Празднование Смоленской иконы Божией Матери (комментарий в цифрах и фактах)

Преподобная Елена Девочкина - первая настоятельница Новодевичьего монастыря
Преподобная Елена Девочкина - первая настоятельница Новодевичьего монастыря

Игумении Московского Новодевичьего монастыря (1525—1920 гг.)

Н.Ф.Трутнева, ГИМ

(По книге «Новодевичий монастырь в русской культуре». Изд. Государственного исторического музея. М., 1998 г.)

История Новодевичьего монастыря в Москве начинается в 1524 г. с имени великого князя Московского Василия III, который своими пожертвованиями (денежными и земельными) заложил основы богатого и процветающего монастырского хозяйства. При нем была поставлена первая игумения Новодевичьего монастыря — монахиня суздальского Покровского монастыря Елена (Девочкина).

Имя схимонахини Елены открывает длинный список имен настоятельниц Новодевичьего монастыря, сменявших друг друга на протяжении 400-летнего его существования. За каждым именем стоит личность игумений, тесно связанная с историей Новодевичьего монастыря.

Все, что было известно об игумениях этого монастыря, основывалось на литературе, главным образом на книге И.Ф.Токмакова "Историческое описание Московского Новодевичьего монастыря" [1]. Благодаря обширному фактическому материалу, собранному в ней, книга не утратила своей значимости и в наши дни. Одна из глав книги, которая называется "Список игумений Московского Новодевичьего монастыря", содержит имена 24 игумений, стоявших во главе монастыря с 1525 по 1885 г., и отдельные сведения о деятельности некоторых их них в стенах Новодевичьего или других монастырей, где им приходилось монашествовать [2].

Кроме этой работы, можно упомянуть две небольшие заметки архимандрита Григория (Воинова), посвященные игумениям Новодевичьего монастыря Палладии (Дуровой) и Вере (Головиной) [3], а также статью священника Новодевичьего монастыря Н.Н.Кузнецова о могиле первой игумений Елены (Девочкиной) [4]. Таким образом, вся имеющаяся литература, в которой можно найти сведения об игумениях Новодевичьего монастыря, появилась в основном в XIX в. В более позднее время никаких публикаций на эту тему не было, если не считать дипломной работы студента 5 курса Историко-архивного университета А.А.Петрова на тему: "Документы по истории Московского Новодевичьего монастыря в фонде Московской Духовной консистории ЦИАМ", написанной в 1994 г. [5] (не опубликована).

Поэтому настоящую статью можно рассматривать как первый после многолетнего перерыва опыт возвращения к данной теме. Однако мы не имеем возможности подробно останавливаться на деятельности каждой игумений Новодевичьего монастыря, так как это должно стать темой специального и обширного исследования.

Мы поставили перед собой задачу продолжить список игумений Новодевичьего монастыря, приведенный в работе И.Ф.Токмакова, и довести его до 1919-20 гг., т.е. до закрытия монастыря после революции 1917 г., а также уточнить места захоронений некоторых из них в Новодевичьем или в других монастырях.

Статья построена на материалах и документах, выявленных нами в монастырском архиве (фонд филиала ГИМ "Новодевичий монастырь") и в основном неизвестных исследователям, что дает нам возможность ввести в научный оборот новые архивные материалы и более подробно охарактеризовать личности игумений (их социальное происхождение, образование, возраст, награды, передвижения по должности и т.д.).

Игуменья Елена (Девочкина) и насельницы монастыря Феофания и Домника. Изображение конца XIX в.
Игуменья Елена (Девочкина) и насельницы монастыря Феофания и Домника. Изображение конца XIX в.

Свое знакомство с интересующими нас материалами начнем с иконы, на которой изображена первая игумения монастыря Елена (Девочкина) вместе со схимонахиней Домникой и послушницей Феофанией. Икона была написана в иконописной мастерской монастыря в конце XIX— начале XX в. Иконописное изображение схимонахини Елены (ни одна игумения монастыря не была удостоена такой чести) свидетельствует о большом почитании первой игумений насельницами Новодевичьего монастыря, даже спустя почти четыре столетия после ее смерти. Кроме того, эта икона подтверждает запись в "старинных письменных святцах" о том, что игумения Елена была «причислена к Московским святым» [6]. На время настоятельства матушки Елены (1525—1547 гг.) пришлись, наверное, самые трудные первые 22 года существования монастыря и обустройства в его стенах монашеской общины. Не случайно, что ее имя сохранилось не только в официальных документах, но и в монастырских преданиях. Игумения Елена умерла в 1547 г. и была похоронена в монастыре с северной стороны алтаря Смоленского собора. Позже в алтарную стену собора перед гробницей была вставлена каменная плита, сохранившаяся до наших дней. Известно, что могила первой игумений долгое время служила местом особого почитания и поклонения в монастыре [7]. В настоящее время, после уничтожения монастырского кладбища и перепланировки всей территории в конце 20-х — начале 30-х годов XX в. могильный камень с именем игумений Елены лишь приблизительно указывает первоначальное место ее захоронения. "Година Олене Девочкине, первой начальной строителю", "память старице Елены Девочкине, первоначальной во обители пречистые Богородицы" и ее роду были записаны для поминания в монастыре во "Вкладной книге 1674—1675 (7183) года Московского Новодевичьего монастыря" и в Синодике 1705 года [8].

