«Небеси подобная» обитель

На высоких холмах правого берега Днепра величественно возвышается увенчанная золотыми куполами Свято-Успенская, Киево-Печерская Лавра — удел Пресвятой Богородицы, колыбель монашества на Руси и твердыня православной веры.

Согласно древнему Преданию Церкви святой Апостол Андрей Первозванный, путешествуя с христианской проповедью в земли скифов, благословил гористый берег Днепра, обратившись к своим ученикам со словами: «Видите ли горы сия? Яко на сих горах возсияет благодать Божия, и град велик имать быти, и церкви многи имать Бог воздвигнути». Так, вместе с первыми храмами Киевской Руси, лаврская обитель стала исполнением пророческих слов Апостола.

В 1051 г. в стольном граде Киеве во время княжения Ярослава Мудрого и митрополичьего служения святого Илариона, Промыслом Божиим, начала свое существование Киево-Печерская Лавра. Чудесным повелением Царицы Небесной, явившейся в видении духовнику преподобного Антония игумену Есфигменского монастыря Феоктисту на далекой Афонской Горе и благословением самого преподобного Антония была устроена обитель, ставшая неисчерпаемым источником благодатной молитвы.

Скоро высокий духовный подвиг преподобного Антония стал широко известен и привлек горожан, приходивших к нему за благословением и духовными советами. Частыми посетителями пещерного монастыря становятся князь Изяслав, сын Ярослава Мудрого, и киевская знать, пожертвовавшие средства на постройку наземного храма и келий, когда пещеры стали тесны для быстро растущего числа братии. Случилось это около 1062 г.: преподобный Антоний поставил первым игуменом преподобного Варлаама, а сам удалился на сорок лет в отдаленную пещеру.

После перевода преподобного Варлаама настоятелем в построенный князем Изяславом Свято-Дмитриевский монастырь, преподобный Антоний благословляет на игуменство преподобного Феодосия (†1074) — как самого кроткого, смиренного и послушного. Когда в монастыре было уже около 100 монахов, преподобный Феодосий послал одного из иноков в Константинополь к скопцу Ефрему, чтобы переписать Студийских устав и принести его в Киев. Задание было выполнено. В это же время в Киев прибыл митрополит Георгий, и с ним — один из иноков Студийского монастыря Михаил, сопровождавший его и передавший монастырю монашеский устав. На основании этих двух вариантов и был создан устав Печерского монастыря. Этот общежительный устав впоследствии принимают все монастыри Киевской Руси.

Важным событием в жизни Киево-Печерского монастыря стали закладка и построение храма Успения Божией Матери. Церковь создавалась 15 лет греческими зодчими и иконописцами и была освящена в 1089 году митрополитом Иоанном. В росписи также участвовал преподобный Алипий, который считается родоначальником особенного, отличного от греческого, иконописного искусства. В 1091 г. в храме были положены мощи преподобного Феодосия. Преподобный Антоний, согласно его завещанию, был погребен под спудом в Ближних пещерах.

Укрепляя первых печерских иноков и назидая на их примере всю Русь, не так давно принявшую Святое Крещение, Господь явил в Лавре множество чудес и знамений. Сила подвигов и молитв преподобных печерских изумляла их современников и все последующие поколения верующих.

Монахи Киево-Печерской обители и, в первую очередь затворники, отличались нравственностью и подвижничеством. Это привлекало в Лавру образованных и знатных людей. Монастырь стал своеобразной академией православных иерархов. До начала XIII века из числа его иноков в разные пределы Киевской Руси было назначено 50 епископов.

Многие печерские иноки становились миссионерами и отправлялись проповедовать христианство в те области Руси, где население исповедовало язычество. Так, преподобный Евстратий Постник в 1096 г. был взят в плен половцами, продан иудеям и замучен за проповедь христианства; преподобный Кукша и его ученик Иоанн, крестившие вятичей, также были замучены; преподобный Никон Сухой склонил к христианству одного из знатных половцев с семьей. Часто проповеди монахов и обращения их к князьям были направлены против раздиравших Киевскую Русь усобиц, призывали к сохранению целостности великокняжеской власти и порядка наследования княжеского престола представителями киевской династии.

