Сёстры милосердия


   
  
   
 

В последние годы заметно вырос интерес к истории российской благотворительности. Практически не поднимавшаяся в советское время тема зазвучала сегодня, когда появились не только остро нуждающиеся в помощи люди, но и те, кто готов им помогать. За последнее десятилетие возникло много благотворительных обществ. Разумеется, многолетний опыт, накопленный историей российской благотворительности, оказывается здесь как нельзя кстати. Немалое значение имеет и личный пример наших предков, которые отдавали делу служения ближним не только свои средства, но и свою жизнь. Одним из аспектов многогранной истории российской благотворительности является деятельность московских общин сестер милосердия.

Общины сестер милосердия, несмотря на единство своих целей, представляли собой во многом отличные друг от друга организации. Они подчинялись различным ведомствам, что определяло степень их самостоятельности, структуру управления и многое другое. Общины сестёр милосердия, существовавшие в России во второй половине XIX - начале XX вв., можно условно поделить на три группы: подчиненные епархиальному начальству, общины Российского Общества Красного Креста и общины, пользующиеся самостоятельным управлением в рамках Министерства внутренних дел.

В Москве существовало семь общин сестер милосердия. Никольскую общину при Дамском Попечительстве о бедных организовала во время эпидемии холеры 1848 г. супруга московского генерал-губернатора княгиня Софья Степановна Щербатова []]. Вначале община располагалась на Долгоруковской улице, а в 1851 г. переехала в район Новоспасского монастыря. Сестры ухаживали за больными в Первой городской больнице и в учрежденной доктором Ф.П. Гаазом больнице для чернорабочих. При общине находились сиротский приют и богадельня для престарелых женщин [2]. Более 20 воспитанниц приюта обеспечивались полным содержанием и обучались Закону Божию, чтению, арифметике и разным рукоделиям. В богадельне призревалось 12 бедных больных женщин. По просьбе частных лиц сестры отпускались для ухода за больными на дому. В 1855-1856 гг., во время Крымской войны, сестры Никольской общины вместе с сердобольными вдовами и сестрами петербургской Крестовоздвиженской общины оказывали помощь раненым в госпиталях Крыма [3].

В конце 1850-х гг. архив общины сгорел [4], поэтому подробные сведения о ее деятельности практически отсутствуют. К 1874 г. в Никольской общине осталось несколько пожилых сестер милосердия, которые перешли в богадельню [5]. Община прекратила свое существование, но в 1914 г., с началом Первой мировой войны, она была восстановлена по инициативе попечительницы Лефортовского отделения Московского Дамского попечительства о бедных Ольги Львовны Еремеевой [6]. Уже в августе 1914 г., когда Москва наводнилась беженцами, Никольская община при финансовой поддержке Городской управы организовала в Гагаринском переулке приют-общежитие для одиноких девушек-беженок. Одновременно при центральном складе для сбора пожертвований была устроена мастерская, где ежедневно от 25 до 40 беженок имели небольшой заработок и дневное пропитание [7].

В 1865 г. тридцать сестер Никольской общины во главе с княгиней Наталией Борисовной Шаховской переселились в дом на Покровской улице, положив начало общине «Утоли моя печали». В 1872 г. община переехала в Лефортово (Госпитальная площадь, где постепенно открылись несколько благотворительных учреждений: детский приют, женское училище, больница, амбулатория, аптека и, наконец, убежище для престарелых сестер милосердия. Сиротский приют при общине «Утоли моя печали», в котором призревались дети умиравших в больницах бедных женщин и подкидыши, был открыт княгиней Шаховской в мае 1872 года. Сначала в нём было 36 детей, а в 1873 г. - уже 62 ребенка: 30 мальчиков и 32 девочки разного возраста. Почти все дети содержались на личные средства княгини Н.Б. Шаховской.

В первые годы существования приюта воспитанием мальчиков занимался принявший православие французский подданный г-н Мовильон, ставший затем священником Синодальной церкви в Санкт-Петербурге. Девочки же воспитывались под надзором сестры милосердия, ранее имевшей свой пансион в Москве. Общее наблюдение за воспитанием призреваемых детей всегда осуществляла Начальница общины. В 1874 г. при приюте была учреждена элементарная школа [8]. Отделение для мальчиков просуществовало 9 лет. Все его воспитанники приобретали разносторонние знания, благодаря чему смогли определиться в разные учебные заведения: 17 человек поступили в Военно-фельдшерскую школу, один - в Межевой институт, два - в Императорское Техническое училище, а один - в классическую гимназию, которую окончил с золотой медалью. Остальные воспитанники были определены в ремесленные школы [9].

В 1879 г. параллельно с приютом открылась четырехклассное женское училище с подготовительным классом. Оно готовило воспитанниц к званию учительниц городского приходского училища. Кроме того, девушек обучали рукоделию и ведению хозяйства, а желающим за особую плату преподавались иностранные языки и музыка [10]. В 1882 г. из-за денежных затруднений женское училище и сиротский приют общины «Утоли моя печали» были объединены в одно заведение [п.]

В начале своего существования община «Утоли моя печали» подчинялась Российскому Обществу Красного Креста. С 1881 г. она стала самостоятельным учреждением, получив Высочайшее покровительство и наименование «Александровская» [12]. В 1906 г., после смерти княгини Н.Б. Шаховской, община перешла в ведение Московской Городской Думы [13].

Сестры милосердия общины «Утоли моя печали» оказывали помощь раненым воинам на фронтах сербо-турецкой, русско-турецкой, балканской и Первой мировой войн. В мирное время они помогали населению всех российских губерний, страдавших от неурожаев и эпидемий, несли служение в якутской колонии для прокаженных.

В 1872 г. официально открылась епархиальная Владычне-Покровская община (совр. адрес - ул. Бакунинская, 83 и ул. Гастелло, 42-44). Она подчинялась Московскому митрополиту и представляла собой особый тип общин сестер милосердия. Ее учреждение и первые годы деятельности связаны с яркой личностью игуменьи Митрофа-нии (Розен). Мать Митрофания в молодости была фрейлиной императрицы, монашество она приняла в преклонном возрасте под влиянием митр. Филарета (Дроздова). Игуменья энергично проводила обустройство новой общины, лично изыскивая необходимые для этого средства. Однако неопытная в финансовых делах женщина совершила несколько незаконных операций, была обвинена в подлоге векселей и осуждена. Положение Покровской общины сильно пошатнулось, но благодаря помощи Московского митрополита Иннокентия (Вениаминова), а затем Московской Городской Думы, она продолжила свою работу.

При Владычне-Покровской общине функционировали больницы, амбулатория, аптека, детский приют, общеобразовательная и фельдшерская школы, школа шелководства и рукодельные мастерские. В детском приюте сначала призревали и девочек и мальчиков 3-9 лет. В 9 лет мальчики определялись в другие учебные заведения, а девочки поступали в подготовительный класс училища [14]. В общеобразовательном училище существовал 6-летний курс обучения по программе Епархиальных женских училищ. В него принимались сироты и дети бедных родителей. Учениц с плохой успеваемостью из училища исключали и переводили в рукодельные мастерские, где они обучались шитью, вышиванию, а некоторые даже башмачному ремеслу [15]. Девушки, окончившие полный курс обучения в училище, оставались в нем еще два года, выполняя обязанности классных надзирательниц. В это время они слушали специальные лекции по медицине или шелководству [16].

