Страстная седмица: Великая Суббота (комментарий в свете веры)

"Во гробе плотски ..." Пятичастная икона XVII в.

М. С. Желтов, А. А. Ткаченко

Статья из VIII тома «Православной энциклопедии»

Великая Суббота – суббота накануне Пасхи, когда Церковь вспоминает телесное погребение и сошествие Христа во ад, начиная праздновать Его тридневное Воскресение.

События Великой Субботы

Вера в Смерть и Воскресение Господа Иисуса Христа составляет основу христианского учения (1 Кор 15. 3–4). Согласно евангельскому повествованию, вечером в Великую Пятницу тело Иисуса Христа было снято с Креста и спешно ввиду наступающего дня субботнего покоя погребено Его тайными учениками Иосифом Аримафейским и Никодимом в пещере (гробе), которая находилась в саду, неподалеку от места Распятия (Ин 19. 31–42). К двери гроба по обычаю того времени привалили большой камень. Прообраз нахождения во гробе, указанный Самим Спасителем, содержится в Книге пророка Ионы (ср.: Иона 2. 1–6; Мф 12. 40). Памятуя предсказания Христа о Его Воскресении, первосвященники и фарисеи на следующий день пришли к Понтию Пилату и убедили его опечатать вход в пещеру и приставить к ней вооруженную охрану под тем предлогом, что ученики могут унести тело Учителя (Мф 27. 62–66). Ученики же, соблюдая ветхозаветную заповедь, всю Великую Субботу провели в покое (Лк 23. 56). На другой день, женщины, следовавшие за Иисусом, придя очень рано утром (Мф 28. 1, Мк 16. 2, Лк 24. 1, Ин 20. 1) ко гробу Спасителя, первыми узнали о Его Воскресении.

Сам же Господь Иисус Христос, пребывая неизменным по Божеству, по Человечеству в Великую Субботу покоился телом — подобно покою после сотворения мира (Быт 2. 2), ибо совершенное Им домостроительство спасения падшего человека есть новое творение, и в то же самое время душой сходил во ад, чтобы даровать спасение и тем праведникам, кто уже умер ко времени Воплощения и Страстей Господа. Событие сошествия во ад не отражено в канонических Евангелиях, но упоминается в апостольских посланиях (Еф 4. 9; Рим 10. 7; 1 Пет 3. 18–21), о нем пророчески сказано в псалмах (15. 8–11; ср.: Деян 2. 27), о нем свидетельствует церковная традиция (Иларион (Алфеев), игумен Христос — Победитель ада: Тема сошествия во ад в восточно-христианской традиции. СПб., 2001). Смерть и сошествие в преисподние глубины земли стали последним шагом самоумаления (кеносиса) Господа.
Вкусив смертного тления, т. е. разлучения с душой, тело Господа не подверглось истлению, т. е. физическому разложению, ибо Вторая Ипостась Пресвятой Троицы восприняла человеческую природу — совокупность души и тела — полностью и навсегда, поэтому тело и душа Господа не переставали быть человеческой природой Богочеловека даже и по смерти.br>

Положение во гроб. Плащаница. Вторая половина XV в.
Положение во гроб. Плащаница. Вторая половина XV в.

Распятие и Воскресение Христовы, а также события Великой Субботы имеют решающее значение для человечества (Евр 2. 14–15), поэтому 3 дня, посвященные воспоминанию этого — Великие Пятница, Суббота и Пасха, — являются центром всего церковного года. Как и другие дни Страстной седмицы, Великая Суббота как литургический день начинается не вечером накануне (обычное начало литургического дня в вост. традиции), а ночью, вместе с астрономическим днем.

Празднование Великой Субботы в ранней Церкви

Пасха, в широком смысле как воспоминание и Распятия, и Воскресения Христовых, в христианской литературе упоминается со II в., но праздновалась она в Церкви, несомненно, с самого начала. Однако дата празднования Пасхи до I Вселенского Собора в разных местностях определялась по-разному и не везде была строго приурочена к определенному дню недели. Важнейшим отличием Пасхи от других дней церковного года, по-видимому, с самого начала был пост (в смысле полного воздержания от пищи), продолжавшийся несколько часов или даже до 2 дней и оканчивавшийся на рассвете, когда совершалась Евхаристия, служившая знаком христианской радости о Воскресении Христовом (определенную аналогию этому посту можно усмотреть в посте у иудеев в продолжение нескольких часов между принесением ежедневной вечерней жертвы и закланием пасхального агнца вечером под ветхозаветную Пасху). После I Вселенского Собора, когда римская практика празднования Пасхи в воскресенье распространилась повсеместно, празднование Великой субботы как дня предпасхального поста также стало повсеместным установлением; так, согласно 64 прав. Ап. (подтверждено 55-м прав. Трул.) и «Апостольским постановлениям» (VII. 23; ок. 380 г.) Великая Суббота — единственная постная суббота в году.

Одним из предметов разногласий уже в III в. был вопрос о времени окончания предпасхального поста. В 1-м каноническом послании сщмч. Дионисия Александрийского (сер. III в.) еп. Василиду приводятся несколько точек зрения на эту проблему: по мнению римских христиан, пост надо разрешать в «петлоглашение», т. е. на заре (эта же практика зафиксирована и в «Дидаскалии апостолов», памятнике 1-й пол. III в., и в зависящих от него «Апостольских постановлениях», ок. 380 г.); по мнению христиан Сев. Африки, — уже с вечера. Сщмч. Дионисий предлагает прекращать пост от полуночи до 4-й «стражи», т. е. до рассвета. Так же считал и свт. Епифаний Кипрский (PG. 42. Col. 228). По сир. памятнику V в. «Завещание Господа нашего Иисуса Христа» пост прекращается в полночь; эта практика стала нормой в православной Церкви (см. 89-е прав. Трул.)

Шествие с плащаницей. Церковь Вознесения Господня
Шествие с плащаницей. Церковь Вознесения Господня

Еще одним важнейшим, хотя и не общим обычаем (в III в.— только как местная традиция в Риме и Северной Африке — см.: Bradshaw P. «Diem baptismo sollemniorem». 1993), связанным с Великой Субботой и Пасхой, был обычай совершать по окончании предпасхального поста и перед Евхаристией таинство Крещения новообращенных. Связь Крестной смерти Христа и таинства Крещения (как символического погребения с Ним) отражена в посланиях ап. Павла (Рим 6. 4; Кол 2. 12). Сошествие Христа во ад исповедуется как отдельный догмат в апостольском символе веры, имеющем в своей основе крещальный символ Римской Церкви (см.: Reicke B. The Disobedient Spirits. 1946). С середины IV в. Крещение во время пасхальной ночи становится широко распространенным обычаем. Так, согласно «Апостольским постановлениям» пост Великой Субботы (начинающийся в Великую Пятницу или утром в Великую Субботу продолжается «до пения петухов» в воскресенье; в течение всей ночи совершается бдение, оканчивающееся чтением Священного Писания (ВЗ и НЗ), Крещением оглашенных и Евхаристией (V. 19) (сходное чинопоследование, предписанное к совершению в ночь с субботы на воскресенье (о Пасхе не сказано), описывается и в «Апостольском предании»).

В «Апостольских постановлениях» уже упоминается и ставшее общепринятым на Востоке обозначение дней Страстной седмицы как «великих» (VIII. 33). Параллель христианской Великой Субботы имеется в иудаизме, где субботу перед 14 нисана (иудейской Пасхой, выпадающей в разные годы на разные дни недели, называют «шаббат хагадол» (букв. Суббота великого). Неизвестно, существовала ли эта суббота уже в I–II вв. по Р. Х. (в иудейских источниках она упоминается только со средневековья; впрочем, ср. с Ин 19. 31). Вопрос о том, установлена ли Великая Суббота в Церкви под влиянием иудаизма или, наоборот, иудеи заимствовали «шаббат хагадол» у христиан, однозначно не решается (Hoffman. P. 15–35), однако, в любом случае и христианская, и иудейская Великая Суббота связана с центральным событием религиозного года, посвященного воспоминанию явленного Богом спасения. С IV в. Великая Суббота — общепринятое церковное обозначение субботы перед Пасхой, хотя в некоторых ранних текстах (напр., Мученичестве Поликарпа) этот термин еще не был настолько однозначен.

