По святым местам России, Греции и Черногории (Телепрограмма, 23.07.05) (комментарий в русле истории)

Белогорский монастырь до революции. Единственная сохранившаяся фотография
Белогорский монастырь до революции. Единственная сохранившаяся фотография

Летопись Белогорского Воскресенского монастыря Воронежской губернии Острогожского уезда
с жизнеописанием Марии Пещерокопательницы и Безмолвника Иакова, в пещерах подвизавшегося

(По материалам сайта «Павловск на Дону»)

Введение

Есть места, которые незримо притягивают к себе, манят и влекут какой-то тайной, неведомой и непостижимой. Даже оскверненные, стоя в развалинах, святые места обладают и по сей день этой таинственной притягательной силой, которая собирает вокруг них людей.

Одним из таких мест всегда были и остаются Белогорские пещеры, что в 32 километрах от железнодорожной станции Подгорной и в 99 километрах от г.Острогожск.

Белогорские пещеры находятся на правом берегу Дона. Берега Дона в старину назывались: правый – крымским, левый – ногайским. Пещеры расположены на крутой, почти совершенно обнаженной меловой горе.

Существует много предположений относительно возникновения Белогорских пещер. Одни относят начало оных к I – II вв. от Рождества Христова, предполагая , что пещеры насчитывают более чем тысячелетнюю историю. Из-за скудости сохранившихся источников трудно определить истинное время основания пещер. И тем не менее имеющиеся материалы позволяют с большей или меньшей достоверностью относить начало возникновения пещер к XVI – XVII вв.

"Пещерокопательница" Мария Шерстюкова

Глава I
Жизнеописание пещерокопательницы Марии. Печальная судьба начатого дела

По наиболее достоверному предположению, основание Белогорским пещерам положила Мария Константиновна Шерстюкова, родившаяся в 1740г. Она была дочерью казака Константина Босого и родилась в уездном городе Бирюче, Воронежской губернии. После обращения украинских казаков в казенных поселян, называвшихся войсковыми, Константин Босой в 60-х годах XVIII в. перешел на жительство в слободу Белегорье. Возникновение поселения Белогорье относится к концу XVII – началу XVIII века.

Ко времени поселения Марии было около 25 лет, и она заявила себя тогда невоздержной жизнью. Она вышла замуж за белогорского войскового Самойла Шерстюкова, «довольно уже пожилого и несколько малоумного», от которого имела двух сыновей и одну дочь. Около 20 лет она была замужем: овдовевши, предалась нетрезвости и разврату, прожила все имущество своего мужа и принуждена была наниматься в работницы к людям. Но и тут, по непостоянству своему и худому поведению, нигде не могла ужиться. Дети ее с малых лет проживали в прислугах у разных людей. Оставаясь без средств, она для пропитания своего прибегала к шарлатанству, занимаясь колдовством и ворожбою. Но этим она вызывала против себя еще большее презрение. Так она жила до 1795 года.

Сама Шерстюкова иначе говорила Воронежскому Губернатору о своем прошлом. «Рассказывала она мне, – писал губернатор в 1818 году, – что с самого детства желала быть монахиней; но родители ее, видя тогдашнее ее дородство, не допустили до того и выдали против воли замуж. В сем состоянии жила она несколько лет в согласии и изобилии. Но после первых ее родов злые золовки испортили ее и мужа, так что они лет 10 были как в исступлении, тосковали, кричали, бегали по лесам босые и в рубищах, даже зимою, и находили успокоение в одном пьянстве. По прошествии сего времени пришла к ней неизвестная старуха, которая сказала, что довольно уже она мучилась, повела ее к роднику, умыла, читала над ней молитвы, велела ей не выходить из дому 6 недель, воздержаться от вина и молиться Богу. То же сделала она и с мужем ее, и они вдруг опять пришли в прежнее здоровое положение, жили вместе лет 10, прижили много детей и, наконец, она овдовела».(Архив Св. Синода, 1817, №196, 81).

Вернемся к 1795 году. Удручаясь крайней бедностию и терпя поношение и презрение даже от родных своих, она, как блудный сын, описанный в Евангелии, пришла в себя и решила покаяться. Для исповедания грехов своих и наставления, как спастись, она немедленно отправилась пешая в Киев. Там она прожила довольно времени, питаясь подаянием от христолюбцев и ежедневно для богомолия бывая в Лавре и в других монастырях. Исповедывалась она у какого-то лаврского иеромонаха, о имени коего она не озаботилась узнать. Этот иеромонах заповедал ей на всю жизнь пост сухоядения и всегдашней трезвости, непрестанного болезнования и сокрушения о грехах своих и занятия богоугодными делами и трудами. И как он бывал некогда еще бельцом в с.Белогорье и знал о меловых горах над р.Доном, покрытых лесом, то советовал ей, избрав в этой горе уединенное место, ископать пещеру для занятия богомыслием, по примеру преподобного Антония Киево-Печерского. (по другим предположениям этот иеромонах был родом из с. Белогорье, Острогожского уезда, Воронежской губернии). Наставление духовника глубоко впечатлелось в ее уме и сердце, и она тогда же решилась исполнить его на самом деле.

Возвратившись из Киева в с. Белогорье к своим родственникам, она, к удивлению всех, совершенно переменилась в своем поведении: сделалась воздержанною постницею, смиренною, молчаливою и богомольною; а прежде того и в церковь почти никогда не хаживала.

В 1796 году, раздавши детей своих по родным, весною она уединилась в покрытую лесом гору над рекою Доном, избрав понравившееся ей место недалеко от хутора Кирпичи, выделившегося из с. Белогорье, и начала железною киркою копать пещеру. Через несколько дней она во сне увидела духовника своего, Киево-Печерского иеромонаха, который сказал ей, что она не в определенном от бога месте начала рыть пещеру, а надобно ей пойти еще далее по течению р.Дона – вниз саженей на двести (420 метров), там найдет она прислоненную к горе теслу (кирку), лопату и лоток, чем выносить мел из пещеры, и назначено ей копать пещеру и спасаться. Повинуясь этому сновидению, она нашла назначенное ей место и орудия для копания пещеры. Можно предполагать, что какие-то древние пещеры уже имелись в тех местах. Их возникновение можно отнести к XI веку.