С Киево-Печерским монастырем связано летописание. Первым известным летописцем был преподобный Никон, игумен Печерского монастыря. Автором Печерской летописи считается преподобный Нестор Летописец, около 1113 г. окончивший свою гениальную «Повесть временных лет». В первой четверти XIII в. в монастыре было создано уникальное произведение — «Киево-Печерский Патерик», основу которого составили рассказы инока Поликарпа, а также послания Симона, епископа Владимиро-Суздальского.

Играя значительную роль в объединении восточнославянских земель, являясь духовным, социальным, культурным и просветительским центром, Печерская обитель пользовалась заслуженной славой не только на Руси, но и в Польше, Армении, Византии, Болгарии и других странах.

Начиная с 40-х годов XIII ст. и до начала XIV в. Киево-Печерская Лавра была свидетельницей татаро-монгольских нашествий и вместе с народом претерпевала бедствия. Золотоордынские ханы, понимая значение Киева для восточных славян, всячески препятствовали возрождению города. От татарских набегов монастырь, как и весь Киев, сильно пострадал также в 1399 и 1416 гг. Источников, сообщающих о жизни Лавры в этот период, сохранилось мало. В связи с тем, что Чингисхан и его преемники, в силу своего суеверия (они почитали божества различных религий), проявляли веротерпимость, есть основание полагать, что жизнь и богослужения в монастыре не прекращались. Известно, что в 1251, 1274 и 1277 гг. в Киев из Греции приезжал митрополит Кирилл. Он совершал в Софийском соборе хиротонии епископов для Владимира - на - Клязьме и Новгорода. В 1284 г. митрополит Максим созвал Собор епископов и позднее сам совершал епископские хиротонии.

Митрополит Макарий (Булгаков) считает, что иноки жили не в самой обители, а вокруг нее, «по дебрям и лесам, в уединенных пещерах, и тайно сходились в один уцелевший от разорения придел церкви для совершения Богослужения.»

В середине XIV в. начинается литовская экспансия на Украине. Несмотря на то, что Литовский князь Ольгерд, которому подчинялись Киевские земли исповедовал первоначально языческую веру, а затем после принятия Кревской унии (1385 г.) между Литвой и Польшей, началось усиленное насаждение католицизма, Печерская обитель жила в этот период полнокровной жизнью. Об этом свидетельствует, в частности, такой факт: юноша Арсений, родом из Твери, принявший во второй половине XIV в. постриг «...возрадовался духом, нашедши в Киево-Печерском монастыре иноков, которые сияли добродетелями, как звезды на тверди небесной, и, стараясь подражать им, в продолжение многих лет проходил разные степени послушания...»

Печерский монастырь оказал определенное влияние и на развитие Церкви в сопредельных русских землях в бедственное для них время. Так, во второй половине XIV в. постриженик Киево-Печерского монастыря Стефан, Мохринский Чудотворец, основал недалеко от Москвы Мохринский, а в Вологодской земле — Авнежский монастыри. Тверской епископ Арсений основал в своей епархии Желтоводский Успенский монастырь. В конце XV в. печерский постриженик Кузьма Яхромский основал монастырь на р. Яхроме во Владимирском уезде (недалеко от Москвы).

В этот период Печерский монастырь пользовался такой славой, что нередко некоторые русские князья приходили в Лавру и оставались жить в ней навсегда, причем некоторые из них и сами прославились как знаменитые подвижники. В частности, здесь в 1439 г. в монашество с именем Феодосий принял известный полководец князь Феодор Острожский, передавший обители свои богатства.

К концу XVI в., преодолевая различные трудности, связанные с окатоличиванием украинских земель, а также вмешательств во внутреннюю жизнь Лавры короля и магнатов, монастырь, отстраивая храмы и приобретая новые земли, активно возрождается. Уже не имея прежней славы, бывшей в первые века его существования, он остается одним из крупных духовных, просветительских и культурных центров Украины. И новая волна возрождения духовного авторитета Печерского монастыря поднялась в период борьбы с унией, когда обитель возглавили выдающиеся деятели той эпохи: архимандриты Никифор Тур, Елисей Плетенецкий, Захария Копыстенский, св. митрополит Петр Могила, Иннокентий Гизель и другие. Так, с именем Елисея Плетенецкого связано начало книгопечатания в Киеве. Первой отпечатанной в типографии Киево-Печерской Лавры книгой, дошедшей до наших дней, является «Часословец» (1616-1617 гг.). В 1680-90-х годах в Лавре инок Батуринского Крупицкого монастыря, будущий святитель Дмитрий Ростовский, составляет «Жития святых», которые и поныне являются любимым чтением христиан.