Главной достопримечательностью Владычне-Покровской общины была школа шелководства. Основанная почти одновременно с общиной, в апреле 1872 г. [17], она упоминается и в послереволюционных документа [18]. В 1874 г. община приобрела для школы плантацию тутовых деревьев (около 3000 штук) [19]. Постепенно были устроены помещения для выведения шелковичных червей, мастерская и даже музей шелководства. Школа неоднократно принимала участие в российских и зарубежных выставках и удостаивалась дипломов и наград [20].

В 1888 г. супругами Вишневскими была учреждена Александрийская община сестер милосердия при Комитете «Христианская помощь» (совр. адрес - ул. Писемского, 9). О деятельности как Александрийской общины, так и всего Комитета «Христианская помощь» до 1904 г. известно очень мало. В начале 1904 г. в Главное управление Российского Общества Красного Креста поступили сведения о злоупотреблениях руководства Комитета. В результате проведенного расследования супруги Вишневские были отстранены от занимаемых должностей, а руководство Комитетом возложено на фрейлину Е.Ф. Джунковскую [21]. Настоятельницей Александрийской общины стала опытная сестра милосердия Е.Ф. Кудрявцева, прежде бывшая старшей сестрой Иверской общины [22]. Сестры милосердия Александрийской общины приняли участие в русско-японской и Первой мировой войне.

Иверская община (ул. Малая Якиманка, 17) была основана в 1894 г. при Московском Дамском Комитете Российского Общества Красного Креста [23]. На протяжении всего своего существования община находилась под покровительством великой княгини Елизаветы Федоровны [24]. При общине работали аптека и несколько лечебных заведений: хирургическая и терапевтическая клиники, амбулатория, прием в которых вели лучшие врачи города.

Сестры милосердия Иверской общины оказывали помощь раненым во время греко-турецкой, русско-японской и балканской войн, Ихэтуаньского восстания в Китае и Первой мировой войны. Община высылала свои отряды во многие пораженные голодом и эпидемиями губернии России.

В начале XX в. возникло еще две общины: Павловская (ул. Плющиха, 13) в 1901 г. и Марфо-Мариинская обитель милосердия в (ул. Большая Ордынка, 34) в 1909 году. Павловская община сестер милосердия была образована как самостоятельное благотворительное учреждение для оказания всесторонней помощи бедному населению Москвы. Одним из членов-учредителей общины был св. прав. Иоанн Кронштадтский, благословивший ее возникновение и внесший на это первое пожертвование [25].

Это была единственная московская община сестер милосердия, в которую принимали замужних женщин и в которой сестры не должны были жить постоянно [26]. При Павловской общине работала аптека, имелся небольшой стационар и велся амбулаторный прием, но основное служение сестры несли на дому у больных и нуждающихся в помощи.

   
 Св. прмч. Елизавета Феодоровна 
 
Св. прмч. Елизавета Феодоровна
 
 

Великая княгиня Елизавета Федоровна создала Марфо-Мариинскую обитель милосердия с целью восстановить древнюю форму женского служения в Церкви - служения диаконисе [27]. Сфера деятельности обители была более широкой, чем традиционный уход за больными. Кроме больницы, амбулатории и аптеки, в обители в течение трех лет, с 1909 г. по 1912 г., существовало убежище для чахоточных женщин. В него помещали женщин, безнадежно больных туберкулезом легких, которых уже не принимали в другие больницы [28]. В 1909 г. Марфо-Мариинская обитель открыла приют для 18-19 девочек, взятых с Хитрова рынка. Воспитанниц сначала готовили к труду прислуги, обучая лишь грамоте и ведению хозяйства, но затем им стали давать более основательную подготовку, так что они могли в будущем поступить в число сестер обители [29].

Основной задачей служения сестер обители считалось христианское духовно-нравственное просвещение нуждающихся людей из самых низших слоев общества [30]. Марфо-Мариинская обитель милосердия содержала на свои средства несколько благотворительных учреждений просветительского характера. Во-первых, была собрана бесплатная библиотека, состоявшая из 2000 томов религиозно-нравственной, светской, детской литературы и журналов [31]. Во-вторых, действовала воскресная школа для неграмотных и полуграмотных девушек и женщин, работавших на фабриках. Кроме того, ежедневно работала столовая для бедных женщин и их семей, выдававшая до 300 бесплатных обедов в день [32].

Из семи московских общин три - Александрийская, Иверская и Никольская - входили в состав Российского Общества Красного Креста, Владычне-Покровская община и Марфо-Мариинская обитель подчинялись Московскому митрополиту, община «Утоли моя печали» с 1906 г. находилась в ведении Московской Городской Думы. Павловская община и община «Утоли моя печали» (1881-1906 гг.) имели статус самостоятельных благотворительных организаций. Подведомственность во многом определяла и схему управления, и финансовое обеспечение и круг деятельности общин.

Все общины Российского Общества Красного Креста управлялись коллегиально. Они занимались исключительно оказанием медицинской помощи, почти не затрагивая другие сферы благотворительности. Красный Крест постоянно заботился о финансовом благополучии своих общин, регулярно выдавая им значительные субсидии.

Епархиальной Владычне-Покровской общиной единолично руководила ее начальница, согласовывавшая свои действия только с Московским митрополитом. Устав Марфо-Мариинской обители милосердия доминирующую роль в управлении предоставлял настоятельнице, а вспомогательную - Совету. В Павловской общине управление осуществлялось коллегиально. Александровской общиной «Утоли моя печали» до 1881 г. руководила непосредственно княгиня Н.Б. Шаховская, а затем и ее управление перестроили по коллегиальному принципу.

Сфера деятельности самостоятельных общин была гораздо шире.

Они выполняли важную социальную функцию, приходя на помощь государству в призрении сирот и престарелых, а также в оказании качественной и доступной медицинской помощи неимущим слоям населения. При этом их финансовое положение никогда не было устойчивым, так как они существовали главным образом на пожертвования благотворителей. Относительно благополучным было материальное положение общины «Утоли моя печали» и Марфо-Мариинской обители милосердия, деятельность которых постоянно развивалась благодаря личным капиталам их начальниц.

В каждой общине работало несколько врачей, которые не только лечили больных, но и обучали сестер. В состав большинства общин входил священник, исполнявший обязанности духовника сестер милосердия и преподавателя Закона Божия. Помимо совершения богослужений и таинств, он должен был разъяснять сестрам милосердия духовные основы их служения. Священник избирался Советом или начальницей и практически не участвовал в управлении общиной. В уставах Александринской общины при Комитете «Христианская помощь» и Павловской общины духовенство вообще не фигурирует.