Храм Гроба Господня
Храм Гроба Господня

Великая Cуббота в богослужении Иерусалимской Церкви кон. IV–IX в. и формирование позднейшей православной традиции

Сравнительно с др. местными традициями, которые плохо представлены в ранневизантийских источниках, сохранилось достаточно много данных по истории иерусалимского богослужения IV–IX вв. Сведения о раннем богослужении Святого Града, с одной стороны, позволяют представить себе (хотя и очень приблизительно, в силу различий между местными традициями) порядок служб в Великой субботы на Востоке вообще, с др.— Иерусалим с его святынями и особенно реликвиями Страстей Господа Иисуса Христа с IV в. был центром паломничества всего христианского мира, и его богослужение, в первую очередь страстное, имело широкое влияние.

Фото - М. Левит
Фото - М. Левит

В «Паломничестве» Эгерии (посл. четв. IV в.) впервые описывается богослужение Великой Cубботы в иерусалимской традиции. В ночь на Великую Пятницу совершалось продолжительное бдение с шествиями по городу, день Великой пятницы также был заполнен торжественными службами. В связи с этим участие в богослужении в ночь на Великую субботу считалось необязательным. Тем не менее клирики и те, «кто помоложе», проводили и эту ночь в бдении с пением «гимнов и антифонов» (Eger. Itiner. 37. 9). Литургия в Великую Субботу утром не совершалась по причине строгого поста. 3-й и 6-й часы были по обычному чину, а вместо 9-го часа в главном храме города (Мартириуме, ныне (в перестроенном виде) храм Гроба Господня) начиналась подготовка к пасхальному бдению (38. 1). Пасхальное бдение, по словам Эгерии, совершалось так же, как и у нее на родине (т. е. в Галлии или Испании), и включало Крещение оглашенных. Единственное, по мнению Эгерии, отличие иерусалимской практики IV в. от латинской заключалось в том, что, совершив Крещение, епископ не возвращался с новокрещеными сразу в храм (Мартириум), но они направлялись в часовню Воскресения Христова (соответствует современной кувуклии Гроба Господня), где пелся гимн и епископ читал молитву о новокрещеных. После этого все возвращались в храм и там по окончании бдения совершалась Евхаристия, сразу после которой уже все верующие шли с пением гимнов к часовне Воскресения, здесь прочитывалось Евангелие о Воскресении Христовом и опять совершалась Евхаристия (38. 1–2).
Совершение 2 литургий (1-я завершала продолжительное пасхальное бдение и одновременно являлась крещальной, 2-я происходила непосредственно на месте Воскресения и предварялась только лишь кратким радостным последованием) подряд и одними и теми же людьми — явление крайне необычное.

Гроб Господень. Храм Воскресения Христова в Иерусалиме
Гроб Господень. Храм Воскресения Христова в Иерусалиме

Согласно более поздним византийским памятникам, 2 литургии на Пасху по сути сохраняются, но пасхальное бдение перемещается на поздний вечер Великой Субботы, так что 1-я литургия совершается вечером в Великую Субботу (и понимается как собственно литургия Великой субботы), 2-я (как собственно пасхальная) — после пасхальной утрени, т. е. ночью или утром в день Пасхи.

В иерусалимском Лекционарии,, сохранившемся в армянском и грузинском переводах (наиболее ранние рукописи отражают практику V и VII вв. соответственно), отражена дальнейшая традиция Святого Града.

Утреня— первая служба Великой Субботы, в армянском переводе Лекционария, строго говоря, не описана (возможно, в V в. она еще не совершалась), содержится лишь указание на чтение утром Великой Субботы в часовне Воскресения (кувуклии) Евангелия (Мф 27. 62–66), предваряемого прокимном из Пс 87 (Renoux. Lectionnaire arm?nien. Vol. 2. P. 294–295). По грузинскому переводу Лекционария, в Великую Субботу на утрене, после утреннего входа, пелся тропарь 6-го гласа «Господи, честна явися посреде людей» и следовали чтения: Прем 2. 12–23 (или Ис 53. 1–12), Ис 33. 2–10 (или 2–17), Мф 27. 62–66 с прокимном из Пс 15; в конце утрени — ипакои (тропарь) «Души царей оскорбиша» (Кекелидзе. Канонарь. С. 87–88; Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. Vol. 1. N 704–707; Vol. 2. N 169–173).

Вечером, согласно армянскому переводу Лекционария, пасхальное бдение (т. е. вечерня и литургия Великой субботы) начиналось с обряда возжжения вечернего света (Эгерия, хотя и не упоминает в своем описании пасхального бдения этот обряд, отмечает, что оно совершалось так же, как и на Западе, т. е., видимо, содержало обряд благословения вечерней свечи) — древнего церковного обряда, связанного с вечерней службой (источники IX и последующих веков (напр., «Итинерарий» Бер-нарда Монаха (ок. 870), письмо Арефы, архиеп. Кесарии Каппадокийской, эмиру Дамаска (X в.), сообщение арабского историка Масуди (X в.), рассказ клирика Никиты (947), «История» Радульфа (1048), «Иерусалимская история: Деяния франков» Фульхерия Шартрского (1101), Житие и хожение Даниила, игумена земли русской (1106–1108) и др.— см. Bertoni?re. P. 40–45) сообщают не просто о благословении вечернего светильника, но о чуде схождения во время вечерни и литургии Великой субботы в храме Воскресения Христова благодатного огня, что ежегодно происходит и в настоящее время). Обряд совершался в часовне Воскресения и состоял из пения Пс 112 с припевом Пс 112. 2, возжжения епископом свечи (или 3) и возжжения диаконами свечей от свечи епископа, а народом — от свечей диаконов. Затем все возвращались в основной храм и совершалась вечерня с 12 ветхозаветными чтениями (прокимен из Пс 117 и чтения: Быт 1. 1–3. 24; Быт 22. 1–18; Исх 12. 1–24; Иона 1. 1–4. 11; Исх 14. 24–15. 21 (песнь Моисея поется с припевом Исх 15. 1); Ис 60. 1–13; Иов 38. 2–28; 4 Цар 2. 1–22; Иер 31. 31–34; Нав 1. 1–19; Иез 37. 1–14; Дан 3. 1–35a, 35b–51, 52–90 (песни вавилонских отроков и Азарии поются с небиблейскими припевами); после каждого чтения — молитва с коленопреклонением). Во время песни вавилонских отроков (Дан 3. 52–90) в храм входило «великое множество» новокрещеных вместе с епископом (очевидно, Крещение происходило во время чтений в баптистерии) и совершалась Божественная литургия (литургийные чтения: прокимен из Пс 64, 1 Кор 15. 1–11, аллилуиарий со стихом Пс 29. 2, Мф 28. 1–20), после отпуста которой в часовне Воскресения Христова читалось Евангелие о Воскресении Христовом (Ин 19. 38–20. 18 или 20. 1–18). 2-я литургия совершалась уже утром (Renoux. Lectionnaire arm?nien. Vol. 2. P. 296–311).

Самое раннее свидетельство о 12 чтениях на вечерне Великой Субботы встречается в сирийском Лекционарии (Brit. Lib. Add. 14528, V в.). Половина паремий совпадает с указанными в армянском переводе Лекционария (Дан 3. 23–4. 3; Иона (вся книга); 4 Цар 2. 1–15; Ис 60. 1–22; Быт 22. 1–19; Исх 12. 51–14. 26 — см.: Burkitt. The Early Sy-riac. 1923); литургийные чтения в сирийской рукописи совпадают с чтениями армянского перевода иерусалимского Лекционария (хотя длина перикоп меньше).

