богородицы с Младенцем. Изображение Богородицы помещено в правом верхнем углу, в тонкой орнаментальной прямоугольной рамке. Прп. Симон изображен в полный рост, в подпоясанной рясе и мантии, скрепленной у подбородка. Его правая рука обращена к Богородице, в левой он держит свиток со словами: «Не скорбите убо братия о сем». Лик виден ясно. Окладистая, средней длины борода, седые волосы на прямой пробор, ложатся на плечи. От головы пучками отходят остроконечные лучи накладного нимба, каждый средний из которых имеет раздвоенный конец. Преподобный изображен на фоне деревьев. Под ногами камни и трава. Над головой святого надпись: «Преподобный Симон Воломски». По всему периметру иконы проходит лента растительного орнамента шириной 1,8 см. В настоящий момент икона находится в киоте, под стеклом. Это единственная из выявленных мною икона прп. Симона в окладе.
18. Икона конца XIX в. Доска, левкас, темпера. Красочный слой местами утрачен. По центру левого и правого края, а также по всему нижнему краю видны доска и паволока. Оголенные участки доски по нижнему краю местами почернели от сырости. В нижней части иконы, прямо по центру несколько подпалин от свечей. По композиции это икона в иконе: в верхней половине – икона Успения, в нижней – предстоящие святые (в центре св. князь Владимир и прп. Симон Воломский, справа и слева от них, чуть выше, устюжские чудотворцы: св. прав. Прокопий Устюжский и св. Иоанн юродивый). Иконография св. князя Владимира сходна с его изображением в росписях киевского Владимирского собора работы В. М. Васнецова, следовательно, данная икона не могла быть написана ранее 1880 г. Еще две небольшие иконы переданы приходу прп. Симона в 2006 и 2007 гг. Первая (13,2х11 см) – из Кичменгского Городка (поясное изображение прп. Симона, благословляющего правой рукой. Икона склеена из двух частей. Красочный слой местами утрачен); вторая – из Сыктывкара (аналогичная первой, лучшей сохранности. Сейчас находится в Прокопиевском храме Великого Устюга). Вторая икона хранилась ранее в семье Маклаковых. По словам Г. А. Лапшиной (Маклаковой), ее отец «просил передать эту икону в дар приходу. Ее и еще несколько других икон вывез с Волом его отец... Все эти иконы из Крестовоздвиженской церкви» (Лапшина (Маклакова) Г. А., 1952 г. р., Республика Коми, Сыктывкар. Записано автором 25 июля 2007 г.). Возможно, и образ прп. Симона, написанный М. Г. Чистым, также сохранился и его местонахождение будет установлено. Необходимо упомянуть и небольшую икону (10х8 см) из Устюжского историко-художественного и архитектурного музея-заповедника: поясное изображение прп. Симона конца XIX в. Икона сохранилась плохо, имеет крупные царапины и утратила красочный слой по центру изображения.
19. Исследование, проведенное в Вологодском историко-художественном и художественном музее-заповеднике А.П.Аншиной совместно с реставраторами, позволило датировать икону XVIII или рубежом XVIII–XIX вв. В конце XIX в. икона поновлялась. Прп. Симон изображен здесь в полный рост в зеленой епитрахили и мантии на синем фоне. Длинная седая борода, волосы вьются по плечам. Правая рука благословляющая, в левой – четки. Надпись белилами: «Св. пр. Симон Волмский Чуд.». Доска иконы фигурная, с двумя врезными шпонками, следов рамы нет. Икона могла помещаться в киоте или в иконостасе. Фигурные вырезы на иконе были сделаны не сразу, какое-то время она была прямоугольной.
20. Великоустюжский филиал ГА ВО, ф. 364, оп. 1, ед. хр. 7778, л. 578.
21. И.Н.Вопиловский рассказал: «После войны... я попал на Украину. В Ровенской области в селе Горынь я разговорился с местным жителем. Один из них сказал, что мой говор северный. Я объяснил, что родом из Вологодской области. Он обрадовался и сказал, что его отец, очень верующий человек, ходил пешком туда к некоему святому Симону Воломскому. Тут уж я удивился и обрадовался: “Так я оттуда и есть”. Оказалось, что его отец заболел какой-то трясучей болезнию и дал обет сходить к Симону Воломскому, о ком слышал, и об его исцелениях. С ним пошли с Ровенской области еще три–четыре человека». (Вопиловский И.Н. 1927 г. р., Вологодская область, Великий Устюг. Записано А.А.Мартюковым).