В эти же монастырские книги, кроме игумений Елены, для поминания на дни "преставления", "годины" и "памяти" или же в связи со вкладами, которые делались при той или иной настоятельнице или ею самой, были внесены имена игумений Евникии (1556—1573 гг.), Стефаниды (1574—1586 гг.), Евдокии (Чулковой; 1597-1602 гг.), Домники (1605—1612 гг.), Анфисы (1630—1651 гг.), Мелании (1656-1682 гг.), Олимпиады (Каховской; 1718 —1738 гг.), Анастасии (Галекеевской; 1738-1746 гг.) и Иннокентии (Келпинской; 1746 —1771 гг.) [9].

Имена четырех последних игумений из перечисленных выше были непосредственно связаны с "кутеинскими старицами", которые вписали свою страницу в историю Новодевичьего монастыря. "Кутеинские старицы" появились в монастыре в середине XVII в., когда по указу царя Алексея Михайловича в Москву стали переселять насельниц и насельников из православных белорусских и украинских монастырей, попавших в зону боевых действий во время русско-польской войны 1654-1656 гг. Посетивший в 1656 г. Новодевичий монастырь архидиакон Павел Алеппский назвал новых монахинь, поселившихся там, "казачками". На самом деле это были "старицы" из белорусского Кутеинского Успенского монастыря, расположенного под Оршей. Для их переселения Москву в 1655 г. кутеинской игумений Мелании понадобилось около 100 подвод, так как вместе с монахинями в путь двинулись их светские родственники и шляхтянки-вкладчицы. По приезде в Москву Мелания, "прежде бывшой Кутеинского монастыря игуменьей на Белой Роси" [10], стала с 1656 г. игуменией Новодевичьего монастыря.

С того времени, т.е. с середины XVII в. и до 70-х годов XVIII в. игумении Новодевичьего монастыря стали выбираться из бывших "кутеинских стариц" или представительниц "смоленского шляхетства". Поэтому право выбора кандидаток в игумении Московского Новодевичьего монастыря и в XVIII в. иногда предоставлялось Смоленскому епископу.

Всего в истории Новодевичьего монастыря было семь "кутеинских игумений" которые сменяли друг друга в следующем порядке: Мелания, Антонина (1683 — 1689 гг.), Анастасия (Хоцковская; 1690—1693 гг.), Памфилия (1693 — 1701 гг.), Олимпиада (Каховская), Анастасия (Галекеевская) и Иннокентия (Келпинская).

О некоторых из "кутеинских" игумений напоминают вклады в монастырь, сделанные ими в разные годы. Об этом нам известно не только по записям "Вкладной книги 1674—1675 (7183) года...", но и по сохранившимся до сих пор в ризнице Смоленского собора предметам церковной утвари. Это ковчежец и дарохранительница (серебро, гравировка, золочение), вложенные игуменией Памфилией в 1697—1698 гг., и напрестольное Евангелие последней четверти XVIII в. (серебро, чеканка, драгоценные камни) — вклад игумении Иннокентии.

Память о "кутеинских старицах" сохранилась и в монастырской библиотеке. Благодаря стараниям белорусских монахинь, она значительно пополнилась книгами, необходимыми им для келейного чтения. Особый интерес для нас представляют книги с владельческими записями. Их изучение дало возможность старшему научному сотруднику музея "Новодевичий монастырь" М.М.Шведовой установить отчество и фамилию игумении Мелании (мирское имя неизвестно) Дмитриевны Ерчаковой и узнать из Синодика 1710 г., что игумения Памфилия (мирское имя неизвестно) имела отчество Ивановна и происходила из рода Потемкиных [11].
Интерес к полному имени и фамилии игумений Памфилии объясняется тем, что именно во время ее настоятельства в 1698 г. в монахини Новодевичьего монастыря, по распоряжению Петра I, была пострижена царевна Софья Алексеевна. Всего в Новодевичьем монастыре царевна Софья прожила около 15 лет (с 1689 г.), из них более 5 лет — под именем монахини Сусанны. Перед кончиной (ум. 3 июля 1704 г.) она приняла схиму с именем Софии и была погребена в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря.