Согласно грузинскому переводу иерусалимского Лекционария, отражающему практику VII в., чин благословения вечернего светильника и пасхальное бдение предварялись троекратной процессией вокруг церкви с каждением: вечером в Великую субботу, после захода солнца, все собирались в храме, и двери затворялись. Епископ и 2 младших священнослужителя совершали каждение, обходя трижды вокруг храма (неясно, вокруг ли кувуклии, или как-то иначе). Перед 2-м обхождением епископ пел прокимен (Пс 11. 6 со стихом Пс 95. 1), перед 3-м — прокимен из Пс 112. В конце каждого обхождения бывали ектения и молитва; во время обхождений пелись псалмы (во время 1-го — Пс 64 или Пс 95, во время 2-го и 3-го — Пс 86, 95, 96, 97, 99, 112, 147, 149; единообразие рукописей в отношении 1-го обхождения, возможно, указывает на ее древность). По возвращении епископ давал пресвитерам и диаконам лобзание мира и благословлял свечу, от которой зажигали прочие свечи. Двери отверзались, и бдение продолжалось по чину вечерни: епископ запевал «Господи, воззвах» (указана и стихира: «Светися, светися, Иерусалиме»), далее следовали «Свете тихий» и вечерний вход. Торжественно исполнялся Пс 147. 1, после чего пели прокимен из Пс 81, епископ уходил крестить оглашенных, а в церкви читали 12 ветхозаветных чтений (те же, что и в армянском переводе Лекционария; порядок исполнения библейских песней не описывается). В конце каждого чтения — ектения и коленопреклонная молитва. После чтений новокрещеные возвращались в храм с пением «Елицы во Христа» (Гал 3. 27); Божественная литургия (по чину апостола Иакова — обычному иерусалимскому чину в древности) начиналась с пасхального тропаря «Христос воскресе из мертвых» (литургийные чтения те же, что и в армянском переводе Лекционария, но стихи аллилуиария — Пс 147. 2 или 101. 14; тропарь на умовение рук (особый элемент чина литургии ап. Иакова) «Воскресение Господне возвестил нам ангел», тропарь на Св. Дары (херувимская) и причастен — «Воскресый из мертвых»). По окончании литургии читали «по книге». 2-я (пасхальная) литур-гия совершалась после пасхальной утрени, на которую, в частности, перенесено чтение Евангелия (Ин 20. 1–18) (Кекелидзе. Канонарь. С. 88–94; Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. Vol. 1. N 708–740).

Грузинский Иадгари (гимнографическое приложение к Лекционарию, отражающее литургическую практику Иерусалима VII–IX вв.; среди последних находок на Синае обнаружены греч. оригиналы Иадгари) — еще один важный источник по истории иерусалимского богослужения. В рукописях Иадгари для утрени Великой субботы приведены несколько припевов к непорочным (Пс 118), четверопеснец (к которому прибавлены трипеснец в 7–9 и двупеснец в 7 и 9 песнях), стихиры на хвалитех (нач. 1-й: «Прииди, Иосиф»), тропарь по входе (нач.: «Господи, тайно записался в ученики Твои Никодим»), прокимен из Пс 15 и Евангелие, ипакои; для вечерни — стихиры на «Господи, воззвах» (нач. 1-й: «Светися, светися, Иерусалиме»), «Свете тихий», 3 прокимна (из Пс 33, 112, 81, с тропарем «Хвали, Иерусалиме» после 2-го), паремии; для литургии — тропарь «Христос воскресе из мертвых», прокимен из Пс 64, аллилуиарий (со стихом Пс 101. 14), тропарь на умовение рук (нач.: «Воскресение Господне нам возвестил ангел»; в некоторых ркп. встречаются и др.), 3 небиблейских причастна.

Т. о., с конца IV в. и до VII в. богослужение Великой Субботы в Иерусалиме образовывало стабильную, но постепенно развивавшуюся структуру, состоявшую из следующих элементов: ночная служба или утреня, оканчивавшаяся чтениями (согласно памятникам VII в., имевшая вход); несколько дневных часов, совершаемых по обычному чину; пасхальное бдение или вечерня Великой субботы, включавшая в свой состав обряд благословения вечернего света, вход и более 10 ветхозаветных чтений (во время которых происходило Крещение оглашенных), после которых новокрещеные входили в храм; и, начиная с новозаветных чтений, совершалась Божественная литургия. После литургии служба имела некоторое продолжение (в памятниках IV–V вв.— евангельское чтение и 2-ю литургию; в памятниках VII в.— чтение «по книге», 2-я литургия совершалась уже после утрени), относившееся уже к богослужению 1-го дня Пасхи. В целом такой же порядок служб (хотя и с отличиями в деталях) стал общепринятым в правосл. Церкви и предписывается в т. ч. и принятыми ныне в правосл. Церкви богослужебными книгами (на практике в наст. время вечерня и литургия Великой Субботы обычно совершаются не вечером, а в 1-й половине дня; чтение же «по книге» из Деяний св. апостолов, хотя, согласно Типикону, и должно происходить сразу после литургии В. с., от нее отделяется и бывает поздно вечером).

Великая Суббота в соборном богослужении Константинополя IX–XII вв. Древнейшее известное подробное описание богослужения Великой Субботы в константинопольской Св. Софии содержится в Типиконе Великой ц. (IX–X вв.), описание которого можно дополнить, пользуясь др. константинопольскими источниками того времени. Утреня совершалась по обычному порядку (см. ст. Песненное последование), начинаясь с антифонов в нартексе и входа в храм с пением песни вавилонских отроков; в храме к Пс 50 припевали тропарь «тяжелого» (7-го) гласа: (Гроб Твой охраняли воины, ангелы же, воспевая Тебя, Христе Боже, глаголали: Господи, слава Тебе). После великого славословия совершался вход Патриарха и священнослужителей в алтарь, певцы на амвоне пели тропарь 2-го гласа: (Содержай концы, гробомъ содержатися изволилъ еси), и следовали чтения: прокимен из Пс 43, паремия (Иез 37. 1–14), 2-й прокимен из Пс 9, Апостол (1 Кор 5. 6–8 + Гал 3. 13–14), аллилуиарий со стихами Пс 67. 2–4, Евангелие (Мф 27. 62–66). Утреня заканчивалась, как обычно, сугубой и просительной ектениями.

Сразу после отпуста Патриарх совершал в малом баптистерии таинство Крещения. Двукратное Крещение в Великую Субботу (после утрени и во время вечерни) — одна из особенностей Типикона Великой ц. Возможно, оно связано с большим числом крещаемых — Патриарх не успевал покрестить всех во время вечерни, но древняя традиция требовала совершить литургию Великой Субботы как крещальную, поэтому Крещение начиналось заранее, после утрени, а во время вечерни заканчивалось.

Около полудня в Св. Софию прибывали император и Патриарх. Император облачал св. престол в новую индитию и поставлял на него и на его ступень 2 мешка с золотыми монетами — это было ежегодным довольствием для храма и клира Св. Софии, после чего совершал каждение сначала в храме, затем — в ске-вофилакионе. По возвращении в храм император раздавал поощрение клирикам; наконец, они с Патриархом лобызали друг друга, и Патриарх преподавал императору благословение (Const. Porphyr. De ceremoniis. I. 44; см.: Дмитриевский. Древнейшие Патриаршие Типиконы. С. 144, 158–160).
Пасхальное бдение, как и в Иерусалиме, представляло собой вечерню с большим числом паремий (всего 15), во время которых Патриарх крестил оглашенных и после которых совершалась Божественная литургия. Вечерня, как и в др. дни, начиналась с антифонов в нартексе и входа в храм (известны слова входных тропарей: «Живоносное Твое восстание славим», «Спасительное Твое восстание славим» — Мансветов. С. 244–246; Bertoni?re. P. 124). После «Господи, воззвах» был вход в алтарь и начинались чтения: прокимен из Пс 65, паремии Быт 1. 1–5 и Ис 60. Во время 2-й паремии Патриарх, оставив вместо себя на горнем месте Евангелие, уходил в большой баптистерий, а чтение паремий продолжалось. Патриарх переоблачался в белый стихарь и белую обувь; Крещение начиналось сразу с каждения купелей (по одной для мужчин и для женщин) и освящения воды (все подготовительные чины были совершены заранее, в течение Великого поста и Страстной седмицы), и завершалось собственно погружением в воду, Миропомазание происходило уже в храме. В имеющихся источниках полностью совпадают данные только относительно первых 7 паремий (Быт 1. 1–5; Ис 60. 1–16; Исх 12. 1–11; Иона 1. 1–4. 11; Нав 5. 10–15; Исх 13. 20–15. 19; Соф 3. 8–15; с прокимном из Пс 26 после 3-й паремии и пением в составе 6-й паремии песни Моисея с припевом Исх 15. 1b и славословием в конце). Если Патриарх и новокрещеные медлили в баптистерии, читались паремии с 8-й по 14-ю (1 Цар 17. 8–24; Ис 61. 10–62. 5; Быт 22. 1–18; Ис 61. 1–10; 2 Цар 4. 8–37; Ис 63. 11–64. 4; Иер 31. 31–34; с прокимном из Пс 92 после 10-й), в противном случае эти паремии отменялись. Последняя, 15-я, паремия (Дан 3. 1–88 (LXX)) никогда не отменялась, а входившая в ее состав песнь вавилонских отроков исполнялась нараспев с припевом Дан 3. 57b и служила знаком для переоблачения священнослужителей в белые ризы. Патриарх и новокрещеные прибывали ко входу в храм (точнее, в часовню св. ап. Петра) и начинали петь «Елицы во Христа» (Гал 3. 27), во время чего Патриарх совершал Миропомазание. Затем Патриарх и новокрещеные входили в храм, при этом пелся Пс 31. Патриарх и сослужащие входили в алтарь, и совершалась Божественная литургия сразу с «Елицы во Христа» (вместо Трисвятого); прокимен не пелся, Апостол — Рим 6. 3–11, вместо аллилуиария — Пс 81 со стихами, Евангелие — Мф 28. 1–20, пелась обычная херувимская (т. о., в IX в. в к-польском последовании В. с. еще не было заимствования из литургии ап. Иакова —херувимской «Да молчит всякая плоть»), причастен — Пс 77. 65 (Mateos. Typicon. Vol. 2. P. 82–91; см. также: Bertoni?re. P. 124–126; Дмитриевский. Древнейшие Патриаршие Типиконы. С. 160–164; Крещальная литургия. С. 109–126).

