Великая Пятница Страстной седмицы (комментарий в свете веры)

Распятие Христово. Древнерусская икона, XV в.
Распятие Христово. Древнерусская икона, XV в.

Вечером 5 апреля, в канун Великой Пятницы, в Храме Христа Спасителя Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил утреню с чтением 12-ти Евангелий Святых Страстей Господа нашего Иисуса Христа.

Его Святейшеству сослужили архиепископ Истринский Арсений и епископ Бронницкий Амвросий.

Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru
Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru

Утреня с чтением 12-ти Евангелий совершается у Креста и включает евангельские чтения и песнопения, посвященные воспоминанию Страстей Спасителя. По 6-м Евангелии хор поет прокимен «Разделиша ризы Моя себе и о одежди Моей меташа жребий». Перед 9-м Евангелием поется ексапостиларий «Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи».

Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru
Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru

После утрени, по благочестивому обычаю, верующие приносят домой свечи, которые они зажигали во время чтения Евангелий.

Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru
Фото - Ю. Клиценко, Седмица.Ru

* * *

6 апреля, в Великий Пяток, посвященый воспоминанию Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в сослужении архиепископа Истринского Арсения совершил вечерню в Храме Христа Спасителя.

Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru
Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru

В конце богослужения через северные врата из алтаря на середину Храма была перенесена Святая Плащаница с изображением погребения Христа. На украшенную цветами Плащаницу Его Святейшество возложил Святое Евангелие. Перед Плащаницей была установлена кадильница, воскуряющая фимиам.

Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru
Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru

Поклонившись Плащанице Христа Спасителя, Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к многочисленной пастве с Первосвятительским словом.

Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru
Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru

Слово Святейшего Патриарха Алексия за вечерней в Великий Пяток

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В эту Великую Пятницу и Великую Субботу мы отмечаем празднование Благовещения Пресвятой Богородицы. Сегодня за вечерней, когда мы вспоминаем снятие Пречистого Тела Господа и Спасителя со Креста, звучит песнопение: «Послан Бысть с небесе Гавриил архангел, принести Отроковице радость Благовещения». Как повествует Святое Евангелие, приветствуя Преблагословенную Деву Марию, архангел Гавриил сказал: «Радуйся Благодатная, Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах!» (Лк. 1: 28) Посланник Божий сообщил, что Дева Мария обрела благодать у Бога и достойна родить Спасителя мира Господа Иисуса Христа.

Что же ответила Пречистая Богоматерь на слова архангельского приветствия? Она сказала: «Се, раба Господня, буди Мне по слову твоему» (Лк. 1: 38) И эти слова Она повторяла всей Своей жизнью. Во время земного подвига Господа и Спасителя Она познала вражду и ненависть фарисеев и книжников, но самым трудным Ее переживанием стало стояние у Креста Ее Возлюбленного Сына. Что перенесло сердце Матери в эти священные и трагические для Нее минуты, когда сбывалось пророчество праведного Симеона Богоприимца: «Тебе же Самой душу пройдет оружие» (Лк. 2: 35)? Это пророчество было произнесено праведным Симеоном еще тогда, когда святой праведный Иосиф и Пречистая Богоматерь во исполнение иудейского закона принесли Младенца Христа в Иерусалимский храм. И вот, оружие – безмерная скорбь и страдание – проходило сквозь сердце Матери Божией в страшные минуты искупительного подвига Спасителя.

Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru
Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru

Сегодня – Великая Пятница. Вчера во время чтения 12-ти Евангелий Святых Страстей Господа нашего Иисуса Христа мы прошли за Спасителем по Его Крестному пути. Сын Божий совершил искупление всего рода человеческого единожды и навсегда, но быть причастными к искупительному подвигу Спасителя или отвергнуть Жизнь Вечную зависит от нас самих.

Сегодня мы будем прикладываться ко Святой Плащанице, вспоминая снятие Божественного Тела Сына Божия со Креста и события праздника Благовещения. Оглянемся же на свой жизненный путь: всегда ли мы предаем себя и свою жизнь воле Божией, говорим ли мы те слова, которые сказала Пречистая Богоматерь архангелу Гавриилу: «Се раба Господня, буди мне по слову твоему»? Нет, мы не желаем смириться перед Богом. Нам кажется, что наш крест слишком тяжел, что болезни и испытания, которыми Господь посещает нас, выше наших сил.

Мы забываем о том, что искупительный подвиг Господа и Спасителя совершен за нас, за все человечество. Нам нужно быть достойными этого великого искупительного подвига. Господь со Креста, простирая к нам Свои руки, говорит: «Придите ко Мне вси труждающиеся и обременении, и Аз упокою Вы. Возьмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим» (Мф. 11: 28-29).

Нам нужно лишь прийти к Господу, и Он подаст нам Свое успокоение, Свое утешение, ведь с Богом не страшны никакие трудности, и тогда легким покажется и наш малый жизненный крест, который дается каждому по силам. Выше человеческих сил креста не бывает, а после Голгофы следует Воскресение.

Мы должны быть достойны радости встретить Воскресшего Господа и Спасителя, а для этого нам надо осознать величие Крестного подвига Сына Божия и стараться построить свою жизнь по Евангельским заповедям. Заповедь главнейшая призывает нас: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем умом твоим, и всею крепостию твоею» (Мк. 12: 30). И вторая заповедь: «Возлюбиши ближнего своего, яко сам себе» (Мк. 12: 31).

Как часто от этой правды Божией мы уходим «во страну далече»! Но в эти священные минуты воспоминаний о Крестных страданиях Спасителя нашего Иисуса Христа и поклонения Его Пречистым Язвам от души, от сердца попросим же Господа сотворить в нас плод достойный Его искупительного подвига, дабы возрастать нам в христианских добродетелях, совершенствоваться и приближаться к Богу в меру своего возраста. Когда мы будем жить с Богом, то и Господь пребудет с нами, укрепит нас и в малом крестоношении, и в очищении от скверны греха. Это осознание близости Господа должно сопутствовать нам не только в момент лобызания Святой Плащаницы Христовой, а на всем протяжении нашего жизненного пути.

Аминь.

Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru
Фото Ю.Клиценко, Седмица.Ru

* * *

Великая Пятница

М. С. Желтов, А. А. Ткаченко

(Статья из VII тома «Православной энциклопедии»)

Церковнославянское название – Святый и великий пяток; греческое – Hе agia kai megale Paraskeue; латинское – Feria VI in Parasceve],

Пятница Страстной седмицы, один из главных дней церковного календаря, посвященный воспоминанию дня искупительных Страданий и Крестной Смерти Господа Иисуса Христа.

События Великой Пятницы Рассказ о дне страданий Спасителя присутствует у каждого из 4 евангелистов (Мф 26. 20–27. 66; Мк 14. 17–15. 47; Лк 22. 14–23. 56; Ин 13. 1–19. 42), согласно которым все, что произошло в Великой Пятницы, не было случайностью, а являлось важнейшей частью домостроительства (Божественного плана) спасения. Евангелия повествуют о событиях, происходивших начиная с ночи четверга и до вечера пятницы Страстей: после Тайной вечери и Прощальной беседы Спаситель с учениками отправились в Гефсиманию (сад у подножия Масличной (Елеонской) горы), где провели часть ночи (ученики в дремоте, а Христос – в молитвенном подвиге; см. Гефсиманское борение) до прихода Иуды Искариота с вооруженной толпой от первосвященников и старейшин израильских. Господь Иисус был арестован, а его ученики разбежались. Иисус Христос был отведен к первосвященнику Анне, а затем предстал перед Каиафой (до рассвета) и судом Синедриона (утром), который приговорил Его к смерти. В это время ап. Петр, следовавший за Учителем и ожидавший исхода дела во дворе, трижды отрекся от Него. После вынесения приговора Христа доставили к римскому прокуратору Понтию Пилату (он был полномочным представителем римской власти и помимо прочего ведал смертными казнями), который отослал Его к тетрарху Ироду Антипе, правившему в Галилее (ибо Иисус был из Галилеи; тем самым Понтий Пилат хотел переложить на Ирода ответственность за смерть Христа). После допроса, поругания и осмеяния у Ирода Господь Иисус снова был приведен к Пилату. Несмотря на свое желание отпустить Христа и после нескольких неудачных попыток сделать это, Понтий Пилат под давлением иудейских первосвященников и толпы предал Его на Распятие. Узнав о приговоре, раскаявшийся в предательстве Иуда наложил на себя руки. После бичевания и поругания в претории Господь Иисус Христос был выведен за пределы Иерусалима и распят римскими солдатами, разделившими между собой Его ризы, на Голгофе (Лобном месте, где по преданию был похоронен череп Адама (Epiph. Adv. Haer. [Panarion] 26 (46). 5)). Претерпев несколько часов крестных страданий, свидетелями которых было множество народа, Господь Иисус Христос умер на Кресте, «и завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (Мф 27. 51–52). Двое из Его тайных учеников Иосиф Аримафейский и Никодим сняли Тело Иисуса с Креста, обвили его плащаницей и похоронили «во гробе» – небольшой пещере неподалеку от Голгофы, закрыв его большим камнем; при погребении присутствовали женщины-последовательницы Христа (мироносицы).

Предательство Иуды
Предательство Иуды

На другой день по просьбе израильских старейшин (боявшихся, что ученики Иисуса украдут Его Тело и объявят о воскресении) Понтий Пилат приказал римским солдатам, опечатав пещеру, охранять ее, а на следующий день произошло событие Воскресения Христова, наряду с Боговоплощением и Распятием являющееся главным событием в истории человечества. Вера в то, что Сын Божий воплотился, пострадал и воскрес, составляет основу и главное благовестие Христианства (см., напр.: Деян 2. 23; 3. 13–18; 4. 10; 1 Кор 1. 18, 23; 2. 2; 15. 3–4), поэтому Великой Пятницы, Великая суббота и Пасха (т. н. пасхальное триденствие) – центральные в церковном календаре. Богослужение Великой Пятницы полностью посвящено воспоминанию событий от окончания Тайной вечери и до погребения Пречистого тела Господа Иисуса Христа (подобно др. дням Страстной седмицы, Великая Пятница как литургический день открывается не вечерней, а утреней и заканчивается на повечерии).