Позже в Смоленском соборе рядом с царевной Софьей Алексеевной были похоронены ее сестры, царевны Милославские — Евдокия (ум. в 1712 г.) и Екатерина (ум. в 1718 г.). В 1731 г. напротив могилы Евдокии была похоронена первая жена Петра I, опальная царица Евдокия Федоровна Лопухина (в монашестве Елена). Последние годы своей жизни (с 1727 по 1731 г.) она проживала в Новодевичьем монастыре. Так в первой половине XVIII в. в юго-западном нефе Смоленского собора сложилась царская усыпальница, сохранившаяся до наших дней.

Примерно в это же время в подклете (подцерковье) Смоленского собора и на территории Новодевичьего монастыря образуется небольшой некрополь "кутеинских игумений": в подклете собора были похоронены игумении Антонина и Анастасия (Галекеевская) [12] (местоположение могил неизвестно), а вне собора были погребены игумении Олимпиада (Каховская), племянница гетманши Скоропадской, и Иннокентия (Келпинская). До настоящего времени ни одна из вышеназванных могил не сохранилась.

Игумения Палладия (Дурова). Портрет 80-х гг. XVIII в.
Игумения Палладия (Дурова). Портрет 80-х гг. XVIII в.

Сменившая последнюю "кутеинскую игумению" Иннокентию игумения Палладия происходила из дворян и была дочерью капитана Александра Лукича Дурова. Она родилась в 1727 г., в 21 год стала послушницей Зачатьевского монастыря, где в 1761 г. приняла монашеский постриг и несла впоследствии послушание казначеи. В 1764 г., как явствует из указа Священного Синода (И.Ф.Токмаков называет 1767 г.), Палладия Дурова была переведена игуменией в Тамбовский Вознесенский монастырь, а с 1772 г. стала игуменией Московского Новодевичьего монастыря [13]. Палладия Дурова была первой игуменией этого монастыря, которая произвела учет всех книг монастырской библиотеки, закрепив тем самым их принадлежность за Новодевичьим монастырем и сохранив таким образом память о "кутеинских старицах" — владелицах и вкладчицах книг.

Игумения Палладия (1772—1794 гг.) умерла в Новодевичьем монастыре и согласно своему завещанию была похоронена "близ входа соборного крыльца" [14]. Ее портрет хранится в фондах музея "Новодевичий монастырь".

В соответствии с указом Московской Духовной консистории игуменией Новодевичьего монастыря после Палладии стала Елизавета (1794—1808 гг.). Как явствует из указа, она была переведена в Новодевичий из Московского Георгиевского девичьего монастыря, где была игуменией [15].

Свой земной путь игумения Елизавета закончила, будучи на покое, в своей келий, в Новодевичьем монастыре. Как было сообщено в Московскую Духовную консисторию, после смерти Елизаветы "ничего не осталось, кроме монашеского платья и денег, положенных на погребение, так как она все раздала при жизни" [16].

Эти слова взяты из рапорта новой игумении Новодевичьего монастыря Мефодии (Якушкиной), бывшей до перевода в Новодевичий игуменией Страстного монастыря. Игумения Мефодия управляла Новодевичьим монастырем почти сорок лет — с 1808 по 1846 г. [17]. Она навсегда связала свое имя с событиями 1812 г., когда, спасая монастырскую ризницу от французов, вывезла ее в Вологду. В связи с войной 1812 г. в истории Новодевичьего монастыря сохранилось еще одно монашеское имя - казначеи Сарры. Оставшись в монастыре, занятом французами, она вместе с двумя монахинями при отступлении захватчиков спасла от взрыва Смоленский собор. К 100-летнему юбилею войны 1812 г. в иконописной мастерской Новодевичьего монастыря была написана картина, изображающая это событие.

Однако, кроме "грозы 12 года", за плечами Мефодии были десятилетия игуменства, заполненные трудами, о которых пишет И.Ф.Токмаков. Эта деятельность игумении отложилась в монастырском архиве в виде большого количества документов, которые она подписывала собственноручно.

Игумения Мефодия скончалась в возрасте 85 лет "9 февраля 1846 г. и была погребена 13 февраля возле первых начальниц монастыря по правую сторону" [18]. Эта запись в монастырской могильной книге свидетельствует о том, что игумения Мефодия (Ивановна) Якушкина была похоронена в самом почетном месте с первыми игумениями Новодевичьего монастыря. У западного крыльца Смоленского собора, напротив алтаря Успенской церкви была похоронена казначея Сарра (Николаевна), умершая в 1840 г., 75 лет от роду, после 50 лет жизни в Новодевичьем монастыре [19]. Обе эти могилы не сохранились.

В феврале 1846 г., после смерти игумении Мефодии, в соответствии с указом Московской Духовной консистории настоятельницей Новодевичьего монастыря стала Клавдия (1846—1854 гг.), бывшая до этого игуменией Алексеевского второклассного девичьего монастыря [20]. Эта дата перевода — февраль 1846 г., взятая из указа, а не март 1845 г., как мы читаем у И.Ф.Токмакова, помещена в таком любопытном документе, как "Ведомость о настоятельнице Московского Новодевичьего первоклассного монастыря игумений Клавдии за 1850 г." [21].