Великая Суббота в православном богослужении с XI в. С X–XI вв. повсеместное распространение в правосл. Церкви получил богослужебный тип, известный по Студийскому (Студийско-Алексиевский, неск. афоно-итал., Евергетидский и с XII–XIII вв. т. н. Иерусалимскому уставам. Порядок богослужения Великой Субботы в этих уставах в целом соответствует порядку служб в ранних иерусалимских памятниках, но обогащается новой гимнографией, а библейские чтения заимствуются из константинопольской послеиконоборческой традиции.

В то время как студийские и иерусалимские памятники, сделавшиеся в Церкви общепринятыми, имеют монастырское происхождение, синтез к-польской послеиконоборческой и иерусалимской традиций наблюдается и в памятниках кафедрального богослужения: в одной из рукописей Типикона Великой ц., в Си-найском Канонаре, в Святогробском Типиконе 1122 г. В первом из этих памятников, в рукописи, находившейся в нач. XX в. в Дрездене, очень пострадавшей во время второй мировой войны и ныне находящейся в Москве, в описании вечерни и литургии Великой Субботы указано после совершения Миропомазания петь в храме св. Петра вечерню по монастырскому чину (Дмитриевский. Древнейшие Патриаршие Типиконы. С. 160–164), что свидетельствует о том, что к нач. XI в. (предположительное время создания рукописи) известная по монастырским памятникам богослужебная практика была уже очень распространена. В Синайском Канонаре (ркп. Sinait. Gr. 150, X–XI вв. и еще одна IX–X вв., упоминаемая Дмитриевским без указания шифра) служба Великой Субботы изложена близко к Типикону Великой ц., но там упомянут тропарь на «Бог Господь» (этого элемента службы не было в песненном последовании) 2-го плагального гласа (Животъ во гробе возлежаше — совр. воскресный седален по 2-й кафизме). В Канонаре отменен прокимен после 3-й паремии, к песни из кн. Исход может прибавляться небиблейский припев — богородичен, после чтения паремий на вечерне литургия начинается с «Единородный Сыне», перед Апостолом есть прокимен из Пс 31 (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 192–193).

В Святогробском Типиконе 1122 г. (Hieros. S. Crucis. 43) порядок служб Страстной седмицы соответствует ранней иерусалимской традиции, но основан на послеиконоборческой к-польской лекционарной системе и включает развитую гимнографию (впрочем, неизвестно, использовался ли этот Типикон в действительности. т. к. во время его написания храм Воскресения Христова принадлежал лат. клиру, пришедшему в Иерусалим вместе с крестоносцами). Вечером в Великую Пятницу за кувуклией служилась вечерня, совершавшаяся монахами-спудеями в скорбной обстановке, «сдержанно и с великим страхом». Эта вечерня специально открывала собой бдение в ночь с пятницы на субботу и была скромным повторением основной вечерни Великой пятницы, к этому часу уже совершенной Патриархом и всем клиром. В конце к вечерне прибавлялось великое чтение, прекращавшееся при прибытии Патриарха.

Утреня Великой Субботы начиналась с каждения и пения шестопсалмия «при молчании и великой тишине». На «Бог Господь» — «седальны» (тропари (Блгообразный Иосифъ (полностью, как в воскресной службе 2-го гласа), Егда снизшелъ еси къ смерти, Преблагословенна еси), затем слово свт. Григория Нисского (в др. памятниках — Антиохийского и непорочны, в конце которых тропари (Ангельский соборъ). Далее следовало чтение слова свт. Епифания Кипрского, Пс 50 и тропарь (Содержай всю вселенную) с богородичном.

Затем пели канон утрени, состоящий из 2 четверопеснцев, — тот же, что указан и во всех редакциях Студийского и Иерусалимского уставов; в Святогробском Типиконе канон имеет дополнительные богородичны во всех песнях, а 1-й ирмос канона (тот же, что и в позднейших книгах) никому не атрибутирован и имеет 2 дополнительных тропаря. По 3-й песни канона кондак (Плащаницею чистою) с икосом и чтение (не указано), по 6-й — кондак (Бездну заключивый мертвъ зрится) с икосом, по 9-й — «Свят Господь» и эксапостиларий (Во гробе почилъ есть).

Затем следовали хвалитные псалмы со стихирами (2 стихиры 2-го гласа, нач. 1-й: (Егда во гробе плотски) и 3 стихиры 1-го гласа, нач. 1-й: (Содержай, Господи, земли вся концы); «Слава» — стихира 2-го плагального (т. е. 6-го) гласа: (Приидите вси оублажимъ Иосифа приснопамятнаго); «И ныне» — стихира 2-го гласа: (Со иными)) и великое славословие.

Совершался утренний вход, затем пели тропарь (Содержай концы, гробомъ содержатися изволилъ еси), после ектении 3 диакона по очереди возглашали по прокимну (из Пс 11 и 43) и бывали чтения (те же, что в Типиконе Великой ц.). После Евангелия — стихиры (2-го плагального гласа: (Днешний день тайно) и (Проси Иосифъ тело Иисусово) и 3 — 4-го плагального (т. е. 8-го) гласа, нач. 1-й: (Днесь адъ стеня вопиетъ)), ектения и отпуст.

Во 2-м часу дня к Св. Гробу приходили «мироносицы» (особый церковный чин в Иерусалиме) и Патриарх с клириками и готовили светильники к пасхаль-ной службе; в это время пели канон и часы «поскору». Когда лампады были готовы, в них вливали елей и пели стихиру, следовали ектения и отпуст, после чего Патриарх запирал кувуклию, и в храме гасили весь свет.

Вечерняя служба начиналась в 9-м часу дня; Патриарх и клирики, облаченные в белое, начинали обычную воскресную вечерню: Пс 103 (без каждения), «Бла-жен муж», «Господи, воззвах» с воскресными стихирами 1-го гласа (3 воскрес-ных, 4 восточных, догматик), вход и «Свете тихий», прокимен вечера субботы (Пс 92). Далее читались 15 паремий (те же, что и в Типиконе Великой ц.), после которых совершался чин возжжения свечи от св. огня: Патриарх кадил трижды храм и Св. Гроб, затем начинал петь «Господи, помилуй» и, поддерживаемый клириками, входил внутрь Св. Гроба, трижды падал ниц (то же делали и вошедшие вместе с ним клирики) и молился о себе и о народе, который в это время непрерывно взывал: «Господи, помилуй». Затем Патриарх возжигал свечу от св. огня и передавал архидиакону, а тот выносил огонь народу.

После этого совершалась процессия в базилику, во время которой пелись стихи-ры 1-го гласа (Светися, светися, новый Иерусалиме: слава бо Господня на тебе возсия) и (Светися, светися, новый Иерусалиме: прииде бо ти светъ)) со стихами из Пс 64, 147 и 150; следовали: «Сподоби, Господи», стихиры на стиховне (нач. 1-й: (Светъ вечерний возсиялъ есть)) со стихами Пс 96. 11 и 35. 10 (на «Слава» — 3-я из вост. стихир 1-го гласа), «Ныне отпущаеши», отпустительный «седален» — воскресный тропарь 1-го гласа и, наконец, «молитва» (отпуст?) Патриарха, после которой он отправлялся крестить оглашенных.

После Крещения Патриарх возвращался в базилику и начиналась Божественная литургия (на входе: (Ангел Твой, Гос-поди, Воскресение [возвестивший]), «Слава, и ныне» — кондак (тот же, что по 6-й песни канона); вместо Трисвятого — «Елицы во Христа»; чтения те же, что и в Типиконе Великой ц.; (на святыню; древний тропарь на умовение рук): (Светлого и славного празднственного Воскресения) со стихом Пс 79. 3b; херувимская: (Восстал, Христе, из гроба); причастен: «Тело Христово»). Патриарх возглавлял Божественную литургию только до херувимской, далее служил старший священник, а Патриарх вместе с архидиаконом уходил ко Св. Гробу.