С 1786 г. киевские и галицкие митрополиты были одновременно настоятелями (священноархимандритами) Печерской Лавры. Первым лицом после настоятеля в Лавре был наместник — как правило, иеромонах или игумен, позднее — архимандрит. Всеми делами монастыря управлял Духовный Собор во главе с наместником. В его состав входили руководители лаврских ведомств. По духовным штатам следующим по старшинству после наместника был казначей. В его ведении находились книги прихода и расхода всех лаврских ведомств. Начальник счетного стола сверял приходные и расходные статьи, составлял ежемесячные и годовые ведомости. Благочинный отвечал за порядок в Лавре, наблюдал за поведением монахов, послушников, распоряжался караулом. Экклезиарх ведал всеми лаврскими церквами, ризницами, утварью, выделкой и продажей свечей, колокольным благовестом и церковной стражей. Келарь ведал трапезной, просфорней и всеми съестными припасами. Помощником келаря был «ключник погребный». Блюстители обеих пещер стояли во главе братии пещер и наблюдали за порядком в пещерах и пещерных церквах. На попечении больничного начальника были больные и престарелые из числа лаврской братии. Эконом внутренний распоряжался всем имуществом внутри Лавры; эконом внешний руководил лаврскими угодьями и хозяйством вне Киева. Типограф управлял типографией. Библиотекарь ведал лаврской библиотекой. Для исповеди монахов избирался ими духовник.

Киево-Печерскую Лавру не обходил вниманием ни один из русских государей: Алексей Михайлович и Петр Великий, Екатерина II, Анна Иоанновна, Николай I и Николай II, Александр I, Александр II, Александр III, Павел, Елизавета... Посещая Лавру, цари так же как и подданные брали благословение у настоятеля, прикладываясь к его руке. Романовы передавали в дар обители лично, либо через своих посланцев золотые кресты и лампады, усеянные алмазами оклады богослужебных книг, ризы золотого шитья, парчу и кипарисовые гробницы для усопших угодников.

Среди дарителей имена великокняжеские, граф Шереметьев и княгиня Гагарина, граф Румянцев-Задунайский (погребенный в Успенской церкви) и князь Потёмкин, гетман Мазепа, графиня Орлова-Чесменская и сотни других. Значительные суммы на содержание Лавры жаловались дворянами, купцами, промышленниками, иностранцами. Даже простолюдины, при своём весьма скромном достатке, считали христианским долгом пожертвовать Лавре часть сбережений.

При Печерском монастыре существовали странноприимница и больница, на строительство которых, Лавра израсходовала более ста тысяч рублей. До восьмидесяти тысяч паломников принимала ежегодно святая обитель на иждивение. Многие из них не только бесплатно проживали в лаврской гостинице, но и питались (за счет монастыря) хлебом и щами три, четыре и более дней кряду. И так на протяжении десятилетий!

Как и прочие монастыри империи, Лавра выделяла значительные средства на развитие образования: содержала собственную начальную школу, Духовное училище, ассигновала средства на обучение бедных учащихся Киевской епархии и даже установила пять стипендий в духовно-учебных заведениях Киева и Костромы "В память о чудесном спасении священной жизни Государя-Императора Александра II 4 апреля 1866 года".

1 декабря 1860 г. в Лавре открылось двухклассное народное училище для детей штатных служителей и жителей Киева. Впоследствии оно было названо лаврской двухклассной церковноприходской школой. В 1914 г. она принимала на обучение до 130-140 детей.

Существенными были пожертвования Лавры и других крупных монастырей в годы русско-японской и первой мировой войны. В 1806-1812 г.г. Лавра пожертвовала "на военные издержки и разоренных войною" более шестидесяти тысяч рублей.