Вопрос о праздновании Великой Пятницы в ранней Церкви неотделим от вопроса о праздновании Пасхи, которая во II–III вв. отмечалась в разных местностях по-разному и часто понималась не как праздник Воскресения, а как воспоминание Распятия (поскольку Страсти Христовы приходились именно на празднование иудейской Пасхи) – напр., в соч. Epistula apostolorum, написанном в М. Азии во II в., воскресший Господь Иисус заповедует апостолам «праздновать воспоминание Его Смерти, т. е. Пасхи». У Тертуллиана «Пасхой» называется день Распятия и Крестной Смерти (Tertull. De orat. 18; ср.: [Ps.-Cyprian]. De pascha computus // CSEL. Vol. 3. P. 3), а Ориген в беседах на Книгу пророка Исаии объясняет, что на Пасху вспоминаются Страдания Христа по той причине, что Его Воскресение и так празднуется каждую неделю (Orig. In Is. 5. 2). У мн. ранних авторов само слово «Пасха» понимается как производное от греческого глагола paschein (страдать) (напр., Мелитон. О Пасхе. 46; Iren. Adv. haer. 4. 10. 1; Iust. Martyr. Dial. 40.1; 91. 4; 92. 1–2; Lact. Div. inst. 4. 26; Ioan. Chrysost. In Ep. I ad Tim. V. 3 // PG. 62. Col. 530; подробнее см.: Mohrmann Ch. Pascha, Passio, Transitus // Ephemerides Liturgicae. R., 1952. Vol. 66. P. 37–52). Даже там, где Пасха понималась как праздник Воскресения, пасхальной литургии предшествовал многочасовой пост (древнейшее свидетельство – Tertull. De orat. 18; De jejun. 2. 2), долженствовавший напомнить о Распятии.

Положение во Гроб. Худ. М.Караваджо, XVII в.
Положение во Гроб. Худ. М.Караваджо, XVII в.

Поскольку до I Вселенского Собора практика праздновать Пасху (понимаемую как праздник Воскресения) в один из воскресных дней не была всеобщей, то и день для воспоминания Страстей в разных традициях выбирался по-разному. Это был или день иудейской Пасхи (по юлианскому календарю в разные годы выпадающей на разные даты), или 25 марта (как историческая дата Страстей), или еще к.-л. день. После I Вселенского Собора всеобщей стала традиция праздновать Пасху в 1-е воскресенье после 1-го весеннего полнолуния, а воспоминание Страстей закрепилось за пятницей перед этим воскресеньем, получившей наименование «Великой» (раннее обозначение дней Страстной седмицы как «великих» – Const. Ap. VIII. 33), «Святой» и др.

Т. о., к IV в. Великая Пятница и Великая Суббота стали днями самого строгого поста в году, готовящего верующих к празднованию Воскресения (вопрос о продолжительности и мере предпасхального поста возник уже во II–III вв. в связи со спорами о дате празднования Пасхи: Euseb. Hist. eccl. 5. 24. 12; Dion. Alex. Ep. ad Basilidem. 1; Didasc. apost. V. 18–19). Строгость поста в Великой Пятницы нашла свое выражение и в ограничении совершения Евхаристии в этот день. После V и до XII–XIII вв. в православных странах в Великой Пятницы литургия не совершалась вообще или совершалась только литургия Преждеосвященных Даров (хотя, напр., в кон. IV в. в Антиохии в Великой Пятницы служили полную литургию: Ioan. Chrysost. De coemetr. et de cruc. // PG. 49. Col. 397–398); согласно Иерусалимскому уставу, принятому в XII–XIV вв. в православной Церкви повсеместно, литургия в Великой Пятницы не совершается (кроме случая совпадения с праздником Благовещения); на латинском Западе в Великой Пятницы вплоть до наст. времени мессы не бывает, но все причащаются Св. Дарами, освященными накануне. Еще одна особенность богослужения Великой Пятницы – бдение в ночь с четверга на пятницу, установленное, возможно, в воспоминание и исполнение слов Христа, сказанных ученикам в Гефсимании (Мф 26. 38, 41). Во многих христианских общинах в ночь на Великую Пятницу уже в IV в. было принято совершать всенощное бдение, подобное пасхальному (Euseb. Hist. eccl. 2. 17. 21–22; Epiph. De fide. 22. 12–14). Особое влияние на формирование богослужения Великой Пятницы как на Востоке, так и на Западе оказала древняя иерусалимская традиция.

Богослужение Великой Пятницы в Иерусалиме в IV–X вв. В Св. Граде, после его восстановления и новой застройки св. имп. Константином и его матерью Еленой, предпасхальные службы, в связи с наплывом паломников и очевидной связью между непосредственными местами Страстей и воспоминанием Страстей приобрели характер воспоминания-воспроизведения событий последних дней и часов земной жизни Господа, превратившись уже к V в. в развитую систему стационального богослужения. Наиболее ранние источники сведений о древней богослужебной практике Иерусалима – это Огласительные и Тайноводственные беседы свт. Кирилла Иерусалимского и т. н. «Паломничество» Эгерии.

Распятие. Византийская икона, XIV в.
Распятие. Византийская икона, XIV в.

В «Паломничестве» Эгергии, которое обычно датируется кон. IV в., службы в Великой Пятницы подробно описаны в гл. 35–37 (SC. 296. P. 280–290). В службах этого дня участвовали все жители Иерусалима (в т. ч. и маленькие дети) и множество паломников; службы возглавлялись епископом. Служб было 3: бдение в ночь с четверга на пятницу, состоявшее из целого ряда последований на разных местах Страстей и шествий с одного места на др., во время которых пелись гимны; трехчасовая служба чтений, совершавшаяся днем (перед этой службой устраивалось поклонение Кресту, первоначально не оформленное как отдельное богослужебное последование); вечерня, которую пели сразу после службы чтений.

Бдение Великой Пятницы начиналось почти сразу после литургии, вечером в Великий четверг; ко бдению все собирались в Елеонской церкви, построенной, по преданию, на месте пещеры, в которой Господь провел со своими учениками последний день перед днем Распятия. В этой церкви все оставались до 5 часа ночи (ок. 23.00 по совр. счету), здесь пелись перемежаемые молитвами гимны и антифоны, «соответствующие дню», а также читалось то место Евангелия, где описывается беседа Господа с учениками накануне Страстей (вероятно, Прощальная беседа – Ин 14–16). Около полуночи все шли на Имбомон (место Вознесения Господня), где снова были чтения, гимны и антифоны, а также молитвы епископа, посвященные Великой Пятнице При первом пении петухов все переходили на то место, где Господь молился в час накануне Страстей (Лк 22. 41), там произносилась молитва, «соответствующая месту», пелся гимн, читался отрывок Евангелия о Гефсиманском молении Спасителя и произносилась еще одна молитва. После этого все медленно (из-за усталости) шли в Гефсиманию, на место, где Господь был взят под стражу. Там зажигали множество свеч (более 200, согласно Эгерии), читалась молитва, пелся гимн и читалось Евангелие о взятии Господа под стражу; в это время, как отмечает Эгерия, все рыдали настолько громко, что было слышно даже в городе. По окончании чтений, уже в предрассветные сумерки, все возвращались в город и сразу шли к главному храму. На рассвете все наконец приходили, на место обретения Креста, там читалось Евангелие о приведении Христа к Пилату и произносился отпуст бдения. После отпуста молящиеся отправлялись на Сион, где находилась колонна, у которой, по преданию, Господь был подвергнут бичеванию, молились у колонны и шли на некоторое время для отдыха домой.

Моление о чаше. Миниатюра из греко-грузинской рукописи. XV в.
Моление о чаше. Миниатюра из греко-грузинской рукописи. XV в.

Через несколько часов на Голгофе ставили накрытый льняным платом стол и полагали на него ковчег с Честным Древом Креста Господня. Все – и верные, и оглашаемые – подходили приложиться к святыне (которую охраняли епископ и диаконы по причине предпринимавшихся некоторыми людьми попыток украсть частицу Честного Древа); еще один диакон показывал людям кольцо Соломона и рог, из которого помазывали царей израильских.

После полудня начиналась служба чтений, из-за многолюдности совершавшаяся – вне зависимости от погоды – на открытой площади храма (между местом обретения Креста и часовней Воскресения). Служба состояла из пророчествующих о Страстях Господа псалмов, посвященных Страстям отрывков из апостольских Деяний и Посланий, страстных Евангелий, ветхозаветных пророчеств о Страстях, евангельских предсказаний Самого Господа о Страстях. Чтения перемежались гимнами и молитвами; во время чтений, по словам Эгерии, все присутствовавшие плакали. Служба чтений оканчивалась в 9 часу (т. е. ок. 15.00) чтением рассказа евангелиста Иоанна о смерти Христа на Кресте, молитвой и отпустом.

В Мартириуме (главной базилике) сразу начиналась вечерня, Эгерия отмечает то, что она совершалась по тому же чину, что и в предшествующие дни Страстной седмицы. После вечерни в часовне Воскресения (соответствует совр. кувуклии) читали Евангелие о погребении тела Христа Иосифом; следовали молитва, благословение оглашаемых и отпуст; на этом цикл служб Великой Пятницы завершался.