Ободренная этим событием, Мария с большим усердием приступила к копанию пещеры и сама себе удивлялась, откуда получала она силы и неутомимость к труду своему. Ее вдохновляли слова сновидения: «В старину, во время гонения от неверных, скрывались тут св. отцы ты найдешь их мощи». (Архив Св. Синода, 1817, №196).

В течении двух лет она выкопала пещеру в горе на восемь саженей(17 м) по прямой линии к западу.

Для пропитания своего она выпрашивала себе по временам подаяния в г.Павловске и в окрестных селениях.

Узнав о ее необыкновенном предприятии и труде, многие стали приходить к ней в пещеру как из любопытства, так и для богомолия пред св. иконами, которые были поставлены ею по стенам пещеры, и многие трудились с нею, особенно в ночное время, помогая ей копать пещеры, вынося нарубленный мел и сбрасывая его с горы вниз к р.Дону.

Стечение людей все увеличивалось, и в народе шли разные толки и мнения как о пещернице, так и о ее трудах.

Говорят, что Мария наводила страх на окрестное население своим суровым видом: ее именем будто бы пугали детей. Бывшая разгульная женщина, потом ворожея-колдунья, бродившая по белогорским горам для собирания лекарственных трав, в создании простого народа долго должна была еще казаться предметом страха. А для духовенства ее недавнее колдовство, уклонение от храма подрывали доверие к ее подвигу, тем более, что ее духовником был не приходской священник, а неизвестный Киевский иеромонах. Прием подаяний от стекавшихся в пещеры поселян только укреплял духовенство в своекорыстии пещерницы. Этим объясняется продолжительное домогательство белогорского духовенства запечатать пещеры, сопровождавшееся обвинением Марии в нечестности и своекорыстии.

В 1800 году священноцерковнослужители обеих белогорских церквей донесли о пещернице благочинному протоиерею М. Яковлеву. Прибыв в Белогорье и призвав к себе пещерницу, о.М. Яковлев уговаривал ее перестать рыть и не соблазнять более суеверных людей. Она оправдывалась повелением на свой труд свыше и тем, что она делает это для своего спасения; посетителей же в пещеру не привлекает и запретить им приходить к себе не может. Результат этого следствия неизвестен.

В 1807 году благочинным был назначен белогорский священник Иоанн Ставров. Это был один из крупных деятелей Придонья. «Правдивость, точное исполнение своей службы, ревностное попечение о благе пасомых, а в частной, семейной жизни – опрятность и комфорт, чуждые роскоши, гостеприимство – вот черты, которыми, по народному преданию, должность характеризовать личность Ставрова. Это был ученый пастырь и бдительный страж своего стада. Не было праздника, не проходил ни один воскресный день, когда бы Ставров лишил своих пасомых духовной пищи: проповеди простые, но полные живости и убедительности были готовы у него к каждому празднику». (Н.Никольский, «История Воронежской Духовной семинарии», Ч.1).

Между тем пещеры все более и более распространялись в горе по разным направлениям, и стечение людей еще большими толпами умножалось. Разные, самые нелепые рассказы о пещере не только не прекращались, но все разносились среди людей. Поэтому в 1806 году свящ. Иоанн Ставров донес об этом Преосвященному Арсению II Воронежскому, в бытность его в г.Павловске; а Преосвященный Арсений просил Губернское Правление об уничтожении пещеры. В том же году от Острогожского земского суда последовал приказ – вынести из пещеры св. иконы и кресты и вход в пещеру заложить, а пещернице Марии строго подтвердить, чтобы она впредь не дерзала рыть пещеры, и за этим иметь неослабный надзор Острогожскому земскому суду. Пещера была заложена в начале 1807 года. Так как дело было отдано в ведение земской полиции, то белогорское духовенство не имело никакого наблюдения за Мариею и за ее пещерами.

В том же 1807 году вход в пещеру опять был открыт неизвестно кем, и по ночам продолжалась работа в горе уже не одною пещерницею, но разными сторонними людьми. Узнав об этом, земская полиция вытребовала Марию в Острогожск; там она несколько времени содержалась под стражею, но потом опять была отпущена на жительство в с.Белогорье. С тех пор, по недосмотру полиции, вход в пещеру всегда был открыт, и работа в ней продолжалась всякую ночь.

Между тем в 1809 году право мелочной продажи восковых свечей было предоставлено исключительно церквам. Так как в белогорских пещерах продавались восковые свечи и не в пользу церкви, то белогорское духовенство в 1811 году донесло об этом Преосвященному Воронежскому Антонию I, но донесение оказалось безрезультатным.

В 1816 году с.Белогорье посетил Преосвященный Воронежский Епифаний для освящения Преображенского храма. Здесь он объявил, что получено Высочайшее повеление – пещеру упразднить и Марию пещерницу за ослушание предать суду. Такая судьба пещер вызывалась тем, что епархиальное начальство доносило Св. Синоду ежегодно с 1814 г. о том, что Шерстюкова не только роет пещеры, но и рассеивает семена суеверия и производит незаконную продажу свечей. Гражданское начальство о том же доносило в Министерство Внутренних дел. Но сообщение Преосвящ. Епифания оказалось неверным, и в судьбе Белогорских пещер наступит резкий поворот к лучшему.