22. Великоустюжский филиал ГА ВО, ф. 364, оп. 1, ед. хр. 7778, л. 578 об.
23. Так у Анны Безгодовой в детстве болели глаза. Исцелилась она после паломничества к мощам прп. Симона. Она рассказала: «Было мне годов девять… Раньше-то дорога хорошая была, сейчас-то заросла… Мы пришли-то… вечером, у старушки ночевали… Назавтра встали. Давай, говорит, вставай, надо идти к Симону Воломскому, молиться. Тетка меня будит… надевай платье, лапотки. Я обула лапотки, давай, говорит, умывайся, молись Богу… Сейчас пойдешь к Симону, чай, не далеко уж. Сразу в церкви помолишься, – меня она учила. В церкви помолилась… На исповедь сходила, грехи рассказала, все уж сделала… Воду поп освятил, умывайся водой, дак, глазки не заболят… Болели глаза. Пленки были, закрывалися, операцию надо было. Не делай, к Симону сходим. Глазки водичкой помыли, попить дали. В бутылочку налил, ходил куда-то. Вода из церкви… А глазки больше не болели. И сейчас вижу хорошо!» (Безгодова А., 1911 г. р. Вологодская область, Кичменгско-Городецкий район, село Овсянниково. Запись автора 12 августа 2000 г.). М. Р. Рыбин рассказывал, как исцелилась его родная тетка: «Она до 13 лет не ходила. Во сне ей было явление. Она просила родных сносить, свозить ее к св. Симону, что и было исполнено. После этого потихоньку она начала ходить. После она каждый год сама ходила на поклонение ко гробнице преподобного» (Мартюков А. А. Пустынник Симон, воломский чудотворец. // Советская мысль. 1999. 20 июля, № 107). Перед революцией в Великом Устюге жила юродивая Анна Кондратьевна из села Морозовицы. Ее судьбу местные жители связывают непосредственно с почитанием Симона Воломского: «Родные отпустили в село Воломо к блаженному Симону. Вернулась юродивой, стала жить на паперти». (Сизов М. Китеж-град на Сухоне: Дневник паломника // Вера. Еженедельник Коми ССР. 1991. № 45, Вып. 2).
24. Во время молебнов на этом месте освящали воду. Считалось, что вода, взятая из Симоновой курьи и постоявшая недолго на могиле преподобного, становится святой, целебной и сохраняется в течение всего года. Бытовало предание, что убийцы бросили голову прп. Симона в излучину Кичменги, хотели утопить. Голова не утонула, а убийцы в тот же момент ослепли. Испугавшись, они принесли покаяние, и по молитвам прп. Симона были исцелены. А излучина или же по-другому «курья», напротив которой сейчас стоит Крестовоздвиженский храм, получила название «Симоновой» (Кубасов А., 1965 г. р., Вологодская область, Великоустюгский район, поселок Полдарса. Записано автором 25 июля 1999 г.).