Армянский перевод иерусалимского Лекционария сохранился в ряде рукописей, некоторые из них отражают богослужебную практику V в. (в древнейших и важнейших рукописях армянского Лекционария – Hieros. Arm. 121, 1192 г., и Paris. Arm. 44, X в.,– отражена практика нач. и кон. V в. соответственно – см.: Renoux. Lectionnaire armenien. P. 45–49, 133–155). Согласно этим рукописям, в Великую Пятницу в Иерусалиме совершались те же службы, что описаны в «Паломничестве» Эгерии: ночное бдение, дневная служба чтений (предварявшаяся обрядом поклонения Кресту) и вечерня (Ibid. P. 269–295).

В нач. V в. бдение совершалось сразу после окончания литургии Великого четверга и краткой службы (с чтениями: Пс 22, 1 Кор 11. 23–32, Мк 14. 1–26) в церкви на св. Сионе. Для бдения указаны 7 циклов чтений, соответствовавшие 7 «остановкам» во время ночной процессии по местам Страстей. На 1-й «остановке» (на Елеонской горе) совершалось последование из 15 псалмов с 5 антифонами (псалмы образуют 5 т. н. гобал – блоков по 3 псалма с антифоном: 1) Пс 2–4 (антифон: Пс 2. 2); 2) Пс 40–42 (антифон: Пс 40. 9); 3) Пс 58–60 (антифон: Пс 58. 2); 4) Пс 78–80 (антифон: Пс 87. 6 и 78. 13); 5) Пс 108–110 (антифон: Пс 108. 3)) и коленопреклонными молитвами, в конце читался 1-й евангельский отрывок – Ин 13. 16 (или 31)–18.1. Затем процессия переходила на Имбомон, где пели Пс 108 (с антифоном Пс 108. 4) и читали Лк 22. 1–65. На следующих «остановках» на месте ночной молитвы Христа и в Гефсимании (на месте взятия Господа под стражу) читались соответственно: Мк 14. 27–72 и Мф 26. 31–56. Затем процессия возвращалась в город и направлялась в сторону двора дома первосвященника Каиафы, где читалось Евангелие о суде над Христом и об отречении Петра (Мф 26. 57–75), после чего все шли с пением Пс 117 и 78 на Голгофу, где читали Ин 18. 2–27; наконец, с рассветом служба заканчивалась пением Пс 108 (с антифоном Пс 108. 4) и чтением Ин 18. 28–19. 16a. К кон. V в. практика уже несколько изменилась: размеры евангельских чтений сокращены (Ин 13. 31–18. 1; Лк 22. 39–46; Мк 14. 33–42; Мф 36–56 для каждой из первых 4 «остановок» соответственно), а городская часть бдения имеет иной порядок (что связано с постройкой новых храмов в Иерусалиме в V в.), вместо двора первосвященника процессия отправляется с пением Пс 117 сначала на Голгофу, где читают Мф 26. 57–27. 2, затем во дворец Пилата, где читают Ин 18. 28–19. 16a и наконец снова на Голгофу, где служба заканчивается чтением Лк 23. 24–31.

Утром в Великую Пятницу совершался чин поклонения Кресту; никакие особые песнопения или чтения, сопровождающие обряд, не отмечены. В полдень начиналась служба чтений Великой Пятницы, состоявшая из 8 следующих друг за другом одинаковых блоков, каждый включал псалом с антифоном (представлявшим собой стих того же псалма), чтение из ВЗ, апостольское чтение, евангельское чтение (только в последних 4 блоках), молитву с коленопреклонением. Для службы чтений были выбраны следующие отрывки из Свящ. Писания: Пс 34 (11; после № псалма в скобках указан № стиха-антифона), 37 (18), 90 (7b), 21 (19), 30 (6), 118 (22), 117 (5b), 110 (2); Зах 11. 11–14, Ис 3. 9b–15, Ис 50. 4–9a, Ам 8. 9–12, Ис 52. 13–53. 12, Ис 63. 1–6, Иер 11. 18–20, Зах 14. 5c–11; Гал 6. 14–18, Фил 2. 5–11, Рим 5. 6–11, 1 Кор 1. 18–31, Евр 2. 11–18, Евр 9. 11–28, Евр 10. 19–31, 1 Тим 6. 13–16; Мф 27. 1–56, Мк 15. 1–41, Лк 22. 66–23. 49, Ин 19. 16b–37 (в практике кон. V в. евангельские чтения сокращены: Мф 27. 3–56, Мк 15. 16–41, Лк 23. 32–49, Ин 19. 25–37).

По окончании службы чтений в Мартириуме совершалась вечерня (с чтениями: Иер 11. 18–12. 8 (или 11. 18–20); Ис 53. 1–12; Пс 21 с антифоном Пс 21. 19), в конце ее устраивалось шествие к часовне Воскресения, где читалось Евангелие о погребении Христа (Мф 27. 57–61); в позднейших рукописях Лекционария о процессии в храм Воскресения уже не упоминается (Janeras. P. 293).

В грузинском переводе иерусалимского Лекционария отражена богослужебная практика Св. Града VII–VIII вв. Описания служб в Великую Пятницу в основном те же, что и в армянском переводе Лекционария, но отличаются рядом подробностей (в частности, в грузинском указаны не только библейские чтения и псалмы, но и гимнографические тексты – циклы тропарей, которые грузинский переводчик обычно обозначает термином «ипакои», а также циклы небиблейских стихов – кратких тропарей).

Бдение по-прежнему представляло собой начинавшееся в четверг вечером и оканчивавшееся на рассвете шествие с 7 «остановками», на каждой совершалось небольшое последование, состоявшее из псалма с припевом, 2-хгимнографических циклов (ипакои), Евангелия и коленопреклонной молитвы. Бдение (Tarchnishvili. Grand Lectionnaire. Vol. 1. № 642–664) совершалось на Елеонской горе, где до середины ночи все пребывали в молитве, а в полночь пели 1-е последование (Пс 2 (стих: Пс 2. 2), ипакои: «Со иными учениками» и «Сим образом Ты», Ин 13. 31–18. 2, молитва); 2-е последование происходило на месте Вознесения (Пс 40 (стих: Пс 40. 9), ипакои: «Давид пророчествова» и «О иудино коварство!», Лк 22. 39–46, молитва); место совершения 3-го последования (Пс 40 (с небибл. стихом), ипакои: «Учитель вопияше» и «Иже на вечери», Мк 14. 33–42, ектения и молитва) не вполне ясно; 4-е последование (Пс 108 (с небибл. стихом), ипакои: «Что помышляеши» и «Егда покланяхуся», Мф 26. 36–56, ектения и молитва) пелось в Гефсимании; 5-е (Пс 58. 2 (с небиблейским стихом), ипакои: «Разуме Петр» и «Каиафа име», Мф 26. 57–27. 2, молитва) – в храме св. Петра, построенном на месте дома первосвященника Каиафы; 6-е (Пс 34. 1 (с небибл. стихом), ипакои: «Тя, Слова Отча» и «Егда приведен бысть», Ин 18. 28–19. 16a, молитва) – в храме св. Софии, построенном на месте дворца Пилата; 7-е (Пс 21 (с небибл. стихом), ипакои: «Пред царем предстал еси» и «Яко агнец непорочен», Ин 18. 3–27, молитва) – на Голгофе; сразу после 7-го последования на Голгофе бдение заключалось еще одним последованием (небиблейский прокимен, ипакои: «Ты, Иже завистию предан еси», Лк 22. 54–23. 31, окончание утрени). Т. о., как выбор чтений, так и общий порядок бдения в общем те же, что и в рукописи Paris. Arm. 44. В гимнографическом приложении к Лекционарию приведены полностью тексты прокимнов и тропарей бдения (Tarchnišvili. Grand Lectionnaire. Vol. 2. № 59–98), а также «новых стихов» (дополнительной гимнографии – Ibid. № 99–113). О поклонении Кресту в грузинском Лекционарии не говорится, но в гимнографическом приложении приведены 12 песнопений Кресту (Ibid. № 114).

В полдень начиналась служба чтений, состоявшая из 12 частей, каждая включала 3 небиблейских стиха, псалом, ектению, коленопреклонную молитву, прокимен и ипакои; кроме того, начиная с 4-й части перед главопреклонной молитвой читается ветхозаветная паремия и Апостол (опускаются в 9-й или 12-й части, так что всего насчитывается 8 паремий и 8 апостольских чтений), а начиная с 9-й читаются еще и Евангелие (так что рассказ о Страстях прочитывается согласно каждому из Евангелий). Все библейские чтения – практически те же, что и в армянском Лекционарии (Ibid. Vol. 1. № 665–698, Vol. 2. № 115–157).

Сразу по окончании службы чтений пели вечерню (Ibid. Vol. 1. № 699–703, Vol. 2. № 158–167) по следующему чину: Пс 140 и стихиры, далее – «Свете тихий», несколько тропарей, ектения, коленопреклонная молитва и чтения (прокимен из Пс 78; Ис 59. 15–21 (в некоторых ркп.: Прем 2. 12–18); Ис 57. 1–4 (указано не во всех ркп.); Плач 3. 52–66; прокимен из Пс 87; Мф 27. 57–60 (или 61; некоторые ркп. дают иное чтение : Ин 19. 38–42), «Сподоби, Господи» и проч. тексты вечерни. В конце вечерни совершался чин омовения Креста, во время которого пели ряд тропарей (нач. 1-го: «Проси Иосиф Тело Твое»; в одной из ркп. в конце вечерни указано Причащение, что указывало на совершение литургии Преждеосвященных Даров, возможно, из-за константинопольского влияния – см.: Janeras. P. 295). Обряд омовения Креста в Великую Пятницу известен в позднейших коптских и сирийских традициях; он изображает погребение Тела Христова (Ibid. P. 344); в позднейшей православной традиции чин омовения Креста вошел в последование Воздвижения Креста 14 сент., с ним связан и чин омовения мощей (см. ниже).