Главной задачей всех общин была подготовка высококвалифицированных кадров сестер милосердия. Сестринское служение являлось очень трудным, требовало нравственной силы и физической выносливости. Поэтому в общинах существовал строгий отбор и тщательная подготовка кандидаток. Сестры обязывались безоговорочно подчиняться всем требованиям руководства, их жизнь в общине детально регламентировалась. Во время работы в общине сестры полностью обеспечивались всем необходимым, а после 15-20 лет службы получали право на пенсию. В большинстве случаев в число сестер милосердия принимались девушки всех христианских исповеданий, но только православные могли стать сестрами общин, находившихся в ведении епархиальных властей.

В мирное время работа московских общин сестер милосердия, за отдельными исключениями, ограничивалась территорией города и преимущественно сосредоточивалась в их собственных благотворительных учреждениях, набор которых зависел от стоявших перед общиной целей. Там же проходила теоретическая и практическая подготовка сестер.

Основным служением сестер милосердия являлся уход за больными, соответственно, главными учреждениями в общинах были больницы и лечебницы. В первые десятилетия существования общин сестры милосердия трудились, в основном, в городских больницах. Но постепенно практически в каждой общине появляются собственные лечебные заведения. Количество больниц и их вместимость зависели от финансовых возможностей общин.

Высокая квалификация медицинского персонала и образцовый уход за больными, осуществляемый сестрами милосердия, поднимал авторитет существовавших при общинах больниц. Как показывают статистические данные [33], доля общинных учреждений в московской благотворительности была невелика, но они имели большое значение для города. В Москве было немало душевнобольных, которые не могли найти себе приюта за недостатком специальных больниц и слишком высокой цены за лечение в них [34]. Пойдя навстречу этим обстоятельствам, общины («Утоли моя печали», Никольская) открывали психиатрические клиники, чем оказывали неоценимую услугу городу. Необходимо отметить, что от сестер милосердия, которые служили в таких больницах и ухаживали за душевнобольными, требовались совершенно особые качества, которых нельзя было ожидать от обыкновенной больничной прислуги.

Стоимость лечения в общинных больницах колебалась от 25 до 100 руб. в месяц и зависела от условий содержания, которые выбирал пациент. Больше платил тот, кто хотел находиться в отдельной палате, иметь особую прислугу и получать улучшенное питание. Но и самое минимальное содержание было не дешевым. Для сравнения: в 1900 г. пять крупных московских больниц взимали с пациентов по 6 руб. 60 коп. в месяц [35]. Самым дешевым и доступным (2-3 руб. в месяц) было лечение в Павловской общине, которая в своей деятельности принципиально ориентировалась на беднейшие слои населения.

Марфо-Мариинская обитель милосердия оказывала только бесплатную медицинскую помощь. Другие общины также выделяли для бесплатного лечения бедных горожан несколько коек, но их число было незначительным. Например, к 1900 г. в московских больницах было более 1800 бесплатных мест, только четыре из которых находилось в Иверской общине сестер милосердия [36]. В дальнейшем, с открытием новых общин, доля их участия в социальной помощи населению несколько возросла.

Амбулатории общин были очагами квалифицированной и одновременно доступной медицинской помощи в рабочих районах Москвы. Почти каждая община находила возможность оказывать бесплатную помощь бедным пациентам. Так, в 1900 г. в Москве работала 21 бесплатная амбулатория, из них четыре - при общинах сестер милосердия. Деятельность амбулаторий тесно связана с работой аптек. Бедные больные, обращавшиеся за помощью в амбулатории, получали там не только совет врача, но и нужное им лекарство.

Призрение детей-сирот, больных и престарелых - еще одна, не менее важная сторона социального служения общин сестер милосердия. Детские приюты и школы общин призревали наиболее обездоленных детей, за содержание которых некому было платить. Все они давали своим питомцам не только общее образование, но и практические умения, а то и специальность, благодаря которой всегда можно было найти себе работу. Многие выпускники общинных приютов продолжали свое образование в высших и средних специальных учебных заведениях.

Состарившиеся и потерявшие на службе здоровье сестры милосердия Красного Креста, согласно § 58 Нормального устава, принимались в специально устраиваемые Обществом убежища. Одно из таких убежищ и было открыто в 1888 г. при Комитете «Христианская помощь». Оно было рассчитано на 20 призреваемых сестер и содержалось на средства Московского Местного управления Российского Общества Красного Креста [37]. Еще один приют-больница для престарелых сестер милосердия открылся при общине «Утоли моя печали» в мае 1896 года [38]. Он посвящался святой царице Александре, небесной покровительнице Императрицы Александры Федоровны, а его учреждение было приурочено к бракосочетанию Их Императорских Величеств.

Как уже отмечалось, число сестёр, живущих в общине, ограничивалось возможностями общины и строгостью предъявлявшихся к ним требований. Поэтому в годы войны, когда потребность в сестрах милосердия многократно возрастала, на базе некоторых общин организовывались курсы по подготовке сестер военного времени. Эти курсы были краткосрочными и не налагали на учениц тех обязанностей, которые лежали на штатных общинных сестрах. Владычне-Покровская община предоставляла возможность выпускницам ее женского училища получить основательное медицинское образование в фельдшерской школе. Школа была открыта при больнице общины в 1887 г. и содержалась на ее средства [39].

Сестры милосердия московских общин участвовали во всех военных европейских кампаниях середины XIX - начала XX веков. В нескольких случаях они самоотверженно трудились на театре военных действий, в которых Россия не принимала участия, помогая солдатам иностранных армий.

Впервые сестры милосердия выехали на театр военных действий во время Крымской войны 1853-1856 годов. В августе 1855 г. десять сестер милосердия Никольской общины отправились в Крым вместе с сердобольными вдовами Московского и Петербургского Вдовьих домов. Их отряд сопровождал бывший полицеймейстер Петербургского Вдовьего дома майор Гераков. Императрица Александра Федоровна, отправляя сестер на войну, вручила им отличительные знаки - нагрудные кресты на зеленой ленте [40].

В начале 1856 г. в госпитали Южной армии отправился еще один отряд из шести сестер Никольской общины. На этот раз они, вероятно, работали совместно с сестрами петербургской Крестовоздвиженской общины под руководством Н.И. Пирогова [41]. Первый опыт участия сестер милосердия в оказании помощи раненым в непосредственной близости от мест боевых действий был вполне успешным. Выражая благодарность основательнице Никольской общины княгине Щербатовой и ее самоотверженным сестрам милосердия, императрица Александра Федоровна вручила им серебряные медали и денежное вознаграждение [42].

В 70-е гг. XIX в., в период подъема национально-освободительного движения на Балканах, русский народ оказывал боровшимся против турецкого ига славянам материальную, моральную и военную поддержку, которая проявлялась, прежде всего, в добровольческом движении. Именно тогда состоялась первая заграничная командировка русских сестер милосердия. Российское Общество Красного Креста совместно со Славянским Благотворительным Обществом снарядило и направило в Сербию санитарные отряды, в которые входило 115 врачей, 118 сестер милосердия, провизоры, фельдшеры, студенты-медики [43].