На наш взгляд, "Ведомости", или послужные списки игумений, к которым мы еще будем обращаться, являются, по существу, единственным по своей полноте источником: из них можно узнать о всех перемещениях игумений, начиная с пострижения в монашество, а также найти сведения об их социальном происхождении, возрасте, образовании и наградах.

Так, из "Ведомости" игумении Клавдии становится известно, что в год составления этого документа — 1850 г. — ей было 87 лет. Клавдия происходила из купеческого звания, "обучалась российской грамоте и писать". Монашествовать она начала в 1810 г. в Казанском первоклассном Бородинском монастыре, где вскоре стала казначеей. В январе 1823 г. Клавдия была переведена в Алексеевский девичий монастырь, казначеей которого она стала в октябре того же года. В 1827 г. Клавдия стала игуменией Московского Зачатьевского монастыря, а в 1830 г. она возвратилась в Московский Алексеевский монастырь «на открывшуюся вакансию настоятельницы».

После перевода Алексеевского монастыря в Красное Село (в связи с началом строительства храма Христа Спасителя) игумения Клавдия приложила много усилий для скорейшей постройки на новом месте "теплого храма во имя Алексея человека Божия". В 1841 г. за свою деятельность в Алексеевском монастыре она получила благодарность от Священного Синода и в 1847 г., уже будучи игуменией Новодевичьего монастыря, — наперсный крест "за достохвальное и полезное девятнадцатилетнее служение".

По завещанию, составленному за несколько дней до смерти, игумения Клавдия распорядилась передать в церковь Новодевичьего монастыря "святые иконы, без украшений, какие найдутся в настоятельских моих кельях" и "собственные мои книги как то: Четминея в 4-х книгах, по 3 месяца в каждой. Два служебных Октоиха, Апостол в лист, Минея общая, 20 апис Лествечника, Ефрема Сирина в 3-х книгах, Слова и речи Высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита Московского в 3-х книгах". Здесь же, в завещании игумения Клавдия обращалась с просьбой к своему начальству похоронить ее "как можно простее" [22].

Игумения Клавдия умерла в апреле 1854 г. и, как записано в могильной книге, была "погребена против алтаря соборной церкви около игумений Мефодии" [23].

С 1854 по 1861 г. игуменией Новодевичьего монастыря была Паисия (Нудольская). Она начала монашествовать в 1839 г. в Страстном монастыре. Затем в 1845 г., как считает И.Ф.Токмаков, или, вероятнее всего, в 1846 г. Паисия сменила игумению Клавдию в Алексеевском монастыре, а после смерти последней была переведена игуменией в Новодевичий монастырь. Небольшой портрет игумений Паисии хранится в фондах музея "Новодевичий монастырь" [24].

Как игумения Новодевичьего Паисия приложила много усилий для организации общей трапезы в монастыре. Об этом свидетельствует, в частности, письмо 1859 г., находящееся в фондах канцелярии обер-прокурора Священного Синода. В этом письме игумения просила помочь ей как можно скорее закрепить за Новодевичьим монастырем каменный дом с землей, который был пожалован монастырю статским советником П.М.Губиным "для поминовения жены и родителей". Как писала игумения Паисия, "700 рублей дохода (с этого дома) будет употребляемо на пропитание 33-х бедных монахинь и послушниц, помещение для трапезы при церкви есть то самое, в котором монашествующие имели общий стол до 1764 г. Теперь же по милости Господней, хотя малое количество людей будут обеспечены трапезою, которая возобновится через 95 лет в день Покрова Пресвятой Богородицы" [25]. Видимо, старания игумении Паисии не были напрасны и начатое ею дело увенчалось успехом, так как 24 июля 1862 г. в Новодевичьем монастыре была возобновлена общая трапеза "для всех монашествующих, которых более двух сот" [26].

Последние 10 лет своей жизни Паисия была игуменией Московского Воскресенского монастыря. В этом монастыре она и скончалась, но похоронена была в Новодевичьем 27 января 1871 г., о чем свидетельствует запись в монастырской могильной книге [27]. Ее могила, на которой была положена плита серого гранита и установлен белый мраморный крест, находилась недалеко от алтаря Смоленского собора, возможно, около других игуменских захоронений [28]. В настоящее время место расположения могилы игумений Паисии неизвестно.