Как видим, Киево-Печерская обитель всегда отзывалась на всякое благое, христианско-народное и церковно-общественное дело. Благотворительность, любовь к ближним создавали Киево-Печерской Лавре заслуженный авторитет. Свидетельство тому — щедрые подарки царствующих особ с сопроводительными документами "о дарении в ознаменование особого расположения к Обители за труды и молитвы братии Лаврской во имя спасения душ человеческих".

Многие именитые люди хотели, чтобы после смерти их погребли на Лаврском кладбище. Подобное завещание оставил, в частности, генерал-фельдмаршал Борис Петрович Шереметьев. Однако после смерти Шереметьева, последовавшей в Москве, по повелению Петра I тело покойного доставили не в Киев, а в Александро-Невскую Лавру Санкт-Петербурга. На Рождественском кладбище Лавры, в Большой Успенской церкви, на территории обители покоились многие выдающиеся деятели России и Украины, в том числе дочь упоминаемого Б. П. Шереметьева — Наталия (в монашестве — Нектария) Долгорукая. Нелегкая судьба этой женщины была у всех на слуху многие годы. Опальная княжна приняла схиму в Флоровском монастыре (в 1757 г., 43-х лет от роду). Деятельный человек, образованная женщина, она принимала участие в восстановлении Десятинной церкви и других киевских храмов. Скончавшаяся 3 июля 1771 г. монахиня Нектария с подобающими княгине и подвижнице почестями была погребена в Лавре.

8 декабря 1769 г., спустя месяц после смерти императрицы Екатерины, скончался Петр Александрович Румянцев-Задунайский, выдающийся военачальник и государственный деятель, фаворит царского двора, всю сознательную жизнь посвятивший служению державе. Император Павел наложил на всю Российскую Империю трехдневный траур "В память великих заслуг фельдмаршала Румянцева перед Отечеством". По завещанию Румянцева, тело его перевезли в Киев и погребли в Лавре, у клироса соборной Успенской церкви. При входе в храм, в особо устроенном здании ему воздвигли грандиозный памятник.

В 1911 г. земля обители приняла останки Петра Аркадиевича Столыпина — выдающегося государственного деятеля Российской Империи.

В Лавре сложился уникальный некрополь. В земле святой обители, в церквах и пещерах ее почивают: первый киевский митрополит Михаил, князь Федор Острожский, Елисей Плетенецкий, свт. Петр Могила, Иннокентий Гизель, десятки других выдающихся деятелей отечества.

После октябрьского переворота для Лавры начались самые трудные в ее истории времена. Согласно Декрету советского правительства «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» все имущество церковных и религиозных обществ было объявлено достоянием народа. 29 сентября 1926 г. ВУЦИК и Совет народных Комиссаров УССР приняли постановление о «Признании бывшей Киево-Печерской Лавры историко-культурным государственным заповедником и о превращении ее во Всеукраинский музейный городок». Постепенная изоляция церковной общины, вытеснение ее новосозданным музеем завершились к началу 1930 г. полной ликвидацией монастыря. Часть братии была вывезена за сотню километров от Киева и расстреляна, остальные были заключены в тюрьмы или сосланы. Лавра подверглась разорению и разрушению.

Огромный ущерб архитектурным и историческим ценностям Лавры был нанесен и в годы Великой Отечественной войны. 3 ноября 1941 года был взорван Свято-Успенский собор. До сих пор точно не установлено кем производились взрывные работы — гитлеровцами, или советским подпольем. Тем не менее, остается очевидной разрушительная и дикая по своему характеру суть одного и другого безбожного режима.

В конце 50-х годов под усилением давления партийно-политической системы Заповедник превращается в рассадник заидеологизированной атеистической пропаганды. В это время по указанию директивных партийных органов были засыпаны старинные колодцы Антония и Феодосия, которые еще с давних времен пользовались большой популярностью у верующих а также выполняли дренажную функцию.

В 1961 г. волюнтаристским решением вышеназванных органов действующий монастырь, возобновившийся на территории Нижней Лавры во время фашистской окупации — 1941 г. был упразднен, его насельники изгнаны.