Один из эшелонов отбыл 25 июля 1876 г. из Москвы. В нём отправились и 39 сестер милосердия общины «Утоли моя печали» во главе с княгиней Н.Б. Шаховской [44]. По прибытии в Белград 9 сестер остались в госпитале при Топчидере, остальные - вместе с княгиней Шаховской двинулись далее в глубь страны, ближе к театру военных действий. Они самоотверженно трудились в госпиталях Парачина и Ягодино, где из-за большого наплыва раненых не хватало не только медицинского персонала, но и помещений. В августе в Парачин прибывало по 500-600 раненых в сутки. Сестрам приходилось перевязывать их на улице, во дворах и даже в поле, куда свозили пострадавших. В каждом госпитале был только один врач, поэтому основная нагрузка ложилась на сестер милосердия, которые к тому же готовили пищу и вели все хозяйство. Кроме того, они ежедневно кормили и поили чаем до 50 русских добровольцев, проезжавших через Парачин [45].

С окончанием военных действий княгиня Шаховская вернулась в Россию, а сестры милосердия ее общины под руководством Е.Г. Бушман работали в сербских госпиталях, где еще оставались раненые, до января 1877 года [46]. При отъезде в Россию все они были награждены серебряными медалями от имени Сербской королевы Наталии [47].

В апреле 1877 г. Россия сама вступила в войну с Османской империей. Государство сразу же поставило перед Российским Обществом Красного Креста задачу организации своевременной медицинской помощи раненым и эвакуации их с театра военных действий вглубь страны [48]. К началу войны в Москве существовало две общины сестер милосердия - «Утоли моя печали» и Владычне-Покровская. Никольская община была упразднена еще в 1874 году [49]. Сестры милосердия Покровской общины поступили в распоряжение Общества Красного Креста, которое командировало их в лазареты, госпитали и на санитарные поезда [50]. Точных сведений о количестве командированных сестер Покровской общины и их работе не сохранилось.

Община «Утоли моя печали» выслала на театр Русско-турецкой войны самый многочисленный персонал сестер [51]. Она снарядила три отряда общей численностью 120 человек, в которые вошли не только штатные сестры общины, но и волонтерки. Княгиня Н.Б. Шаховская и ее сестры проехали вслед за русскими войсками через территорию Румынии и Болгарии, работали близ Плевны, дошли до Адрианополя [52]. Они трудились в тяжелейших условиях, терпеливо перенося постоянные переходы, непривычный климат и напряженную работу по 16-19 часов в сутки. Ко всему этому, естественно, добавлялось нравственное утомление от постоянного лицезрения человеческих страданий и смертей. Далеко не все сестры милосердия смогли это вынести: шесть из них умерло в Болгарии, более сорока вернулось на родину из-за расстроенного здоровья [53]. Но в то же время, 65 сестер общины «Утоли моя печали» по просьбе военного начальства осталось работать в госпиталях Румынии и Болгарии и после окончания боевых действий [54].

Санитарные поезда доставляли раненых с фронта в глубь страны, в том числе в Москву. Здесь необходимо было создать для них специальные лазареты и госпитали. В Москве было организовано 27 госпиталей для раненых. Из них восемь на 1000 мест содержались на средства Городской Думы, а 19 на 464 места - за счет других учреждений и частных лиц. Так, Покровская община устроила в своих бараках госпиталь на 100 кроватей. За период с июня 1877 г. по апрель 1878 г. Покровский госпиталь принял на лечение 210 раненых [55]. А община «Утоли моя печали» сформировала Лефортовский госпиталь на 200 мест - один из самых больших в Москве, который был закрыт 1 сентября 1878 г. последним из временных московских госпиталей. За свою деятельность он удостоился благодарности от города [56]. Кроме того, община «Утоли моя печали» устроила специальный лазарет для тифозных больных. Всего же за период войны в общине «Утоли моя печали» лечилось 3700 раненых [57].

После русско-турецкой войны уже ни у кого не возникало сомнений, что за ранеными солдатами необходим уход сестер милосердия. Динамичное перемещение линии фронта и тяжелые климатические условия увеличивали обычные военные тяготы. Но, несмотря на это, сестры милосердия отлично справлялись со своими задачами, проявляя чудеса самоотвержения. Государство и общество в полной мере осознали важность и пользу подготовки профессиональных сестер. Это, в свою очередь, явилось стимулом к возникновению большого количества новых общин сестер милосердия по всей России.

После окончания русско-турецкой войны тактика России в Восточном вопросе кардинально изменилась. Теперь Россия была заинтересована в поддержании стабильности на Балканах и сохранении целостности владений Османской империи. В 1897 г., когда началась греко-турецкая война из-за острова Крит, Россия не поддержала территориальных претензий Греции к Порте и выступила в качестве нейтрального посредника между воюющими сторонами [58]. В связи с этим Российское Общество Красного Креста решило отправить на греко-турецкую войну два санитарных отряда: один из Петербурга на помощь грекам, другой из Москвы — к туркам. Московский санитарный отряд был составлен великой княгиней Елизаветой Федоровной из медицинского персонала Иверской общины сестер милосердия. В отряд вошло 19 человек, в числе которых было 5 врачей и 10 сестер милосердия. Генерал-губернатор Москвы и председатель Московского Местного управления Российского Общества Красного Креста великий князь Сергей Александрович назначил уполномоченным при отряде своего адъютанта В.Ф. Джунковского [59].

В начале мая Иверский отряд развернул образцовый госпиталь в Фарсале в районе крупного сражения. Три дня прибывало огромное количество раненых. Отряд работал круглосуточно, проводя сложные операции и перевязывая раненых. Русские врачи и сестры были так добры и внимательны к раненым, что пациенты привязались к ним как дети. Очень скоро отряд приобрел полное доверие турок, так что они даже стали отдавать персоналу свои деньги на хранение.

Во второй половине мая новые раненые перестали прибывать, пациенты госпиталя стали поправляться. А между тем оставаться в Фарсале становилось опасно из-за начавшейся эпидемии тифа. Это заставило Джунковского эвакуировать оставшихся пациентов в Лариссу и закрыть госпиталь. Врачи и сестры очень устали и с нетерпением ждал возвращения домой. Однако посол Нелидов просил отряд остаться в Константинополе и продлить свою работу в госпитале. Просьбу пришлось выполнить, так как отказ обидел бы султана. В Москву отряд вернулся только 13 июля 1897 года. Во время этой командировки заразился тифом и скончался главный врач отряда Иван Петрович Ланг.

Сестры милосердия Иверской общины оказывали помощь раненым и во время вспыхнувшего в Китае Ихэтуаньского («Боксерского») восстания. В июне 1900 г. отряд из шести сестер отправился в Забайкалье [60]. А через месяц был сформирован еще один отряд, в состав которого вошло пять врачей, 17 сестер милосердия, 14 санитаров и хозяйственников. Отряд вез с собой полный комплект оборудования для лазарета на 50 мест, восьмимесячный запас лекарств и перевязочных материалов [61].