Гимнографические тексты, приводимые в сохранившихся рукописях Иадгари, в грузинском переводе древнего иерусалимского Тропология (гимнографического сборника), отражающем практику VII–IX вв. – это те же тексты, что упомянуты в грузинском Лекционарии, дополненные некоторыми новыми (Метревели. Иадгари. С. 191–205). Т. о., в IV–IX вв. в Иерусалиме была собственная литургическая традиция, сильно отличавшаяся от той, которая отражена в послеиконоборческих византийских монастырских Типиконах, получившая во 2-м тыс. по Р. Х. всеобщее распространение в Православной Церкви. После 1009 г., когда Иерусалим был в очередной раз разорен захватчиками, свидетельств о бытовании в Св. Граде особой литургической традиции уже нет – богослужения совершаются здесь так же, как в Константинополе и повсюду на греческом Востоке. Однако практика Иерусалима в 1-м тыс. по Р. Х. оказала на христианское богослужение в целом – в т. ч. и на богослужение Константинополя – большое влияние, и многие ее элементы, через посредство константинопольской традиции, сохраняются в Церкви и поныне.

Святогробский Типикон (Hieros. S. Crucis. 43, 1122 г.) – единственный памятник младше 1009 г., имеющий значительное сходство с памятниками иерусалимской традиции 1-го тыс. по Р. Х. Этот Типикон, написан во время пребывания Иерусалима под властью крестоносцев и латинского клира и вряд ли отражает реальную богослужебную практику того времени; возможно, в его основе лежит более древний памятник. Порядок служб в этом Типиконе представляет собой смесь послеиконоборческой константинопольской и древней иерусалимской традиций; гимнографические тексты, приведенные в Типиконе полностью, – это в основном те песнопения, которые известны по рукописям Триоди и памятникам византийского монашеского богослужения с IX–X вв. и которые используются в Православной Церкви вплоть до наст. времени. Согласно Святогробскому Типикону, в Великую Пятницу должны совершаться те же самые 3 службы, что упомянуты и в памятниках древней иерусалимской традиции: 1) бдение («Чин с Богом и последование Св. Страстей Господа Нашего Иисуса Христа»), представляющее собой шествие с остановками на св. местах; 2) служба чтений («С Богом последованием часов и тропарей»); 3) вечерня; литургии в Великую Пятницу нет (Papadopoulos-Kerameus. Analekta. T. 2. S. 116–161).

Бдение в ночь с Великого Четверга на Великую Пятницу включено в структуру утрени и начинается в Сионской церкви сразу по окончании чтения, после литургии и чина умовения ног. После шестопсалмия и мирной ектении поется «Аллилуия» с тропарем Великого четверга и читается 1-е Евангелие (Ин 13. 31–18. 1), вслед за которым все отправляются на Елеонскую гору (во время шествия поются первые 3 антифона – цикла тропарей с припевами из псалмов). Там читается 2-е Евангелие (Ин 18. 1–28), и шествие отправляется на гору Св. Поклонения (место Гефсиманского борения Христа; во время шествия поются след. 3 антифона, а также седален). На горе читается 3-е Евангелие (Мф 26. 57–75), и все переходят в Гефсиманию (поются псалом, 3 антифона, седальны) и читают 4-е Евангелие (Ин 18. 28–19. 16). Из Гефсимании шествие отправляется (поются псалом, 3 антифона, седален) на место раскаяния ап. Петра, где читается 5-е Евангелие (Мф 27. 3–32), а оттуда – в храм св. Софии (поются псалом, последние 3 антифона, седален), где читают 6-е Евангелие (Мк 14. 53–15. 32). Во время шествия в главный храм поют псалом, блаженны (с тропарями) и кондак; в храме читают 7-е Евангелие (Мф 27. 33–54). Оставшаяся часть службы – стихиры, прокимен и «Всякое дыхание», 8-е Евангелие (Лк 23. 32–49), Пс 50 со стихирой, «Спаси, Боже», трипеснец, 9-е Евангелие (Ин 19. 25–37), хвалитные псалмы и стихиры, утреннее славословие («Слава в Вышних»), 10-е Евангелие (Мк 15. 43–47), «Сподоби, Господи», стиховные стихиры, 11-е Евангелие (Ин 19. 38–42), «Благо есть», Трисвятое и ектения – происходит на Голгофе. В конце утрени-бдения описан чин изнесения Креста, хранившегося за Голгофой: Патриарх несет Крест, а архидиакон, накинув Патриарху на шею орарь, символически ведет его, изображая тем самым ведение Христа на казнь; во время изнесения поется особая стихира, а после поставления Креста во св. Темнице совершается краткое последование: тропарь, прокимен (из Пс 69), паремия (Зах 11. 10–13), 2-й прокимен (из Пс 11), ектения и отпуст.

Шествие с Крестом в Великую пятницу в Иерусалиме
Шествие с Крестом в Великую пятницу в Иерусалиме

Несмотря на то что общая схема ночного шествия в Святогробском Типиконе в целом та же, что и в древней традиции, само последование существенно иное. Во-первых, древняя иерусалимская система 7 евангельских чтений заменена новой, включающей 11 Евангелий (в позднейших памятниках 11 чтений для стройности дополнены еще одним), причем общих чтений у двух систем всего 3 (1, 3 и 4-е из 11). При этом чтения древней иерусалимской традиции, начинаясь с Прощальной беседы (непосредственно продолжая тем самым литургию и чин умовения ног Великого четверга), заканчивались рассказом о суде у Пилата; оставшаяся часть рассказа о Страстях – описание суда, Распятия, Крестной смерти, погребения Спасителя – прочитывалась уже днем, за следующей службой. Напротив, система 11 (12) Евангелий представляет перед мысленным взором верующих все повествование о Страстях, Распятии и погребении Господа целиком. Во-вторых, в чине используется новая по сравнению с древним Лекционарием гимнография – обычные для послеиконоборческой византийской традиции стихиры, канон, седальны и проч., а также 15 антифонов, лишь условно напоминают 15 гобал армянского Лекционария. В третьих, чин , хотя и достаточно условно, вписан в обычное последование утрени по монашескому Часослову: по сути, вся утреня, кроме начальной части (шестопсалмия и «Аллилуия» с тропарем), совершается на Голгофе, во время последней из остановок. Наконец, к службе прибавлено последование во св. Темнице, тропарь, прокимны и паремия которого прямо восходят к Типикону Великой церкви

В отличие от бдения, где древняя иерусалимская система евангельских чтений заменена новой и к которому присоединена (в сокращенном виде) константинопольская служба дневных часов со своей паремией (константинопольские паремии, Апостол, Евангелие использованы в Святогробском Типиконе и на вечерне Великой Пятницы), на дневной службе (часах) по Святогробскому Типикону сохранена древняя иерусалимская система дневных чтений Великой Пятницы: не считая нескольких мелких отличий, паремии, апостольские и евангельские зачала на часах те же, что и в армянских и грузинских переводах Лекционария, причем сохранен даже порядок чтений. Однако чтения распределены по последованию, состоящему не из 8 (как в армянском Лекционарии) или 12 (как в грузинском Лекционарии), а из 4 блоков, порядок каждого приближен к порядку обычного дневного часа по палестинскому Часослову (1, 3, 6 и 9-го). Чтения дополнены особой гимнографией. Порядок каждого часа Великой Пятницы следующий: псалом (один из обычных псалмов вседневных часов), тропарь Великой Пятницы, 3 особых тропаря со стихами (так что на всех 4 часах таких тропарей 12), прокимен, паремия, Апостол, паремия, Апостол, прокимен, Евангелие, стихи часа и проч. После прочтения Евангелия на 9-м часе указано петь особую стихиру, а после стихов часа и Трисвятого – совершать литию в часовне Воскресения с пением кондака Великой Пятницы, т. к. в кувуклии Патриарх благословляет св. закваску (zume (греч.)) – специально приготовленное тесто, символизирующее печать, наложенную по приказу Пилата на пещеру Гроба.

Вечерня, совершаемая по монастырскому чину, имеет следующий порядок: Пс 103, «Господи, воззвах» и стихиры, «Свете тихий», 3 паремии (Исх 33. 1–23, Иов 42. 12–17d, Ис 52. 13–53. 12), каждая предваряемая прокимном (из Пс 34, 21, 87), Апостол (1 Кор 1. 18–2. 2), аллилуиарий и Евангелие, «Сподоби, Господи», стиховные стихиры, «Ныне отпущаеши», тропарь Великой субботы («Благообразный Иосиф»), просительная ектения, и отпуст. Особенные элементы службы – обряд раздачи св. закваски после стиховных стихир, а также чтение посвященной Страстям молитвы (нач.: «Господи Иисусе Христе Боже наш, Спасе мира, сподобивый в час сей») перед отпустом. Чтения на вечерне те же, что и в константинопольских Типиконе Великой церкви и др. послеиконоборческих памятниках, но не древние иерусалимские (что, в частности, заставляет заключить что Евангелие вечерни –составное (Мф 27. 1–38 + Лк 23. 39–43; Мф 27. 39–54 + Ин 19. 31–37 + Мф 27. 55–61), как и в Типиконе Великой церкви, хотя в Святогробском Типиконе, указаны лишь 1-й и последний стихи).

Распятие. Хлудовская псалтирь, илл. к пс. 45.7. Ок. 850 г.
Распятие. Хлудовская псалтирь, илл. к пс. 45.7. Ок. 850 г.