В июне 1988 г. в связи с празднованием 1000-летнего юбилея Крещения Киевской Руси и согласно постановлению Совета Министров УССР новосозданной печерской общине была передана территория Дальних пещер со всеми наземными строениями и пещерами; в 1990 г. передана территория Ближних пещер.

Пещеры Киевской Лавры

История Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры уходит в глубину веков и начинается с Дальних и Ближних пещер и неразрывно связана с ними.

Существует несколько мнений о том, когда именно преподобный Антоний поселился в одной из Варяжских пещер, составляющих часть нынешних Дальних пещер, но большинство ученых относят это событие к 1051 г. И именно эту дату принято считать датой основания Киево-Печерского монастыря.

Когда вокруг преподобного Антония собралось 12 иноков, были устроены новые келии, началась перестройка нынешних Дальних пещер.

В 1057 г. преподобный Антоний, стремившийся к уединению, старшим среди братии поставил преподобного Варлаама, который стал первым киевопечерским игуменом. Сам же он переселился на другой склон, где ископал для себя новую подземную келью - ныне Ближние пещеры. Но и здесь вскоре возле преподобного Антония собрались иноки. Так возникли два комплекса пещер подземного монастыря: Ближние, или Антониевы и Дальние, или Феодосиевы.

При игуменстве преподобного Феодосия в 1060-1062 гг. над Дальними пещерами был построен деревянный монастырь, куда и братия перешла из пещер. Численность ее составляла около 100 человек, что было весьма много даже для греческих монастырей.

Необходим был устав — свод правил, регулирующих жизнь монастыря. Поэтому преподобный Феодосий послал одного из иноков в Константинополь к скопцу Ефрему, чтобы тот переписал Студийский устав и принес его в Киев. В это же время в Киев прибыл митрополит Георгий, и с ним — один из иноков Студийского монастыря Михаил, сопровождавший его и передавший монастырю монашеский устав. На основании этих двух вариантов и был создан устав Печерского монастыря. Следует отметить, что в отличие от Дальних пещер на Ближних пещерах в Древнерусский период наземного монастыря не было.

По завершении строительства Успенского собора в середине 70-х гг. XI в. центр Печерского монастыря смещается на территорию нынешней верхней Лавры. В "ветхом" монастыре осталась только незначительная часть иноков. Ближние и Дальние пещеры стали местом уединения подвижников и местом погребения умершей братии. Первым погребением в Ближних пещерах было погребение преподобного Антония в 1073 г., а в Дальних — преподобного Феодосия в 1074 г.

Немецкий ученый Л.Н.Гитц в своем труде по истории Киево-Печерского монастыря отмечает, что обычай погребать иноков в пещерах был заведен при игуменстве преподобного Никона, который принес его из Тмутаракани. Но чин погребения в пещерах есть в Студийском уставе. Он существенно отличается от обычного чина христианского погребения. Так, умершему обшивали тканью открытые части тела, складывали руки на груди, накрывали лицо, клали на доску и без гроба закладывали в специально выкопанную локулу. Со стороны пещерного коридора локула закрывалась иконой или замуровывалась. Через три года ее открывали. Если тело истлело, это было знаком того, что инок вел праведную жизнь: черепа собирали отдельно, кости отдельно. Если же тело оставалось неистлевшим, то локула опять закрывалась и за инока молились. Спустя два года локулу снова открывали. Но в Киеве эта традиция прервалась, так как тление тела после погребения здесь было обычнм явлением. Господь же прославил в Печерском монастыре Своих угодников нетлением мощей, что явилось чудом. Вот как описывает мощи преподобного Феодосия Печерского преподобный Нестор Летописец, который был участником их открытия: "... лежат мощи его, но суставы не распались, и волосы на голове слиплись".

Нам известны также и одиночные погребения иноков в пещерах, в частности мы знаем, что преподобный Феодосий Печерский был похоронен в своей келье.

В 1240 г. орды хана Батыя разрушили Киев, а вместе с ним — и Киево-Печерский монастырь. Сведения о пещерах, относящиеся к этому времени довольно скудны. Известно лишь, что лаврские пещеры опять на долгое время становятся местом обитания иноков, а также местом погребения защитников Киева. В Ближних пещерах есть большие ниши, заполненные человеческими костями, которые предположительно являются такими захоронениями.