Вход в Белогорские пещеры
Вход в Белогорские пещеры

Глава II
Высочайшее постановление. Комиссия по устройству церкви. Строительство и освящение храма

В конце 1817 г. Преосвященный Епифаний получил от Министра Духовных Дел и Народного Просвещения князя А.Н.Голицына следующее отношение: «Государь Император, узнав чрез Комитет министров, что в Воронежской Епархии, в Острогожском уезде, близ с. Белогорья, более двадцати лет назад начата некою казацкою женою Шерстюковою пещера, о коей в недавнем только времени поступило в Св. Синод донесение с объяснением происходящих в народе суеверных толков и с требованием от местного гражданского начальства содействия к уничтожению пещеры, Высочайше изволил заметить, что первоначально следовало бы духовному начальству более углубиться в рассмотрение сего происшествия, как от давних лет приявшего свое начало, и узнать в подробности о состоянии Шерстюковой и ее действиях в пещере, дабы определительнее решить, не скрывается ли в том какой ереси, либо раскола. Вследствие чего Государь Император повелел ему, Министру, снестись немедленно с Воронежским Гражданским Губернатором и требовать удовлетворительных сведений для представления на Высочайшее усмотрение. Государь выразил желание, чтобы губернатор вошел в положение старухи и что нужно для нее сделал, чтобы она безбедное имела пропитание и чтобы он лично от нее узнал, чего она хочет». (Архив Св. Синода, 1817, №196). Из сообщенного ему, Министру, отзыва Гражданского Губернатора явствует, что учредительница пещеры семидесятилетняя старуха Мария Шерстюкова начала рыть оную с лишком 20 лет назад, единственно для понесения трудов, из благочестивого желания подражать труженикам, с каковыми ее действиями не сопряжено ни суеверия, ни раскола. Она не ищет никого и ничем не привлекает к себе; приходящие из любопытства, также и для богомолия иногда приносят ладан и свечи, которые нужны как для освещения ходов в разных отделениях пещеры, всего на 299 аршин (212 м) простирающейся, так и для зажигания пред св. образами, в некоторых отделениях поставленными; а иногда сама Шерстюкова делает свечи и, отдавая приходящим для обхода с ними по пещере, получает, без всякого требования за оные, деньги, также и от благотворящих ей вещей, деньги и съестные припасы. Остатки свеч отдает в церковь Св. Троицы близ Белогорья; избытки же приношений употребляет на пропитание себя и родственников, продовольствует богомольцев, имеющих нужду в пище или одежде, поправляет бедным дома и даже новые строит; испрашивать же подаяния она никого не посылает; разве кто мимо ее ведома, под ложным предлогом ее препоручений, собирает на освещение пещеры. Его Императорское Величество, не находя по сему никакого суеверия или раскола, но паче относя действие старухи Шерстюковой к подвигам набожности, высочайше повелеть соизволил: 1) Вход в пещеру оставить свободным, для продолжения трудов; 2) Согласно просьбе Шерстюковой, устроить в оной небольшую церковь по приличию; 3) Предоставить Его Преосвященству, по сношению с Гражданским Губернатором, рассмотреть, на каком основании можно привести такое желание старухи Шерстюковой о церкви в исполнение, т.е. может ли она построить ее на свой счет, или потребуется пособие от казны, то какое именно, также в каком виде существовать сей церкви; 4) Обо всем том представить в свое время Св. Синоду на дальнейшее уважение».

Для исполнения Высочайшего повеления была снаряжена в Белогорские пещеры комиссия из Павловского протоиерея Афиногена Печерского, Белогорского протоиерея Иоанна Ставрова и Воронежского губернского архитектора Амвросимова. Когда комиссия, прибывши в пещеры, объявила Шерстюковой Высочайшее соизволение продолжать труды в пещере, Шерстюкова приняла эту милостивую волю Государя с подданническим благоговением и, сделав пред св. иконами несколько земных поклонов, просила Предвечного о ниспослании долголетнего здравия Всеавгустейшему Монарху и всей Императорской фамилии. В то же время она выразила желание, чтобы предположенная в пещере церковь была во имя Св. Благоверного Вел. Кн. Александра Невского.

Комиссия признала, что твердость мелового грунта, недальнее от входа местоположение пещеры, чистота и легкость воздуха делают удобным устройство здесь церкви. Смета на устройство церкви определена архитектором в 5738 рублей 42 к. ( иконостас на железе с краскою и позолотою – 1600 р., ризница и утварь церковная – 2594 р. 50 к., полный круг церковных книг – 343 р. 92 к., деревянная колокольня над церковью с железною крашенею и колокол в 3 пуда – 800 р., ограждение входа в пещеру деревянными перилами – 400 р.).

На вопрос комиссии, может ли она устроить церковь на свой счет, Шерстюкова ответила, что она, по бедности, не в состоянии строить церковь. Тогда Епархиальное Начальство сократило до 2500р., решивши не устроять колокольни, не покупать ризницы и утвари, каковые могут быть заведены с течением времени благотворителями. Временно же, пока будет отправлять богослужение в пещерной церкви не особый причт, а духовенство Троицкой Белогорской церкви, ризницу и утварь можно заимствовать из этой церкви.

Храм св. Александра Невского
Храм св. Александра Невского

Когда кн. А.Н.Голицин узнал, что Шерстюкова пожелала посвятить пещерный храм имени Св. Александра Невского, то ответил, что «в подобных случаях Его Величество принимает, что сие делается из уважения к имени Государя Императора». Поэтому Марии предложено было, не имеет ли она расположения, чтобы устрояемая в пещере церковь посвящена была имени Св. Троицы или в воспоминание Воздвижения Честнаго Креста Господня; но если Шерстюкова остается при прежнем желании, то можно с нею согласиться, не употребляя при этом никаких убедительных увещаний. Мария действительно осталась при прежнем своем желании, с прибавлением, чтобы в иконостасе помещены были иконы Св. Троицы и Воздвижения Креста Господня.

Когда деньги – 2500р. были ассигнованы и приступили было к делу, архитектор нашел для церкви другое, более подходящее место и, кроме того, признал возможным устроение колокольни на средства благотворителей. В то же время наблюдавший за постройкой прот. Афиноген Печерский просил дозволения Епископа соорудить, по желанию усердствующих, св. престол из красной чистой меди и серебряный ковчежец для св. мощей. 5 августа 1819 года престол был сооружен, весом в 5 пудов 37 футов чистой меди, и ковчежец в 7 золотников серебра. Тогда же Мария Шерстюкова доносила, что все готово к освящению церкви. 30 августа церковь была освящена, о чем уведомлен был кн. А.Н.Голицын и Св. Синод. Но вскоре после того, в 1821г., при входе в церковь от р.Дона оказались многие повреждения, опасные для входящих в церковь. Для исправления этих повреждений было употреблено 3342р. 50к. из церковных денег. Но доходы церкви были значительны, почему не только покрыт был этот расход, но еще к 1824г. скопилось 4625р., которые по Высочайшему соизволению обращены в пользу бедных духовного звания, и впредь постановлено остатки церковных отсылать в то же попечительство, по примеру кладбищных церквей.