Внутри кувуклии Патриарх читал Евангелие (Ин 20. 1–18) и совершал на Св. Камне традиц. иерусалимскую литургию ап. Иакова, начиная с тропаря на умо-вение рук. В конце литургии читалась особая заамвонная молитва (Великого кита победивший, Боже, и в сердце земли отступника-дракона разбивший); после отпуста «мироносицы» кадили внутри Св. Гроба и помазывали Св. Камень; все выходили из храма, который оставался закрытым до пасхальной утрени (PapadТpouloj-KerameЪj. 'AnЈlekta. T. 2. S. 161–189).

Другое свидетельство о иерусалимской практике после XI в. содержится в сир. мелкитском Апостоле (Vat. syr. 21, 1353 г.). Вечером в Великой Субботы после каждения Патриарх читает молитву «Благословен Ты во храме святой славы Твоей» (ср.: Дан 3. 53), диакон возглашает (видимо, ектению), священник читает молитву «светов», Патриарх зажигает свечу от свечи под престолом, от которой затем и все зажигают свечи и поют «Светися, светися». Совершается крестный ход. По возвращении — обычный прокимен вечера субботы, и начинаются чтения. Если к.-л. готов креститься, один из священников его крестит, и оба возвращаются при чтении Книги пророка Даниила. Совершается вход, диакон «возглашает» (очевидно, ектению), священник читает молитву Трисвятого (вместо Трисвятого — «Елицы во Христа») и совершается литургия (чтения как в Типиконе Великой ц.) (Bertoni?re. P. 54–55).

В различных редакциях Студийского устава богослужение Великой Субботы включает утреню (имеющую следующий порядок: шестопсалмие; «Бог Господь» с тропарем; непорочны; Пс 50; канон; хвалитные псалмы и стихиры; великое славосло-ие, завершающееся входом с Евангелием; чтения из Свящ. Писания; заключение) и вечерню (состоящую из Пс 103, воззвашных псалмов и стихир, входа, «Свете тихий» и паремий и переходящую в литургию свт. Василия Великого). Поскольку памятники имеют монастырское происхождение, Крещение во время паремий вечерни не указывается. После литургии бывает трапеза, и монахи расходятся по своим кельям для одного или неск. часов отдыха перед пасхальными утреней и литургией.

Все памятники студийской традиции используют одни и те же библейские чтения (паремии, Апостол и Евангелие на утрене; 15 паремий на вечерне, Апостол и Евангелие на литургии), заимствованные из Типикона Великой ц. Примерно одно и то же время указывается в студийских текстах для начала вечерни — 11-й час (считая от рассвета, что позднее обычного времени начала вечерни), иногда даже 12-й час дня или 1-й час ночи. Литургия, согласно всем студийским текстам, начинается с мирной ектении (после паремий; чтение мирной ектении перед Трисвятым или текстом, его заменяющим,— нормальная практика для IX–XII вв.), за которой следуют «Елицы во Христа» и чтения. В целом совпадают в различных памятниках и основные гимнографические тексты — тропарь на «Бог Господь» (Блгообразный Иосифъ; в ряде памятников к тропарю прибавлен богородичен (Преблгословенна еси) или др. тропарь), канон (тот же, что и в Святогробском Типиконе — четверопеснцы Марка Отрантского (как правило, ирмосы и тропари предписано повторять дважды) и Космы Маюмского (тропари и ирмосы четырежды)), кондак (Бездну заклю-чивый мертвъ зрится) с икосом, стихиры на «Господи, воззвах» (чаще всего это поющиеся на 8 (с повторениями) 3 или 4 стихиры 4-го плагального (т. е. 8-го) гласа, нач. 1-й: (Днесь адъ стеня вопиетъ); на «Слава, и ныне» — (Днешний день тайне); впрочем, могут использоваться и др. стихиры (см.: Bertoni?re. P. 184), но никогда (за исключением одного Типикона) не воскресные стихиры Октоиха); песнопения на «Слава» и «И ныне» на хвалитех (но не сами хвалитные стихиры) — стихира Великой пятницы (Тебе одеющагося светомъ) и воскресный хвалитный богородичен (Преблгословенна еси Богородице Дево). Наконец, ни в одном из памятников не говорится о пении за литургией тропаря «Да молчит» вместо херувимской, напротив: когда этот момент службы бывает включен в описание, всегда предписывается петь обычное «Иже херувимы» (южноитал. памятники упоминают и древний обычай троекратного повторения этого песнопения). В то же время в некоторых деталях памятники различаются между собой.

В 3 основных вариантах студийской традиции — к-польской IX — сер. XI в., афоно-итал. XI–XIII вв. и к-польской кон. XI–XII в. (Пентковский. Типикон. С. 121–154), — богослужение В. с. имеет свои особенности, отличающие, с одной стороны, ранние тексты от поздних, с др.— к-польские от афоно-итал. К ранним текстам относятся: 1-я ред. «Ипотипосиса» прп. Феодора Студита (IX в.), «Диатипосис» прп. Афанасия Афонского (ок. 1000), утраченный студийский Синаксарь, к которому близок сохранившийся только в слав. переводе Студийско-Алексиевский Типикон (1034), отчасти груз. Георгия Мтацминдели Типикон, составленный на Афоне в 1038–1042 гг. на основе греч. источников; поздние тек-сты содержатся в неск. южноитал. Типиконах и в Евергетидском Типиконе (посл. треть XI в. ; сохр. в ркп. Athen.Bibl. Nat. 788, 1-я пол. XII в.), отражающем мало-зийскую и отчасти к-польскую практику XI–XII вв. Особняком стоят гимногра-фические книги — Триоди и Стихирари, где могут дольше сохраняться вышед-шие из практики уставные указания.

Важнейшей особенностью богослужения Великой Субботы в первоначальной редакции студийского Синаксаря было пение в этот день великого славословия в кафедральной редакции (во все остальные дни года оно пелось в монастырской (совр. «будничная») редакции); из известных ныне Типиконов эта особенность сохраняется только в Студийско-Алексиевском 1034 г. (Там же. С. 254–256; по др. Типиконам Великой Субботы — это далеко не единственный пример службы с кафедральным славословием). Возникновение ее связано с тем, что в Типиконе Великой ц. (откуда в студийском Синаксаре заимствована система библейских чтений) Великой Субботы — единственная утреня в году, имеющая не только Евангелие, но целую службу чтений в конце, и эти кафедральные чтения перешли в студийский Синаксарь вместе с кафедральной редакцией славословия. Еще одная общая для ранних памятников особенность — полноценное вкушение пищи в трапезной по окон-чании литургии, причем разрешались рыба и даже молочное и яйца (кроме Типикона прп. Георгия Мтацминдели); в позднейших южноитал. памятниках во время трапезы дозволялось есть только особый хлеб, овощи и вино, а в Евергетидском Типиконе скудную трапезу предписано совершать в храме (Там же. С. 137–138). По окончании трапезы ранние памятники предлагают читать лишь конечное Трисвятое (иногда с тропарем в конце); более поздние имеют особую службу (повечерие или «паннихис»).

