Общественное служение святителя Филарета

 

Прежде чем говорить об общественном служении святителя Филарета, выдающегося иерарха Русской Православной Церкви, следует отметить, что общественное служение присуще Церкви Христовой во все времена. Изменяются только формы и объем этого служения, что определяется внешними обстоятельствами, а не внутренним состоянием Церкви, так как Церковь в своей деятельности всегда основывается на двух главных заповедях любви: любви к Богу и любви к ближнему.

Поэтому, когда мы говорим об общественном служении какого-либо члена Церкви Христовой – мирянина, священника или иерарха, то говорим о служении данной личности не как о чем-то особом, необычном и самостоятельном, а как о частном проявлении общественного служения Церкви в целом, ибо каждый член Церкви свое общественное служение и понимает, и осуществляет в согласии с духом Евангелия, с духом Церковной традиции, на основании тех заповедей любви к Богу и ближнему, на которых основывается и церковное общественное служение.

По выражению одного русского богослова, “история Церкви есть история святых”, то есть настоящая, истинная история Церкви как духовного организма, как тела Христова есть прежде всего история святых – тех, кто в своей жизни воплотил или приблизился к идеалу, которым руководствуется Церковь в своей духовной деятельности; а этот идеал – уподобление Богу.

Поэтому можно сказать, что общественное служение Церкви наиболее ярко, глубоко и полно выражается в общественном служении святых.

Святитель Филарет, носивший до принятия монашества имя Василий, родился в 1782 году в семье диакона Успенского собора города Коломны Михаила Федоровича Дроздова. Мать святителя Филарета, Евдокия Никитична, тоже происходила из духовной среды: ее отец был священником Богоявленской церкви в Коломне.

В 1791 году Василий Дроздов в девятилетнем возрасте поступил в Коломенскую Духовную семинарию. В 1799 году ее упразднили, преобразовав в духовное училище, а учащимся семинарии предоставили возможность окончить образование в других духовных учебных заведениях. Так будущий святитель оказался в Троицкой семинарии в Сергиевом Посаде, которую окончил в 1803 году. Как выдающийся по своим способностям ученик, он был оставлен преподавателем – сначала греческого и еврейского языков, а затем поэзии.

Надо сказать, что жители Коломны, зная родителей и предков Василия Дроздова как добрых духовных наставников, несколько раз обращались к митрополиту Московскому Платону с просьбой поставить Василия Дроздова священником Вознесенской церкви города Коломны, но митрополит Платон, уже видевший и оценивший выдающиеся способности семинариста из Коломны, ответил им отказом.

В 1808 году Василий Дроздов был пострижен в монашество с именем Филарет, в честь святого Филарета Милостивого, затем посвящен в священный сан и в том же году переведен в Санкт-Петербург преподавателем, а затем назначен инспектором Санкт-Петербургской Духовной академии, которую возглавлял в течение 6 лет. В 1817 году посвящен в епископы и в 1821 году назначен на Московскую кафедру, на которой находился в течение срока 6 лет, до самой своей кончины, последовавшей в 1867 году. Таковы основные вехи жизни святителя Филарета.

Говоря об общественной деятельности святителя, надо отметить, что наибольшие размеры она приобрела со времени назначения его на Московскую епархию и не ослабевала до самой его кончины. В общественной деятельности святителя следует выделить два главных направления: благотворительность и духовное просвещение.

Участие святителя Филарета в делах благотворительности определялось, с одной стороны, его высоким положением в обществе, а с другой – глубоким чувством христианского сострадания и милосердия к страждущим. Поэтому, когда его назначали или приглашали в число руководителей благотворительных учреждений, он всегда соглашался на это с радостью и принимал в этих делах самое живое участие.

В 1816 году святитель Филарет, тогда еще ректор Санкт-Петербургской академии, утверждается членом совета Императорского человеколюбивого общества. В 1819 году он одним из первых вступает в Попечительское общество о тюрьмах и остается в этом обществе, в его Московском комитете, до самой своей кончины, принимая в этой работе деятельное участие, много жертвуя из своих личных средств.