В 1820 году, по прошению Марии, к пещерной церкви определен особый священник Илия Мишин, с причетником, а вскоре, по ее же просьбе, были определены диакон и пономарь. Из священников этого времени известны еще Диом. Андреевский, Руднев и др.

Незадолго до смерти Марии (22 июля 1822г.) около пещер поселились шесть казацких девиц. Они составили два прошения: одно от имени Марии, другое от себя, с приложением просительных писем от полковницы из войска Донского Марфы и полковничьей дочери Анны Сычевых, – об удалении от заведования пещерною церковью протоиерея Иоанна Ставрова, почитая его наглым утеснителем. Пещеры действительно были переданы в ведение благочинного прот. Сцепенского, при чем назначено было следствие по содержанию жалобы. Но еще до начала следствия жалобщицы удалились из пещер неизвестно куда, а Мария показала, что они поселились в пещерах самовольно и что прошение подано ими от ее имени ложно, сама же она обид от прот. Ставрова не терпела.

Пещерница Мария с 1798г. по 1818г. для жительства своего имела собственную хижину в Белогорском хуторе Кирпичах, в полуверсте от пещер. Но в 1818г., когда Высочайше позволено было продолжать труды в пещере, она устроила себе близ пещеры на одном холме довольно красивую горенку и имела прислужницами при себе двух девиц, давших обет всегдашней набожности. Сама она, по причине своей старости и слабости сил, лет за пять до своей смерти не могла уже заниматься копанием пещеры, а только часто приходила в нее, поощряла богомольцев копать пещеры и указывала, где копать и как управлять теслою.

Когда в 1818г. в первых числах мая в г. Павловске получено было известие, что Государь Александр Павлович проездом из Новочеркасска будет иметь ночлег в Павловске, то разнесся слух в народе, что Император непременно посетит и пещерницу Марию и одобрит лично ее труды. Поэтому в несколько дней при входе в пещеры в меловой горе выкопана была довольно порядочная и просторная келья, где Мария намеревалась принять Государя и беседовать с ним. Но Государь в пещере не был, Марии не видал и с нею не беседовал, хотя при обозрении г.Павловске и окрестных видов меловые горы, особенно белеющиеся при пещере, не могли не встретиться взору Государя.

Среди народа ходила молва о чудесах Марии . Впоследствии эта молва была занесена в рукопись под заглавием «Город Павловск и окрестности его». Молва же народная гласила, что в пещере своей Мария всегда слышит ангельское пение. «Но это, – объясняет официальный документ, – была выдумка людей праздных и своекорыстных собирателей подаяний якобы по препоручению от пещерницы. Сии бесстыдные побирухи обносили с собою рукописную повесть жития Марии пещерницы, составленную весьма глупо и нелепо, как по слогу, так и по содержанию, наполненную лжами, клеветами и баснями, якобы пещерница ходит иногда по воздуху, осиянная небесным светом, проповедует слово Божие и приводит приходящих к ней на путь истинного богопознания. Список таковой повести в 1822 году был доставлен к Преосвященному Епископу Епифанию». Последний вообще не одобрял дела Шерстюковой. В письме к кн. А.Н.Голицыну от 8 июля 1822г. он говорил о ее лицемерии, тщеславии и любостяжании, о том, что почитатели целуют ей руки, колена и даже ноги, о ее суеверии и ложных видениях: будто бы она видела ангелов и святых. (Архив Св. Синода. Обер Прокурор. Части 1822г., разр. 14, N82) Преосвященный Епифаний доносит, что и другие следуют примеру Марии: в Шатрище господский человек с тремя другими роет пещеру.

Наряжено новое следствие. На вопрос прот. Сцепенского: «С какой стороны она делает пример прочим к Богопознанию?» (как сказано в прошении казацкой дочери Выпряшкиной, называющей себя послушницей Марии), Мария отвечала: «Я женщина простая, никакого примера к Богопознанию не показываю и никаких особенных наставлений приходящим не делаю; а говорю иногда с простоты одно только то, чтобы Богу молились и жили честно, чтобы не бранились и не ссорились».

Когда в 1822г. 82 лет от роду, Мария умерла, то свящ. Илия Мишин похоронил ее не на общем приходском кладбище, а вблизи пещеры. За это он был оштрафован 10-ю рублями в пользу вдов и сирот духовного звания. На допросе Мишин показал, что сделал это, не получивши определенного ответа на свой запрос от благочинного прот. Сцепенского. А так как тело Марии стало предаваться тлению, то он, по просьбе родственников Марии, и решился похоронить ее на горе близ пещеры. Тогда же весь причт, во главе с о.Мишиным, был удален от служения в пещерной церкви, и служение поручено по очереди священнослужителям белогорских церквей, а благочиние над церковью по-прежнему отдано прот. Ставрову.

В 1827г. для служения в пещерной церкви определен заштатный священник Петр Зорич без причта, а благочинным определен свящ. Димитрий Миртов, «таким подтверждением, чтобы никто из пребывающих при той церкви не отваживался ничего вводить особенного, кольми паче противного благочинию, и чтобы пещера не была распространяема». В 1830г. церковь поступила в благочиние свящ.Петра Устиновского, в 1832г. на место Зорича определен для служения заштатный же священник Феодор Михайлов, а после его смерти в 1837г. – опять о. Зорич. С 1850г. белогорские пещеры находились в заведовании благочинных Павловского прот. Павла Тимофеева, ст. Зайцева и др.