Богослужение Великой Пятницы в константинопольской соборной традиции IX–XII вв. отражено в Типиконе Великой церкви (Mateos. Typicon. Vol. 2. P. 76–82). Сравнительно с памятниками древней иерусалимской традиции богослужение Великой Пятницы (как и в др. дни Страстной седмицы) в составе Типикона не сильно отличается от обычных служб Великого поста. Указаны паннихис (букв. «всенощная» – особая вечерняя служба 1-й седмицы Великого поста и Страстной седмицы, а также праздников; паннихис Великой Пятницы служилась в Великий четверг вечером); утреня; тритекти (третье-шестой час, заменявший Великим постом обычные дневные часы); вечерня с литургией Преждеосвященных Даров. Главная особенность Великой Пятницы – совершавшийся только в этот день после тритекти торжественный чин отречения оглашаемых от сатаны и сочетания их со Христом, заключавший собой период великопостной катехизации и подготавливавший оглашаемых к Крещению в Великую субботу.

Рукопись Типикона Великой церкви IX–X вв. (Patmos. 266) не содержит указаний относительно паннихис Великой Пятницы, в др. же, датируемой X в. (Hieros. S. Crucis. 40), на «паннихис Страстей Господа нашего Иисуса Христа» указано чтение 12 Евангелий; это те же 11 Евангелий, что и в Святогробском Типиконе, дополненные 12 (Мф 27. 62–66). Еще по одной рукописи Типикона 1-й пол. XI в. (Dresden. 104, 1-я пол. XI в.; ркп., сильно пострадавшая во время второй мировой войны, хранится в РГАДА) Евангелий – 11, причем включены они в состав последования, напоминающего утреню по монашескому Часослову; это сближает константинопольский чин с чином Святогробского Типикона, но у них есть и существенные отличия: все Евангелия читаются в храме, никаких шествий нет, и иное распределение Евангелий по службе (Дмитриевский. 1907. С. 134). На связь 12 Евангелий с паннихис указывает и то, что в рукописях Евангелиариев чтения Великой Пятницы иногда называются «ночными» (Ассеманиево Евангелие XI в.; древнейший текст (X–XI вв.) Саввиной книги (РГАДА. Син. тип. 14); Crypt. A. a. VI, ВЕК).

Происхождение чина 12 Евангелий Великой Пятницы неясно; обычно его возводят к циклу евангельских чтений на бдении Великой Пятницы в древней иерусалимской традиции (Там же. С. 134; Mateos. Op. cit. P. 79), но, как было показано выше, система 12 Евангелий существенно отличается от древней иерусалимской системы 7 (или 8) Евангелий. В то же время маловероятно и константинопольское происхождение системы 12 Евангелий, т. к. в Типиконе Великой церкви на Страстной седмице евангельские чтения присутствуют только на вечернях, и в частности на вечернях Великого Четверга и Великой Пятницы читается по одному гармонизированному Евангелию (Мф 26. 2–20 + Ин 13. 3–17 + Мф 26. 21–39 + Лк 22. 43–44 + Мф 26. 40–27. 2 в четверг; Мф 27. 1–38 + Лк 23. 39–43 + Мф 27. 39–54 + Ин 19. 31–37 + Мф 27. 55–61 в пятницу), которые в совокупности образуют непрерывный рассказ обо всех событиях Страстных четверга и пятницы, а система 12 Евангелий разрушает эту стройную последовательность (Janeras. P. 130–134). Как бы то ни было, чин 12 Страстных Евангелий (вместе с 15 антифонами и др. гимнографией) широко распространился на греческом Востоке в послеиконоборческий период (сначала как чин 11 Евангелий – указание на 11 Евангелий на утрене Великой Пятницы встречается во мн. рукописях XI в. (напр., Patm. 79 (65); Lond. Brit. Lib. Add. 37004; Athen. Bibl. Nat. 2104 и 43; Marc. gr. 13; Vat. gr. 771); возможно, 11 евангельских зачал появились на утрене Великой Пятницы по образцу 11 утренних воскресных евангельских зачал, а 12-е зачало было введено для округления счета – Дмитриевский. 1894. С. 393) и вошел как в соборное богослужение Иерусалима (Святогробский Типикон) и Константинополя (Типикон Великой церкви), так и в монастырские Студийский и Иерусалимский уставы, последний получил со временем всеобщее распространение и доныне употребляется в Церкви.

Из особенностей утрени Великой Пятницы в Типиконе Великой церкви отмечен только тропарь на Пс 50: «Днесь церковная завеса». Кроме того, один из списков Типикона Великой церкви XI в., а также архиеп. Антоний Новгородский (XII в.) сообщают, что после окончания утрени храм Св. Софии в XI–XII вв. закрывали, чтобы помыть и приготовить к службам Великой субботы и Пасхи (Дмитриевский. 1907. С. 137–138); в это время в храме Св. Ирины выставлялось для поклонения св. копье (в Великий четверг оно выставлялось в храме Св. Софии), которым, по преданию, было прободено ребро Спасителя (Ин 19. 34). Авторы VII–VIII вв. Аркульф и Беда Достопочтенный упоминают, что в Великие четверг, пятницу и субботу в Константинополе совершалось поклонение Честному Древу Креста Господня (видимо, в подражание иерусалимской практике), но в послеиконоборческую эпоху и позднее чин особого поклонения Кресту в связи с Пасхой стал совершаться в дни Крестопоклонной седмицы Великого поста, а в Великие четверг и пятницу его место в Константинополе занял чин поклонения св. копью, которое было перенесено в Константинополь в 614 г. Этот чин завершался служением тритекти, на 3-м антифоне которого пели тропари «Покланяемся копию» и «Распеншуся ти Христе»; следовали прокимен из Пс 69, паремия (Зах 11. 10–13). После тритекти в храме Св. Ирины Патриарх совершал ради оглашаемых чин отречения от сатаны и сочетания со Христом, т. е. чин окончания великопостного огласительного цикла (Goar. Euchologion. P. 279–281; Дмитриевский. 1907. С. 153–156; большая часть текстов византийского огласительного цикла сохраняется в православных богослужебных книгах и доныне – см. ст. Оглашение).

Вечером в Великую Пятницу совершалась вечерня, за которой читались 2 рядовые паремии из книг Исход и Иова (как и в прочие дни Страстной седмицы): Исх 33. 1–23 и Иов 42. 12–17d, с прокимнами из Пс 34. 21 в начале и конце 2-й; затем читались паремия (Ис 52. 13–53. 12) и Апостол (1 Кор 1. 18–2. 2; предваряется прокимном из Пс 87) о Страстях Христовых; следовали аллилуиарий со стихами из Пс 68 и составное Евангелие (Мф 27. 1–38 + Лк 23. 39–43 + Мф 27. 39–54 + Ин 19. 31–37 + Мф 27. 55–61), затем возглашалась сугубая ектения и совершалась литургия Преждеосвященных Даров (к нач. XIII в. литургия Преждеосвященных Даров в Великую Пятницу в Константинополе, по сообщениям паломников, уже не совершалась).

Богослужение Великой Пятницы в Православной Церкви в XI–XII вв. С захватом в 1204 г. Константинополя крестоносцами соборная традиция, отраженная в Типиконе Великой церкви, практически перестала существовать, но уже в IX–X вв. широкое распространение получила монастырская традиция, характеризующаяся соединением послеиконоборческих константинопольских лекционарной и евхологической систем с новой богатой гимнографией и палестинским Часословом, раннее состояние которой отражено в памятниках Студийского устава (она используется в Церкви и поныне).

В Великую Пятницу, по Студийскому уставу, совершаются следующие службы: имеющее форму утрени бдение в ночь с четверга на пятницу, дневные часы (раздельно друг от друга или вместе), вечерня и повечерие. Утреня (бдение) Великой Пятницы должна начинаться через несколько часов после захода солнца в Великий четверг и продолжаться всю ночь; в ее последовании можно выделить собственно чин утрени (в начале утрени вместо «Бог Господь» поется «Аллилуия» с тропарем Великого четверга; однако чин имеет также и черты праздничной и отчасти вседневной утрени) и уже описанную выше систему 12 (или 11) Евангелий, сопровождаемых гимнографией – 15 антифонами (к каждым 3 антифонам прибавлен особый седален) и утренними блаженнами. В чине дневных часов Великой Пятницы также можно выделить 2 слоя: собственно последования часов, а также восходящую к древней иерусалимской традиции систему из 12 тропарей и ряда библейских чтений (несколько особых псалмов; по 4 паремии, Апостол и Евангелие (в обычном порядке: Мф, Мк, Лк, Ин)). Вечерня Великой Пятницы представляет собой праздничную вечерню со входом и чтениями (теми же, что и в Типиконе Великой церкви).

Т. о., яркой особенностью Великой Пятницы в православной традиции является соединение 3 различных по происхождению циклов евангельских чтений: 11 (12) Евангелий; 4 дневных Евангелий; составного Евангелия на вечерне (можно отметить, что стих Мф 27. 44 после рассказа Лк о покаянии благоразумного разбойника звучит не вполне точно, поэтому в XX в. в РПЦ неоднократно предлагалось изменить порядок следования частей этого составного Евангелия). Это соединение позволяет максимально полно возвестить евангельское благовестие о Тайне Искупления и согласно каждому из евангелистов в отдельности (дневные Евангелия), и в виде цельного гармонизирующего рассказа (Евангелие вечерни), и в виде следующих друг за другом в хронологическом порядке отрывков (12 Евангелий).

По Студийско-Алексиевскому Типикону 1034 г., лучше др. студийских памятников отражающему первоначальную практику константинопольского студийского монашества (и в частности употреблявшемуся в РПЦ до рубежа XIV–XV вв.), утреня Великой Пятницы имеет такой порядок: начальная часть (шестопсалмие, «Аллилуия» с тропарем); 15 антифонов и блаженны, перемежаемые Евангелиями Страстей; трипеснец и светилен; окончание утрени без хвалитных стихир (но со стиховными); на 1-м часе тропарь часа заменяется особым (исполняемым с повторениями, по образцу т. н. тропаря пророчества), после которого читается 12-е Евангелие Страстей и следует окончание часа и отпуст. Остальные часы Великой Пятницы совершаются каждый в свое время, с кафизмами; на всех часах тропарь часа заменяется особым (исполняемым с повторениями), и читается Евангелие (Мк на 3-м, Лк на 6-м, Ин на 9-м); на 6-м часе между тропарем и Евангелием вставлена паремия с 2 прокимнами (та же, что на тритекти Великой Пятницы по Типикону Великой церкви).