Святитель не ограничивается участием в благотворительных организациях по приглашению или назначению, но и сам стремится использовать все возможности для оказания помощи нуждающимся. Так, еще будучи ректором Санкт-Петербургской Духовной академии, он, сам познавший нужду, заботился о нуждающихся студентах и для этой цели составил в 1819 году “Проект вспомогательного и поощрительного учреждения за счет остаточных сумм”, а еще ранее – “Положение об учениках уездных и приходских училищ, к содержанию себя способа не имеющих”.

Он же создал в 1823 году “Попечительство о бедных духовного звания”, открыл епархиальное женское училище для девочек-сирот, бесплатную столовую для нищих в Москве.

Кроме участия в работе благотворительных учреждений, святитель часто и много жертвовал нуждающимся, как учреждениям, так и отдельным лицам: жителям Москвы, разоренной и сожженной Наполеоном, жителям Петербурга, пострадавшим от наводнения в 1812 году, христианам острова Крита, на восстановление Православия на Кавказе, в Палестине и в других местах.

“Не было ни одного более или менее выдающегося благотворительного учреждения или мероприятия, – говорит один из описателей его детальности, – в котором святитель Филарет не принял бы живого, сердечного участия своей жертвой, благожеланием, благим и мудрым советом, который часто бывал дороже всякой денежной помощи”.

Московская епархия, которую возглавлял святитель Филарет, давала ему возможность иметь большие средства, и он их имел. Но сердце его не пленялось богатством. “Если богатство течет, не прилагайте к нему сердца”, – вот как он учил и так поступал сам. Когда наместник Лавры хотел приобрести в покои митрополита дорогую мебель, то святитель строго запретил ему делать это, сказав: “Диван не для турецкого султана. Для чего такая забота? Тюфяк я велел сделать здесь, а дерево сделают ваши как сумеют. Не обивать и не красить!”

Сам он любил скромную обстановку, не терпел роскоши. “Это не мое, – говорил святитель о церковных средствах, – я поставлен затем, чтобы раздавать нуждающимся”. Его завещание начинается словами: “Ничего не мое! Все милостью Божией и благодеянием ближних”. Поэтому часто, получая какие-либо приношения, он, даже не открывая конверта, делал надпись и отправлял деньги в какое-либо благотворительное учреждение.

“Кто из нас не видал, – говорит в своих воспоминаниях один из московских священников, – как ежедневно, особенно в день субботний, целые толпы нуждающихся и бедствующих окружали двери дома его и от щедрот его получали помощь?.. Сколько совершено дел человеколюбия и нищелюбия, которые известны одному Богу...”.

Признаком того, что побуждением благотворительности святителя Филарета служило не что иное, как христианское чувство любви к ближнему, говорит тот факт, что он по возможности старался делать эти дела тайно и, во всяком случае, не записывая себе этого в заслугу. “Только тот раздаватель милостыни бескорыстен, – говорил он в одной из своих проповедей, – который, отдавая правой рукой долг человеколюбия, не держит в левой счетного листа своих добродетелей”. Святитель носил имя святого Филарета Милостивого, который отличался особым человеколюбием и любовью к ближнему. Сам факт пострижения его в монашество с именем этого святого святитель понимал как указание свыше на подражание добродетелям своему небесному покровителю, о чем неоднократно говорил в своих проповедях.

Другим направлением в общественной деятельности святителя были труды на ниве духовного просвещения. Будучи блестяще образованным человеком, он придавал большое значение просвещению, но, как христианин, он был глубоко убежден в необходимости прежде всего духовного просвещения народа.

“Как выше видимого тела душа невидимая, духовная, оживляющая тело, – говорил святитель Филарет, – так выше видимых дел милости самая милость, невидимая, духовная, которая должна оживлять и видимые дела видимости. Сия существенная милость живет в духе и в сердце человека, посему и называется милосердием, и целью имеет миловать преимущественно бессмертную душу, которая безмерно важнее тленного тела”.

В этом направлении делом всей его жизни был перевод Библии со славянского языка на русский. Много скорби и неправды перенес святитель за это дело, но не отступил от того, в пользе чего был уверен, и история подтвердила его правоту в споре с противниками перевода. В целях более действенного распространения духовного просвещения, святитель организовал Общество любителей духовного просвещения, которое успешно выполняло эту миссию, издавая и распространяя книги нравственного содержания.

Для иллюстрации духовного влияния святителя Филарета на современников можно привести один случай.