Из переданного официального документа ясно, что приходское духовенство и, под его влиянием Епархиальное Начальство отнеслись с большим недоверием к делу Марии Шерстюковой и старались воспретить пещерокопательство. Такое отношение продолжалось до того момента, когда на пещерокопательство обратил благосклонное внимание Император Александр I. После Мария со своими последователями беспрепятственно продолжает свой подвиг, и он увенчивается устройством пещерного храма. Однако недоверие духовенства не было уничтожено: оно питалось частью прежними подозрениями, частью фантастическими рассказами о чудесах Марии, частью своекорыстием некоторых лиц, говоривших от имени Марии. И вот через пять лет после смерти Марии это недоверие вылилось в запрещение вводить в церкви что-либо особенное и распространять пещеру.

Глава III
Продолжение пещерокопательства. Безмолвник Иаков. Иван Тищенко. Братья Васильченковы

Но запрет на расширение пещер оказался бессильным: пещерокопательство продолжалось. В начале 1823 года явился в пещеру некто немой, босой, в одной суконной черной свитке без пояса и шапки, окованный по телу толстыми железными веригами; но кто он и откуда, никому неизвестно. Он все говоренное к нему разумел и слышал хорошо, и, по осмотре во рту его, язык имел правильный и свободный, а потому мог бы говорить, но произвольно делал себя немым и молчаливым. Судя по наружности он был крайне благочестив и набожен, смирен и простодушен, как дитя, бескорыстен совершенно, ибо не принимал ни от кого денег и вещей, кроме печенного хлеба, да и тот раздавал тогда же другим, оставляя для себя очень мало. Когда донесено было о нем Епархиальному Начальству, то он вытребован был в Воронеж и там, как слышно, скончался в доме Г.Шаганова. Когда был вскрыт погреб, близ кельи Марии, в котором проживал молчальник, то там нашли только развешанные иконы и грубое с каменным возглавием ложе. Впоследствии стало известно и имя подвижника – Иаков.

Среди продолжателей дела Марии известен также благочестивый старец Иван Алексеевич Тищенко, из слободы Разковой, Богучарского уезда. Он пришел в пещеры еще при жизни Марии и начал копать свои особые пещеры, но с мыслию соединить их с прежде бывшими. Иван Алексеевич скончался и погребен в усыпальнице близ гроба Марии и наравне с нею свято чтится местными жителями и паломниками Белогорских пещер.

Андрей Николаевич Васильченко (7 июля 1876 г.), более известный под именем монаха Антония, родился в с. Александровка. Помимо трудов пещерокопания, до смерти проходил должность старосты пещерного храма. Андрей Васильченко устроил себе в пещере келью, соорудил гроб и все время проводил в молитве и труде. В усыпальнице имеется его, равно как и Иван Алексеевича Тищенко, портрет; брат Андрея Николаевича, Иван Николаевич Васильченко, проходил также должность церковного старосты.

Пещеры все более продолжали привлекать к себе богомольцев из окрестных слобод и сел и из дальних мест, особенно из Донской Области и из Войска Черноморского.

План пещер
План пещер

Глава IV
Подготовка к открытию монастыря при Белогорских пещерах. Первые настоятели: о.Иероним, о.Авраамий. Указ Св. Синода. Игумен о.Петр

Всего за год здесь бывало от 13 до 15 тысяч человек. «Приходящим богомольцам, кроме Божественной литургии, отправляются молебны, преимущественно св.кн. Александру Невскому, служатся заупокойные литургии и панихиды по пещерокопательнице Марии и ее сотруднике в этом деле Иоанне, погребенных на вершине пещеры. Во время св.Четыредесятницы богомольцы в немалом количестве говеют и приобщаются Св. Таин и для годичного поминовения при пещерой Александро-Невской церкви записывают свои имена о здравии и за упокой своих сродников, каковых душ бывает от двух до трех тысяч человек в год, со взносом незначительного вклада в пользу причта церкви. В 50-х годах ХIХ в. при пещерах проживали священник Диомид Руднев с семейством, причетник, помощник церковного старосты (А.Васильченков), просфорня и временно проживающие преклонных лет женщины, занимавшиеся приготовлением пищи для приходивших богомольцев, – на сей последний предмет доброхотные датели привозят в пещеру муку, пшено, крупу и др. жизненные потребности; пожертвования эти хоти и незначительны, но постоянны, и запас этих потребностей во все времена года не бывает в оскудении» (Архив Дух. Консистории. Дело о разрешении открыть при Белогорской пещере общежительную пустынь. 1857г. Донесение Благочинного Павла Тимофеева).

В 1857 г. на жертвы богомольцев над пещерною церковью устроена каменная колокольня. И здесь же насчитывалось до 24 келий, где, кроме причта, проживало около 20 человек престарелых любителей отшельнической жизни. По приговору жителей с. Белогорье, утвержденному Управляющим Министерством Государственных имуществ, за пещерною церковью было закреплено 20 десятин прилегающей земли, под условием открытия здесь общежительной пустыни. (Архив Ворон. Дух. Консистории. Дело о разрешении открыть при Ал.-Нев. Церкви Белогор. пещер общежит. пустынь). Под тем же условием жертвовал для пещерной церкви 89 дес. 993 кв.с. отставной штабс-капитан Евлампий Степанов Чеботаревский. Помещик Подольский пожертвовал будущему монастырю 120 десятин; помещица Морозова 93 десятин земли. Были и другие жертвователи.

Так подготовлялась почва для открытия при пещерах монастыря. В сентябре 1865г. об этом возбуждают ходатайство пред Преосвященным Серафимом жители г.Павловска. Протоиерей г.Павловска Павел Тимофеев, от которого Епархиальное Начальство потребовало заключения по этому делу, доносил, что существование монастыря вполне обеспечивается наличными средствами. Кроме пожертвованной Белогорцами, Чеботаревским и др. земли, он перечислял следующие постоянные источники содержания: 1500р. жертвуются по подписке доброхотнодателями, до 1000 рублей свечных доходов в год, за служение литургий и молебных пений – до 1500р. Кроме того, он указал и единовременные жертвы.