25. РГАДА, ф. 196, № 604, л. 63. Предположительно береза уже существовала в конце XVII в. и связывалась с почитанием прп. Симона. Так на миниатюре в рукописи ГИМ (Синод. собр., № 406, л. 1 об.) рядом с небольшой деревянной постройкой (часовней, где покоились мощи?) изображено дерево, которое можно идентифицировать, как упоминаемую в Житии березу. В дальнейшем рассказ о березе с небольшими разночтениями попал во все списки и печатные редакции. В одной из печатных редакций Жития XIX в. сказано, что дерево выросло не над местом убиения, а над могилой, «осенив ее своими ветвями, знаменуя место его погребения» (Жития святых Российской Церкви, также Иверских и Славянских, и местночтимых подвижников благочестия. СПб., 1858. Месяц июль). Художник, который расписывал построенную в 1760 г. Крестовоздвиженскую церковь изобразил на западной стене сцену мученической кончины прп. Симона, где события развертываются на фоне дерева, предположительно березы. Эта береза существовала в реальности и дожила до 1980-х гг. (Сохранилась фотография этого времени из частного архива М. Р. Рыбина (Вологодская область, Кичменгско-Городецкий район, село Сараево) По преданию, листья березы после убийства прп. Симона приобрели красный цвет: «1928 год был, когда ходила на Воломы молиться, показывали мне березку, у которой на листьях после гибели Симона появились красные пятна» (Дурягина А. П., 1910 г. р., Вологодская область, Кичменгский Городок. Записано автором 31 июля 1999 г.). Местные жители считали это дерево целебным: «И вот, где его убили, березка выросла. Говорят, что у нее были, значит, середина листочка красненькая. Вот, и дак уже потом был один пенек. Говорят, что зубы заболят, погложешь этот пенек, и зубы как рукой снимет. Не заболят» (Милашич А. Н., 1925 г. р., Вологодская область, Кичменгско-Городецкий район, деревня Баклановская мельница. Записано автором 31 июля 1999 г.); «Сучечек от березы домой понеси, за иконы поставь» (Безгодова А., 1911 г. р. Вологодская область, Кичменгско-Городецкий район, село Овсянниково. Записано автором 12 августа 2000 г.) «Старики рассказывали, слышал, как богомольцы приходили к березе, где умер святой Симон. Люди прикладывались головами, весной брали сок березы, пили и умывались им» (Вопиловский И. Н., 1927 г. р., Вологодская область, Великий Устюг. Записано А. А. Мартюковым). Сейчас на месте того дерева растет молодая березка, посаженная в 1996 г. экспедицией краеведческого Кичменгско-Городецкого музея, под руководством священника Сергия Колчеева.
26. Всего на колокольне было 8 колоколов (Великоустюжский филиал ГА ВО, ф. 364, оп. 1, ед. хр. 7778, л. 577). И. Ф. Вопиловский сообщил, что колокола потом разбили и увезли на переплавку. А. Кубасов рассказывал, что колокола спрятали в омут на Кичменге, где-то рядом с Симоновой курьей (Кубасов А., 1965 г. р., Вологодская область, Великоустюгский район, поселок Полдарса. Записано автором 25 июля 1999 г.).
27. Участниками этой экспедиции зафиксированы рассказы устюжских крестьян, о том, что в некоторых домах долгое время хранились личные вещи святого, которые служили в качестве оберега (Власов А. Н. Идейно-стилистическое своеобразие устюжских и сольвычегодских житий XVII в. // Стиль и время: Развитие реалистического повествования: Межвузовский сборник научных трудов. Сыктывкар, 1985. С. 23.). И. Ф. Вопиловский сообщил: «Вон даже у меня есть Симона память, крест есть медный. Могу показать... Видите, какой крест? Этот крест мне моя бабушка (в Стреленском сельсовете она у меня, мать родиной у меня оттуда), подарила матери. Будто бы этот крест раньше Симон, когда туда поселялся, разные такие вещи заносил. И вот у бабушки он остался. Его моя бабушка подарила матери, будто бы Симон такие вот вещи носил, подсвещник медный. У меня он тоже. (Записано автором 1 августа 2000 г.).
28. Ныне ОР ГИМ, Синод. собр. № 406. См.: Некрасов И. Н. Зарождение национальной литературы в северной Руси. Ч. 1. Одесса, 1870. С. 66–67.
29. Ключевский В. О. Древнерусские жития как исторический источник. М., 1871. С. 344.
30. Власов А. Н. Неизученные историко-литературные памятники Устюжского края XVII в. // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. Т. 41. Л., 1988. С. 402–403.
31. Каган М. Д. Житие Симона Воломского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3. Ч. 1. СПб., 1992. С. 383. См. также библиографические дополнения: Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1992. Вып. 3. Ч.4. СПб., 2004. С. 709, 710.