Драматург Н. В. Сушков, как и многие русские интеллигенты XIX века, был заражен духом материализма, отрицания традиций и основ христианского мировоззрения. Отсидев в заключении за участие в поединке, он пожелал встретиться для беседы с выдающимся иерархом. После нескольких бесед с мудрым святителем Сушков совершенно переменил прежний образ мыслей и стал глубоким почитателем святителя Филарета, а затем и его биографом.

Вот так он описывает эти встречи: “Как кротко выслушивал он мои мнимо философские убеждения, как мирно возражал он на все нелепости, бережно прикасаясь к молодому самолюбию и осторожно умеряя во мне гордость... Другие на его месте с гневом бы удалились от меня, но он, не смущаясь холодом маловерия, духом отрицания, наплывом возмутительных порой слов, вынес мой бред и терпеливо подламывал мало-помалу подпорки моего полудеизма, полуматериализма, фатализма...”.

Необходимо сказать и еще об одной форме общественной деятельности святителя Филарета: это его деятельность как проповедника. Святитель был выдающимся проповедником. Его проповеди отличались красноречием, стройностью и глубиной мысли и содержания. В своих проповедях он откликался на все явления в обществе. “Проповедь святителя Филарета касалась всевозможных предметов догматического, нравственного, исторического характера, – говорит профессор Московской Духовной академии И. Н. Корсунский, – затрагивала по возможности и нужде все события того времени, как со стороны внешней политики, так и со стороны внутреннего состояния империи... самомалейшие явления жизни общественной и частной, церковной и гражданской, высшей духовной и земной обыденной”. Не только его проповеди, но также отдельные беседы имели большое общественное значение, а если учесть, что ему, как архиерею древней столицы России, приходилось часто встречать в Москве царей и членов царской семьи и говорить им слово, то с учетом содержания и действенности этих слов следует сделать вывод, какое значение имел святитель в деле воспитания первых лиц Российской империи.

Его мудрость, его способность глубоко проникать в суть вещей, его осторожность и осмотрительность в решении важных или сложных вопросов, его твердость в стоянии за истину, его искренность ценили все, знавшие его близко, в том числе и русские монархи. Святитель жил в царствование трех российских императоров, двух из которых, Николая I и Александра II, он помазывал на царство. За это время он видел разное отношение монархов к себе: и милость, и недовольство – но всегда стремился к тому, “дабы, – как писал он своему отцу в Коломне еще в начале своей деятельности, – наружные почести не препятствовали сознавать недостоинство пред Богом и человеками, но служили бы только средством свободнее и беспрепятственнее служить благу общему”.

Поэтому, встречая царей в Москве, святитель в словах приветствия, обращенных к ним, всегда отмечал то положительное, что видел в их делах, и всегда указывал на то, к чему монарху следует стремиться в своей деятельности. “Во всех этих случаях, – говорит один из исследователей, – святитель Филарет благословлял их благочестивое усердие и приветствовал их речами, в которых, по свойственной ему находчивости, всегда находил возможность сказать что-либо новое, особенно поучительное и метко характеристическое”.

Высоко ценя и восхваляя благочестие и добрые дела сильных мира, святитель никогда не уступал там, где видел нарушение духовных основ жизни. Например, когда царь Николай I просил святителя Филарета освятить триумфальную арку, построенную в честь победы в войне 1812 года, то святитель, вполне осознавая, какие могут быть для него последствия, твердо отказался освящать эту арку, указав, что православному архиерею не подобает освящать сооружение, на котором изображены античные божества. “Передайте митрополиту, – сказал император, узнав об ответе святителя Филарета, – что я не Петр Великий, но и он не Митрофан Воронежский”. Этим царь хотел сказать, что если прощен Петром I дерзновенный поступок святого Митрофана Воронежского, который отказался войти по приглашению царя в его дворец, увидев на его фасаде изображения персонажей античной мифологии, то митрополиту подобный поступок может стоить многого. Однако император уступил.

А когда придворный аристократ флигель-адъютант А. П. Мансуров вступил в брак со своей двоюродной сестрой княжной Трубецкой, что строго запрещается церковными правилами, святитель, видя в этом попрание основ христианской нравственности, выразил категорическое несогласие с этим нарушением и остался непреклонен, невзирая на просьбу самого императора признать законным данный брак, ибо читал, что “уважение к истине должно быть выше уважения к лицу”.