В августе отряд развернул лазарет в Благовещенске [62]. За 19 дней работы лазарета в нем находилось на лечении 68 пациентов, врачи провели 40 операций. Ежедневно проводился амбулаторный прием пациентов, число которых увеличивалось с каждым днем благодаря растущей популярности Иверского лазарета [63]. В сентябре, когда боевые действия вблизи Благовещенска прекратились, отряд переместился в Хабаровск, где госпитали были переполнены ранеными и больными воинами [64]. В январе 1901 г. отряд перевел оставшихся пациентов в местный лазарет и отправился в обратный путь [65].

Община «Утоли моя печали» командировала на Дальний Восток 12 своих сестер милосердия. Уполномоченной отряда была назначена старшая сестра Мария Хроменко. Все они за усердное служение были Высочайше удостоены наград [66].

В 1904-1905 гг. Россия вела тяжелую войну с Японией. На театре военных действий остро требовалась помощь опытных сестер милосердия. Многие из них отправлялись на Дальний Восток уже второй раз.

Иверская община командировала в места боевых действий несколько своих отрядов. 12 февраля 1904 г. на Ляодунский полуостров отправился отряд-госпиталь, рассчитанный на 200 кроватей [67]. В его состав вошло шесть врачей, 16 сестер милосердия, 29 санитаров и служащих. С 23 марта 1904 г. по 15 сентября 1905 г. отряд работал в Харбине. Из-за большого количества раненых пришлось развернуть госпиталь не на 200, а на 700 мест. Солдаты и офицеры поступали с очень тяжелыми ранениями, большей частью в грудь, в живот, в голову. Их мыли, одевали, перевязывали. Больных старались не сразу отправлять дальше, вглубь России, а дать им возможность поправиться настолько, чтобы они могли без вреда перенести транспортировку. В мае им на помощь прибыл второй отрад Иверской общины из 20 сестер милосердия [68]. До конца года община отправила во фронтовые лазареты и на санитарные поезда небольшими группами еще 79 сестер милосердия [69].

С началом боевых действий великая княгиня Елизавета Федоровна организовала Особый Комитет для объединения в Москве благотворительной деятельности, вызванной войной на Дальнем Востоке. На средства, собранные Комитетом, был снаряжен Сахалинский отрад для оказания медицинской помощи жившим на острове Сахалин поселенцам и арестантам [70]. Отрад состоял из пяти сестер милосердия, четыре из которых командировались московскими Александрийской и Иверской общинами, а одна - Евгеньевской общиной. Во главе отрада стоял доктор И.С. Нарциссов, а старшей сестрой назначили сестру Иверской общины A.M. Михайлову. Кроме того, к отряду были прикомандированы иеромонах Иосифо-Волоколамского монастыря Порфирий и причетник Николай Петров.

Отрад выехал на Сахалин 24 июля 1904 года. Сразу же по прибытии на остров был открыт лазарет, который в июне 1905 г., в связи с приближением неприятельских войск, был преобразован в передовой перевязочный пункт. Окончательно отрад прекратил свою деятельность только с занятием острова японскими войсками. Доктор И.С. Нарциссов погиб, оказывая помощь раненым во время сражения. Остальной персонал был вывезен в Японию, а затем вернулся в Россию [71].

Известно, что Комитетом «Христианская помощь» на театр военных действий также был командирован санитарный отрад, развернувший лазарет в Хабаровске [72]. Однако подробных сведений о его работе не сохранилось.

Россия традиционно выступала защитницей интересов православных народов на Балканах. С началом Балканской войны в 1912 г. русское общество охватил порыв горячей поддержки единоверных нам сербов, выражавшийся, главным образом, в добровольческом движении [73]. В это время московские общины сестер милосердия выслали на театр военных действий пять санитарных отрядов.

Иверская община сформировала госпиталь на 200 кроватей, который при необходимости мог развернуть и 400 мест [74]. В состав отряда вошло пять врачей, 16 сестер милосердия и 35 санитаров. Наряду с крестовыми сестрами общины в отряд вошли пять запасных сестер военного времени, которые для этой цели досрочно окончили курсы и сдали экзамены. Сразу по прибытии в Белград отрад начал свою работу в местных больницах. Через несколько дней ему отвели отдельное помещение. Весь инвентарь и оборудование, предусмотренное до мелочей, отряд привез с собой. Это позволило за 4 дня полностью развернуть госпиталь и немедленно начать работу [75].

Сестры милосердия городской общины «Утоли моя печали» выехали на Балканский полуостров в составе четырех городских санитарных отрядов [76]. Во всех отрадах состояло 24 штатных сестры общины и 18 временных сестер из числа фельдшериц городских больниц. Два отряда отправились в Болгарию, один работал в Сербии, а еще один - в Греции.

Прошло всего два года, и помощь сестер милосердия потребовалась уже русским солдатам. Российское Общество Красного Креста незамедлительно отреагировало на начало Первой мировой войны. На фронт потянулись санитарные поезда. Один из них был укомплектован персоналом Иверской общины сестер милосердия [77]. Кроме того, Иверская община в экстренном порядке снарядила и отправила на фронт пять отрядов. На Юго-западном фронте работал этапный лазарет имени великой княгини Елизаветы Федоровны и был развернут Иверский госпиталь имени П. И. Харитоненко [78]. Все расходы по оборудованию и содержанию госпиталя взяла на себя В.А. Харитоненко в память своего покойного мужа, именем которого и был назван госпиталь. На Северном фронте, непосредственно в районе боевых действий, действовали два подвижных лазарета [79]. В 1915 г. к ним добавился хирургический передовой отрад имени великой княгини Елизаветы Федоровны [80]. Помимо того, Иверская община командировала в распоряжение Красного Креста 92 сестры милосердия для работы на санитарных поездах и в военно-полевых лазаретах [81]. Еще 10 сестер милосердия в течение 1915 г. трудились под руководством княгини М.К. Трубецкой в Сербии [82]. В общей сложности в 1915 г. на театре военных действий и во внутренних районах Империи работала 481 сестра Иверской общины [83].

Сестрам милосердия, оставшимся в Москве, также пришлось трудиться в усиленном режиме. С конца 1914 г. палаты клиник общины заполнились ранеными воинами. Здесь был устроен солдатский госпиталь имени Московского Городского Кредитного Общества [84]. Огромную помощь фронту оказывал Комитет «Христианская помощь». В августе 1914 г. он командировал в Варшаву подвижной лазарет Александрийской общины, в который вошло два врача, шесть сестер милосердия и 17 санитаров [85]. В 1916 г. в госпитали и лазареты Красного Креста, Всероссийского Земского Союза и Союза Городов было командировано 35 сестер милосердия Александрийской общины. Сестра военного времени А.В. Тарасевич по распоряжению Главного управления Российского Общества Красного Креста совершила поездку в Германию для выяснения условий содержания наших военнопленных. Сестры военного времени О.В. Крестовская и Т.М. Савкова вошли в состав особого отряда, командированного во Францию [86].