Особенности, отличающие афоно-итал. памятники (Типикон прп. Георгия и многочисленные южноитал. тексты) от к-польских (Студийско-Алексиевский и Евергетидский Типиконы): 1) непорочны на утрене Великой Субботы согласно к-польским памятникам поются с 3 аллилуиариями текущего гласа (последними из 9 имеющихся в каждом гласе), в афоно-итал. наблюдается разнообразие в их исполнении; 2) в последних по-разному поются и седальны по непорочных (тогда как к-польские Типиконы указывают петь (Содержай концы, гробомъ содержатися изволилъ еси); 3) к-польские памятники не имеют особого эксапостилария Великой Субботы (только «Свят Господь»), в афоно-итал. он есть; 4) на хвалитех к-польские памятники указывают петь стихиры со стиховны Великой пятницы (нач. 1-й:(Егда от древа)), тогда как в афоно-итал. наблюдается разнообразие (так, в Мессинском Типиконе 1131 г. на хвалитех 3 стихиры 2-го гласа (нач. 1-й: — Днесь содержитъ гробъ) и 2 на 2-й плагальный (нач. 1-й: — Днешний день тайно); стихиры на «Слава» и «И ныне» в студий-ской традиции в целом исполняются одинаково; 5) согласно к-польским Типи-конам после входа с Евангелием на утрене нет тропаря, сразу поется прокимен, следуют чтения (это связано с тем, что заимствованный из кафедрального богослужения тропарь использован в качестве седальна по непорочных), афоно-итал. памятники предписывают петь, как правило, тропарь «Благообразный Иосиф»; 6) яркая особенность афоно-итал. памятников — повторное совершение входа после прочтения паремий (то же встречается и в слав. студийских памятниках— см., напр.: Дмитриевский. Описание. Т. 3. С. 483). Повторный вход, в противоположность 1-му, происходит торжественно, в сослужении всего духовенства обители (вечерня до паремий совершалась одним священником вместе с диаконом), и имеет следующий порядок: на последней паремии все священники и диаконы облачаются в белое и по окончании чтения входят с Евангелием (предваряемые диаконами с кадилами и свечами) из притвора в храм и затем в алтарь при пении Пс 31. Удваивание вечернего входа (из-за которого первый вход, единственный вход по остальным источникам, в афоно-итал. памятниках превращается из входа с Евангелием во вход с кадилом) связано со следованием древней традиции, когда после прочтения паремий в храм входили новокрещеные во главе с епископом, но теперь вместо новокрещеных из притвора в храм входит духовенство в белых ризах.

В качестве святоотеческих чтений на утрене Великой Субботы используются те же слова святителей Григория Антиохийского (Студийско-Алексиевский Типикон, Типикон прп. Георгия Мтацминдели, Евергетидский Типикон (слово читается не на утрене, а на «паннихис»)) и Епифания Кипрского (Типикон прп. Георгия Мтацминдели, Мессинский Типикон (составитель замечает, что существуют также слова свт. Григория Нисского (т. е. Антиохийского) и имп. Льва Мудрого), Евергетидский Типикон), что указаны в Святогробском Типиконе 1122 г.

По разному решен в студийских Типиконах вопрос с прокимнами в Великой Субботы на вечерне. В Типиконе Великой ц., откуда в студийских текстах полностью заимствован корпус библейских чтений на этой службе, перед 1-й паремией пели прокимен из Пс 65, после 3-й — из Пс 26, перед литургийным Апостолом прокимна не было, аллилуиарий заменялся Пс 81. В то время как замена аллилуиария на Пс 81 указана во всех источниках (так же, как и прокимен после 3-й паремии, исчезающий лишь в Евергетидском Типиконе), Апостол оставлен без прокимна только в южноитал. памятниках, остальные используют перед Апостолом прокимен из Пс 65. В связи с перемещением этого прокимна в неитал. памятниках перед паремиями прокимна нет (Студийско-Алексиевский Типикон), или используется обычный прокимен вечера субботы (из Пс 92), как в иерусалимской практике (Типикон прп. Георгия Мтацминдели, Евергетидский Типикон).

Помимо прокимна из Пс 92 на вечерне в Типиконе прп. Георгия Мтацминдели палестинское влияние (видимо, через груз. богослужебную практику, к-рая до X в. зависела от иерусалимской) заметно и в использовании на утрене вместо аллилуиариев особых припевов к непорочным: «непорочны поем по нашему [т. е. как в Грузии.— Ред.], со стихами», и в пении на «Господи, воззвах» на вечерне воскресного догматика (и, вероятно, воскресных же стихир; среди др. студийских памятников использование воскресных стихир на этой вечерне встречается только в Триоди XII в. (Crypt. D.b.I), возможно, савваитского происхождения, см.: Bertoni?re. P. 183). Существуют и др. особенности этого Типикона: вместо кондака В. с. по 6-й песни канона поется кондак (воскресный тропарь 2-го гласа) «Егда снизшел еси»; упомянуты часы (читаются по кельям); описаны действия священника во время «Господи, воззвах» (облачение в черное) и во время паремий (совершение протесиса по 6-й) на вечерне (Кекелидзе. Литургические груз. памятники. С. 289–291).

В южноитал. практике такой важный элемент утрени В. с., как непорочны, мог вообще опускаться — напр., в Мессинском Типиконе сразу после тропаря утрени предписано петь канон (Пс 50 стихословится после кондака и чтения по 6-й песни канона). Еще одна особенность южноитал. памятников — совершение после вечерни, литургии и вкушения пищи сокращенного повечерия в трапезной (его порядок: «Приидите, поклонимся», Пс 90, «С нами Бог», «Пресвятая Владычице» (молебные прошения), Пс 50, «Слава в вышних» и «Сподоби, Господи», тропарь «Благообразный Иосиф» (или воскресный 1-го гласа с богородичном), 12 «Господи, помилуй» и отпуст) (Arranz. Typicon. P. 242–247; Bertoni?re. P. 191–192).
Практика малоазийского и отчасти к-польского монашества кон. XI в., имеющая в своей основе студийскую, но уже удаляющаяся от нее, описана в Еверге-тидском Типиконе, который в целом соответствует Студийско-Алексиевскому. Различия таковы: канон по Евергетидскому Типикону поется с б?льшими повторениями и катавасией в каждой песни; к утрене присоединяется 1-й час (остальные часы читаются по келлиям); с самого начала вечерня и литургия совер-шаются с сослужением и в белых ризах; литургии нет исхождения в трапезную (это главное отличие): хлеб раздается братии в притворе, во время вкушения его читается слово свт. Григория Антиохийского; после вкушения хлеба братия воз-вращается в храм и поется «паннихис» (букв. Всенощная; в данном случае — служба средней продолжительности, примерно соответствующая сокращенной утрене). «Паннихис» состоит из Пс 50, канона «монаха Гавриила» (ирмосы те же, что и у канона утрени В. с.; нач. 1-го тропаря: (Ужасом был наполнен); по 3-й и 6-й песням — только песнопения (те же, что и на утре-не), но, если есть время (по Типикону, если не наступил 7-й час ночи, т. е. пол-ночь), после песнопений читается толкование свт. Иоанна Златоуста на пролог Евангелия от Иоанна (т. е. на пасхальное литургийное Евангелие)), Трисвятого, ектении и отпуста (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 554–556).

Иерусалимский устав, вопреки своему названию основывающийся не на древней иерусалимской, а на студийской практике и принятый в правосл. Церкви с XIII–XIV вв. повсеместно, описывает богослужение В. с. в целом сходно с близким к студийским памятникам (поэтому данные Иерусалимского устава расходятся с данными палестинских литургических памятников монастырского происхождения старше XI в. (напр., Sinait. Georg. 37, 982 г. (Tarchnischvili. Grand Lectionnaire. Vol. 1. N 721–735; Vol. 2. N 174–175), где служба В. с. описана сходно с древними кафедральными иерусалимскими Лекционариями)), — в первую очередь, с Евергетидским Типиконом.
Важнейшее отличие некоторых ранних рукописей Иерусалимского устава от Евергетидского состоит в прибавлении к непорочным на утрене воскресных тропарей «Ангельский собор», а к стихирам В. с. на «Господи воззвах» на вечерне — воскресных стихир 1-го гласа. Эти прибавления неск. усиливают тему Воскресения Христова в богослужении Великой Субботы и отдаленно напоминают о древней иерусалимской традиции.

Связь богослужения Великой Субботы с обычной воскресной службой в Иерусалимском уставе подчеркивается также сходством между последованиями обычного бдения под воскресенье и пасхального бдения (т. е. вечерней службы В. с.): 1) и то, и другое начинается с Пс 103 (причем некоторые рукописи предписывают в Великой Субботы петь этот псалом как на обычном бдении), за которым следуют проч. части вечерни; 2) после литургии Великой Субботы сразу совершается благословение хлеба и вина, как и на обычном бдении (но без пшеницы и елея); 3) и на обычном бдении, и в Великую Субботу благословенные хлебы вкушаются во время великого чтения из Книги Деяний св. апостолов (в Великую Субботу и во все воскресенья Пятидесятницы; в др. время года по воскресеньям должны читаться остальные книги НЗ (кроме Евангелия)); 4) по окончании великого чтения на обычном бдении совершается утреня, а в Великую Субботу .— особая служба, сходная с ней и называемая ныне не совсем точно пасхальной полунощницей.