Период второй половины XIII конца XVI веков в исторической науке остается неизученным, что объясняется отсутствием письменных источников. Практически никаких документов этого периода об истории пещер до наших дней не дошло. Отдельные свидетельства, дошедшие до нас относятся в основном к XVI— началу XVII века. Весьма интересны описания лаврских пещер, такими путешественниками, как инок Зосима (1420 г.), князь Андрей Владимирович, барон Сигизмунд Герберштейн (1486-1563), Александр Гваньини (1538-1614), Мартин Груневич (1559 - после 1606), Станислав Сарницкий. Но особенно интересны записки Эриха Лясоты (род. ок. 1550 г.), который состоял на службе у императора Рудольфа II и по его поручению ездил в 1594 г. с посольством к запорожским казакам. Находясь в Киеве, он посетил Печерскую Лавру, оставив об этом воспоминания. В частности, он пишет, что пещеры имеют много ходов, "которые бывают в рост человека, а кое-где такие низкие, что надо нагибаться, но они такие широкие, что двое могут разминуться... Вход отделан почти так же, как это бывает при входах в шахты". В Ближних пещерах Эрих Лясота обратил внимание на две подземные церкви, "в которых каждую субботу служится обедня".

Интересно и то, что в писании размеров пещер иностранцами встречаются и явные преувеличения. Так, итальянец Александр Гваньини в 1581 г. писал, что в Киеве, кроме следов минувшего величия, есть подземные пещеры, выкопанные на огромные расстояния, "как свидетельствуют некоторые, на 80 миль". А польский летописец и географ Станислав Сарницкий утверждал, что пещеры тянутся "аж до Новгорода Великого".

Наиболее интересные сведения о лаврских пещерах оставил украинский писатель первой половины XVII века Афанасий Кальнофойский в книге "Тератургима". Он обстоятельно описал пещеры и прибавил к своему описанию схематические планы. Хотя эти планы не имеют масштаба и не указывают направления и точной длины пещер, они представляют собой несомненную историческую ценность, так как являются первыми известными науке картографическими изображениями лаврских пещер. Фактически с этого времени начинается картографическая летопись пещер Киево-Печерской Лавры.

В ХХ в. картографические изображения Ближних и Дальних пещер изучались наряду с их археологическими исследованиями.

Археологические исследования Ближних и Дальних пещер проводились в годы советской власти, когда Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра не функционировала как монастырь, а была преобразована в "центр" атеистической пропаганды.

Археологические раскопки проводились в 1934, 1937, 1968-1969, 1979, 1988 годах. Раскопки имели не только научную, но и пропагандистскую антирелигиозную направленность. В них участвовали антропологические комиссии, "которые раскрывали гробницы с мощами в 1922 и 1939 годах" и установили, "что в гробницах были перемешаны кости людей, похороненных в пещерах в разные периоды существования монастыря, а не "нетленные мощи святых", как утверждали монахи".

На территории Лавры была устроена выставка "История лаврских пещер", оскверняющая не только такую святыню как Киево-Печерская Лавра, но и чувства сотен тысяч православных христиан. Среди материалов ее были "различные планы пещер, которые свидетельствуют о перестройках и приспособлении их монахами для массового посещения богомольцев; культовые предметы, применявшиеся как "целебные средства" (металлическая шапка Иоанна Многострадального, так называемые "мироточивые главы" — обычные человеческие черепа, которые монахи выдавали за главы неизвестных святых; эти головы якобы выделяли целебное миро), вериги — железные цепи, которые носили на теле фанатики, и другие экспонаты".

Экскурсоводы Киево-Печерского государственного историко-культурного заповедника, водя экскурсантов по пещерам, рассказывали в духе атеистической пропаганды о "научных данных о мумификации, т.е. высыхании трупов, и особых природных условиях лаврских пещер, которые способствовали этому естественному и распространенному явлению".

Верующие могли попасть в пещеры только присоединившись к таким экскурсионным группам. Они старались отставать от толпы. Чтобы приложиться к святым мощам, попросить у преподобных исцеления и заступничества перед Богом.

Производились ли попытки в атеистическое время раскопать место погребения преподобного Антония?