Последование же 12 тропарей и чтений Великой Пятницы поется в Великий вторник на 3-м часе, который совершается без кафизм; последование поется после обычного тропаря 3-го часа и состоит из 4 одинаковых частей, каждая состоит из: 3 тропарей (с повторами), прокимна (в 4-й части перед прокимном поется еще и кондак Великой Пятницы), паремии, Апостола, Евангелия (по одному из евангелистов (Мф, Мк, Лк, Ин) на каждой части); в конце бывают ектения и отпуст.

Вечерню Великой Пятницы Студийско-Алексиевский Типикон предписывает петь не в главном храме монастыря, а в одном из второстепенных, очевидно, в связи с уборкой в главном храме. На вечерне поются 6 стихир, совершается вход и бывают чтения (как в Типиконе Великой церкви), после которых совершается литургия Преждеосвященных Даров. Повечерие в Великую Пятницу сокращено – без 6 начальных псалмов; о пении на повечерии к.-л. канона Типикон ничего не сообщает (Пентковский. Типикон. С. 253–254, 248–249).

Богослужебная традиция, представленная в раннем афонском Георгия Мтацминдели Типиконе сер. XI в., а также в южноитальянском Мессинском Типиконе 1131 г. и др. греческих литургических памятниках Юж. Италии, основываясь на константинопольской студийской практике, вместе с тем и несколько отличается от нее (см., напр., ст. Афон, раздел «Богослужение»). В частности, службы Великой Пятницы имеют ряд особенностей сравнительно со Студийско-Алексиевским Типиконом.

На утрене, за начальной частью и 1-м Евангелием, следуют: 15 антифонов (в Типиконе прп. Георгия Мтацминдели сохранились и псаломские стихи к антифонам, отсутствующие в большинстве позднейших памятников), сопровождаемые седальнами и пятью Евангелиями (после каждого 3-го антифона), кондак с икосом, святоотеческое слово, блаженны, прокимен, 7-е Евангелие, Пс 50 с припевами, 8-е Евангелие, трипеснец, 9-е Евангелие, светилен, 10-е Евангелие, хвалитны, 11-е Евангелие, великое славословие, тропарь, ектении и отпуст; т. о., утреня имеет праздничное окончание. В Типиконе прп. Георгия выписан и иной (на выбор) вариант службы – с вседневным окончанием и пением как хвалитных, так и стиховных стихир. 12-е Евангелие по Мессинскому Типикону читается после великого славословия и тропаря; по Типикону прп. Георгия 12 Евангелий вместо 11 читаются только в случае окончания утрени по вседневному варианту.

Часы Великой Пятницы в обоих Типиконах сгруппированы в 2 последования (1 и 3-й; 6 и 9-й часы), в состав которых включены древние иерусалимские чтения и тропари Великой Пятницы; каждый из 4 часов имеет следующий порядок: 3 псалма (2 специально подобранных по содержанию и один из обычных псалмов часа); мирная (или малая) ектения; 3 тропаря (так что на всех часах тропарей всего 12), поющиеся с повторениями и перемежаемые стихами псалмов (в Мессинском Типиконе к этим тропарям указаны и богородичны); малая ектения; вместо тропаря часа – особый тропарь, поющийся с повторением, со стихами и с богородичном; прокимен; паремия; Апостол; Евангелие; просительная ектения; стихи часа и проч.; в конце каждого часа – 3 поклона. На 9-м часе порядок меняется: после Евангелия поется кондак Великой Пятницы с икосом, возглашается сугубая ектения, затем следуют стихи часа и проч., в конце часа – просительная ектения и 3 поклона. После 9-го часа Мессинский Типикон указывает стихословить изобразительны (Типикон прп. Георгия об этом умалчивает).

Вечерня Великой Пятницы, согласно Типикону прп. Георгия Мтацминдели, в соответствии с константинопольской практикой того времени, переходит в литургию Преждеосвященных Даров; по Мессинскому Типикону, после Евангелия вечерни следуют сугубая ектения, «Сподоби, Господи», главопреклонная молитва и заключение вечерни от «Сый благословен» (т. о., стиховные стихиры отсутствуют, что указывает на то, что обычай не совершать в Великую Пятницу литургию Преждеосвященных Даров начал распространяться в монастырях студийской традиции совсем незадолго до времени составления Мессинского Типикона). В обоих Типиконах число стихир на «Господи, воззвах» равняется 6, указаны вход и чтения – те же, что и в Типиконе Великой церкви Повечерие вечером в Великую Пятницу по обоим Типиконам – великое; на повечерии поются четверопеснец прп. Андрея Критского (после XI в. этот четверопеснец редко встречается в рукописях и изданиях Триоди; см. ст. Великая суббота, разд. «Византийская гимнография») и тропарь Великой субботы «Благообразный Иосиф». В Типиконах указано читать после кондака на утрене 3 и 9-го часов посвященные Страстям Господним слова святителей Георгия Никомидийского, Прокла Константинопольского и Афанасия Великого; Мессинский Типикон упоминает также слово свт. Иоанна Златоуста после вечерни (видимо, замещающее собой исчезнувшую литургию) (Кекелидзе. Литургические грузинские памятники. С. 284–289; Arranz. Typicon. P. 236–242).

В синаксаре Евергетидского Типикона кон. XI в., отражающем практику малоазийского и отчасти константинопольского монашества того времени (Пентковский А. М. Ктиторские типиконы и богослужебные синаксари евергетидской группы // БТ. 2003. Сб. 38. С. 320–355), утреня Великой Пятницы начинается сразу после повечерия Великого четверга (о трипеснце на повечерии см. ст. Великий четверг, разд. «Византийская гимнография»). Вслед за начальной частью и «Аллилуия» с тропарем Великого четверга читается «Diaq»kh» (Завет, т. е. 1-е Евангелие Страстей, содержащее Прощальную беседу Спасителя) и начинаются 15 антифонов. После каждых 3 антифонов поется седален и читается Евангелие. По 6-м Евангелии произносится ектения, поется кондак с икосом, и читается слово св. Георгия Никомидийского. Следуют блаженны, прокимен и 7-е Евангелие; Пс 50 и 8-е Евангелие; трипеснец (без библейских песней), светилен и 9-е Евангелие. Далее поются хвалитные псалмы и стихиры, читается 10-е Евангелие стихословится утреннее славословие («Слава в вышних Богу»). Утреня оканчивается просительной ектенией, стиховными стихирами, 11-м Евангелием, «Благо есть» и Трисвятым, тропарем Великой Пятницы (глас 1, «Распеншуся тебе, Христе»; ныне на 1-м часе) и сугубой ектенией; к утрене прибавлен 1-й час (тропарь часа заменен особым). Т. о., на утрене всего 11 Евангелий; тем не менее сразу после изложения порядка утрени составитель синаксаря замечает: «А 12-е Евангелие... читается на утрене».

3-й и 6-й часы читаются вместе; последование 12 тропарей и дневных чтений Великой Пятницы (состоит из 4 частей, каждая по следующей схеме: 3 тропаря (с повторами), малая ектения, прокимен, паремия, Апостол, Евангелие) вставлено между тропарем и стихами 3-го часа (тропарь часа заменен особым). На 6-м часе (обычный тропарь часа, как в пост) – паремия с 2 прокимнами (те же, что и в Типиконе Великой церкви). Вечерня, предваряемая 9-м часом и изобразительными, совершается не в главном храме, т. к. тот закрывается для мытья и уборки перед Пасхой. На «Господи, воззвах» на вечерне – 6 стихир; бывает вход и чтения (те же, что и в Типиконе Великой церкви), сразу после сугубой ектении начинается литургия Преждеосвященных Даров (без «Свет Христов» и «Да исправится»). По отпусте литургии в трапезной бывает вкушение орехов, фиников, моченых бобов и вина, а сразу после благодарения совершается сокращенное (без первых 6 псалмов) повечерие, во время которого поется тропарь Великой субботы («Благообразный Иосиф») и канон, именуемый «плачевной песнью» (qrhnèdh) Богородицы (в славянской Триоди: «Канё1нъ, ё3 распя1тЭи гд9ни, и3 на пла1чь прест7ы1я бц¦ы») и, начиная с этого Типикона, заменивший собой четверопеснец прп. Андрея Критского на повечерии вечером в Великую Пятницу (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 550–554).