После того опрошены были жители окрестных слобод г.Павловска: сл. Михайловки, Донской Александровки, Воронцовки, Петровки и Белогорья, – какой монастырь они желали бы иметь в Белогорье. Выяснилось, что большинство желают учреждения мужского монастыря. На вопрос о средствах содержания монастыря жители названных мест отвечали неопределенно. Поэтому Преосвященный Серафим не нашел возможным утвердить здесь самостоятельный монастырь, а предполагал приписать Белогорские пещеры к Воронежскому Митрофанову монастырю с тем, чтобы в Белогорье командируемы были от Митрофанова монастыря два иеромонаха, два иеродиакона и нужное число послушников, как для совершения ежедневного богослужения в пещерной церкви, так и для наблюдения за проживающими там лицами, а также и для правильного заведования и распоряжения добровольными вкладами на устройство будущей обители. Но Св. Синод не согласился и на это (Архив Ворон. Дух. Консистории. Дело о разрешении открыть при Ал.-Нев. церкви Белогор. Пещер общежит. пустынь).

Однако фактически монастырь в Белогорье уже был основан. В 1866 году сюда был прислан Пресвященным Серафимом иеродиакон Чуркинского (по другим данным Воронежского Митрофанова) монастыря Иероним, произведенный во иеромонаха в 1867г., а в помощь ему дан иеромонах Валуйского монастыря Тихон. После Иеронима в Белогорье был прислан в 1872 г. иеромонах Авраамий. При нем была построена церковь Вознесения Господня. Вследствие несчастного случая, случившегося в пещерах, о.Авраамий был устранен.

Настоящим устроителем монастыря явился иеромонах Митрофанова монастыря Петр, назначенный в Белогорье 13 сентября 1875 года. При нем последовал 20 декабря 1882 года Указ Св. Синода об учреждении Белогорского монастыря с тем условием, чтобы при монастыре сем было устроено какое-либо благотворительное учреждение. Игумен Петр устроил в монастыре школу – приют на 100 мальчиков. Сюда собирались дети-сироты из окрестных слобод, особенно в неурожайные годы. Обитель не только питала и одевала их, но и обучала начаткам христианской веры. И бессменным учителем этой школы был сам игумен Петр, до кончины своей (1904 г.) проводивший каждый день вместе с детьми, утром в храме, днем в школе и вечером опять в храме. Это был энергичный и строгий, душевный человек и хороший хозяин. Кроме того, он окончил Духовную Академию, что позволяло ему давать образование в школе на уровне 6 классов. Многие мальчики пели в церковном хоре. Был также смешанный хор, подражавший напевам Киево-Печерской Лавры. Заботился о.Петр и о богомольцах: им предоставлялись ночлег и бесплатное питание. Молва о добром игумене шла далеко по окрестным селам, привлекая сюда множество паломников. После смерти о.Петра игуменом стал о.Поликарп.

К концу ХIХ в. обитель была уже известна далеко за пределами Воронежской губернии и имела самостоятельное хозяйство. В монастыре имелись помещения для монахов, настоятельский дом в саду, многочисленные кладовые для продуктов и хозяйственных принадлежностей, два двухэтажных корпуса, «хлебня», просторная трапезная и кухня, просфорня, гостиница для паломников, свечная и иконная лавка, баня, ледник, водопровод из р.Дона, ветряная мельница и др. постройки. В собственности монастыря имелся рыбный промысел на р.Дон, пожертвованный жителями с.Белогорье, а также дойное стадо коров, рабочий скот и земельные угодья, большая пасека, воск от которой шел на изготовление свечей.

«Возле пристани у подножия горы находится небольшой домик с пристройкой. На полугоре – скамьи для отдыха. На площадке перед входом в пещеры стоит каменная арка с железными створчатыми воротами, построенная в 1821г. Бывшие еще при Марии пещеры (более 1 км) называются старыми, а выкопанные после ее смерти – новыми. Имеются два входа и вентиляционные отверстия. Главный вход – в западной стороне к пещерному храму (в отверстие от р.Дона). Арка открывает ход в широкую галерею на юго-запад прямо в пещерную церковь. В правой стороне входа большой киот с иконами и ктиторский ящик, налево тоже киот с иконами. На стене плащаница и в притворе храма несколько плащаниц. Местные иконы на иконостасе: на правой стороне царских врат Св. Троица в виде трех странников в серебряной и позлащенной ризе и Св. Александра Невского, со скипетром в правой и свитком в левой. На свитке надпись: «Господи! Да будет благословение Твое на месте сем святом». С левой стороны: Божия Матерь с Богомладенцем, пред ликом Ея в коленопреклоненном положении преп. Антоний и Феодосий Печерские, в серебряной ризе; икона Воздвижения Честнаго Креста; над царскими вратами – Тайная Вечеря. Замечательные и местночтимые иконы: Вознесения Господня и Божией Матери «Мария благую часть избра» (обе копии с находящихся в Вознесенской церкви); на южной стороне: Св. Иоанна Крестителя, Св. Николая Чудотворца и Марии Магдалины.

Против северных врат алтаря тянется косвенно изрытый ход, заканчивающийся окном, Вход в пещеры от северных врат, где сделана железная решетка. По открытии решетки путь в пещеры направляется в гору; затем потянулись пещерные ходы, пересекаясь везде крестообразно, извиваясь то вверх, то вниз, то горизонтально. В стороне, в пещерах, запечатлены те места, которые приготовили для своего погребения Мария и Иван Тищенко. В новых пещерах стоят внимания три каморы, изрытые наподобие пещерного храма и, может быть, для устройства здесь новых храмов. В одной из этих камор находятся литые из чугуна изображения ликов Спасителя и Божией Матери – это дар полковника Николая Петровича Иванчина. Другой вход в пещеры с юго-западной стороны к алтарю. При входе в него вырыта довольно большая камора с одним окном к р.Дон. Камора эта вырыта в 1818г. для приема Императора Александра. В пещерах имеется несколько келий для монахов, часовня и др. помещения». (Указатель храмовых празднеств в Воронежской Епархии, 1885, Вып.4).