Павловская община во время войны сосредоточила свою деятельность по оказанию помощи раненым в самой Москве. Она сформировала два временных лазарета: хирургический на 80 мест, чуть позже расширившийся до 110 мест, и терапевтический на 10 мест [87].

Широкую деятельность развернула во время войны Никольская община. На организованных ею курсах было подготовлено 1116 сестер милосердия. Из них 554 сестры были командированы в действующую армию для работы в отрядах Красного Креста и Всероссийского Земского Союза, а 497 сестер работали в тыловых госпиталях [88]. В мае 1915 г. Никольская община организовала отправку 150 больных солдат в грязелечебницу на озеро Эльтон в районе Царицына [89]. Община проявила заботу и о детях воевавших солдат. В июне-августе 1915 г. была устроена летняя колония в Новороссийске [90]. Две сестры милосердия с педагогическим образованием вывезли на отдых 15 детей 6-14 лет, страдавших острым малокровием. В колонии они проходили курс лечения, получали усиленное питание, купались в море и принимали солнечные ванны.

Во время Первой мировой войны деятельность общин сестер милосердия приобрела огромный размах. Количество командируемых сестер исчислялось уже не единицами и десятками, а сотнями. Медицинский персонал, остававшийся в Москве тоже напряженно трудился, создавая временные госпитали и лазареты, оказывая посильную помощь семьям солдат.

Не только в период вооруженных конфликтов, но и в мирное время сестры милосердия не оставались без дела. Они всегда спешили туда, где возникала чрезвычайная ситуация, где требовалась медицинская помощь. В конце XIX в. многие хлебородные губернии России периодически страдали от неурожаев, которые становились причиной не только голода среди населения, но и масштабных эпидемий [91]. Особенно сильными, принимавшими катастрофический характер, были неурожаи 1892-1893, 1898-1899 и 1911-1912 годов.

В помощь земскому медицинскому персоналу Красный Крест направлял в пострадавшие районы продовольственно-санитарные отряды, составленные из врачей, фельдшеров и сестер милосердия. Отряды контролировали качество питьевой воды, открывали небольшие стационарные пункты - «больнички», устраивали хлебопекарни и бесплатные столовые, помогали наладить подвоз хлеба из государственных запасов [92].

В работе таких продовольственно-санитарных отрядов принимали участие и московские общины сестер милосердия. Так, в мае 1892 г. по инициативе Московского отдела Общества Охраны Народного Здравия три сестры милосердия общины «Утоли моя печали» отправились в Челябинский уезд Оренбургской губернии, население которого, пережив зимнюю голодовку, страдало тяжелыми формами тифа и цинги [93].

В конце 1898 г. сестры милосердия Иверской общины в составе продовольственно-санитарных отрядов выехали в Казанскую и Уфимскую губернии, в окрестности города Царицына [94]. В 1899 г. община «Утоли моя печали» также командировала сестер милосердия в пострадавшие от неурожая губернии. В частности, один из ее отрядов под руководством Л. Бродского работал в Киеве [95]. В 1911 г. сильно пострадало от неурожая население Оренбургской губернии и Тургайской области. Общество Красного Креста командировало в ноябре -декабре 4 врачебно-питательных отряда в Тургайскую область и один отряд в Орский уезд Оренбургской губернии [96]. В эти отряды вошло 10 сестер Иверской общины [97].

Для оказания эффективной помощи пострадавшим нужно было не только доставить в голодающие районы продовольствие и медикаменты, но и наладить их правильное распределение. В этих условиях помощь сестер милосердия была незаменимой, так как они отличались исключительной честностью и бескорыстием и при этом обладали необходимыми знаниями для оказания квалифицированной медицинской помощи. Поэтому на них лежали заботы и о больницах и о столовых.

Самыми частыми в России были эпидемии холеры. В 1848 г., во время такой эпидемии, в Москве возникла первая Никольская община сестер милосердия [98]. Работа ее сестер еще ограничивалась только московскими госпиталями. В конце века отряды сестер милосердия уже отправлялись для оказания помощи во все губернии Российской империи. В марте 1880 г. «Московские ведомости» сообщали о первом московском отряде сестер милосердия, посланном в Полтавскую губернию на борьбу с эпидемией дифтерита [99].

В 1892 г. Россию охватила эпидемия азиатской холеры. В июле отряд из 47 сестер милосердия общины «Утоли моя печали» во главе с княгиней Н.Б. Шаховской выехал в Нижний Новгород. Они трудились в плавучем госпитале, стоявшем в четырех верстах от города [100]. Тогда же общиной для ухода за холерными больными было отправлено 72 сестры в Саратовскую, Тульскую, Рязанскую, Ярославскую, Самарскую, Пензенскую и другие губернии России. В следующем 1893 г. еще 60 сестер милосердия общины «Утоли моя печали» командировались в Тульскую, Орловскую и другие губернии, охваченные тифом и холерой [101]. В 1910 г. Иверская община отправила отряд из 10 сестер милосердия в Симбирскую губернию, где свирепствовала эпидемия холеры [102].

Работа во время эпидемий была опасным делом, стоившим жизни многим сестрам милосердия. Риск погибнуть там был не меньше, чем на поле боя. Всецело отдавая себя помощи несчастным больным, сестры часто забывали о мерах предосторожности и сами становились жертвами болезни. Но смертельная опасность не останавливала их порыв человеколюбия, и они работали даже в тех домах и госпиталях, куда не решались заходить врачи. Зато и население было безгранично им благодарно.

В 1892 г. англичанка мисс Марсден совершила путешествие в Якутскую область с целью ознакомиться с положением прокаженных в этой местности. Вернувшись, она рассказала об ужасающем положении этих несчастных, лишенных самого необходимого ухода и помощи [103]. Под влиянием этих рассказов многие сестры общины «Утоли моя печали» вызвались поехать в г. Вилюйск, где была колония прокаженных, чтобы помогать несчастным. Средства для этой поездки мисс Марсден испросила у цесаревича Николая Александровича.

Отряд из пяти сестер милосердия выехал из Москвы 5 мая 1892 года. Двух из них Иркутский генерал-губернатор А.Д. Горемыкин оставил в Якутской больнице, где было отделение для прокаженных, а остальные отправились в Вилюйскую колонию [104].

Последняя сестра милосердия Анна Гладушкина уехала из Вилюйска только через пять лет, в 1897 году. Остальные сестры отбыли раньше, так что последние два года А. Гладушкина работала в колонии одна [105]. Подвиг служения прокаженным был чрезвычайно трудным. Здоровые люди боялись приближаться к их поселениям. Живя в полной изоляции, прокаженные теряли человеческий облик, опускаясь, прежде всего, нравственно. Сестрам милосердия приходилось выполнять тяжелейшую работу по облегчению физических страданий этих неизлечимо больных людей, по устройству элементарных удобств их быта. Но в первую очередь, им приходилось бороться с моральным разложением и ожесточением несчастных. Это требовало колоссального напряжения сил. Поэтому долго выдержать жизнь в таких условиях было трудно. Работа в Вилюйске Анны Гладушкиной в течение долгих пяти лет является подвигом, достойным удивления и восхищения.