Итак, дневная служба 12 тропарей и чтений соединена с последованием обычных дневных часов в студийских памятниках по-разному. В Студийско-Алексиевском и Евергетидском Типиконах эта служба искусственно вставлена в обычное последование 3-го часа, разрывая его, и это ясно указывает на то, что в рамках первоначальной студийской традиции служба воспринималась как заимствованная из др. традиции. Более того, в Студийско-Алексиевском Типиконе служба перенесена на Великий вторник (иногда встречается и перенесение ее на Великую среду – Диаковский. С. 251).В афонском и южноитальянских студийских памятниках (а также в славянских студийских памятниках), напротив, служба 12 тропарей и чтений образует вместе с обычными часами единое последование т. н. царских часов Великой Пятницы

В царских часах, кроме 12 тропарей, поющихся по дважды и со стихами, и чтений, восходящих к древнему иерусалимскому богослужению, присутствуют элементы вседневных часов – один из обычных псалмов часа, стихи часа, Трисвятое и проч. При этом тропари и чтения распределены по часам (по 3 тропаря и по одному прокимну, паремии, Апостолу, Евангелию на каждом из часов). Псалом часа может быть дополнен особыми, подобранными так, чтобы указать молящимся на содержащиеся в Псалтири пророческие предсказания о Страстях Господа. В грузинских и южноитальянских студийских памятниках набор таких псалмов в целом стабилен, в славянских– наблюдаются значительные различия в их выборе. Употреблявшиеся на часах Великой Пятницы псалмы систематизированы в работе Е. П. Диаковского (С. 264–265), который разделил все известные ему рукописи на 21 группу; в общей сложности, по его подсчетам, использовалось 58 псалмов. Наиболее употребительными были Пс 2, 5, 21, 34, 40, 50, 51, 58, 68, 85, 87, 90. Еще одна особенность царских часов – наличие в их составе ектений (об этом есть указания даже в Евергетидском Типиконе, где обычные часы не заменены царскими). Наличие ектений на часах может быть объяснено влиянием кафедрального богослужения.

Богослужение Великой Пятницы в Православной Церкви в XII–XIX вв. В XII в. в монастырях Палестины получил широкое распространение т. н. Иерусалимский устав – палестинский вариант византийской послеиконоборческой монастырской практики, известной уже по памятникам студийской традиции (т. о., Иерусалимский устав, вопреки названию, не имеет прямой связи с древней традицией Иерусалима). В XIII в. Иерусалимский устав распространился по всему православному Востоку; в XIV в. он был принят в южнославянских странах, а на рубеже XIV–XV вв. – и на Руси.

Богослужения в Великую Пятницу, по Иерусалимскому уставу, имеют тот же порядок, что и в студийских памятниках; главное отличие – запрет совершать в этот день литургию (в т. ч. и литургию Преждеосвященных Даров), за исключением совпадения Великой Пятницы с праздником Благовещения Пресвятой Богородицы. Вечерня Великой Пятницы, согласно студийским памятникам, сразу после чтений переходившая в литургию (или просто резко оканчивавшаяся), в Иерусалимском уставе дополнена обычными частями: «Сподоби, Господи», стиховными стихирами и проч. Корпус чтений и песнопений Великой Пятницы в Иерусалимском уставе мало отличается от, напр., того, что указан в Евергетидском синаксаре. Порядок служб в различных рукописях и изданиях Иерусалимского устава и приспособленной к служению по нему Триоди в сравнении со студийскими памятниками в целом стабилен (при этом наибольшее разнообразие наблюдается в изложении службы царских часов).

По современному русскому Типикону ([Т. 2.] С. 912–922), утреня-бдение в Великую Пятницу (обозначенная не как утреня, а как «Последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа») должна начинаться во 2-м часу ночи (т. е. ок. 20.00) и продолжаться всю ночь. Ее порядок следующий: двупсалмие; шестопсалмие; мирная ектения; «Аллилуия» с тропарем Великого четверга (8-го гласа, нач.: «Егда славнии ученицы») трижды; каждение храма; малая ектения; 1-е Евангелие (каждое Евангелие предваряется прошением «И o сподобитися нам:» и преподанием мира; Евангелия 2–7 предваряются также каждением алтаря; во время чтения каждого Евангелия все молящиеся держат в руках зажженные свечи; в конце чтения вместо обычного «Слава тебе Господи» поется «Слава долготерпению Твоему, Господи»; 1-е Евангелие читает настоятель, остальные – проч. иереи монастыря) – Ин 13. 31–18. 1 (содержание: Прощальная беседа и Первосвященническая молитва Христа); антифоны 1–3 (каждый антифон заключается богородичном; стихов (кроме «Слава: И ныне:») нет); малая ектения; седален; 2-е Евангелие – Ин 18. 1–28 (предательство Иуды, взятие Христа под стражу и приведение Его к Анне, отречение ап. Петра); антифоны 4–6; малая ектения; седален; 3-е Евангелие – Мф 26. 57–75 (Иисус перед Каиафой и синедрионом, отречение и раскаяние ап. Петра); антифоны 7–9; малая ектения; седален; 4-е Евангелие – Ин 18. 28–19. 16 (Господь перед судом Пилата, бичевание и поругание Господа); антифоны 10–12; малая ектения; седален; 5-е Евангелие – Мф 27. 3–32 (самоубийство Иуды, Господь перед судом Пилата, бичевание и поругание Господа, Крестный путь); антифоны 13–15; малая ектения; седален; 6-е Евангелие – Мк 15. 16–32 (поругание Господа, Крестный путь, Распятие); блаженны; прокимен «Разделиша ризы моя себе» (Пс 21. 18; стих – Пс 21. 1b); 7-е Евангелие – Мф 27. 33–54 (Распятие и Крестная смерть Христа); святоотеческое чтение (из творений свт. Иоанна Златоуста или прп. Ефрема Сирина – см.: Сборник церковно-учительных чтений. С. 181–199); Пс 50; 8-е Евангелие – Лк 23. 32–49 (покаяние благоразумного разбойника и Крестная смерть Христа); трипеснец прп. Космы Маиюмского (ирмос по дважды, тропари на 12, катавасия во всех 3 песнях; библейские песни (в т. ч. «Величит душа Моя Господа») не поются; по 5-й песни – малая ектения, кондак с икосом, синаксарий (рус. пер.: Там же. С. 175–180); по 9-й – малая ектения и светилен трижды); 9-е Евангелие – Ин 19. 25–37 (Пресв. Богородица у Креста, Крестная смерть Христа, прободение Его ребра, снятие с Креста); хвалитные псалмы (по-праздничному, начиная с «Всякое дыхание») и стихиры (на 4, славник, стихира на «И4 ны1нэ:»); 10-е Евангелие – Мк 15. 43–47 (снятие с Креста и погребение тела Спасителя); утреннее славословие (в повседневной редакции) и «Сподоби, Господи»; просительная ектения и главопреклонная молитва; 11-е Евангелие – Ин 19. 38–42 (снятие с Креста и погребение тела Спасителя); стиховные стихиры (4 стихиры, славник, стихира на «И4 ны1нэ:»); каждение храма; 12-е Евангелие – Мф 27. 62–66 (запечатание св. Гроба); «Благо есть»; Трисвятое, по «Отче наш» – тропарь Великой Пятницы (4-го гласа, нач.: «Искупил ны еси от клятвы законныя»); сугубая ектения; отпуст (нач. (по Служебнику): «Иже заплевания, и биения, и заушения, и крест, и смерть претерпевый за спасение мира, Христос»; 1-й час совершается отдельно от утрени).

Служба царских часов, включающая в себя все 4 дневных часа и изобразительны, по тому же Типикону, должна начинаться во 2-м часу дня (т. е. около 08.00). Порядок каждого из 4 часов одинаков: (обычное начало – только на 1-м часе); 3 псалма (№: 5, 2, 21 (1-й час); 34, 108, 50 (3-й); 53, 139, 90 (6-й); 68, 69, 85 (9-й)); тропарь часа заменен особым (на каждом часе свой), но богородичен – обычный; тропари по 3 из 12 на каждом часе, поющиеся по дважды со стихами; прокимен (из Пс 40; 37; 8; 13 – соответственно часам); паремия (Зах 11. 10–13 (1-й час); Ис 50. 4–11 (3-й); Ис 52. 13–54. 1 (6-й); Иерем 11. 18–23, 12. 1–5, 9–11, 14–15 (9-й)); Апостол (Гал 6. 14–18 (1-й час); Рим 5. 6–10 (3-й); Евр 2. 11–18 (6-й); Евр 10. 19–31 (9-й)); Евангелие (Мф 27. 3–56 (1-й час); Мк 15. 16–41 (3-й); Лк 22. 66–23. 49 (6-й); Ин 18. 28–19. 37 (9-й)); святоотеческое чтение (кроме 1-го часа); стихи часа; Трисвятое и по «Отче наш» – кондак Великой Пятницы; «Господи, помилуй» (40 раз); «Иже на всякое время:»; заключительные молитвословия и молитва часа (в отличие от студийских и ранних иерусалимских памятников, которые, как правило, опускают молитву часа на царских часах).

Порядок вечерни, которая должна начинаться несколько позже обычного времени – в 10-м часу дня (т. е. ок. 16.00): обычное начало; Пс 103; мирная ектения; «Господи, воззвах» (стихиры на 6, славник и стихира на «И ныне:»); вход с Евангелием; «Свете тихий»; чтения (прокимен из Пс 21; паремия: Исх 33. 11–33; прокимен из Пс 34; паремии: Иов 42. 12–17 и Ис 52. 13–16, 53. 1–12, 54. 1; прокимен из Пс 87; Апостол: 1 Кор 1. 18–2. 2; аллилуиарий со стихами Пс 68; составное Евангелие: Мф 27. 1–38; Лк 23. 39–43; Мф 27. 39–54; Ин 19. 31–37; Мф 27. 55–61); сугубая ектения; «Сподоби, Господи»; просительная ектения; стиховные стихиры (4 стихиры и стихира на «Слава: И ныне:»); «Ныне отпущаеши»; Трисвятое и по «Отче наш» – тропари Великой субботы (2-го гласа, нач.: «Благообразный Иосиф», «Мироносицам женам»); отпуст (нач. (по Служебнику): «Иже нас ради человеков и нашего ради спасения страшныя страсти и животворящий крест и вольное погребение плотию изволивый, Христос»).

Трапезы не бывает, но немощным после захода солнца дозволяется вкушать хлеб и воду. На малом повечерии поется канон «на плачь пресвятыя Богородицы» (тот же, что в Евергетидском синаксаре), по 6-й песни – кондак и икос Великой Пятницы; кондак читается и по Трисвятом. Типикон ничего не сообщает о месте совершения повечерия (Триодь указывает на совершение повечерия монахами по своим кельям и вместе с тем предписывает петь канон на 2 хора, что является очевидным противоречием).