На верху горы, посреди монастыря, стоит церковь Воскресения, построенная в 1886 г. – деревянная, обложенная кирпичом, внутри и снаружи оштукатуренная. В каменном нижнем этаже под церковью помещается просфорня и несколько келий. Иконостас писан в Москве, одноярусный. Местные иконы: Воскресения Христова, Св. Митрофана, по левую сторону царских врат Божией Матери и Св. Тихона, на дверях: южных – арх. Михаил, северных – архидиак. Стефан. Церковь маловместительна и богослужения совершаются только летом. Эта церковь, по отстройке нового храма в честь Воскресения Христова, была уничтожена. Новая церковь о пяти главах, величественной архитектуры и находится на середине монастыря, на верху пещерной горы.

Церковь Вознесения в Воскресенском Белогорском монастыре построена над усыпальницею, где погребены пещерокопательница Мария и Иван Алексеевич Тищенко. На этом месте в 1869г. сначала была устроена часовня, а затем в 1874 г. церковь. Первоначально предполагалось освятить ее в честь Св. Николая. Эта церковь деревянная, обложенная кирпичом и внутри оштукатуренная. Она теплая и в ней отправляется Богослужение зимою, равно как и усыпальница теплая и здесь постоянно читается Псалтирь и отправляются ежедневные панихиды. В этой церкви иконостас резной, работы Ломакиной из сл. Бутурлиновки. Местные иконы в 4 яруса и большей частию копии с икон Санкт– Петербургского Исаакиевского собора. По правую сторону царских врат: Спаситель, на дверях пр. Захария, Вознесение Господне, на левой – Божией Матери (сидящей), на дверях первосвящ. Аарон, Свв. Митрофан и Тихон; во 2-ом ряду над царскими вратами – Тайная Вечеря, по сторонам: Св. Александр Невский и Св. равноап. кн. Владимир, Свв. Иоанн Воин и Георгий Победоносец, Свв. Николай и Мария Египетская; в 3-м ряду – Св. Троица, а над нею – Воскресение Христово.

В алтаре на горнем месте: сидящий на престоле Спаситель. Из икон, находящихся на стенах, замечательны Св. Александра Невского (на правом клиросе), Св. Митрофана, Св. Николая, Св. Тихона; за правым клиросом икона Божией Матери «Мария благую часть избра», за левым – Божией Матери “ Скоропослушницы” ( принесена с Афона, из Андреевского скита), великомуч. Пантелеимона (тоже с Афона), иконы Божией Матери “Казанская” и “Иерусалим”. Последняя писана по золоту и богато украшена – дар Евдокии Иловайской из земли Войска Донского. В алтаре иконы Успения и Ахтырской Божией Матери. Над входом в церковь иконы Св. Троицы и Дивногорской Божией Матери. При сей церкви замечательна и прочностию архитектуры и красотою своего положения каменная двухэтажная колокольня, устроенная в 1851г. В нижнем этаже ее помещается ризница, в которой хранятся два богато украшенных Евангелия: одно работы Сазикова. В Вознесенской церкви хранится небольшая в серебрянной ризе икона Св. Александра Невского. Эта икона – дар Благочестивейшего Государя Императора Александра, по Высочайшей воле которого и положено основание Белогорской обители. Замечательны также местночтимая икона Божией Матери «Мария благую часть избра» (другое название «Мария обретет благодать у Бога»). Она находится над правым клиросом. Перенесена икона из пещерного храма, где, находясь 20 лет, не потускнела и сохранила свой прежний вид. По преданию она принесена в нач. Х1Х в. некою странницею из Киева. Рассказывают, что во время пребывания иконы в пещерном храме она оставалась все время сухой, тогда же как другие св. иконы были влажными. Когда же воздух в пещерах переменяется и все иконы просыхали, то на сей иконе замечали капельки воды, как от росы. Эта икона чтится чудотворной и хранятся записи нескольких чудесных исцелений от сей иконы. На ней серебряная позлащенная риза и на иконе привески наподобие различных частей человеческого тела.

Постепенное увеличение числа паломников и желающих посвятить себя монашеской жизни, а также желание подражать трудам пещерокопателей повлияло на основание женского скита от Белогорской обители в сл. Костомаровой (Костомаровке). Это одно из старейших поселений Придонья. «О слободе Костомаровой рассказывают, что она существует с незапамятных времен, что когда еще этого района было очень мало, тут жил разбойник Костомар, утонувший в ближайшем озере, отчего слобода получила свое название». (Щербина Ф.А.) В окрестностях сл. Костомарово на левом склоне балки можно видеть вход в меловую пещеру, самую крупную из восьми «Костомаровских пещер» (протяженность 220 м). В пещерах устроены церкви в честь преп. Серафима Саровского (малый храм) и Спаса Нерукотворного с приделом в честь Веры, Надежды, Любви и матери их Софии, а также несколько келий, где подвизались старцы – духовники. Летопись монастыря была утеряна и восстановить имела строителей и другие подробности невозможно.

«Спасский храм строился в три этапа. Появление первых пещер относится к середине ХIV в., на что указывает древний христианский славянский знак в виде креста, меча и стрелы. Второй этап строительства относится к ХVI – ХVII вв. и третий – ХVIII – ХIХ вв. Храм имеет чисто русскую архитектуру, что подтверждают плечевые формы сводов. В третий этап строился “Крестный ход” внутри храма, который не был окончен. Спасский храм имел хорошо укрепленный вход, колодец внутри и сложно замаскированный запасной выход и т.о. представлял собой крепость, которая могла выдержать длительную осаду. По преданию, из пещер вел подземный ход к реке Дон, ныне заваленный. Сохранился древний проект, по которому видно, что под храмом есть еще подземные ходы, в которых, по предположению, находятся мощи 12 мучеников. Храм преп. Серафима Саровского был заложен в 1903г., и по причине революционных событий строительство не было завершено. Между Спасским храмом и храмом Серафима Саровского есть две кельи отшельников, выдолбленных в меловой горе. Монахи уединялись там для молитвы и подвига. Последним таким монахом в Спасском ските был Петр, исчезнувший в 1937г. К нему приходили люди за советом и благословением. Он жил в последней пещере на склоне, которая называется “пещера Покаяния”. Устроено место так , что человек, приходивший к Петру, его самого не видел, а получал ответ и уходил. В пространстве между двумя храмами есть место, называемое молитвенным столбом, куда человек мог придти в любое время для молитвы» (Из местных преданий). Кельи монахинь, ризница, трапезная находились на склоне горы, недалеко от входа в пещеры. Имелись свои собственные земельные угодья на противоположном склоне горы.