С 1861 г. игуменией Новодевичьего монастыря стала Вера (Головина; 1861 —1867 гг.), о которой в книге Д.Благово "Рассказы бабушки" читаем следующее: "Варвара Михайловна Львова, замужем за полковником Василием Ивановичем Головиным (родилась 2 января 1802 г., умерла 11 марта 1875 г.), имела дочь, умершую в малолетстве, после кончины которой по совету митрополита Филарета она поступила в монашество (и была названа вместо Варвары Верою) в Зачатьевский Московский монастырь, где построила себе келью с церковью и в нижнем этаже устроила богадельню для старух. Искусная в живописи, она сама писала все иконы устроенной ею церкви. В 1856 г. она была посвящена во игумении в Хотьков монастырь, а в 1858 г. переведена в Московский Никитский, а в 1861 г. — в Новодевичий, где находилась до 1867 г., до марта месяца. Чувствуя слабость здоровья, она отпросилась на покой и несколько лет прожила в Зачатьевском монастыре в устроенной ею келье, занимаясь вышиванием церковных одежд и облачений. Скончалась в 1875 г., имея около 80 лет от рождения, погребена в устроенной ею церкви" [29]. К этому словесному портрету можно добавить, что в фондах музея "Новодевичий монастырь" сохранилось несколько написанных маслом портретов игумений Веры в детстве и во взрослом состоянии [30].

В указе Московской Духовной консистории от 24 марта 1867 г., где сообщалось об увольнении игумений Веры, "по ее прошению, в связи с болезненным состоянием", предписывалось "на должность настоятельницы назначить ризничнию монахиню Евпраксию и возвести ее в сан игумении" [31]. Так начала свой путь новая игумения Новодевичьего монастыря Евпраксия (Мосолова; 1867—1885 гг.).

В 1867 г. игумений Евпраксии было 57 лет. Она происходила из дворян, "обучалась разным наукам", в монашество была пострижена в Новодевичьем монастыре в 1866 г., через год стала игуменией этого монастыря и больше никаких перемещений по должности не имела до конца своих дней [32].

За 18 лет управления монастырем игумения Евпраксия провела в нем большие хозяйственные работы, как свидетельствует И.Ф.Токмаков. В жизни самой обители также произошли некоторые изменения. В 1876 г. игумения хлопотала (и успешно) об учреждении в Новодевичьем монастыре должности благочинной. По мнению игумении, при наличии в монастыре "двух богаделен, общей трапезы, больницы и рукодельной" стала ощущаться "большая потребность в учреждении усиленного надзора за монашествующими, послушницами и проживающими в монастыре белицами для правильного распределения послушаний сообразно способностей к каждому" [33].

За свою многолетнюю и плодотворную деятельность в монастыре игумения Евпраксия была награждена в 1871 г. наперсным крестом от Священного Синода, в 1881 г. — наперсным крестом из кабинета е.и.в., а в 1882 г. она получила знак Красного Креста от главного управления общества раненых и больных воинов [34].

Игумения Евпраксия умерла в возрасте 85 лет и, как записано в могильной книге, была погребена в монастыре вместе с родными. По описи могильных памятников 1926 г. нам удалось установить, что место захоронения игумений Евпраксии находилось недалеко от алтаря Успенской церкви [35]. В настоящее время могила не существует.

После смерти игумении Евпраксии управляющей Новодевичьего монастыря в январе 1885 г. была назначена казначея монастыря Антония (Каблукова), возведенная в сан игумении в марте того же года. Описанием этого события, произошедшего 29 марта 1885 г., и краткой биографической справкой о новой игумении завершается книга И.Ф.Токмакова "Историческое описание Московского Новодевичьего монастыря".

За 20 лет до этого события, в 1865 г. Мария Всеволодовна Каблукова (мирское имя игумении Антонии) поступила послушницей в Короцкий монастырь Новгородской губернии. Через 3 года, в 1868 г. она была переведена в Новодевичий монастырь, где приняла монашеский постриг в 1874 г. и через 11 лет (в это время ей было 54 года) стала игуменией этого монастыря.

Игумения Антония происходила из дворян, имела хорошее образование: она "обучалась Закону Божию и другим наукам по программе высших учебных заведений, так же языкам французскому и немецкому" [36].

С первого года своего игуменства Антония начала активную деятельность по приведению в порядок многочисленных обветшалых монастырских строений, и в первую очередь — Смоленского собора и его подклета. Восстановительные работы, проведенные в подклете в 1885—1886 гг., были подробно описаны в заметке "Возобновление подсоборного склепа в Московском Новодевичьем монастыре", напечатанной в "Московских ведомостях" в 1886 г. Вот как выглядел подклет Смоленского собора при игумений Антонии после завершения его реставрации: "все вновь найденные надгробия и намогильные плиты были приведены в порядок, очищены от пыли и мусора и установлены на тех местах, где были найдены. Над княжескими надгробиями для большей сохранности сделаны деревянные чехлы, на которых воспроизведены надписи, сохранившиеся на надгробиях. Трещины, бывшие в сводах и стенах, вычищены, отштукатурены и выбелены. На стенах помещены святые иконы, перед которыми теплятся неугасимые лампады; во всех окнах сделаны новые рамы и решетки, и все подцерковье, доступное теперь для обозрения, совершенно преобразилось и сделалось неузнаваемым" [37].