В 1861 году в России произошло событие огромного государственного и политического значения: было отменено крепостное право. Император Александр II торопил комиссию, подготавливающую решение по отмене крепостного права, так как считал это одной из важнейших задач в государственном управлении. Святитель Филарет, в это время уже преклонный старец, не принимал непосредственного участия в работе комиссии и считал, что в этом сложном деле спешить не стоит. Но ему волей обстоятельств пришлось стать автором знаменитого манифеста, дарующего свободу крестьянам. Председатель комиссии предложил нескольким лицам составить проект манифеста, но все они были неудовлетворительны. Тогда отправили курьера в Москву. Святитель сначала отказывался, ссылаясь на немощь и на незнание данного вопроса. На затем, взявшись за дело, в три дня составил текст, который и был, с небольшими изменениями, обнародован 19 февраля 1861 года.

Земная жизнь святителя приближалась к концу – ему было уже за восемьдесят, но он был полон энергии, продолжая свое служение, совершая дела милосердия и человеколюбия.

В 1865 году Московский комитет Попечительского общества о тюрьмах просил святителя быть постоянным его председателем. Святитель Филарет согласился, и, хотя он недолго управлял этим комитетом в качестве председателя, он показал, как близко ему дело человеколюбия и милосердия, которому он отдавался всей душой. “Нам оставалось удивляться, – вспоминали члены этого комитета, – этой неутомимой деятельности, этой быстроте соображений, этой верности взгляда на дело, этому искусству управлять многочисленными и разнородными собраниями; и все это совершал пред нами маститый старец, жертвуя и малым своим досугом... во имя христианской любви и милосердия”.

В 1867 году святитель Филарет праздновал 50-летие своего служения в сане архиерея. Это был день особого торжества, когда в Свято-Троицкой Лавре собрались люди, знавшие и любившие выдающегося святителя, понимавшие значение этой личности не только для Церкви, не только для России, но и для всего мира. В этот день молились о юбиляре не только в России, но и в православных храмах Европы, Азии и Африки: так велик был авторитет святителя. В день своего юбилея святитель Филарет сказал: “Доложите Государю Императору, что, взыскиваемый всегда его милостями, я прежде говорил себе: я их не заслуживаю, но постараюсь заслужить впоследствии; теперь я этого сказать не могу: оставшееся время коротко, не успеваю”.

Спустя несколько месяцев, 19 ноября 1867 года, святитель Филарет мирно преставился ко Господу.

Обозревая жизнь и деятельность святителя Филарета, мы видим, что Господь наградил его выдающимися дарованиями, которые он своим трудом, старанием и верой преумножил и принес плод, которым мы питаемся и который еще послужит последующим поколениям.

Мы видели, какое человеколюбие имел святитель, как он трудился на духовном поприще, как заботился о главной ценности – о душе человека. Это был выдающийся богослов, ученый, мыслитель, духовный пастырь и общественный деятель, для которого, по словам одного современника, “благо Церкви и Отечества составляло предмет непрестанных попечений и принципом жизни которого были слова: “Ничего – для себя, все – для Бога, и для Церкви Его, и для чад ее””.

Значение этой личности, я уверен, со временем будет все более и более увеличиваться, ибо действительное его значение больше, чем мы сейчас осознаем.

Мы знаем, что еще при жизни святитель Филарет имел от Бога дар благодатной помощи нуждающимся, страждущим. Это прежде всего помощь в болезнях, в недугах, то есть такая помощь, которая превосходит любую материальную. И если с окончанием земной жизни возможность оказания с его стороны материальной помощи прекратилась, то возможность духовной, благодатной, можно быть уверенным, увеличилась.

И я думаю, что для нас, жителей Коломны, родины святителя Филарета, это имеет огромное значение, ибо, зная, что он любил в земной жизни свое земное отечество, мы верим, что он любит его и в небесной своей славе, и поэтому с полным основанием можем считать его небесным покровителем города Коломны и просить его ходатайства и заступничества, чтобы по его молитвам мир и благоденствие царили в этом древнем городе.

Протоиерей Николай Качанкин, ректор Коломенской Духовной семинарии
(По материалам сайта «Коломенская Духовная семинария»)

Форумы