32. Тексты иконописных подлинников: «Насед, брадою кудреват, на конец 4 космачка, власы велики по плечам, не в схиме, а в мантии». (ИРЛИ, колл. Перетца, № 524, л. 186 об., 15 июля); То же, добавлено: «Брада курчевата» (БАН, Строгановское собр., № 66, л. 124 об., 15 июля); «Подобием мало насед, брада подоле Николины, курчевата, на конец четыре космочка, власы на главе велики, по плечам, в мантии, без схимы» (Сводный подлинник Филимонова, с 63, 15 июля); «Насед, брада корчевата, на концы космачки, подобен Николе, власывелики по плечам, в мантии, без схимы» (РНБ, Q.XIII.11, л. 153 об., 15 июля). Маркелов Г. В. Святые Древней Руси в иконописных подлинниках XVII–XIX веков. Свод описаний. Т. 2. СПб., 1998. С. 217–218.
33. Володина А. Н. Прп. Симон Воломский и его иконография // Тезисы докладов VI научной конференции по проблемам русской художественной культуры XVII – первой половины XVIII в. «Филевские чтения». М., 1999. С. 76–82; Говорова А. Н. Симонова память. С. 39–41.
34. Шведова Ю. В. Лингвистическая традиция и новации в памятнике севернорусской агиографии XVII века – житии Симона Воломского (глагольные формы) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2001. № 3. С. 59–65.
35. Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV–XVI вв. М., 1966. С. 30, 356; Толстой М. В. История Русской Церкви. Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1991. С. 523.
36. Судя по записи на полях листов 35, 46, 54, 70 и 73, книга принадлежала Крестовоздвиженской церкви. Содержит службу, житие и чудеса. Часть службы (л. 2–9, 25) утрачена. Имеет незначительные разночтения с текстом, публикуемым ниже по списку РГАДА. 37. В данном списке имеется тропарь и похвала святому, которых нет в других рукописях. Судя по записи на л. 1, книга принадлежала библиотеке устюжского Успенского собора.
38. Рукопись из частного собрания А. А. Мартюкова (Великий Устюг) включает Житие без предисловия и чудес. Книга в картонном переплете, на 13 не нумерованных листах. Верхняя обложка не сохранилась. Бумага без водяных знаков, 2-й четверти XIX в. написана полууставом. На 1-й странице над заголовком помещен номер 95, предположительно номер книги в личной библиотеке. На обороте последнего листа надпись: «Сию книгу повесть о святом преподобном отце нашем Симоне Воломском дарю крестьянину деревни Есипиева Павлу Иванову сыну Обухову генваря 31 дня 1861 года подписал своеручно крестьянин Семен Стариков». Ниже другой рукой: «Сию книгу», и здесь же латиницей: «cnigu». На первом листе – заглавие красными чернилами: «Повесть о рождении святаго преподобномученика Симона». Красными чернилами выполнены заголовок и инициалы первой строки. Список почти дословно повторяет Житие XVII в. (ОР ГИМ, Синод. собр. № 406). Благодарю Ю. Д. Рыкова за помощь в исследовании рукописи.
39. Рукопись из частного собрания М.А.Козулиной (Великий Устюг) включает Житие без предисловия и 23 чуда прп. Симона. Книга без переплета, на 20 ненумерованных листах, Написана полууставом. На 1-м листе заголовок: «О рождении святаго отца». Возможно, титульный лист и предисловие утрачены. Список близок к Житию XVII в. (ОР ГИМ, Синод. собр., № 406), включает 3 чуда, которые появляются в списках не ранее XVIII в. Нынешней владелице рукопись была подарена в 1960–1970-х гг. монахиней Анастасией, келейницей последней игумении великоустюжского Знаменского Филиппо-Яиковского женского монастыря, закрытого в 1930-х гг. (Знаменская Филиппо-Янковская мужская пустынь основана в 1654 г. прп. Филиппом Сухонским, Янковским (+1662 г.), с 1764 г. заштатная, с 1908 г. женский монастырь.)
40. Каган М. Д. Указ. соч. С. 385.
41. Верюжский И., свящ. Указ. соч. С.

Полный вариант статьи с приложением Жития и Службы прп. Симону публикуется в Вестнике церковной истории № 4 2008

Ссылки по теме
Последние публикации раздела
Форумы