Не случайно, что свою первую награду — наперсный крест, которым игумения Антония была награждена от Священного Синода в 1887 г., она получила "за отлично усердные труды по благоустройству обители" [38]. Затем в жизни игумений Антонии были следующие награды: "искреннейшая благодарность... за достойный и радушный прием" от великих князей Владимира Александровича, его супруги и Павла Александровича, посетивших Новодевичий монастырь в 1887 г.; благодарность от великой княгини Елизаветы Федоровны "за пожертвованные игуменией с сестрами многие рукоделия сверх денежных взносов в пользу пострадавших от неурожая", объявленная в декабре 1891 г.: портрет, пожалованный в 1892 г. великой княгиней Елизаветой Федоровной игумении Антонии "с собственноручной ее подписью". Так была оценена благотворительная деятельность игумении Антонии по созданию в монастыре (на монастырские деньги) приюта для малолетних девочек-сирот. Приют стал называться Елизаветинским, так как находился под надзором Елизаветинского благотворительного общества, во главе которого стояла великая княгиня Елизавета Федоровна.

Это было второе благотворительное учреждение в Новодевичьем монастыре. В 1871 г. (при игумении Евпраксии) в монастыре было открыто Филатьевское училище для девочек, организованное на средства вдовы тайного советника сенатора В.И.Филатьева — Натальи Петровны Филатьевой. Филатьевским училищем управлял особый Совет, председательницами которого в соответствии с уставом были игумении Новодевичьего монастыря. Позже, в 1899 г. игумения Антония организовала в монастыре церковноприходскую школу.

В 1893 г. игумения Антония была награждена "золотым наперсным крестом с украшениями", присланным из кабинета е.и.в. [39], а в 1896 г. она получила от имперfтора Николая II "наперсный крест, украшенный драгоценными камнями" [40].

Игумения Антония умерла в марте 1908 г., на 88-м году жизни от воспаления легких. К сожалению, запись о месте захоронения в монастырской могильной книге отсутствует [41]. Всего игумения Антония прожила в монастыре 40 лет, из которых 23 года была его настоятельницей.

Через месяц, в апреле 1908 г. настоятельницей Новодевичьего монастыря была определена игумения Серпуховского Владычного монастыря Леонида (Озерова). Мы располагаем архивным документом — послужным списком игумений, составленным в 1908 г., благодаря которому можем познакомиться с некоторыми фактами ее биографии. Интерес к личности этой монахини определяется в первую очередь тем, что долгие годы она считалась последней после революции 1917 г. настоятельницей Новодевичьего монастыря.

Игумения Леонида (в миру Любовь Петровна Озерова) была из потомственных дворян, имела хорошее домашнее образование, знала несколько иностранных языков. В возрасте 55 лет, вдовою, Л.П.Озерова в 1892 г. поступила послушницей в Московский Ивановский монастырь, где приняла постриг в 1895 г. В 1900 г. матушка Леонида стала игуменией Владычного монастыря в Серпухове и в 1904 г. была награждена золотым наперсным крестом от Священного Синода. Ко времени перевода в Новодевичий в 1908 г. игумении Леониде был 71 год [42].

Кроме этого документа, в монастырском архиве сохранилась фотография конца XIX — начала XX в., на которой запечатлена игумения Леонида (предположительно). Об этом свидетельствует запись с вопросительным знаком, сделанная карандашом на обороте фотографии [43].

Социальные потрясения, которыми была так богата история России в первые десятилетия XX в., — первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции 1917 г. — не обошли стороной Новодевичий монастырь. Последние три года своей жизни игумения Леонида доживала в монастыре, который практически прекратил свое существование. Она умерла 18 января 1920 г., на 93-м году жизни и была похоронена в Новодевичьем монастыре, где игуменствовала 12 лет (с 1908 по 1920 г.).

Дату смерти игумений Леониды можно прочитать на ее могильном памятнике, поставленном значительно позже, в 1955 г., племянником игумении — Патриархом Московским и всея Руси Алексием I (Симанским). Этот памятник в виде небольшого серого креста и сейчас стоит по левую сторону от центральной дорожки, ведущей от главных северных ворот к Смоленскому собору. Таким образом, в настоящее время в некрополе Новодевичьего монастыря существуют могилы двух игумений: первой — Елены (Девочкиной) и, как считалось до недавнего времени, последней — Леониды (Озеровой).