Служение сестер милосердия в экстремальных ситуациях, какими являлись войны и эпидемии, привлекало к общинам внимание российской общественности и благосклонность государства, поднимало престиж сестер. В то же время не менее опасное и напряженное служение сестер милосердия в якутских лепрозориях осталось практически незамеченным в русском обществе. Терпеливое и самоотверженное выполнение этой незаметной работы сестрами милосердия свидетельствовало о присутствии в самих общинах истинного духа христианского служения ближним.

Развитию общин сестер милосердия способствовали широкие социальные и культурные тенденции того времени: присоединение России к конвенциям международного Общества Красного Креста, движение панславизма, развитие женского образования и начало участия женщин в общественной жизни. Однако, влияние этих факторов имело и отрицательную сторону. Под их воздействием постепенно изменялись основные принципы деятельности общин и других общественных благотворительных организаций. Идеи патриотизма, единства славянских народов, защиты Православия, конечно, не исчезали, но зачастую отходили на второй план, уступая место политическим интересам и общегуманистическим принципам. Постепенно служение сестер милосердия в глазах общественности все больше стало сводиться к простому выполнению обязанностей медицинской сестры.

Примечания:

1] Kocmapee СВ. Историческая записка об организации и деятельности состоящего под непосредственным Их Императорских Величеств покровительством Попечительства о бедных в Москве. М., 1878. С. 61; В память княгини С.С. Щербатовой. М., 1887. С. 15; Отчет Никольской общины сестер милосердия в память кн. Софьи Степановны Щербатовой и доктора Ф.П. Гааза Российского Общества Красного Креста с 26 октября 1914 г. по 1 января 1916 г. М., 1916. С. 7.

2] В память княгини Софьи Степановны Щербатовой... С. 15; Kocmapee СВ. Указ. соч. С. 62-63, 66.

3] В память княгини Софьи Степановны Щербатовой... С. 15-16; Kocmapee СВ. Указ. соч. С. 63-64; Отчет Никольской общины сестер милосердия... С. 10.

4] Отчет Никольской общины сестер милосердия... С. 13.

5] Kocmapee СВ. Указ. соч. С. 66.

6] Отчет Никольской общины сестер милосердия... С. 14, 16.

7] Там же. С. 29-30.

8] Александровская община сестёр милосердия «Утоли моя печали» состоящая под Высочайшим покровительством Его Императорского Величества Государя императора. Очерк 30-летия существования Общины. Отчёт за 1895-1896 гг. //Сост. С.А. Кельцев. М, 1897. С. 14-15.

9] Там же. С. 19-20.

10] Там же. С. 34-35.

11] Там же. С. 36-37, 40.

12] РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 72. О пособии Московской общине сестер милосердия «Утоли моя печали».

13] Отчет по Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве за 1908 год. М., 1909. С. 1.

14] Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве. М., 1901. С. 180.

15] Отчет о деятельности Покровской общины сестер милосердия за 1893-1894 год // Московские церковные ведомости. 1894. №23 (оф. отдел). С. 65-66.

16] Отчет о состоянии и деятельности Московской Епархиальной Покровской общины сестер милосердия за 1884 год. Б.м; б.г. Л. 13об.

17] Экскурсия членов Первого Московского общества трезвости в Покровскую общину сестер милосердия / Сост. диакон Ф.И. Соколов. М., 1910. С. 10.

18] ЦИАМ. Ф. 219. Оп. 1. Д. 1. Переписка с Моссоветом и Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией о реквизициях и мерах борьбы с хищениями церковного имущества с приложением копий протоколов обысков (1920-1924 гг.). Л. 1-2об.

19] ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 25. Д. 718. О ходатайстве Московского Митрополита о выделении пособия от города Владычне-Покровской общине, учрежденной игуменьей Митрофанией. Л. 13.

20] Экскурсия членов Первого Московского общества трезвости... С. 10-13.

21] Там же. Л. 39-40.

22] ГА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 45. Джунковский В.Ф. Воспоминания 1898-1904 гг. Лл. 36-37.

23] РГВИА. Ф. 12651. Оп. 3. Д. 126. Отчет о деятельности Московского Местного Дамского Комитета в 1894 году. Л. 1.

24] Там же. Л. 51об., 82, 95-95об.

25] Отчет о деятельности общины сестер милосердия во имя св. апостола Павла за 1901 год. М., 1902. С. 3.

26] Устав общины сестер милосердия во имя св. апостола Павла. М., 1908. § 33-34.

27] Постернак А.В. Очерки по истории общин сестер милосердия. М., 2001. С. 216.

28] Гордеева В. Отчёт обители за 1910 год // Материалы к житию преподобномученицы великой княгини Елизаветы. М., 1995. С. 197-198; Марфо-Мариин-ская обитель милосердия // Там же. С. 220.

29] Гордеева В. Указ. соч. // Материалы к житию... С. 202; Марфо-Мариинская обитель милосердия // Там же. С. 219.

30] Гордеева В. Указ. соч. // Материалы к житию... С. 193-194; Марфо-Мариинская обитель милосердия // Там же. С. 218.

31] Гордеева В. Указ. соч. // Материалы к житию... С. 193; Марфо-Мариинская обитель милосердия... С. 219.

32] Марфо-Мариинская обитель милосердия... С. 219.

33] Сборник статистических сведений о благотворительности Москвы за 1889 год. М., 1891. С. 32-33; Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве. М., 1901. С. V; Вся Москва: Адресно-справочная книга на 1917 год. М., 1917. Ст. 516-548.

34] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 51.

35] Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве.

36] Там же.

37] Устав убежища для бывших сестер Российского Общества Красного Креста, учреждаемого в Москве при Комитете Общества «Христианская помощь». М., 1888.

38] Положение о Приюте св. царицы Александры для престарелых сестер милосердия при Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве. М., 1900; Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия ... С. 5-6.

39] Положение и устав о женской фельдшерской школе при Московской Владычне-Покровской общине сестер милосердия. М., 1887.

40] В память княгини Софьи Степановны Щербатовой. С. 15; Отчет Никольской общины сестер милосердия... С. 10.

41] В память княгини Софьи Степановны Щербатовой. С. 15-16; Костарев СВ. Указ соч. С. 63-64; Отчет Никольской общины сестер милосердия.... СЛ0.

42] Высочайший рескрипт на имя Председательницы Совета Дамского Попечительства о бедных в Москве княгини Щербатовой // Московские ведомости. 1856. № 111. С. 975.

43] Золотарев В.Л., Саксонов О.В., Тюшкевич С.А. Военная история России. М., 2002. С. 393.

44] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 22-23.

45] Там же. С. 26.