Слобода Костомарово упоминается в “Списке сел и слобод, имеющих церкви уездов Воронежской губернии” по Российскому Атласу 1792г. К середине ХIХ века слобода разрослась: здесь было 210 дворов и около 1500 жителей, винокуренный, кирпичный, салотопенный заводы, 20 ветряных мельниц, 2 маслобойни, на Пасху собиралась ярмарка.

Глава V
Судьба обители после революции. Следствие по поводу открытия мощей пещерокопательницы Марии. Уничтожение монастыря. Современное состояние пещер

Тихая и мирная жизнь обители была нарушена революционными событиями 1917 года. После октябрьского переворота, в нач. 1918г., земли монастыря были отобраны и часть монахов покинула монастырь. В 1922г. монастырь был официально закрыт советской властью. В этом же году ушли последние монахи и игумен. В 1924 – 1927 гг. Белогорским волисполкомом все надворные постройки монастыря были распроданы под снос. Значительная часть кирпича была продана в с.Саприно на застройку школы. В 1920 г. по поводу открытия мощей пещерокопательницы Марии и ее сподвижника Иоанна было возбуждено уголовное дело. По распоряжению уездного прокурора Ткачева был командирован уездный следователь Борис Усатов. Из донесения явствует, что останки Иоанна и Марии помещены на плащаницу и выставлены для поклонения верующим в вновь отстроенной часовне. Организатором открытия мощей явился уполномоченный архиерея Воронежской Епархии некто Борис Михайлович Клейст, который сумел уговорить руководство Белогорского волисполкома сдать в аренду подворье монастыря, и это было оформлено официальным договором, в котором предусматривалось организовать сельскохозяйственное производство, отремонтировать постройки, приобрести рабочий скот, сельхозинвентарь.

По окончании судебного следствия по этому делу привлечены были к уголовной ответственности Клейст Борис Михайлович, а также за соучастие – престарелый монах и две чернички. Дело было разобрано показательным судом. В помещении, где проходило разбирательство, на двух фанерных щитах были вывешены костные скелеты из останков умерших Иоанна и Марии. Клейст был приговорен к 10 годам лишения свободы, лишению права гражданства и конфискации имущества. В непродолжительном времени после окончания судебного дела следователь Борис Усатов заболел неизлечимой болезнью. Во время суда он всячески издевался над останками и кощунственно демонстрировал скелеты. Болезнь поражала его медленно и постепенно: в местах расположения желез ( губных, глазных и др.) он обрастал чешуей. Для лечения он был помещен в лучшую столичную клинику, но и там помочь ему не смогли и его постигла страшная и мучительная смерть. (Из сообщения бывшего народного судьи Павловского уезда Каменского Николая Петровича от 20 декабря 1963г.)

С течением времени оставшиеся постройки приходили в негодность. Последнее сооружение – собор, было взорвано по распоряжению Павловского райисполкома в 1931г. Весь годный кирпич был перевезен в г.Павловск. Много кирпича при взрыве превратилось в щебень. Разрушались пещерный храм и сами пещеры. Известно, что во время Великой Отечественной войны пещеры подрывались, т.к. предполагалось, что там скрывались партизаны. Но даже эти взрывы не смогли уничтожить Белогорские пещеры – они стоят и будут стоять, поражая нас своей таинственной историей и величием человеческого подвига.

В настоящее время этот исторический памятник ХVIII в., самая большая по протяженности ходов искусственно вырытая пещера в центральной части России, по-прежнему центр непрекращающегося паломничества людей со всех районов России. К моменту официального открытия монастыря (1882г.) длина пещер составляла 2 версты и 31 сажень (2,2км). Сейчас от этого огромного лабиринта уцелела меньшая часть – около 800м, отсеченная от остальных ходов и помещений семью завалами. Снаружи сюда можно попасть через три малоприметных входа на большой высоте в меловых скалах. Отсюда в глубь горы постепенно спускаются довольно широкие коридоры. Высота коридоров, вырубленных с помощью тесла на многих участках близка 2м, а в отдельных местах значительно больше. По мнению специалистов «для планировочной структуры пещерных ходов Белогорья характерны частые крестообразные пересечения довольно коротких отрезков коридора. Правда, встречаются места, где отрезки длиной в 20-30м, не прерываемые никакими нишами или перекрестками, делают четкий излом под прямым углом. В таких тупиковых отрезках располагались многочисленные молельни или часовни, торец отрезка имеет нишу для иконы. Более чем на половине протяженности ходы идут наклонно. Разнообразие уклонов позволяет связать ходы в трех уровнях очень сложного лабиринта. Весьма малочисленные кельи (сейчас их меньше десяти), в плане квадратные либо прямоугольные, располагаются по стенам коридора. В некоторых из них, помимо лежанок, были и печи. Исключение составляет наиболее крупное помещение в противоположной храму стороне комплекса. Квадратное пространство усложнено с трех сторон широкими нишами, а проход в четвертой стене продолжен коротким и довольно широким коридором, который пересекает два поперечных хода и заканчивается тупиком. Можно предположить, что здесь собирались устроить второй подземный храм, о чем говорится в литературе».

Сейчас Белогорские пещеры находятся в ведении Русской Православной церкви. В пещерном храме ежегодно совершаются молебные пения, в летнее время организуются паломнические поездки и экскурсии в Белогорские пещеры на катере по р.Дон. Уповая на помощь Божию собираются средства на восстановление пещер и пещерного храма.

Ссылки по теме
Последние публикации раздела
Форумы