Однако работа с материалами монастырского архива и знакомство с некоторыми другими источниками позволили установить, что последней игуменией Новодевичьего монастыря была монахиня этого же монастыря Вера (Победимская). Из рукописного альбома "Новодевичий монастырь", составленного ученицами Потылихинской школы в 1921 г., известно, что в 1919 г. она была избрана игуменией самими монахинями и утверждена высшей духовной властью.

Игумения Вера (Победимская). Фотография
Игумения Вера (Победимская). Фотография

Нам неизвестно, когда Вера Победимская поступила в Новодевичий монастырь, но в списках послушниц монастыря за 1904 г. удалось найти имя ее сестры — Надежды Победимской, 25 лет, дочери статского советника [44]. Обратившись к справочнику "Вся Москва" за 1896 г., мы узнали, что отец сестер Победимских — статский советник Павел Иванович Победимский – был судебным следователем Московского окружного суда и проживал в собственном доме в Несвижском переулке. По справочнику 1905 г., владелицей этого дома стала его вдова — Елизавета Дмитриевна Победимская. Таковы самые скупые сведения, которые, с нашей точки зрения, относятся к ближайшему родственному окружению игумений Веры.

О самой игумений Вере мы можем сообщить только следующее: она умерла 3 февраля 1949 г. и была похоронена на Даниловском кладбище. Ее могила сохранилась до наших дней [45]. Фотография игумений Веры (предположительно), сделанная в конце XIX — начале XX в., находится в фондах музея "Новодевичий монастырь". Все сведения о последней игумении Новодевичьего монастыря Вере (Победимской) публикуются впервые.

С 1922 г. по решению Советского правительства на территории бывшего Новодевичьего монастыря был организован музей, который в 1934 г. стал филиалом Государственного Исторического музея. В конце 1994 г. в Новодевичьем монастыре была возобновлена монашеская жизнь. 27 ноября 1994 г. митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий возвел в сан игумении монахиню Серафиму (Черную), назначенную Указом Патриарха и Священного Синода настоятельницей обители.

Итак, обратившись к фондам музея "Новодевичий монастырь", мы выявили разнородный комплекс материалов, объединенных именами игумений Новодевичьего монастыря. К этим материалам, очень разнообразным по характеру и временному охвату, относятся игуменские вклады в монастырскую ризницу и библиотеку XVII—XVIII вв., "Ведомости" (послужные списки) о настоятельницах монастыря XIX—XX вв., свидетельства о награждениях игумений и указы Московской Духовной консистории об их переводах в другие монастыри, записи в монастырских могильных книгах о захоронениях игумений на территории Новодевичьего монастыря в XVIII—XX вв., опись монастырского кладбища 1926 г. и другие документы.

Ввод в научный оборот этих новых архивных материалов позволит расширить историческую базу изучаемой темы и завершить работу над списком игумений, дополнив его именами последних игумений — свидетелей ликвидации Новодевичьего монастыря после Октябрьской революции 1917 г.
Приводим список игумений Московского Новодевичьего монастыря с 1525 г 1920 г.:

Елена (Девочкина), 1525—1547; ум. 18 ноября 1547 г.
Евникия, 1556—1573
Стефанида, 1574—1586
Евдокия, 1597—1602
Домника, 1605—1612
Мария (Чирикова), 1613 —1615
Феофания (Охлябинина), 1623 —1629
Анфиса, 1630—1651
Иринарха (Тимирязева), упом. в 1655 г.
Мелания, 1656—1682
Антонина, 1683 —1689; ум. 6 декабря 1689 г.
Анастасия (Хоцковская), 1690—1693; ум. 8 июля 1693 г.
Памфилия (Потемкина), 1693 —1701
Олимпиада (Каховская), 1718—1738
Анастасия (Галекеевская), 1738 — 1746; ум. 15 июля 1746 г.
Иннокентия (Келпинская), 1746—1771; ум. 17 октября 1771 г.
Палладия (Дурова), 1772—1794; ум. 8 марта 1794 г.
Елизавета, 1794—1808
Мефодия (Якушкина), 1808—1846; ум. 9 февраля 1846 г.
Клавдия, 1846—1854; ум. 13 апреля 1854 г.
Паисия (Нудольская), 1854—1861; ум. в январе 1871 г.
Вера (Головина), 1861 — 1867
Евпраксия (Мосолова), 1867—1885
Антония (Каблукова), 1885—1908; ум. в марте 1908 г.
Леонида (Озерова), 1908—1919; ум. 18 января 1920 г.
Вера (Победимская), 1919; ум. 3 февраля 1949 г.