С XIV в. в Типиконах начинает отмечаться еще одна особенность службы Великой Субботы: пение непорочных с особыми припевами, с XVI в. — изнесение во время входа в конце утрени Великой Субботы не только Евангелия, но и шитого литургического покрова (сначала обозначаемого просто как «воздух», а затем и как «плащаница»; первые упоминания обряда в косвенных источниках относятся к XIII в.). В иерусалимских Типиконах появляется и еще одна особенность литургии Великой Субботы — вседневная к-польская херувимская «Иже херувимы» заменяется рядовой херувимской из литургии ап. Иакова «Да молчит всякая плоть»; до XVI в. эта особенность встречается редко (напр., в греч. Типиконах — ГИМ. Син. Греч. 456, 2-я пол. XIII в.; Sinait. gr. 1098, кон. XIV в.), в греч. первопечатных Типиконах 1545 и 1577 г. вопрос об этой замене оставлен на усмотрение настоятеля, лишь с XVII в. замена становится общеобязательной.

Согласно греч. печатному Типикону 1577 г., утреня Великой Субботы должна начинаться в 7 часу ночи (считая от захода солнца): после шестопсалмия и ектении поется «Бог Господь» с тропарями из воскресной службы 2-го гласа на «Слава:», на «И ныне:», в 1-м и 3-м тропарях опущены заключительные строки, посвященные Воскресению Христову) и начинаются непорочны. Непорочны разделены на 3 части, 1-я и 2-я поются на 1 плагальный (т. е. 5-й) глас, 3-я — на 3-й; к каждому стиху непорочных припевается уникальный тропарь; в конце 1-й и 2-й частей прибавляются стихи «Слава:» и «И ныне:» с тропарями, после которых повторяется 1-й тропарь соответствующей части и произносится малая ектения; к концу 3-й части примыкают воскресные тропари по непорочных («Ангельский собор»), завершающиеся малой ектенией и седальном. После седальна Типикон предписывает читать толкование на Евангелие от Матфея, затем читается Пс 50 и начинается канон — тот же, что и в студийских памятниках (ирмос по дважды, тропари на 12, по каждой песни катавасия). По 3-й песни указан седален, по 6-й — кондак с икосом и чтение, «если позволяет время». По 9-й песни поются «Свят Господь» и хвалитные псалмы со стихирами 2-го и 2-го плагального (6-го) гласов (как в Мессинском Типиконе), с воскресным богородичном на «И ныне:». Во время следующего далее Великого славословия священник облачается во все иерейские одежды и происходит вход с Евангелием, поется тропарь и совершается служба чтений (как в Типиконе Великой ц. В конце утрени возглашаются сугубая (начиная со слов – Рцемъ вси; утреня Великой Субботы — единственная в году, когда сугубая ектения начинается с этих слов, как на литургии; это связано с присутствием на утрене службы чтений) и просительная ектении и произносится отпуст. Часы и изобразительны («поскору») бывают в притворе (в рукописях иногда встречаются и особые часы Великой Субботы со специально подобранными псалмами — Диаковский. С. 252–255). В 10-й час дня (считая от восхода, т. е. ок. 17.00–18.00) с вечерни Великой Субботы начинается пасхальное бдение. Вечерня открывается возгласом иерея, Пс 103 и великой ектенией; следуют псалмы и стихиры на «Господи, воззвах». Во время псалмов все иереи и диаконы мон-ря входят в алтарь и облачаются, совершается проскомидия; сти-хиры на «Господи, воззвах» поются на 8 (4 воскресных 1-го гласа и 3 В. с. (те же, что и в студийских памятниках; с повторением 1-й)), славник, на «И ныне:» — воскресный догматик 1-го гласа. После входа с Евангелием и пения «Свете тихий» читаются 15 паремий — те же, что и в Типиконе Великой ц., но без прокимнов перед 1-й и 4-й паремиями. После паремий с малой ектении и «Елицы во Христа» начинается литургия свт. Василия; на литургии — те же чтения, что и в Типиконе Великой ц. (но перед Апостолом — прокимен из Пс 26; духовенство меняет темные облачения на светлые не в конце паремий, а после Апостола); вместо «Иже херувимы» по желанию настоятеля или уставщика поется «Да молчит всякая плоть». Литургия, согласно Типикону, должна окончиться ок. 2 ночи (считая от захода солнца); сразу по ее окончании совершается благословение хлебов и вина, братия рассаживается в храме и во время вкушения благословенной пищи читается Книга Деяний св. апостолов. По окончании чтения совершается служба, названная в Типиконе словом «паннихис» (как в Евергетидском Типиконе), ее порядок: обычное начало (с Трисвятого), Пс 50, канон В. с. (с катавасией и на 14— по тому же уставу, что и на утрене; по 3-й песни — седален и чтение слова свт. Епифания или толкования на Еван-гелие от Матфея или на Евангелие от Иоанна, по 6-й — кондак с икосом и окон-чание чтения), Трисвятое, воскресный тропарь 2-го гласа, ектения и отпуст. Сразу по окончании службы братия исходит в притвор и начинаются собственно пасхальные утреня и литургия (гл. 45).

В Типиконе, принятом ныне в Русской Православной Церкви ([Т. 2.] С. 922–930), устав служб В. с.— тот же, что и в первопечатных греч., но изложен он подробнее: описан чин полуношницы (читается по кельям), упомянуто двупсалмие в начале утрени, указывается, что во время непорочных и последних песней канона утрени братия стоит с возжженными свечами, описывается полное каждение храма во время 1-й статии (на практике бывает немного раньше — во время тропарей на «Бог Господь») и малые каждения на 2-й и 3-й, отмечено чтение триодного синаксаря по 6-й песни канона утрени, выписан устав чтения часов и изобразительных, безусловно предписано петь «Да мо1лчитъ вся1кая пло1ть человэ1ча» на литургии, отмечается замена «Достойно» на литургии ирмосом 9-й песни канона, предписано петь канон на «паннихис» «со стЭха1ми пэ1сней» (т. е. с библейскими песнями) и др. В целом описание совр. рус. Типикона близко к помещенному в пер-вопечатном рус. Уставе 1610 г. Отличие совр. рус. Типикона от печатных греч. изданий XVI в. в упоминании изнесения плащаницы на утреннем входе и цело-вания ее по отпусте утрени (при пении стихиры «ПрЭиди1те `3блажи1мъ:») и ука-зание на то, что пасхальное бдение, в принципе, отделено от пасхальной утрени нек-рым промежутком времени.

Т. о., внутренняя логика служб Великой Субботы в совр. Типиконе — та же, что и в древних визант. памятниках. В гимнографии утрени раскрывается содержание В. с.; в чине особо акцентируется Пс 118, используемый, по уставу, и на воскресной, и на заупокойной службе; Пс 118 напоминает, что В. с.— это воспоминание одновременно Смерти и Воскресения Спасителя. Оканчивается утреня службой чтений, как бы заменяющей собой отсутствующую литургию (В. с., по 64 прав. Ап.— единственная постная (т. е. не имеющая утренней литургии) суббота в году). Перед службой чтений, как и на литургии, совершается вход; к XVI в. общепринятой сделалась практика при совершении этого входа обертывать Евангелие воздухом — тогда Евангелие символизирует Тело Христа, а воздух — погребальную плащаницу; после XVI в. плащаница стала самостоятельным литургическим предметом, используемым начиная с Великой пятницы и вплоть до отдания Пасхи. Весь день В. с. должен проходить в полном воздержании от пи-щи и питья, во исполнение древнего правила о предпасхальном посте. Вечером Великой Субботы совершается пасхальное бдение, являющееся одновременно и воскресным и состоящее из вечерни, 15 паремий (введенные ради совершавшегося во время них Крещения, они содержат пророчества о Воскресении Христовом и о таинстве Крещения), литургии свт. Василия Великого, благословения хлебов, великого чтения и паннихис.

В современной практике Русская Православная Церковь руководствуется указаниями Типикона, однако утреня Великой Субботы, как правило, совершается не ночью, а накануне вечером; вечерня, литургия и благословение хлебов — не вечером, а утром Великой Субботы; великое чтение из Книги Деяний св. апостолов и «полунощница» (паннихис) — поздно вечером, перед пасхальной утреней (тем самым пасхальное бдение разделено на 2 части). Днем в Великe. Субботe уже стало общепринятым благословлять пасхальные кушанья — яйца, куличи и пасху (строго говоря, благословение пасхальных кушаний по уставу должно совершаться в 1-й день Пасхи, уже после пасхальной литургии и непосредственно перед разговением; перенесение этого благословения на В. с. обусловлено практическими соображениями). Особое место в службах В. с. занимает плащаница (которая износится и полагается в центре храма еще во время вечерни Великой пятницы), перед ней произносятся ектении и читаются все чтения утрени, вечерни и литургии В. с.; в конце великого славословия, перед утренним входом, вокруг храма совершается шествие с Евангелием и плащаницей; на катавасии 9-й песни канона на паннихис плащаница торжественно вносится в алтарь и полагается на св. престоле (где она лежит до отдания Пасхи).