Русская практика XVI – сер. XVII в. отражена в рукописных и старопечатных Уставах и Триодях, а также в соборных Чиновниках и монастырских Обиходниках. В сравнении с позднейшей рус. практикой она имела несколько отличий. Во-первых, в отношении царских часов сохранялась традиция, отраженная в периферийных (южноитальянкие, греческие, грузинские, ранних славянских) студийских памятниках: царские часы образуют не одно, а 2 отдельных последования (1 и 3-й часы; 6 и 9-й часы), и на часах возглашаются ектении (мирная перед пением 3 тропарей из 12, малая – после тропарей, просительная – после Евангелия). Во-вторых, в конце часов Великой Пятницы совершался особый чин омовения св. мощей (в соборах Московского Кремля он продолжал совершаться вплоть до революции 1917). Чин, вероятно, восходит к древней иерусалимской практике омывать в Великую Пятницу Честное Древо Креста Господня, а, возможно, также – и к константинопольской традиции в Великую Пятницу мыть и готовить храм к Пасхе. Чин омовения св. мощей заключался в том, что на середину храма заблаговременно выносились все имеющиеся в храме или монастыре св. мощи; освящалась вода, и мощи отирались ею (погружение Креста и св. мощей в воду и было знаком ее освящения); совершалось окропление св. водой. В остальном богослужение Великой Пятницы было уже очень близко к тому чину, какой наблюдается в РПЦ в наст. время, в т. ч. существует практика (появившаяся ок. XVI в. и с XVII в. ставшая общепринятой, но не описанная даже в совр. Типиконе) износить вечером в Великую Пятницу плащаницу и полагать ее на особом возвышении (т. н. гроб Господень) в середине храма; в отличие от совр. традиции, плащаница износилась перед вечерней.

Современная русская практика руководствуется указаниями принятого ныне Типикона (см. выше); главные отличия от изложенного там порядка – во-первых, совершение утрени Великой Пятницы, как правило, не в продолжение всей ночи, а вечером в четверг, и совершение вечерни Великой Пятницы, как правило, среди дня; во-вторых, чтение 12 Евангелий не в алтаре (согласно Типикону), а в середине храма (и соответственно замена каждений алтаря малыми каждениями храма; еще одна, не отраженная в Типиконе особенность: удары в колокол перед каждым из Евангелий, соответственно номеру Евангелия и трезвон после 12-го); в-третьих, совершение на каждом из царских часов каждения (по аналогии с царскими часа-ми Рождества и Богоявления); в-четвертых, совершение в конце вечерни в Великую Пятницу торжественного обряда изнесения из алтаря св. плащаницы, положения ее на специальном столе-гробнице посреди храма и лобызания ее, что символизирует погребение тела Христова праведными Иосифом и Никодимом. Плащаница еще до начала вечерни полагается на св. престоле (и обычно украшается цветами); во время пения стихиры «Тебе одеющагося» (на «Слава: И ныне:» на стиховне) св. врата алтаря отверзаются, и предстоятель с диаконом совершают троекратное каждение вокруг престола с лежащей на нем плащаницей; во время пения тропарей в конце вечерни предстоятель берет в руки Евангелие, сослужащие иереи возвышают над ним плащаницу, и все в предшествии свещеносцев и диакона со свечой и кадилом выходят сев. дверью алтаря на середину храма и полагают плащаницу на уготованную гробницу, после чего предстоятель с диаконом совершают троекратное каждение вокруг плащаницы. По окончании вечерни обычно сразу начинают петь повечерие или только один канон «на плачь пресвятыя Богородицы», и в это время все молящиеся прикладываются к плащанице и Евангелию. В связи с тем что система евангельских чтений Великой Пятницы сложна и складывается из 12 утренних, 4 дневных и составного вечернего зачал, в рус. изданиях богослужебного Евангелия эти зачала обычно печатаются в конце в качестве приложения (в греческих Церквах весь год используются апракосы, и сложностей с подбором чтений не возникает).

Современная греческая практика соответствует рус., но есть некоторые отличия: на 15 антифоне утрени совершается торжественный обряд изнесения на середину храма Распятия (или иконы Распятия), в рус. практике почти неизвестный; 12-е Евангелие утрени читает не священник, а старший диакон; св. плащаница износится не во время тропарей в конце вечерни, а во время стиховных стихир (причем плащаница обносится по трижды вокруг св. престола и вокруг гробницы), лобызание плащаницы бывает уже во время стихиры «Тебе одеющагося»; канон «на плачь Пресвятыя Богородицы» обычно опускается (Biolakes. Tupikon. S. 358-362; [Хризостом (Кацулиерис), архим.] Святогорский устав церковного последования. М., 2002. С. 157–159).

Совпадение Благовещения Пресвятой Богородицы с Великой Пятницей. Благовещенская глава о Великой Пятнице присутствует уже в студийских памятниках. По принятому ныне в РПЦ Типикону ([Т. 1.] С. 569–571), если Благовещение случается в Великую Пятницу, всенощное бдение под праздник не совершается, но раздельно служатся великая вечерня (с литургией свт. Василия Великого) и утреня. На утрене совершается последование Страстей Господних без сокращений. Ради праздника поется «Бог Господь». После 7-го Евангелия поется степенна 4-го гласа (1-й антифон), прокимен и Евангелие праздника и сразу 8-е страстное Евангелие (полиелея нет, хотя в старопечатном Типиконе 1610 г. полиелей в этом случае указан; видимо, поэтому в 1855 г., когда случилось совпадение Великой Пятницы и Благовещения, полиелей на утрене все же пели). Канон праздника соединяется с трипеснцем Великой Пятницы по тому же принципу, что и в седмичные дни поста. Стихиры Триоди поются на хвалитех, а праздника – на стиховне. Вечерня в Великую Пятницу соединяется с литургией свт. Иоанна Златоуста (чтения праздника и дня). По греческому приходскому Типикону Г. Виолакиса при совпадении Благовещения с Великой Пятницей праздник переносится на 1-й день Пасхи.

Литература: Дмитриевский А. А. Богослужение страстной и пасхальной седмиц во святом Иерусалиме IX–X вв. Каз., 1894; он же. Описание; он же. Древнейшие патриаршие Типиконы: Святогробский Иерусалимский и Великой Константинопольской церкви: Крит.-библиогр. исслед. К., 1907; он же. Великая Пятница в Святогробском храме в Иерусалиме. СПб., 1908; Сборник церк.-учительных чтений на дни Страстной седмицы. М., 1900; [Святоотеческие поучения на дни Страстной седмицы]. ТСЛ, 2001р. С. 203–232, 282–284;Никольский А. Страстная седмица. К., 1905; Никольский. Устав. Т. 2. С. 708–715; Карабинов И. Постная Триодь. СПб., 1910; Автор. Un ufficiatura perduta del Venerdi santo // Roma e l oriente. 1912–1913. Vol. 5. P. 302–313; Диаковский Е. П. Последование часов и изобразительных: Историческое исследование. К., 1913; Ильин В. Н. Запечатанный гроб, Пасха нетления: Объяснение служб Страстной седмицы и Пасхи. П., 1926; 19912; Клин, 2001р; Огицкий Д. П. О службе Великой Пятницы при совпадении этого дня с праздником Благовещения // Вестник Братства православных богословов в Польше. Варшава, 1938. Год издания 5-й. Кн. 2–3. С. 126–135; Wellesz E. Melito s Homily on the Passion: An Investigation into the Sources of Byzantine Hymnography // JThSt. 1943. Vol. 44. P. 41–52; Hebdomada Sancta / Hrsg. H. Schmidt. R., 1956–1957. Vol. 1–2.; Janeras S. El Viernes Santo en la tradición litúrgica bizantina: Estructura e historia de sus oficios: Diss. R., 1970; Mitsakis K. The hymnography of the Greek Church in the Early Christian Centuries // JÖBG. 1971. Bd. 20. S. 31–49; Grossi V. Melitone di Sardi Peri Pascha 72–99, 523–763: Sull origine degli improperia nella liturgia del Venerdi santo // Dimensioni drammatiche della liturgia medievale: Atti del I Conv. di Studio. Mil., 1977. P. 203–216; Parenti S. La celebrazione delle Ore del Venerdi Santo nell Eucologio G. b. X di Grottaferrata (X–XI sec.) // Boll. Grott. Nuova ser. 1990. Vol. 44. P. 81–125; Taft R. A Tale of Two Cities: The Byzantine Holy Week Triduum as a Paradigm of Liturgical History // Time and Community: In Honor of Th. Talley / Ed. J. N. Alexander. Wash., 1990. P. 21–41; idem. In the Bridegroom s Absence: The Paschal Triduum in the Byzantine Church // La Celebrazione del Triduo Pasquale: Anamnesis e Mimesis. Atti del III Congresso Internazionale di Liturgia / Ed. I. Scicolone. R., 1990. P. 71–97. (Studia Anselmiana; 102; Analecta Liturgica; 14); Tsironis N. George of Nicomedia: Convention and Originality in the Homily on Good Friday // Studia Patristica. Oxf., 1997. Vol. 30. P. 332–336; Hebdomadae Sanctae Celebratio: Conspectus Historicus Comparativus / Ed. A. G. Kollamparampil. R., 1997. (BEL.S; 93); Pierce J. M. Holy Week and Easter in the Middle Ages // Passover and Easter: Origin and History to Modern Times / P. F. Bradshaw, L. A. Hoffman, eds. Notre Dame (Indiana), 1999. P. 161–185. (Two Liturgical Traditions; 5).

Ссылки по теме
Последние публикации раздела
Форумы