Примечания:

[1] Токмаков И.Ф. Историческое описание Московского Новодевичьего монастыря / Предисл. свящ. Н.Антушева. М., 1885.
[2] Там же. С. 94—98.
[3] К биографии митрополита Московского Платона / Сост. архим. Григорий (Воинов) // ЧОИДР. М., 1875. Кн. I: Смесь. С. 161 — 162; Письма Филарета, митрополита Московского к игумении Вере / Сост. архим. Григорий (Воинов) // ЧОИДР. М., 1873. Кн. 3: Смесь. С. 184-190.
[4] Кузнецов И.И., свящ. Могила первой игумении Московского Новодевичьего монастыря схимонахини Елены Девочкиной // Московская церковная старина. Труды комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины г.Москвы и московской епархии. М., 1904. Т. 1. С. 1-8.
[5] Петров А.А. Документы по истории Московского Новодевичьего монастыря в фонде Московской Духовной консистории ЦИАМ (Дипломная работа). М., 1994.
[6] Токмаков И.Ф. Историческое описание... С. 8.
[7] Кузнецов И.И., свящ. Могила первой игумении... С. 2.
[8] Источники по социально-экономической истории России XVI—XVIII вв.: Из архива Московского Новодевичьего монастыря / Подгот. текста и вступ. ст. В.Б.Павлова-Cильванского. М., 1985. С. 174, 202, 225.
[9] Там же. С. 172, 173, 175, 191, 197, 206, 210, 241, 260, 300.
[10] Там же. С. 210
[11] Шведова М.М. Маргиналии на книгах библиотеки Новодевичьего монастыря // Археографический ежегодник за 1985 год. М., 1986. С. 86-88.
[12] Московский некрополь. СПб., 1907—1908. Т. 1. С. 33, 42.
[13] ЧОИДР. М., 1875. Кн. 1: Смесь. С. 161.
[14] Петров А.А. Документы по истории... С. 52.
[15] Архив музея "Новодевичий монастырь" (далее — АМНДМ). № 1377. И.Ф.Токмаков вслед за П.Строевым указывает, что Елизавета была переведена из Ивановского монастыря, где была игуменией в 1779—1781 гг. Оба сообщения: первое — о том, что игумения Елизавета была переведена именно из Ивановского монастыря, и второе — о переводе ее в Новодевичий монастырь в 1794 г (у П.Строева) идут с вопросительными знаками. — Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. Стб. 232.
[16] АМНДМ. № 1567.
[17] Там же. № 1387.
[18] Там же. № 19062. Л. 61.
[19] Тихяров Ф.А. Московская старина. Новодевичий монастырь. М., 1888. С. 71.
[20] АМНДМ- № 1382.
[21] Там же. № 1384.
[22] Там же. № 1389. В отделе рукописей ГИМ сохранился Синодик Новодевичьего монастыря 1854—1857 гг. Собр. Забелина, № 609 (699,4°), в котором на л. 16 об. упомянут вклад игумении Клавдии по монахине Магдалине Николаевне в 1854 г.
[23] АМНДМ. № 19062. Л. 94
[24] Паисия Нудольская. Портрет. XIX в. Холст, масло. 39x29. НДМ. Инв.№ 103803/1380.
[25] Российский Государственный Исторический архив Петербурга. Ф. 797. Оп. 29. Ед. хр. 207. II отд. 2 ст. Л. 1.
[26] Токмаков И.Ф. Историческое описание... С. 119.
[27] АМНДМ. № 19062. Л. 157.
[28] Там же. № 19177. Л. 33. № 859.
[29] Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений. Записанные и собранные ее внуком Д.Благово / Изд. подг. Т.Н.Орнатская. Л., 1989. С. 224.
[30] Вера Головина. Портрет. XIX в. Холст, масло. 34x32. НДМ- Инв. № 103803/1116.
[31] АМНДМ. № 1413.
[32] Там же. № 1397. На имени игумений Евпраксии Мосоловой с указанием только года ее игуменства заканчивается перечень имен игумений Московского Новодевичьего монастыря, приведенный в кн.: Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей... Стб. 224-225.
[33] АМНДМ. № 1416.
[34] Там же. № 1397.
[35] Там же. № 19117. Л. 46; № 994.
[36] Там же. № 1403.
[37] В.П. Возобновление подсоборного склепа в Московском Новодевичьем монастыре // Московские ведомости. 1886. № 86. Этому событию была посвящена также еще одна заметка: Подсоборный склеп в Московском Новодевичьем монастыре // Исторический вестник. СПб., 1886. Т. 25: Смесь. С. 199-201.
[38] АМНДМ. № 1239.
[39] Там же. № 1403.
[40] Там же. № 1238.
[41] Там же. № 19122. Л. 80.
[42] Там же. № 5303.
[43] Леонида Озерова (?). Конец XIX — начало XX в. Фото. 9x12. НДМ. № 03803/2237-НВ.
[44] АМНДМ. № 1602.
[45] Автор выносит благодарность заведующему кафедрой музейного дела Российского Государственного гуманитарного университета В.Ф.Козлову за информацию о местонахождении могилы игумении Веры.

Форумы