46] Там же. С. 28.

47] Там же. С. 28-28.

48] Абаза Н.С Красный Крест в тылу действующей армии в 1877 - 1878 гг. Отчет главноуполномоченного Общества попечения о раненых и больных воинах. Т. 1. СПб., 1880. С. 3-4.

49] Костарев СВ. Указ. соч. С. 66.

50] РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 70. Сведения о существующих общинах сестер милосердия. Л. 113-114.

51] Илинский П.А. Русская женщина в войну 1877-1878 гг. Очерк деятельности сестер милосердия, фельдшериц и женщин-врачей. СПб., 1879. С. 28, 36.

52] РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 70. Сведения о существующих общинах сестер милосердия. Л. 56-56об.

53] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 30-32.

54] РГВИА. Ф. 12651. Оп. 1. Д. 70. Сведения о существующих общинах сестер милосердия. Л. 56-56об.

55] Левенталь А. Госпитали Красного Креста в Москве // Московская медицинская газета. 1877. № 17. С. 433-434.

56] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 32-33.

57] Там же. С. 33.

58] Киняпина Н.С Балканы и проливы во внешней политике России в конце XIX века. М., 1994. С. 182-205.

59] ГА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 43. Джунковский В.Ф. Воспоминания 1893-1897 гг. Л. 10-83.

60] Отчет о деятельности Иверской общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста в Москве за 1900 год. М., 1901. С. 13-14.

61] Барманский В. И. Отчет уполномоченного отряда Иверской общины Красного Креста имени Ее Императорского Высочества великой княгини Елизаветы Федоровны В.И. Барманского по командировке в 1900 - 1901 гг. на Дальний Восток. М., 1901. С. 1-2.

62] Там же. С. 4-10.

63] ГА РФ. ф. 826. Оп. 1. Д. 440. Письма И.П. Алексинского В.Ф. Джунковскому. Л. 9об.-10об.; Отчет о деятельности лазарета Иверской общины Красного Креста имени Ея Императорского Высочества великой княгини Елизаветы Федоровны в г. Благовещенске // Барманский В.И. Указ. соч. Прил. 1. С. 5.

64] Там же. С. 21-22.

65] ГА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 440. Л. 19; Барманский В.И. Указ. соч. С. 43-44.

66] Отчет Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали»... за 1900 год. М., 1901. С. 10-11; Тоже за 1901 год. М, 1902. С. 5; Тоже за 1902 год. М, 1903. С. 18.

67] РГВИА. Ф. 16273. Оп. 1. Д. 51. Медицинский отчет лазарета Иверской общины за 1904-1905 годы. Л. 1-6.

68] РА рф ф 326. Оп. 1. Д. 486. Письма сестры милосердия А. Борисовой В.Ф. Джунковскому. Л. 3-4об.

69] Отчет о деятельности Иверской общины... за 1904 год. М., 1905. С. 6-10.

70] Отчет Особого Комитета Ее Императорского Высочества великой княгини Елизаветы Федоровны для объединения в Москве благотворительной деятельности, вызванной войной на Дальнем Востоке. М., 1908. С. 29.

71] Там же. С. 29.

72] РА РФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 871. Письма Н.Ф. Джунковского сестре Е.Ф. Джунковской. Л. 5; Отчет Особого Комитета... С. 29, 91, 171.

73] Джунковский В.Ф. Воспоминания (1905-1915). М., 1997. Т. 2. С. 71.

74] Отчет о деятельности Иверской Общины... за 1912 г. М., 1913. С. 12-13.

75] Там же. С. 13.

76] Отчет Московской городской общины сестер милосердия «Утоли моя печали» им. кн. Н.Б. Шаховской за 1912 год. М., 1913. С. 3.

77] Московские церковные ведомости. 1914. № 33. С. 628.

78] Отчет о деятельности Иверской Общины... за 1914 г. М., 1915. С. 3-4.

79] Там же; РГВИА. Ф. 12755. Оп. 1. Д. 1. Личный состав II Московского Иверского подвижного лазарета. Л. 1-4.

80] Отчет о деятельности Иверской Общины... за 1915 г. М., 1916. С. 10.

81] То же за 1914 г. М., 1915. С. 8.

82] То же за 1915 г. М., 1916. С.14.

83] Там же.

84] Московские церковные ведомости. 1914. № 49. С. 973-974.

85] РГВИА. Ф. 12734. Оп. 1. Д. 1. Личный состав I Московского Александрийского подвижного лазарета Комитета «Христианская помощь». Л. 1-11.

86] РГВИА. Ф. 12670. Оп. 1. Д. 5. Журналы заседаний членов Правления Комитета «Христианская помощь» за 1917 год. Л. 10-11об., 17-18.

87] Отчет о деятельности общины сестер милосердия во имя св. ап. Павла за 1914 год. М., 1916. С. 13-14.

88] Отчет Никольской общины... С. 23; ЦИАМ. Ф. 221. Оп. 1. Д. 4. Переписка с Всероссийским Земским Союзом о командировании сестер на Кавказ а 7-й Полевой отряд ВСЗ. Л. 1-6.

89] Отчет Никольской общины... С. 29; ЦИАМ. Ф. 221. Оп. 1. Д. 3. Переписка с Главным управлением РОКК, Московским окружным Военно-санитарным управлением об отправлении больных и раненых воинов на грязелечение на озеро Эльтон.

90] ЦИАМ. Ф. 221. Оп. 1. Д. 2. Отчет о состоянии летней колонии для детей в Новороссийске.

91] Пругавин А.С. Голодающее крестьянство. Очерки голодовки 1898-1899 года. М., 1906. С. 5-7; 137-138.

92] Казанские губернские ведомости. 1898. № 137 (декабрь). С. 6.

93] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 56.

94] Отчет о деятельности Иверской Общины... за 1898 г. М., 1899. С. 8. Отчет Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали»... за 1899 год. М., 1900. С. И.

96] Тургайские областные ведомости. 1911. № 45. С. 56; Там же. № 52. С. 5.

97] Отчет о деятельности Иверской Общины... за 1912 г. М., 1913. С. 12.

98] Отчет Никольской общины сестер милосердия... С. 7.

99] Дифтерит и сестры милосердия // Московские ведомости. 1880. № 91. С. 5.

100] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 57.

101] Там же. С. 59.

102] ррвИА. Ф. 12651. оп. 1. Д. 678. Отчеты о деятельности Московской Иверской общины сестер милосердия за 1905-1913 годы. Л. 30.

103] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 56; Марсден. На санях и верхом к сибирским прокаженным: Страницы из книги [Лондон, 1894] / Пер. с англ. В.А. Ефремова //Лукич. 2000. № 3. С. 151-154.

104] Очерк 30-летия существования Александровской общины сестер милосердия... С. 56-57.

105] Отчет Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали»... за 1897 год. М., 1898. С. 17-18.

Е.Н. Козловцева

(Из Вестника ПСТГУ 2004/3 «История», с. 37-59)

 

 

Форумы