Великая Суббота в современной греческой практике Согласно Типикону протопсалта Георгия Виолакиса, общепринятому в греч. приходской практике, вечерня и литургия Великой Субботы также отделены от паннихис. Утреня и вечерня Великой Субботы могут совершаться как вместе утром, так и раздельно (как в рус. практике). Утром перед службой (утреней или вечерней) вычитываются целиком непорочны (без при-певов) и 12 из 15 паремий вечерни Великой Субботы. (т. о., на самой вечерне читаются лишь 3). Утреня имеет следующий порядок: обычное начало; тропари двупсалмия; шестопсалмие; мирная ектения, «Бог Господь» с тропарями, после к-рых сразу следует малая ектения и седален (тот, что должен петься по непорочных); Пс 50; канон (на 6), после 9-й песни к-рого поются на 3 статии припевы-похвалы В. с. (без непорочных, вычитанных заранее); «Свят Господь»; хвалитные псалмы и стихиры, во время к-рых совершается лобзание плащаницы; великое славосло-вие и шествие с Евангелием и плащаницей вокруг храма во время Трисвятого; возложение плащаницы на св. престол, тропари В. с. (все 3) и каждение плаща-ницы; служба чтений; ектении и отпуст. Если и утреня, и вечерня с литургией служатся с утра, сразу после отпуста произносится возглас «Благословенно Царство» и начинается вечерня. Порядок вечерни: Пс 103; мирная ектения; «Господи, воззвах» и стихиры; вход; «Свете тихий»; 3 паремии (1-я, 4-я и 15-я из 15; с пением песней вавилонских отроков в последней). Сразу следуют малая ектения, и, начиная с «Елицы во Христа», — литургия свт. Василия (чтения и херувимская — те же, что и в совр. рус. Типиконе; кроме того, в Типиконе опи-сана практика усыпать храм перед Евангелием лавровыми листьями, а тропарь «Видехом свет истинный» заменен ирмосом воскресных блаженн 2-го гласа), для литургии указан воскресный отпуст. Благословение хлебов и чтение Книги Деяния св. апостолов в Типиконе Георгия Виолакиса не упомянуты; паннихис В. с. совершается непосредственно перед пасхальной утреней и имеет в целом тот же порядок, что и в старопечатных греч. и совр. рус. Типиконах, но канон поется с меньшими повторениями (на 6), а седален и кондак в каноне опущены; во вре-мя пения канона священнослужители готовятся к совершению литургии (Biol?khj. Tupik?n. S. 362–367).

В совр. практике мон-рей Св. Горы Афон службы В. с. совершаются так, как это предписано Иерусалимским уставом; в ряде мон-рей непорочны с похвалами поются не перед каноном утрени, а после него (аналогично греч. приходской практике; впервые такая традиция появляется в Типиконах XVI в.— напр., Ath. Philoth. 153). Вся утреня В. с. совершается перед плащаницей, как перед св. пре-столом, произносятся все возгласы и т. д. Непорочны исполняются так: стихи псалма читает чтец, припевы поют священники, игумен в начале похвал совер-шает каждение храма, говоря каждому: «Kalѕn 'AnЈstasin!» (С Воскресением!). В конце великого славословия совершается шествие с плащаницей; кафоликон (главный храм мон-ря) обходят трижды, делая остановки, на к-рых произносят-ся особые прошения. После 3-го обхождения священники останавливаются у входа в храм, держа плащаницу, все молящиеся проходят под ней, после чего плащаницу уносят в алтарь. Во время литургии В. с. игумен усыпает пол храма лавровыми листьями, к-рые остаются в храме до Антипасхи (Дмитриевский. Описание. Т. 3. С. 621–721; [CrusТstomoj (Katsouliљrhj), ўrcim.]. S. 207–212, 218).

Фото - М. Пельц
Фото - М. Пельц

Литература: Мансветов И. Церковный Устав (Типик): Его образование и судьба в Греческой и Русской Церкви. М., 1885; [Авдуловский] Ф. М. Святой огонь, исходящий от Гроба Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в день Великой Субботы в Иерусалиме по сказаниям древних и новых путешественников. М., 1887; Данилевский С. Св. Плащаница и обряды, совершаемые над нею Русской Церковью в последние два дня Страстной Седмицы // ПC. 1896. Ч. 1. Февр. С. 250–274; Март. С. 356–380; Дмитриевский А. А. Богослужение страстной и пасхальной седмиц во св. Иерусалиме IX–X в. Каз., 1894; он же. Описание; он же. Древнейшие патриаршие Типиконы: Святогробский Иерусалимский и Великой К-польской ц. К., 1907; Сборник церковно-учительных чтений на дни Страстной седмицы. М., 1900; [Святоотеческие поучения на дни Страстной седмицы]. ТСЛ, 2001р. С. 203–232, 282–284; Никольский А. Страстная седмица. К., 1905; Никольский. Устав. Т. 2. С. 716–727; Карабинов И. Постная Триодь. СПб., 1910; Диаковский Е. П. Последование часов и изобразительных: Историческое исследование. К., 1913; Burkitt F. C. The Early Syriac Lectionary System // Proceedings of the British Academy. 1923. Vol. 11. P. 1–38; idem. The Jacobite Service for Holy Saturday // JThS. 1923. Vol. 24. P. 424–427; Ильин В. Н. Запечатанный гроб, Пасха нетления: Объяснение служб Страстной седмицы и Пасхи. П., 1936; Клин, 2001р; Reicke B. The Disobedient Spirits and Christian Baptism. Copenhagen, 1946; Renoux Ch. Le Triduum pascal dans la rite Arm?nien et les hymnes de la grande semaine // REArm. N. S. 1970. Vol. 7. P. 115–117; Sacramentarium gelasianum / Ed. L. C. Mohlberg. R., 1960. P. 70, 72; Deshusses J. Le Sacramentaire gr?gorien: Ses principales formes d’apr?s les plus anciens manuscrits. Fribourg, 1971. Vol. 1. P. 183ff.; Bertoni?re G. The Historical Development of the Easter Vigil and Related Services in the Greek Church. R., 1972. (OCA; 193); Taft R. A Tale of Two Cities: The Byzantine Holy Week Triduum as a Paradigm of Liturgical History // Time and Community: In Honor of Th.Talley / Ed. J. N. Alexander. Wash., 1990. P. 21–41; idem. In the Bridegroom’s absence: the Paschal Triduum in the Byzantine Church // La Celebrazione del Triduo Pasquale: Anamnesis e Mimesis: Atti del III Cong. Intern. di Liturgia. / Ed. I. Scicolone. R., 1990. P. 71–97. (Studia Anselmiana; 102; Analecta Liturgica; 14); Hadaya S. M. L’office maronite du Samedi-Saint. Kaslik-Lebanon, 1995. (Bibl. de l’Univ. Saint-Esprit; 37); Hebdomadae Sanctae Celebratio: Conspectus Historicus Comparativus / Ed. A. G. Kollamparampil. R., 1997. (BEL.S; 93); Bradshaw P. «Diem baptismo sollemniorem»: Initiation and Easter in Christian Antiquity // EЩlТghma: Studies in Honor of R. Taft / A cura di E. Carr etc. R., 1993. (Studia Anselmiana; 110: Analecta liturgica; 17); Pierce J. M. Holy Week and Easter in the Middle Ages // Passover and Easter: Origin and History to Modern Times / P. F. Bradshaw, L. A. Hoffman, eds. Notre Dame (Indiana), 1999. P. 161–185 (Two Liturgical Traditions; 5); Hoffman L. A. The Great Sabbath and Lent: Jewish Origins? // Passover and Easter: The Symbolic Structuring of Sacred Seasons / P. F. Bradshaw, L. A. Hoffman, eds. Notre Dame (Indiana), 1999. P. 15–35. (Two Liturgical Traditions; 6); Zagano Ph. Holy Saturday. Crossroad, 2000; Kollamparampil A. G. From Symbol to Truth: A Syriac Understanding of the Paschal Mystery R., 2000. (BEL.S; 110); «Благословенная суббота»: Богословское осмысление Великой Субботы. М., 2001; Крещальная литургия. М., 2002.

Ссылки по теме
Последние публикации раздела
Форумы