Начнем с того, что еще в средневековье делались попытки найти мощи преподобного Антония Печерского. До наших дней сохранилось несколько рассказов о его мощах. Так, немец Эрих Лясота, о котором уже говорилось выше, посетивший Киев в 1594 г., записал рассказ инока, который водил его по пещерам. Из этого рассказа нам известно, что когда приближалась кончина преподобного Антония и он простился с братией, внезапно между ним и иноками обвалилась земля. Иноки хотели откопать мощи преподобного, но из-под земли вырвалось пламя и отогнало их. Они решили отойти влево и копать там, но на них обрушился поток воды. Следы огня и воды за иконой преподобного Антония, стоящей на том месте, где обвалилась земля, видны и по сей день.

Что же касается мощей второго основателя Лавры — преподобного Феодосия нам известно, что мощи его, которые иноки Печерского монастыря перенесли в 1091 г. в Успенский собор, были спрятаны в 1240г. при угрозе нашествия орд хана Батыя. Шли годы, одно поколение печерских иноков сменялось другим, и место захоронения забылось. Нет и документальных свидетельств о том, предпринимались ли попытки обрести мощи преподобного Феодосия Печерского. Существует два предположения о том, где могли быть скрыты его мощи: первое — что они были погребены под спудом Успенского собора, что мало вероятно, и второе — что они погребены в Дальних пещерах. Подтвердить последнее предположение весьма сложно, поскольку Дальние пещеры и в наши дни остаются по сути археологически не изученными.

В годы советской власти делались попытки обнаружить мощи основателей Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, но так как они были неофициальными, то подтвердить документально результаты этих исследований не представляется возможным. Существует современное устное предание о том, что археологам, пытавшимся раскопать предполагаемое место погребения прподобного Антония помешали огненные искры, которые начали вдруг появляться во время раскопок.

По тем или иным причинам (возможно, еще не время) Господь не являет нам нетленные останки этих двух великих Своих угодников.

В 1988 г. была сделана сенсационная археологическая находка — открыта, по Божией милости, келья преподобного Феодосия Печерского рядом с подземной церковью Рождества Христова в Дальних пещерах. В прошлом году в фондах музея была найдена крышка от раки, в которой когда-то хранились мощи Прподобного Феодосия.

Времена меняются. Пришло время собирать камни святых алтарей. Канули в прошлое времена атеистического мракобесия. Перестроечные процессы, которые начались в обществе с 1985 г., дали возможность переосмыслить и демократизировать отношения между государством и Православной Церковью. В ознаменование 1000-летия Крещения Киевской Руси в 1988 и 1990 г. правительство УССР приняло решение о передаче нижней территории Киево-Печерского государственного историко-культурного заповедника Украинскому Экзархату Русской Православной Церкви. Первой, в 1988 г., была передана территория нынешних Дальних пещер.

Возобновление деятельности православного мужского монастыря на территории Дальних пещер ознаменовалось Божиим знамением — три мироточивые главы начали источать миро. Был проведен химический анализ образцов, "взятых из чаш с мироточивыми главами №26, №9, №4". "Химический анализ образцов был произведен в лаборатории кафедры биохимии Киевского медицинского института... Результаты анализа показали: все образцы являются высоко очищенными маслами, которые не имеют в себе примесей высших жирных кислот, что подтверждается отсутствием реакции стерификации и метилирования. Образцы хорошо растворялись в хлороформе и ацетоне и практически не растворялись в воде и метаноле. Низкая электропроводность образцов свидетельствует об отсутствии ионизированной среды (воды и ионизированных частиц). В образцах не выявлены неорганические фосфаты и ионы аммония (NH4OH, H3PO4), что свидетельствует об отсутствии процессов распада органических веществ, содержащих азот, и фосфатов. Исследование содержания белка (по Лоури) было проведено в водных вытяжках образцов.

Исследованием установлено, что образец №26 имеет 20 мг белка на 100 мг, образец №9 — 13 мг, а образец №4 — 73 мг. Такой показатель свойственен только живому организму". Феномен мироточивых глав ученые объяснить не могут. Для верующих же — это действие Божией благодати.

(По материалам сайта Успенской Киево-Печерской Лавры)

Форумы